Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Вампиры"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Крик совы.Глава 5. Часть 1

Крик совы. Глава 5. Часть 1

POV Джаспер 

Сознание возвращалось медленно, будто нехотя. C ним пришла боль. Я не раз падал с лошади, в бытность оруженосцем во время учебных драк колотили меня тоже немало, да и потом случались стычки и сражения, в которых доставалось. И привык к боли. Но не к такой. Я не ощущал себя целым: казалось, всё тело разодрано на куски, а затем раны засыпаны солью. Боль пронизывало всё существо – и тело, и душу, не оставляя шанса даже для маленького вздоха. 

Что произошло? Я не мог сосредоточиться, воспоминания ускользали. Невероятным усилием удержав стон, открыл глаза. Огляделся, морщась при каждом движении. Я сидел на полу в тесной комнатушке, в которой последнее время жила Изабелла. Спину холодила каменная кладка стен, вокруг было темно и оглушающе тихо. 

С трудом события восстанавливались в памяти. Последнее отчётливое воспоминание - намерение навестить Изабеллу после радостных вестей о том, что её состояние улучшилось. Я помнил, как почти бегом пересёк двор, направляясь сюда… 

На первом уровне башни никого не было, лишь на входе мимо прошел монах в чёрной длинной рясе с капюшоном, глубоко надвинутом на лицо. Я не особо удивился встрече: в замке сейчас жило несколько странников, никто не ограничивал их свободу передвижения. И лишь поднявшись наверх, я с ужасом вспомнил рассказ Роберта про сумасшедшего монаха, убивающего больных. Зрелище, которое предстало перед моими глазами, заставило меня вспомнить. Изабелла, прелестная юная Изабелла лежала на кровати, а из её груди торчала рукоять ножа. 

Не в силах стронуться с места, я остановился в дверях. С губ сорвалась молитва, прозвучавшая проклятием. Снова моё опоздание оказалось фатальным. Ведь если бы чуть быстрее шёл, был внимательнее… Если бы! 

Подойдя ближе, я склонился в надежде уловить биение жизни, но тщетно. Дыхания не слышал – похоже, страшный удар забрал единственный шанс, милостиво предоставленный болезнью. Печаль охватила меня, когда я закрыл девушке глаза. Чистый ангел уже был далеко, её душу забрал Господь. Она где-то рядом с моей любимой… 

Они там, где проклятию до них не добраться никогда. Теперь их сохранят Небеса, а мне оставался лишь невыполненный долг. И клятва, принесенная матери на её смертном одре. 

Больше меня ничего не держало в замке. 

Вспомнив слова ведьмы, я достал из-за пояса мешочек с порошком и аккуратно высыпал невесомую пыль на безжизненное тело. Я не думал, что невинной души могла коснуться тьма, но был уверен, что хуже от моих действий не станет. 

Мое внимание привлекла резьба на рукояти – присмотревшись, я понял, что это инициалы. Осторожно вынул нож из тела, жаждая узнать, кому принадлежало орудие, погубившее невинное дитя. И стоило лезвию оказаться на свободе – безумный вопль разорвал тишину. Многократное эхо, возникшее из ниоткуда, повторило крик, разнося по комнатушке. Вздрогнув, я резко обернулся: в дверях стоял тот, кого я уже не называл братом… 

Его глаза горели алым огнем, лицо исказила гримаса ненависти. И если при прошлой нашей встрече я каким-то чудом остался жив, то теперь…
 

Со двора послышались громкие крики, вырвав меня из воспоминаний. Незнакомый голос с надрывом проклинал небо, землю, окружающих, замок… Я криво усмехнулся: мы давно были прокляты, второе проклятие не пугало. 

Еще раз попытался пошевелиться, но понял, что без посторонней помощи встать не удастся. Рука скользнула по гладкому полу, и я с омерзением понял, что сижу в луже собственной крови, медленно вытекающей из раны в груди. Оставалось надеяться, что кто-то поднимется наверх прежде, чем я успею истечь и бесславно окончить своё существование. 

Внезапно стихло, только топот доносился с лестницы. В комнату вбежало несколько человек из числа слуг и вассалов. Всех этих людей я знал с детства, но никогда не видел ни у кого из них таких глаз. Наполненных ужасом, болью, страданием. Ко мне подошел старый Роберт, с трудом переводя дыхание, присел рядом, вглядываясь в моё лицо. 

- Милорд, вы живы? – с видимым облегчением вздохнул он. – Мы даже не надеялись… Господь сохранил вас! 

- Роберт, - слабо прошептал я. Слова давались с трудом. – Что ещё случилось? 

- Мой лорд, мы поймали его! – глаза пожилого воина возбуждённо замерцали. 

- Кого? Эдварда? – прохрипел я удивлённо. Как они могли поймать то невероятное существо, в которое превратился брат? 

Я почти физически ощутил волну ужаса, поглотившую окружающих меня людей. 

- Нет. Ваш брат… - Роберт запнулся, подбирая слова. - Или существо, столь на него похожее… Забрал тело леди Изабеллы, перепрыгнул стену замка и убежал. Слишком быстро. Мы и моргнуть не успели, не то, чтобы поймать. 

Сморщившись, я с трудом подтянулся выше по стене: 

- Тогда кого?.. 

- Того, кто убил её, - кивок в сторону ложа. Проследив за взглядом, я не увидел тела – кровать была пуста. - Мы схватили убийцу около входа в надвратную башню – это монах, читавший молитвы над больной Изабеллой. Он пытался уговорить стражу опустить мост и выпустить его наружу. Мне показалось это подозрительным: что делать человеку вне каменных стен в самый глухой час ночи? Я приказал задержать его. Когда монаха схватили, он начал вырываться и закричал, что заколол ту, что носит болезнь в себе, тем самым остановил распространение смертельного недуга, что он наш спаситель. Говорил, что мы спорим с Господом, пытаясь лечить напасть, что должны избавиться от всех нездоровых – Небеса примут их, и только тогда Господь простит наш грех и зараза отступится от здешних мест, - сокрушенно качая головой, рассказывал Роберт. 

Да, похоже, Господь действительно забыл о нас, если тот, кто поклялся ему служить, потерял разум и пришел заколоть невинную девушку, которая и так стояла на пороге смерти. Я понимал, что заслужил его гнев неверием и грехами. Мог принять, что Эдвард стал воплощением проклятия. Но Изабелла, Алисия? Два чистых ангела… А ангелы и должны пребывать на Небесах, им нет места на грешной земле. Господь забрал их к себе… 

– И в этот момент мы услышали страшный вопль, а потом увидели силуэт мастера Эдварда с телом в окне… - глаза Роберта наполнились слезами. 

Так вот в чем дело… Тело Изабеллы, оказывается, забрал Эдвард. Зачем? Она была безнадёжно мертва, к сожалению, я был более чем уверен в этом. Неужто пришел забрать её душу с собой во тьму, в которую сам погрузился? Похоже на то, недаром ведьма дала мне тот чудодейственный порошок, будто точно знала, куда перво-наперво отправится Эдвард… Я был благодарен Небесам, что хоть две невинных жертвы мне удалось спасти. Ни до Алисии, ни до Изабеллы демон не смог добраться. 

Я слушал рассказ Роберта, и во мне зрело решение. Ясен стал дальнейший план, и отступать я не собирался. Но для того, чтобы осуществить намеченное, надо было проверить, смогу ли ходить, для начала. Пока я сидел неподвижно, боль телесная почти не ощущалась, напоминая о себе лишь временами. К тому же слишком велико было горе души, чтобы думать о ранах тела… 

Мне казалось, что я до сих пор пребываю в том кратком миге, когда беспощадные твердые пальцы вонзились в тело, разрывая его на части. Боль, крушащая всё на своём пути и призванная разделить душу и тело навсегда, потом сильный удар о каменную стену… И окончательно ускользнувшее в темноту сознание, не желающее мириться с действительностью. 

- Помогите мне подняться, - с трудом проговорил я. – И, Роберт… перевяжи меня. Ты всегда отлично умел это делать. У меня помимо этой раны еще что-то, похоже, сломано внутри… Но я должен выполнить одно дело. Всё остальное подождет. 

- Милорд, вы весь в крови! – кинулся возражать он. – Вам необходим отдых и сон! 

- Пожалуйста. Перевяжи раны. Ты же знаешь, я всё равно сделаю по-своему, старик, - очередной раз криво усмехнувшись, я прервал его речь. – Упрямство – это у нас семейное. 

- Да уж, - тихо проворчал в ответ он, поддерживая меня. 

Вокруг поднялась суета: принесли подогретой воды и чистых полотен, Роберт заботливо промыл раны, разрезав набрякшую от крови рубаху. Из моих комнат доставили и новую одежду. 

- Что же это он сделал с вами, милорд, - причитал старик, покачивая головой. – Чем это он вас, такие странные раны. Как зверь подрал, прости Господи… 

После перевязки я смог шевелиться, морщась от каждого движения, но колючая боль отступила на несколько шагов. 

Опираясь на заботливо подставленное плечо, с трудом поднялся. Пока Роберт меня перевязывал, слуги убрали деревянную скамью, сломанную при моем падении, вытерли следы крови на полу и стенах, перестелили ложе леди Изабеллы. Комната вновь приняла привычный вид, словно здесь ничего не произошло. Лишь отброшенный мною в сторону кинжал, весь в багровых засохших пятнах, напоминал о свершившемся ужасе. 

Взгляд задержался на лезвии, и я опять вспомнил безумный огонь в глазах брата. Он появился здесь не просто так, а что мог вообразить, застав меня над мертвой Изабеллой с кинжалом в руках, представить несложно… 

В комнату поднялся разбуженный и поднятый из постели отец Гийом. 

- Помолитесь за наши души, отец Гийом, - проговорил я, ковыляя мимо него к лестнице – каждый шаг отдавался резью в ребрах, словно я вдыхал острые иглы. – За всю мою семью. Не знаю, чем она прогневала Господа. 

- Все мы в руках Божьих, милорд, - последовал ответ. Он был в ужасе от произошедшего, но видел я и сочувствие, стремление утешить. – Не отчаивайтесь, молитесь. Бог милостив! 

Я лишь махнул рукой, выходя за дверь. Даже в таком состоянии мне не хотелось обижать старого священника резким ответом. Он был из тех людей, кто верует всем своим существом и несёт веру людям. Всю жизнь он старался передать эту веру нам – мне и братьям. Не хотелось разочаровывать его, давая понять, что усилия прошли даром. Джеффри уже был на небесах, я – разуверился во всем. А Эдвард… Эдвард стал носителем проклятия, грозящим уже не только моей семье: ведь от неё, кроме меня, никого не осталось. Но могли пострадать невинные люди. 

Поэтому мне следовало найти ведьму. Она говорила, что единственный путь прекратить бесконечную череду жертв – убить брата. Кажется, теперь я был готов и на это. Нечего терять. А если остановлю проклятие, значит, потрачу жизнь не зря. И не стану клятвопреступником. 

- Милорд? – в голосе Роберта звучала тревога. Мы медленно спускались по лестнице, я с трудом двигался и вынужден был опираться на его плечи. – Вы же еле на ногах стоите. У вас, похоже, сломано несколько рёбер… Ещё и кровь из ран не прекращает течь… Я только вас перевязал, а уже проступило на чистом полотне. Раны серьезные. 

- Роберт, - глубоко вздохнул я, прислоняясь к каменной стене на выходе из башни. С улицы тянуло ночной прохладой и сыростью, вокруг стояла мёртвая тишина. – Я… 

- Да, знаю, - прервал меня он. Темно-серые глаза были наполнены пониманием и сочувствием. – Вы за один день потеряли всю семью. Это почти невозможно вынести, но я же знаю, вы способны на это. Не зря я наблюдал вас с детских еще лет! Вы можете, милорд. Мы все нуждаемся в вас! 

- Старик, если бы тут не были замешаны другие силы… - вздохнул я. – Пожалуйста, не зови никого и не протестуй понапрасну. Мне нужна твоя помощь, сам я на коня, пожалуй, сесть не смогу. А время уходит. Я должен торопиться. 

- Милорд, вы сгинете в лесу понапрасну! – Роберт все-таки решился протестовать. – Вам надо отдохнуть, залечить раны… Вы нужны в замке, все надеются на вас. 

- Я тут нужен разве что для того, чтобы похороны устраивать, - равнодушно пожал плечами я в ответ. – Ибо постоянно опаздываю. Алисия, Изабелла… Да и известия о смерти отца и брата я мог догадаться слушать не в спальне матери. Я не настолько сильно ранен, я мужчина и могу терпеть, а ты меня хорошо перевязал. Справлюсь. 

- Но, милорд! 

- Роберт, ты часто заменял нам с братьями отца, я всегда уважал твое мнение, - резко прервал его я. – Но сейчас я не поменяю принятого решения. Я обязан ехать. Иначе всё станет еще хуже. На тебе остается забота о замке на время моего отсутствия. 

Медленно, но верно мы дошли до конюшни. По знаку Роберта привели Ворона. Этот конь уже знал, куда я направляюсь, и мог помочь найти ведьму. Кряхтя и с трудом сдерживая стоны, я забрался в седло. Прислушался к себе, пытаясь понять, смогу ли ехать. Если не спешить, наверное, смогу. Главное удержаться в сознании, не ускользнуть в спасительную тьму небытия… 

«Господи, дай мне сил! - взмолился я про себя. – Мне нужно лишь найти ведьму, получить сведения и выполнить долг. После я приму любой приговор»! 

Роберт по-прежнему стоял рядом, но никто более не приближался, наблюдая за нами издалека. Во дворе собрались почти все обитатели замка – я поразился тому, как мало людей осталось. Лица по-прежнему выражали страх, но в них появилось и сочувствие, и переживание. 

- Старик, ты позаботишься о них, я знаю, - тихо повторил я. - Отец Гийом тебе поможет. Он стар, но еще не настолько одряхлел. К тому же он тут, похоже, единственный, кого еще не оставил Господь своей милостью. 

- Милорд, вы… - голос Роберта дрогнул, - вернетесь? Поклянитесь! Иначе я позову людей и не отпущу вас никуда. 

- Я сделаю всё, чтобы вернуться, - честно ответил я, глядя ему в глаза. – Сходи в каморку за капеллой. Достань там из крайнего сундука два верхних свитка. Пусть отец Гийом их прочитает. Вы всё поймете... Надеюсь. 

- Может, все-таки отправить с вами кого-то? 

- Нет, - наотрез отказался я. – Это моя битва, я должен ехать один. 

- Почему? – не успокаивался старик. – Вы можете потерять сознание от ран, вы погубите себя понапрасну! 

- Роберт, я не хочу, чтобы пострадал кто-то ещё, - объяснил я. – Хватит уже жертв, их и так слишком много в последние дни. Не заставляй меня приказывать, прошу. 

- Мы будем молиться за вас, – прозвучал ответ. Я понимал, что Роберт не согласен, но возражать больше не будет. – Да не оставит вас Господь. 

- Боюсь, уже оставил, - покачал головой я. Собрал волю в кулак и крикнул: - Опустите мост! 

С протяжным скрипом съехала вниз подъемная часть, открывая выход наружу. Копыта Ворона застучали по камням, потом по гулкому дереву. Я обернулся, вскинув руку в прощальном жесте, стараясь не морщиться от боли. Знал, что мои шансы на возвращение мизерны. Зато у меня был шанс остановить проклятие. И я собирался его использовать. 
 

***



Конь ступал медленно и плавно, но все равно любое движение отдавалось болью в измученном теле. Небо затянуло облаками, временами накрапывал дождь, охлаждая мой лоб и помогая оставаться в сознании. До рассвета оставалось около часа, вокруг царила кромешная темень. 

Третий раз за последнее время я ехал по дороге к болотам. И если мне всё удастся, если вдруг останусь в живых… больше никогда не сунусь в эти гиблые места. 

В голове теснились мысли о брате и Изабелле, о матери, отце и Джеффри, Алисии. Может ли человек выдержать столько потерь за пару дней? Как вообще это возможно? Я ощущал себя пустой оболочкой, лишенной эмоций. Во мне остался лишь холодный разум… и всеобъемлющее чувство долга, позволяющее терпеть боль и слабость телесную, холод и сырость – всё, что угодно, лишь бы теперь не опоздать, выполнить предназначение. 

Я объехал спящую деревушку на побережье, собаки проводили меня заливистым лаем. Дождь усиливался, но я не мог торопить Ворона – боялся потерять сознание от боли, терзающей с каждой милей сильнее. Закутавшись в плащ, я тихо покачивался в седле, погруженный в горькие размышления. 

Не совсем представляя, где именно буду искать ведьму, надеялся, что она почувствует моё присутствие в своих владениях, как в прошлый раз. Если она не выйдет, мне придется обшаривать болота… в надежде, что хоть тут провидение придет на помощь. 

Когда я подъехал к лесу, облака над морем уже утратили черничный цвет, предвещая восход. Над полями расползался предрассветный туман, как бывает лишь стылым утром, наполненным предчувствием осени. Ветер стих, дождь тоже постепенно иссяк, насытив воздух свежей влагой. 

Деревья образовывали арку над дорогой, и если в полях уже можно было что-то разглядеть, то лес еще оставался во власти ночи. Ворон обеспокоенно переступил с ноги на ногу, будто сообщая, что ему надоело это место. Невольно поддавшись, я не стал его торопить, развернулся и, уступив лихорадочному ознобу, припал к черногривой холке, глядя на поля и морской простор за ними. Мне нужна была минутка отдыха.

Сердце сжалось от предчувствия, глаза щипали невыплаканные слезы. Ведь я так и не смог проститься с ушедшими в иной мир родными… И представится ли мне эта возможность? Я всматривался в знакомые с детства места, прощаясь. Что бы ни случилось дальше, как раньше уже не будет. Но я должен был сделать всё возможное, чтобы у обитателей родных земель появился шанс на дальнейшую жизнь - обычную человеческую, свободную от проклятий и страшных неведомых существ. 

Простояв несколько минут, я тряхнул головой, проклиная собственную слабость, и стукнул коня пятками, заставляя его развернуться к лесной дороге. Простейшее движение привело к резкой боли, вернувшей меня в прежнее полумёртвое состояние. Конь переступил несколько раз и все-таки послушался, двинувшись таким же небыстрым шагом. 

Дерево, у которого в прошлый раз мы встретились с ведьмой, по-прежнему лежало поперек дороги. Некому было его убирать, да и незачем. Редко пользовались этой тропой, поэтому деревья частенько волей непогоды перегораживали её и оставались, пока не сгнивали. 

К тому времени, как я до него добрался, в лесные дебри прокрались проблески утра. Темнота уступила место предрассветным сумеркам. Природа застыла в ожидании дня, звенела тишина, лишь изредка прерываемая криками птиц. 

Подъехав к дереву, я сполз с коня и, подстелив длинные полы плаща, присел на ствол. Толстая ветка послужила неплохой опорой. К этому моменту телесная боль переносилась с трудом, замутнив разум и мешая рассуждать. Рана оказалась серьёзней, чем я ожидал. Внутри зашевелился страх: было бы совсем нелепо умереть просто так, в одиночестве в лесу, не выполнив задуманного… 

- Хе-е-ей! – хрипло крикнул я, разрывая покой лесной чащи. Глупо, но ничего лучшего не смог придумать. Не сидеть же вечно на этом дереве… Значит, надо начинать поиски. А найдутся ли у меня силы? Оставалось надеяться, что ведьма услышит зов, если не почувствовала до того моё присутствие. 

- Не кричи, не тревожь лес понапрасну, он этого не любит, - раздался за спиной мелодичный голос, который я так жаждал услышать. – Я тут. Ты искал меня? 

Я дёрнулся, в который раз сморщившись от боли, и обернулся. На девушке был тот же наряд, что и накануне. Рыжие волосы свободными волнами лежали на плечах, в них запутались капельки тумана. На груди таинственно мерцал рубин. Зеленые глаза, вдруг напомнившие мне о непутёвом младшем брате, о том, каким он был когда-то в прошлой жизни, смотрели прямо и спокойно, и возникало ощущение, что она чем-то бесконечно довольна. Это насторожило меня. Чему она радуется? Нашей встрече, или моему состоянию, или?.. 

- Да, - кивнул я. – Искал. Ты сказала, что можно прервать кошмар, убив то существо, в которое превратился брат. Я должен это сделать. Ты знаешь, где взять силы для этого? 

- Знаю, - последовал уверенный ответ. Девушка крадучись двинулась вокруг меня, оценивая взглядом. – Но способен ли ты? Сомневаюсь. 

- Не решай за меня, женщина! – вспылил я, жалея, что не могу встать. – Ты отправила его на смерть, сделала орудием старой мести, выпустила демона из заточения, разрушив результаты усилий лучших из твоего племени! 

- Оу, - заливисто рассмеялась она. – Похоже, молодой граф успел почитать семейные предания? Говорят, в замке много чего интересного можно отыскать… Хотела бы я… 

- Ты поможешь мне? – прервал её я. Разговоры капля за каплей отбирали драгоценные остатки сил, я должен был узнать ответ, понять, будет помощь или нет. 

- Если ты уверен в себе и настаиваешь, то конечно, - с улыбкой кивнула ведьма. – Только нам нужно добраться до одного места… Не слишком далеко, но пешком ты точно не дойдешь, придется вновь забраться до коня. Подожди… 

Она порылась в складках плаща, достала небольшой мешочек, извлекла на свет несколько стеблей пожухшей травы и протянула мне: 

- Эта трава горче полыни, но зато не даст потерять сознание. Медленно разжёвывай её. 

Я замешкался, решая, насколько могу доверять. Ведьма опять засмеялась: 

- Да не отравлю я тебя! - фыркнула сквозь смех. - Это было бы слишком просто! 

Я внутренне сжался от звучащей в звонком голосе злой насмешки, но послушался, не видя иного выхода. Мне нужна была помощь, в таком состоянии я не способен и на коня-то сесть, не то, чтобы бороться с демоном. 

Горечь была безумной, невыносимой, всепоглощающей. В глазах потемнело, настолько сильными оказались ощущения. 

- Терпи, если решился, - усмехнулась ведьма, внимательно наблюдая. – Или сплёвывай да отправляйся назад в замок. 

Как ни странно, безумие пошло на убыль. Через несколько минут горечь пропала, оставив лишь неприятное послевкусие. Зато сознание прояснилось, в истерзанном теле прибавилось сил, я смог, опираясь на дерево и подставленное плечо, залезть в седло, хоть и претило мне ехать верхом рядом с идущей девушкой. На попытку возразить она лишь фыркнула: 

- Да оставь уж свою галантность, граф, не до неё теперь! – едко произнесла она. - Какие ж вы, норманны… Убить кого-то – просто и легко. Взять в жёны дочь убитого – без проблем. А при этом считаете себя истинными рыцарями, песни слагаете прекрасным дамам. 

- Почему ты зовешь меня графом? – поинтересовался я. Звала-то она справедливо, но откуда узнала? 

- А что, неправда? – последовал ответный смешок. – Новости быстро разлетаются… Вот и мне птичка нашептала. 

Поняв, что она не склонна выдавать источник знаний, я не стал настаивать. Мы не спеша двигались по болотной дороге в сторону заброшенной деревни, расположенной на берегу. Я пытался решить, что будет дальше. Надеялся, что, получив неведомую силу, смогу остаться собой: понимать, зачем пошёл на этот шаг, помнить о долге перед семьей, пусть уже и не осталось никого из них на этом свете, не забыть об обязанностях перед оставшимися в живых обитателями замка. Надеялся, что не стану сам величайшей опасностью для всех. 

- Ты можешь рассказать, что меня ждет? – не выдержал тишины я – необходимо было знать, какая сила мне достанется. – Кто может победить демона, что вселился в брата? 

- А сам не догадываешься? – хихикнула она. – Тут, кажется, всё просто. Силу можно победить лишь большей силой. Я знаю источник, и, исполняя обещание, готова помочь. В конце концов, по моей оплошности твой брат стал таким… монстром. 

Как назло, дорога стала неровной, тут же разбудив боль, мешая думать. Сознание туманилось, я понимал, что нахожусь на границе между явью и бредом. Видать, заметив, что я начинаю вываливаться с седла, ведьма резко остановилась и протянула мне еще пучок травы, а затем отдала и весь мешочек. 

- Поторопись, а то обморок обеспечен, - резко нахмурилась она. – Используй бережливо. И помолчи лучше. Потерпи, скоро всё узнаешь, обещаю. 

Снова нестерпимая горечь, некоторое прояснение сознания… Ведьма свернула с дороги на незаметную узкую тропинку, ведущую в сторону моря. Теперь она шла впереди, забрав из моих окончательно ослабевших рук поводья коня. Местность поднималась, становилась более сухой, пока тропа не привела на небольшое плато. Дул свежий ветерок, развевая плотный белесый туман с болот, неся с собой соль и свободу моря. Стало ощутимо легче дышать, когда низина осталась позади. 

- Чтобы победить демона, надо стать сильнее его. Твой брат одержим, не понимает, что творит, ты же сознаешь, что делаешь, и это обещает тебе шанс на успех,- заговорила ведьма. – Слезай с коня, граф. Мы приехали. Дальше – пешком. 

- Сильнее? – переспросил я. Кто может быть сильнее неведомого существа, способного на то, что творил в замке брат? 

- Да. Я же сказала – помогу, знаю средство. У тебя, впрочем, и выбора-то особо нет, ты это понимаешь? – кивнула она, подходя ближе и что-то нашептывая коню на ухо. Тот слегка дернулся, а потом согнул ноги, приседая. - Твой братец еще натворит дел, тем более теперь. Смертей будет гораздо больше, если не остановить его. 

- А тебе зачем это? Какой в том твой интерес? – задал я давно волновавший меня вопрос. 

- Таким существам не место в нашем мире, - усмехнулась она. – В моей крови живет наследие тех, кто сражался с ними. Ты же, похоже, успел изучить старые предания. Надо завершить этот круг, пока зараза не распространилась. 

Вспоминая манускрипт, что нашел в замке, я не удивился ответу. Когда-то ведьмам понадобилось много силы, чтобы выгнать из нашего мира демона, запереть его в аду. 

- Но когда-то его ловили ведьмы?.. – уточнил я. 

- С тех пор прошло много лет. Есть средство проще. Да и для тебя оно удобнее заклинаний да трав будет.

Опираясь на её плечо и пытаясь не застонать вслух, я слез с коня. Девушка с сомнением покачала головой, удерживая меня от падения на землю. Она едва доставала мне до плеча: идеальный рост для поводыря. 

- Ещё раз тебе говорю: прекрати проявлять галантность, граф, - сердито произнесла она, когда я отказался переносить весь свой вес на её хрупкие плечи. – Если ты упадешь здесь замертво, долг останется невыполненным, и я ничем не смогу помочь. А это твой долг, не мой. Моя задача может найти и иного исполнителя. 

Послушавшись, я оперся о хрупкие женские плечи, и мы неспешно двинулись в сторону тёмной расщелины, видневшейся в скале. Я почти не замечал окружения, покорно переставляя ноги в том направлении, в котором вела ведьма. Боль застилала разум, а слабость – тело, в голове осталась лишь одна мысль: «Я обязан исполнить долг». Она поддерживала, заставляла делать шаг за шагом 

Мы пролезли в узкую щель и начали долгий спуск в кромешную темноту какой-то пещеры. Спустившись, остановились. Пахло сыростью и плесенью, было темно и тихо. Ведьма уложила меня рядом с уступом, на который я смог опереться. Замешкалась, зажигая факел. Вспыхнул свет, я в изнеможении прикрыл глаза: яркие отблески тоже причиняли боль. Не желая опять кануть в темноту, сунул в рот лист странной травы. Всё повторилось: нестерпимая горечь и постепенное прояснение сознания. 

Я осмотрелся: в неверном свете горящего факела проступали очертания огромного грота. Было холодно и влажно, дыхание облачками пара вырывалось изо рта. Каменные неровные стены местами обработаны до зеркальной гладкости, отражая вспышки огня. В нескольких местах в стены были вмурованы каменные крюки, валялись груды проржавевших цепей. 

Ведьма отошла к естественным, вырезанным прямо в камне полкам у дальней стены и долго звякала темными пыльными бутылями. Выбрала одну. Подошла чуть ближе, и в поле моего зрения попало возвышение. На нём лежало нечто, напоминавшее полуистлевшие останки. Сверкнуло лезвие, и раздался  противный скрежещущий звук, будто бы кто-то кость перепиливал. Девушка отложила нож в сторону, и я заметил в её руках небольшой предмет, похожий на осколок кости скелета. Все это напоминало дьявольские игры. Бросив кость в керамическую плошку, ведьма стала тщательно толочь ее, а мое сознание то улетало, то возвращалось, время тянулось бесконечно долго. 

Приспешница дьявола плеснула из бутыли зеленоватой мутной жидкости и продолжила старательно перетирать содержимое. Я устало прикрыл глаза, ничего не понимая из происходящего. 

В воспоминаниях возникали строчки прочитанного накануне документа, пока медленно не сложились в слова: «Остался лишь склеп в святом месте, где, как напоминание об опасной небрежности, покоятся останки последнего демона, уничтоженного мечом из небесного металла». 

Жуткая догадка пронзила мой затуманенный слабостью разум. Всё сходилось: мы в склепе под землей, а на постаменте полуистлевшие останки. Лишь меча не было видно… Я хотел обрести силу - её мог дать лишь мертвый демон, уничтоженный много веков назад. А ведьма, похоже, знала, как передать мне этот дар. 

Только как демон может быть сильнее такого же демона? Разве что ведьма знает особый рецепт… Но в манускрипте ничего подобного не говорилось. 

- Дай я осмотрю рану, граф, - раздался голос совсем рядом. Я отвлекся и не заметил, как девушка подошла. 

Сполз вниз, ложась на холодный каменный пол. Одним резким движением ведьма ножом вскрыла повязку на моей груди, вывалив вязкую прохладную массу прямо на открытую рану. По коже туда-сюда забегали её холодные пальцы, заставляя вздрагивать. Боль усилилась резко, и я сжал зубы, стараясь не закричать. 

- Я передаю тебе великую силу, - бормотала дьяволица. Голос её, постепенно повышая тональность, прибавлял мощности. Бормотание становилось завыванием - она читала заклинание. – Пусть она проникнет в тебя, пусть станет тобой, пусть поможет тебе свершить то, что нужно! И пусть освободит меня от моего долга. Я сделала всё, что была должна! 

С последними произнесенными словами, боль, разорвав в клочья жалкие остатки моего самообладания, усилилась до невозможных пределов. Не сумев удержаться, я застонал и дернулся. И тут же меня поглотила кромешная тьма беспамятства. «Неужели ведьма меня убила?», - мелькнула запоздалая мысль. Как глупо… 
 

Продолжение тут



Источник: http://robsten.ru/forum/65-1797-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Вампиры" | Добавил: ДушевнаяКсю (05.03.2015) | Автор: Миравия и Валлери
Просмотров: 103 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 2
avatar
0
2
Как все сложно...  girl_wacko
avatar
0
1
Ух, как закручено.Благодарю. good
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]