Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Глава 10. Часть 1.

Глава 10. Часть 1

 

Сидя в глухой тишине, перебирая и перебирая руками стопку бумаг – небольшую, но весящую больше, чем жизнь, – она отказывалась верить себе. Не в этот раз. Не с его ребёнком.

Идя по длинному коридору, кивая машинально сотрудникам, Юлия Владимировна подошла к своему кабинету, чтобы на долю секунды встретится глазами с Юрием Борисовичем, так же, на долю секунды – с Ольгой. И остановить внимание на маленьком мальчике, который с усердием, не присущим его возрасту, рисовал море, на фоне неба – большой белый корабль и дельфинов, играющих в догонялки с морским гигантом.

Годы её работы – практика подбадривающих улыбок, отвлечения, концентрации внимания на главном, умение собраться, отсеять лишнее через решето сомнений, сконцентрироваться, думать. Сосредоточиться на главном… всё это покрывалось липким страхом, холодным потом и дрожью в руках, желанием развернуться, уйти, сослаться на больничный, отпуск, остановку солнечной системы, сердца, дыхания, гибели головного мозга.

Отвлекая малыша игрушками и шутливыми разговорами о преимуществах  Супермена перед капитаном Америка и наоборот, быстро осмотрела, обещав дать послушать в стетоскоп, если Тошка, так представился мальчик, будет вести себя хорошо.

- Что с ним? – все задают этот вопрос. Ответ всегда разный. – Какие должны быть наши дальнейшие действия? – Взгляд отстранённый, профессиональный, словно сверху вниз, словно он не говорит со своей любовницей о своём сыне…

- Для начала давайте проведём дополнительные обследования, уточним…

- Возможно, это ошибка? – Ольга. Всегда в этом вопросе надежда, которой нельзя лишать. Преступно.

- Да, такое вероятно, давайте поступим следующим образом, - она долго перечисляла, что и когда необходимо сделать, как поступить, куда обратиться. Обычно вся информация записывается на бумагу, но не в этот раз.

Череда вопросов, ответов, хмурые брови, улыбки. Вопреки.

- Юля, ты же понимаешь, что это не ошибка, - когда Ольга вышла с Тошкой, играющим со стетоскопом.

- Нам всё равно необходимо это для протокола… дай ей неделю…

- Спасибо.

Случай без серьёзных осложнений, хорошие шансы, быстрая откликаемость. Лечение, которое назначено своевременно, препараты, которые не достать, но «для своих» всё равно есть, лучшие специалисты, консультации… почти победа.

Юлия Владимировна не любила сюрпризы, в её работе не бывает хороших сюрпризов, любой сюрприз на её работе заставляет застывать, останавливаться, сжиматься… чтобы снова начать думать. Из безнадёжной ситуации – должен быть выход.

Она забыла, когда последний раз смотрела кино, читала книгу, разговаривала с подругой, занималась любовью. Она всё забыла. Позволишь себе маленькую роскошь – эмоцию, они прорвутся, как гнойниковый процесс, и не дадут ясно мыслить.

Сидя в тишине дома, она снова и снова перебирала ксерокопии документов, зная ответ на вопрос, но не переставая искать другие возможности.

Разговаривала ли она с отцом Тошки в эти бесконечно долгие месяцы?  Практически нет. По делу, факту, всегда натыкаясь на спокойный взгляд, удивительно спокойный, который вселял уверенность не только в Ольгу, но даже в Юлию Владимировну… Они разговаривали  последний раз в день госпитализации Тошки, после того, как Юлия Владимировна максимально подробно объяснила родителям, что ожидает их маленького сына, а значит – и их самих.

- Я не развожусь, не сейчас, - всё, что он сказал.

- Не о том думаешь, Андреев, - всё, что она ответила. Спокойно. И ясно, потому что это не было темой для обсуждения или раздумий, это не то, что могло бы волновать сейчас или заботить.

Они закрылись друг от друга панцирем из социальных связей, из «мы коллеги», «врач – пациент», «отец пациента – врач», и это облегчало общение, словно снимало чувство вины, которое преследовало Юлю. Иррациональное чувство вины… Плата за грехи? Бумеранг, запущенный девять лет назад, вернулся таким извращённым способом?

Она не верила, не могла себе позволить верить в это, но страх перед карой Божьей или суеверие поднимали голову в её душе.

В этом не было смысла, как и не было смысла в жалости – преступные чувства, недопустимые, скрытые за спокойной улыбкой и дружелюбием, флиртом с коллегами, подбадривающими разговорами с Ольгой.

Наконец, бросив стопку бумаг, она размеренными движениями начала готовить, хоть и некому. Отец с мамой не частые гости в загородном доме их дочери, Ким остался в интернате с друзьями – редкая для него радость и непонятная Юле, Адель всё сложнее приезжать, и Юля сама отвозила ей подарки и гастрономические изыски, просиживая в маленькой квартирке часами, коротая время за беседами.

Звонок отвлёк, на пороге стоял Симон.

- Привет, Кима нет.

- Привет-привет, - с улыбкой, как всегда, годы не властны над его улыбкой. Кудри коротко подстрижены, на висках ранняя седина, многим меньше веснушек, и всё тот же дерзкий взгляд победителя. - Неужели и в дом не пригласишь, маленький?

- Проходи, конечно.

Методичные, немного нервные движения, размеренные, как метроном, не лишённые, несмотря ни на что, откровенной грации и красоты. Симон отмечал, что с годами отточенные движения Юли становились лишь изящней, она не менялась, не старела, она только хорошела. Ей шёл возраст, как шли платья, которые он некогда ей подбирал.

- Я заезжал к Киму…

- Ооооооооо.

- Он хочет со следующего года жить в интернате.

- Знаю.

- И что ты думаешь?

- Думаю – это глупости, а ты как считаешь? Я обещала посоветоваться с тобой, - машинально перекладывая стейки рыба, размешивая сложный соус.

- Так же.

- Правда? - она обернулась, в удивлении смотря на мужчину за когда-то их совместным семейным столом.

- Да, и я сказал ему это, он не спортсмен, Юль. В нём нет злости, адреналина, он не станет ставить на кон всё… у него твоя порода.

- Ах, порода.

- Порода, созидательная. Ему нечего делать в спорте… я бы и в школу его другую перевёл, он просто теряет время.

- Ты же сам…

- Это было актуально на тот момент, но парень смышлёный и не спортсмен, его все любят, никто его не отчислит за МОИ заслуги, но ему нужны СВОИ, и они явно будут не на этом поприще.

- Ты ему это сказал? - в ужасе поднимая глаза на бывшего мужа.

- Он взрослый парень и должен реально смотреть на мир. Я знал, что я стану тем, кем стал, и, откровенно говоря, учился я всегда плохо, но это я, а это наш сын – он другой, и надо ему это признать и начать, наконец, слушать свою мать.

- И как он?

- Сказал: «Ладно, подумаю».

- И всё?

- А чего ты ожидала, ему общения не хватает, дом вдали от города, ты его одного не пускаешь никуда, поэтому он хочет в интернат… и он сам это прекрасно понимает.

Через пару часов, когда стол был заставлен мисками, тарелками, ёмкостями со снедью, Симон, наконец, не выдержал последующей за коротким разговором тишины.

- Может, ты перестанешь мельтешить и расскажешь, что случилось?

- Ничего.

- Тааак, только врать мне не надо, я с тобой не один год прожил, к добру ты столько не готовишь, роту солдат на ужин позвала?

- Ничего не…

- А есть ли у тебя водочка, друг мой? Так мне надоели эти французишки с их винишком или коньяком из сухих сортов винограда, отрава… Хочется водочки, да с селёдочкой, с картошечкой, огурчиком… Ооо…

- Есть, - Юля рассмеялась, впервые за всё время, как маленький и особенный пациент переступил порог её отделения.

- Составишь компанию?

- А, давай, - махнула рукой, пять минут передышки перед завтрашним днём, перед ночью без снов, перед режимом, обязательностью и пунктуальностью, перед липким страхом и бесконечным осознанием вины за что-то.

Через час раскрасневшиеся щеки Юли указывали, что выпила она, возможно, больше, чем рассчитывала, координация движений не была нарушена, как и речь, но проступающие эмоции давали знать о себе, показывались слезами и смехом.

- Так эти бумажки, что ты перечитываешь каждые семь минут, этого пацана?

- Угу…

- Всё так плохо?

- Да нет… просто неожиданно… и…

- И что? Что-то я не помню такого, ты себя нормально чувствуешь, может, тебе отпуск взять? Адель говорила, ты болела сильно.

- Он сын Юры, - быстро.

- Какого Юры?

- Ну…ТОГО Юры.

- Того самого? Так ты до сих пор с ним, что ли? Он женат был, развёлся?

- Нет, не развёлся, - отводя глаза, «и не разведётся». - И, наверное, уже не с ним… я не знаю.

- Лихо тебя, маленький. Так в чём трудность-то?

- Я боюсь, жалею, я не могу его лечить… а тут ещё и ЭТО.

- Чего это ты не можешь его лечить?

- Потому что я спала с его женатым отцом! Потому что я виновата перед этим мальчиком!

- И что? Юльк, ты себя послушай! Давай по порядку. У вас на отделении есть условия для лечения пацана?

- Есть.

- Может, он какой-то особенный, у него органы внутренние по-другому устроены, какая-то кровь не такая?

- Нет…

- Иными словами ты хочешь мне сказать, что сколько я тебя помню – ты либо училась, либо работала, я в неделю тебя полтора дня от силы видел… Ты защитила кандидатскую, одно название которой нормальный человек прочитать не сможет, ты забила на меня, на наш брак, у тебя сын растёт у бабушек и всерьёз считает, что в интернате ему лучше, и теперь ты мне рассказываешь, что не можешь лечить какого-то мелкого пацана?! Прости, маленький, но это хуйня. Ты и раньше ловила… но сейчас себя превзошла. Я тебе так скажу: переставай страдать херней, спала ты с его отцом или нет – на скорость не влияет. Лови свои доли секунды и побеждай. Ты сейчас не стоишь на краю бассейна, ты уже в воде, тебя некому поймать и некому помочь, но дело в том, что ты точно видишь, куда тебя нужно плыть, ты знаешь, как тебе нужно это сделать, и ты это сделаешь.

- Как много слов, Симон!

- Проще? Ты училась, знаешь, можешь – будь любезна. Своё «не могу» засунь себе в одно место. Могла же до этого, сможешь и сейчас. И не говори мне – нет. Ты УЖЕ это делаешь, а легко тебе или тяжело – неважно. Важно, что ты уже это делаешь. И успешно, сама говорила.

- Да… до сегодняшнего дня.

- Не нагнетай, а включай мозги и ищи пути. Твои слёзы никому не нужны, усталость твоя никого не интересует, высыпаешься ты или нет – никому не интересно и уж точно не должно касаться мелкого.

Юлия Владимировна вздохнула, налила, ещё раз вздохнула, выпила махом, ещё раз.

- Ты прав, потом волосы будем рвать… А сейчас, - кокетливо улыбнулась, - а не хочешь ли ты помочь не только словом, но и делом?

-  ??

- Займись со мной сексом, что ли…

- Выпей ещё и не говори ерунды.

- Нет?

- Нет, конечно.

- Уже не такая красивая? – смотря с откровенным вызовом.

- Поражаюсь я тебе, Юлька, насколько у тебя лабильные моральные принципы и гибкая совесть, кто ты, женщина, что ты сделала с девочкой, которая до брака отказывалась грудь показать?

- Выросла. Так нет?

- Нет, хотя и заманчиво, - его взгляд изменился, словно потемнел, пробежался по светлому платью и тонкой талии, что подчёркивал узкий ремешок, по линии декольте и линии губ… оценивающе, раздевающее, нахально. – Красивая ты, маленький.

- Что, о нравственном облике моем печёшься?

- Не пострадал бы твой нравственный облик… я… вроде как несвободен.

- Ого! – выпала вилка, которой ковыряла стейк. – Расскажи.

- Хм…

- Ну? Молодая? Очень красивая? Модель? Или спортсменка?

- Как у тебя быстро…уже не хочется секса?

- Не очень-то и хотела.

- Не сомневаюсь в этом… не знаю, что рассказывать.

- С начала.

- Не модель, не спортсменка, и не такая уж и красивая…ты точно красивей. Соседка моя, переехала не так давно, и каждое утро ходила в кафе, утренний моцион у неё… Я, по старой привычке, чаще дома, а они в кафе любят с утра… Проходила каждое утро и каждое утро не переставала удивлять. Не сочетаемостью какой-то. Что первое под руку попалось, в том и шла, то штаны спортивные, сверху блузка натурального шелка, то шорты с огромными ботинками. Чудище. Волосы чистые, да, но ведь не причёсывается! И, главное, идёт и блаженно так улыбается, всё хорошо ей! Чёрте в чём, с боку бантик, на голове солома – улыбается она. – На этом месте Юля увидела давно забытую улыбку Симона, широкую, как когда он уговаривал красивую шестнадцатилетнюю девушку выйти за него в среду. – Нет, на работу в приличном виде отправлялась, но ни в каком. Серый верх, серый низ, серая сумка, серые туфли. Ни возраста, ни пола… мышь. Я однажды дорогу перегородил, мол, зайдите по-соседски, завтра с утра… стоит, улыбается… чудище моё блаженное. На следующее утро смотрю – в другую сторону пошла, подумал, что испугал. Но нет. Пришла через пятнадцать минут, с круассанами. В зелёных лосинах и красных кедах на босу ногу. Улыбается… В общем, доулыбались мы с ней, живём вместе.

- Так и кто же она, это твоё чудище блаженное?

- Думал – клерк, оказалась главным редактором спортивной газеты, хватка, как у бульдога, любого конкурента сжирает… шансов ноль. Работоспособность нечеловеческая, планы, как у Бонапарта, не хотел бы я быть её конкурентом, маленький.

- И? Одеваться-то научил?

- Да, как сказать… Иди, говорит, на хер, дорогой мой человек, и представления свои о прекрасном забери с собой.

- Так и сказала? Неужели? – откровенно смеясь.

- Она женщина высокообразованная, выразилась культурней, но смысл был предельно ясен. Так что… Но на совместный выход попросила помочь выбрать ей платье. По утрам же… чудище блаженное. И знаешь, я всё решить никак не могу, когда она мне ближе… когда в этом костюме клерка или когда в протёртых спортивных штанах и кедах, или когда вообще без… Говорю же – чудище.

- Чудище, - усмехаясь метаморфозам в бывшем муже.

- Так ты говоришь, без операции не обойтись пацану?

- Боюсь, что нет, но у них, как всегда… нет средств, нет квоты,  а у нас нет времени! У меня лоб уже железобетонный, но их не пробить… понимаешь? Сейчас всё, что мы можем – поддержать, но ни решить, ни вылечить, и это подстава на самом деле… Я даже ещё не говорила с родителями и… это просто пиздец, блядь, какой-то! – скинула остатки еды, тарелки и смотрела сквозь слезы на осколки, боясь наклониться, видя, как Симон собирает, протирает пол и, наконец, садится напротив.

- Что ругаешься – это хорошо. Что матом – ещё лучше. Но не забывай, кто ты, и что это твой выбор, и ты за него в ответе. И не только за него, но и за пацана и за других мальчишек и девчонок, и или ты позволишь себе раскисать, или соберёшься, сконцентрируешься и будешь делать то, что ты должна. 

 

Продолжение.



Источник: http://robsten.ru/forum/75-1904-10
Категория: Собственные произведения | Добавил: lonalona (25.04.2015) | Автор: lonalona
Просмотров: 206 | Комментарии: 8 | Рейтинг: 5.0/12
Всего комментариев: 8
avatar
2
8
За Симона искренне рада, надо признавать - это и есть большая и светлая,нашел свое чудище...
avatar
7
Спасибо! lovi06032
avatar
1
5
А с Симоном нормальные отношения остались.
avatar
2
4
Что за потребность такая - обвинять себя во всех смертных грехах...божья кара, бумеранг, пущенный назад ...за все девять лет. Можно подумать, что Ю.Б. принес ей много счастья: нелепые обжимания по углам на работе, короткие редкие встречи на квартире его отца, постоянно скрываясь и держа все в тайне. Это был только секс...и все. Никогда и никуда не выходили вместе, он даже в отпуск ее не разу не увозил , чтобы побыть наедине. Он любил жену, был ласков с ней на людях, его никогда не коробило, что своим прилюдным  поведением он делал больно Юле. И она, буквально всем обделенная, еще чувствовала себя виноватой. Симон поразил - другую нашел, совсем не такую, даже переспать с Юлей не захотел. Очень обидно за нее - уже даже как женщина не привлекает. Большое спасибо за продолжение.
avatar
-2
6
Какая разница что ей принес ЮБ, если она девять лет разрушала чужую семью? Только секс и все.. ну да... знаете, я просто вижу радость любой женщины, чей муж имеет "просто секс" на стороне девять лет, зато с тобой ласков на людях. Если уж и обвинять в нехорошем ЮБ ( а он не герой, естественно) то в отношении собственной жены, а не любовницы, которая знала, что она делала. Для неё факт семейного положения Юры не был секретом, как его довольство этим положением.
А Симон просто напросто наконец-то нашел женщину, которой хочет быть верен. Смею напомнить, что изменял Юле в течении всего их брака, а начал еще ДО. А тут вот не захотел, верен своему Чудищу, честь ему и хвала, что мужик наконец-то понял, что в женщине есть еще что-то помимо внешности.
avatar
2
3
Спасибо  good lovi06032
avatar
2
2
Спасибо  lovi06032
avatar
2
1
Спасибо!
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]