Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Небо выше. глава 6.

Глава 6.

 

Она лежала на ковре в просторной комнате и, обнимая одной рукой рыжего пса, смотрела телевизор. Бенедикт благодарно полизывал её нос или ухо и вилял хвостом.

- Привет, - услышала сверху.

- Здрасте, – отпустив Беню, который устремился к новому человеку за порцией приветственных ласк.

- Оу, интересно? - Амир показал глазами на экран телевизора.

- Занимательно…

- Я могу с тобой поговорить?

- Да, конечно, - тихо.

- Мне кажется, мой сын слишком давит на тебя, ты не должна этого делать, если не хочешь.

- Но он прав, это было бы разумно.

- Не всегда то, что разумно – правильно.

- Мы ничего не решили.

- Давай так: «Я ничего не решила», не забывай, пожалуйста, что именно ТЫ должна принять решение.

- Ладно, - легкомысленно. И пошла в свою комнату, под пристальным взглядом серых глаз отца Динара.

 

Поздно ночью она усаживалась в самолёте на своё место под гул собственного сердцебиения.

 

Полтора года назад, слишком быстро для Лиды, её мама стала жить с отцом Динара. Это запутывало и сильно нервировало. Иногда, особенно поначалу, ей хотелось ругаться или спорить, но накопившуюся обиду или резкое неприятие, которые вдруг возникали, она выговаривала дяде Серёже, покорно выполняющему роль жилетки. И иногда – в письмах Динару. И он в своих спокойных суждениях всегда находил нужные слова для его Рыжика, и, в конце концов, она довольно скоро привыкла к новому для неё человеку.

 

Небольшой же бонус обнаружился случайно, когда Лида уже была готова расплакаться над неразрешимыми для неё задачами по физики, сидя за кухонным столом, когда Амир парой простых предложений объяснил ей тему, которую она не могла понять ни с помощью учителей и одноклассников, ни с помощью интерактивной доски в классе и компьютерных программ.

- Ты же не собираешься сдавать физику, почему ты так расстраиваешься?

- Я бы хотела средний бал не ниже четырёх и восьми десятых, а эта дурацкая физика всё портит…

- Могу помочь, - и он посмотрел на часы.

- Ага, - Лида больше бы не попалась на беспечные взгляды на часы. - Только никакого точного времени!

- А-ха-ха. Чувствую, занятия с моим сыном не прошли даром.

 

Сейчас, сидя на своём месте, по счастливой случайности – у иллюминатора, глядя на суетливые приготовления к полёту, Лида волновалась, как никогда в жизни. Остались позади проводы в аэропорту, обещание хорошо подумать, прежде чем принять решение, обещание позвонить по прилёту, передавать всем привет и поцелуи.

 

Лида далеко не в первый раз совершала перелёт, она не боялась самолётов, со времён средней школы она не единожды была в лагерях Англии и Европы. Её волнение не было связано с тем, что впервые она летит не в составе группы, и за неё не несёт ответственность некий взрослый человек. Она летела к Дину… впервые. И это заставляло кровь стучать в висках, а в кончиках пальцев ощущался тремор. За время полёта услуживая бортпроводница не один раз спросила у рыжеволосой пассажирки всё ли у неё в порядке, пока Лида не забылась сном, проснувшись то ли от холода, то ли от жажды. Она вытерла о ткань джинсов вспотевшие ладошки, когда объявили посадку, несколько раз судорожно вздохнула, когда пригласили на выход и, наконец, вдохнула холодный воздух. Один и тот же воздух с Дином. Наконец-то.

 

Несмотря на то, что Динар был полностью уверен в том, что Лида села на самолёт, он едва ли сомкнул глаза за всё время её полёта. Приехав встречать на пару часов раньше, он ходил по зданию, чем привлёк внимание полицейского, в итоге тот с улыбкой отошёл, получив объяснение, что светловолосый парень встречает свою девушку, которую не видел полгода. И до этого ещё полгода.

 

Последний раз он видел Лиду в машине рядом с Пулково, он не любил, когда его провожают, боялся слез в зелёных глазах, поэтому в этот раз, пойдя на уступки, разрешив доехать с собой до здания терминала, поцеловав на прощание девушку, быстро вышел и скрылся за стеклянными дверями.

 

Из последнего года они провели вместе едва ли три недели – ничтожно мало, но всё это не имело значения, когда рыжий всполох волос просто падал в его объятия и шептал: «Я скучала, Дин», и не было ни малейшей причины не верить. Письма, которые писались, могли бы сложиться в поэму, в ноктюрн любви на расстоянии, вынужденного и бессердечного расстояния.

 

Сотням километрам и часовым поясам не было дела до короткого взгляда в монитор компьютера, они были глухи к прорывающимся сквозь время: «Я скучаю», безразличны к глухой тоске, которая порой охватывала весь организм, и как бы молодость и жажда жизни не противилась – парень закрывал дверь своей квартиры и молча смотрел в потолок, ища там ответы на бесконечный вопрос: «Когда?»

 

И никто бы не смог с уверенностью сказать, кому из двоих было хуже – парню со спокойным взглядом серых глаз, сердце которого разрывалось от слез зеленоглазой собеседницы на другом конце Земли, или рыжеволосой девушке, когда она, плача, шептала в подушку: «Я скучаю по тебе, я скучаю…»

 

Пожалуй, ни одно место мира не видело больше откровенных слез радости, чем вокзалы. Тысячи провожающих и встречающих людей, сотни судеб, десятки историй и одна пара, которая стояла, замерев. Руки парня просто обхватили худенькую девушку с длинной рыжей косой, а маленькие руки девушки просто вцепились до побелевших костяшек в тёплый трикотаж под курткой парня.

 

Лида была тихой, какой-то смирной, без обычных всплесков эмоций. Она молча смотрела в окно, иногда провожала газами что-то, показавшееся ей интересным, потом снова откидывалась на его плечо и задумчиво смотрела вперёд. Решив, что это усталость от перелёта, парень просто поглаживал её, придерживая, и иногда вдыхал запах взлохмаченных волос.

 

Квартира на втором этаже оказалось небольшой, даже меньше, чем думала Лида, она в задумчивости прошлась по помещению, служившему, по всей вероятности, и кухней, и зоной отдыха – большой диван, панель ТВ и островок разделочного стола с плитой указывали на это. Сейчас она молча смотрела на большую кровать, больше, чем двуспальная её мамы, и нерешительно мялась в дверях. 

 

Её поведение разительно отличалось от шаловливой беззаботности, которая сваливалась в руки Дина каждый раз по приезду. От смеха по утрам, когда она запрыгивала на его кровать и принималась щекотать по рёбрам парня, ворча, что так он весь отпуск проспит, а их ждут достопримечательности. Он бы с радостью оставил все эти достопримечательности за стенами гостиниц, в которых они останавливались летом, когда проехали по Золотому Кольцу, и, подмяв одним движением хрупкую девушку, сцеловывал  её желание, которое нет-нет, да и прорывалась острой вспышкой, отзываясь в теле Динара едва ли не болью. Сейчас от храбрости и беззаботности, казалось, не осталось ничего. Он перехватил её взгляд на подушки, улыбнулся:

- Рядом ещё одна спальня, Рыжик, я занёс сюда твою сумку, потому что там нет полок для вещей… Пойдём, покажу.

В комнате поменьше, с большим окном с видом на ветви большого дерева, действительно, стояла кровать – чуть меньше.

- Такая маленькая квартира, - было ясно, что думает рыжеволосая не о квадратных метрах.

- Мне не нужно больше, пока я один.

- Просто это немного странно, у твоего папы такая огромная…

- Рыжик, когда мой отец покупал жилье в вашем городе, - и Лида отметила « в вашем», - у него было четверо детей… а сейчас есть вы… ты, твоя мама, Беня, конечно же… и Малика. У моего отца большая семья, я ПОКА один, не рационально…

- Я поняла, - она присела на краешек дивана.

- Пффф, - подул на лицо. - Рыжик, давай поздороваемся.

 Лида смущалась от поцелуев в общественных местах, Дин держал расстояние всё время в здании терминала и в такси.

- А, - почувствовав сначала лёгкое, едва заметное прикосновение, которое мгновенное переросло в глубокий поцелуй, которому хотелось отдаться, сразу. Его язык скользил между губ, по небу, встречался с её языком, играл, пока не почувствовал стон, судорожный всхлип, немного болезненный укус, неразборчивый шепоток из губ в губы.

Он вдыхал аромат кожи за ушком, пробегался носом и гладко выбритым подбородком по шее, опускался ниже, вслед за вездесущими руками. Прижав одной рукой за поясницу, скользя по горячему телу под тонким трикотажем, второй прошёлся до небольшой округлости груди, почувствовав зашкаливающее сердцебиение, играя с маленьким соском, то придавливая его легко, то прокручивая между пальцами. В какой-то момент потерявшись, видя только всполохи огненного перед глазами, блеск зелёного и отсвет уличного фонаря.

- Всё, - он откинулся на спину, - всё, не могу больше, - болезненно поморщился.

- Ладно…

Лида ещё раз облизнула губы, медленно перевернулась, подобралась к Дину и с улыбкой прошептала:

- Привет, Фея-моя-дин-дин, - он, засмеявшись, обнял девушку, услышав привычные нотки дерзости в голосе и взгляде зелёных глаз.

- Привет.

 

Они быстро разобрали вещи, при этом Дин вышел, якобы по делам, увидев аккуратный полиэтиленовый пакетик с трикотажем и кружевом разных оттенков и цветов. Потом, улыбаясь, смотрел, как полупустые полки ванной комнаты заполняются упаковками с шампунем, бальзамом и кондиционером, а на большой тумбочке вырастает гора из косметики, которой не пользуется Лида, но всегда берет с собой. В косметичке, наряду с увлажняющим кремом мог находиться и крем от укусов насекомых или ушибов – с прошлого похода. То, чем Лида пользовалась, никогда не находило своего места в синеватой сумочке, потому что прекрасно помещалось в кармашках дорожного чемодана, а то и вовсе в карманах. В этом была Лида – её взрослость была всегда с ней, упакована с синюю косметичку, стояла на видном месте, но хозяйка не давала себе нужды пользоваться ею.

 

Они поели, бесконечно болтая, потом, когда Лиду начало клонить в сон, Дин сказал, что лучше немного перетерпеть – он сам с трудом переносил смену часовых поясов, – и повёл Лиду гулять. Где уже она удивлялась, спрашивала, широко распахивала глаза, смеялась, что ничего не понимает, и утверждала, что тут точно говорят не на английском, а на каком-то одним им известном языке или диалекте.  

 

К вечеру, после короткого разговора Дина по телефону, Лида поняла, что их куда-то зовут.

- Пойдём? – переборов сон, она ощущала себя бодрой.

- Это бар, Рыжик.

- И что?

- Ты несовершеннолетняя здесь.

- Снова? – она возмущённо насупилась.

- Угу.

- Ну и что, я пила прошлым летом медовуху с тобой, помнишь? – он отлично помнил, не смог бы забыть, чего ему стоило остановиться той ночью с немного хмельной, уже от поцелуев, девушкой.

- В вашей стране не следят за выполнением закона…

- Мы никому не скажем, - перебила, не терпя возражений. Всё, что оставалось – ухмыльнуться.

Лида с интересом смотрела на друзей её Дина. Они все были старше её, некоторые старше самого Дина. Логан был высоким, почти огромным, он нагнулся нос к носу к девушке и сказал:

- Ой, кто это тут? – словно смотрел на неведому зверушку, которую хочется затискать, настолько лоснящийся у неё мех и шаловливые глазки. – Она понимает, что я говорю?

- Не знаю, - ответил Дин, спросив глазами Лиду, понимает ли она? Лида из вредности промолчала.

- Это и есть твоя русская? – другой парень, спортивного телосложения, симпатичный и явно знающий об этом, с мало произносимым именем, но Лида тут же, мысленно, округлила его до Бена.

- Да, МОЯ.

- Горячая штучка.

- Закрой рот и убери глаза. - Дин, очень спокойно и почти по слогам, так, что Лида, даже не переводя, поняла бы.

- Ты помолчи, а то оторвёт голову, он даже на телефоне не даёт посмотреть свою девушку, придурок, - блондинка в обтягивающем платье. – Привет, я Су.

- Су?

- Да ты всё равно не произнесёшь моё имя, она произнесёт моё имя? – смотря на Дина. – Ладно, пойдёмте, -  вышла немного вперёд, оглянувшись, увидела, как Дин что-то прошептал своей русской подружке, она встала на цыпочки – очень трогательно, – и слегка поцеловала его в щеку, просто провела губами и тут же отпрянула, всунув маленькую ладошку в ладонь парня.

- Вы самая умилительная парочка из всех придурков, что я видела, - себе под нос, но её всё равно услышали и громко засмеялись.

- Она нас понимает или нет? – к Дину. – Если я начну ругаться? Это ничего? – Бен.

- Я не знаю… понимает ли, - он уже смеялся от диалога. – Может, ты её спросишь?

- А можно?

- Эм… спросить можно.

- Понятно… я потом, - и отошёл, словно удовлетворившись, в сторону.

 

В баре было многолюдно, но нашёлся удачный столик, где компанию скрывали небольшие перегородки-стойки из дерева, создавая тем самым иллюзию уединения.

 

Лида сидела в отдалении и тени, зоркий бармен поднял бровь, но ничего не сказал, потому что перед девушкой возник стакан томатного сока, который она потягивала, постепенно всё больше и больше понимая речь. Иногда она просила перевести, иногда останавливала жестом разговаривающего, и он терпеливо повторял предложение, давая уточнения, если в них нуждалась маленькая русская, но в целом идея окунуться не в академическое обучение на базе школы на просторах туманного Альбиона, ей нравилось всё больше, как и идея переехать в эту страну – меньше пугала.

 

Дин выпил уже два бокала и, извинившись, отошёл, но отчего-то именно Лида ощущала себя пьяной, к тому же привкус во рту был довольно странный. Списав это на перелёт, перемену питания и наконец, воды, она отпила из бокала Дина отчего голова закружилась ещё больше.

- Пойдём, потанцуем? – Бен, показывая глазами на пятачок, где под ритмичную музыку кружились три парочки.

- Нет, спасибо.

- Просто танец, - он протянул руку.

У девушки кружилась голова и сохло во рту, она ещё раз отпила пиво – горький напиток приятно холодил горло.

- Эм… - чего не хотелось, так это вставать, но почувствовав, как её руку тянут в сторону «танцпола», пошла и оказалась прижата к постороннему телу, слишком горячему и противному, к тому же, часть тела, которую принято скрывать, очевидно упёрлась в её живот, мгновенно сгоняя марок недосыпа.

- Слышь ты, индюк самовлюблённый, я тебе сейчас яйца оторву нахрен! – С силой ударила под дых. – Руки свои… и это… своё… от меня убери! – На русском, немало не беспокоясь, как её поймут. Когда девушка бьёт – языковой барьер пройден, подумала про себя.

- Что?

- Она сказала тебе убрать от неё руки, - Дин.  – И лучше тебе сейчас не знать, что скажу я.

- Она сама.

- Сама? Откуда в её соке алкоголь? Только ты пьёшь крепкие напитки, а теперь отойди, пока я не убил тебя

Появившийся Логан отодвинул Бена, уводя вглубь помещения.

– Ладно, всё, парень, ты знаешь, он падок на горячих штучек, твоя русская… - споткнулся о взгляд, - привлекательная, больше он так не поступит.

- Я знаю, - он ещё что-то сказал, пока её плечики придерживали огромные руки Логана, а Дин надевал на неё пуховик и шапку, выводя на холодный воздух.

- Не понимаю, слушай, она выпила-то… ты же видел, сколько он взял, если он половину влил в сок, она не могла так захмелеть.

- Она вообще не пьёт.

- Русская? Твоя маленькая русская не пьёт?

- Нет. И на балалайке тоже не играет, - он засмеялся, вспоминая, как на первый день рождения после знакомства, Логан подарил ему, одному богу известно откуда взявшуюся, балалайку, и требовал на ней сыграть.

 

Кто сказал добродушному здоровяку Логану, что нотная «балалаечная» грамота входит в обязательную школьную программу далёкой России, он не помнил, но даже прочитав и слушая рассказы друга, он не терял детской мечты увидеть русского, играющего на балалайке. Он даже скачал себе несколько композиций, заслушивался ими и был уверен, что именно в переливах струн этого инструмента и прячется загадочная русская душа.

 

Логан каждый месяц начинал копить на поездку в эту далёкую страну, тем более, его друг заверил, что ему не нужно будет платить за гостиницу, семья его отца примет его, и хотя отец Динара немного пугал добряка Логана, он был склонен этому верить. Но, к несчастью, отложенные средства заканчивались раньше, чем месяц, ведь у парня было много трат – хорошее пиво, девушки, вкусная еда, в результате он уже пару лет не мог накопить даже на поездку в соседний штат. Как его друг умудрялся летать в далёкую Россию к своей маленькой русской – а она оказалось действительно невероятно хрупкой на вид, но не когда ударила Бенджамина, так, что даже Логан подпрыгнул от восхищения, - он не мог представить. Работали и учились они вместе, жильё снимали похожее. Отец Динара был в разы обеспеченней родителей Логана – это было известно, – но он не оказывал материальную помощь сыну, да тот бы и не стал брать.

 

Он был старшим в семье, рано уехал из дома, тяжело переживал развод родителей, у него были сложные взаимоотношения с братьями, потому что Динар невольно принял сторону отца – и всему виной была глазастая рыжая девушка, в которой и не было ничего особенного, на самом деле. Может, немного необычный взгляд и пышные волосы… Она была худенькой, пропорционально, по-спортивному сложенной, с длинными ножками, которые обтягивали джинсы, и с зелёными глазами. Такую можно легко заменить на любую другую – выше, стройнее, старше, в конце концов, без осложнений в виде родителей или быстро хмелеющего рассудка. Можно. Но что точно Логан знал – его друг не станет менять свою девушку ни на какую другую.

 

- Бен подлил мне ром в сок? – она чувствовала, что язык заплетается.

- Да, ты не почувствовала?

- Зачем?

- Лучше ему до завтра придумать вескую причину…

- Да ладно, я только совсем чуть-чуть пьяная, - она плюхнулась на маленькую банкетку и смотрела, как Дин расшнуровывает рыжие ботинки, - самую малость, ой, ик, я ик-ка-ик-аю Ди-ик-ин.

- Иди сюда, чуть-чуть пьяная, - поднял на руки, усадил на стол и, придерживая, поил водой, - лучше?

- Да… наверное, спать хочу.

- Не мудрено, - уже на её кровати, снимая джинсы, чертыхнувшись про себя на отсутствие колготок, задержав взгляд на изумрудного цвета кружеве трусиков, расстегнув защёлку бюстгальтера, ловким движение сняв его через рукава кофты, оставил спящую девушку, подавив в себе желание уснуть рядом. Прошлым летом, во время их поездки, они только один раз уснули вместе, когда хмельная Лида потребовала его в своей постели, а проснувшись, прятала красные щеки. Его же пробуждение рядом с горячей круглой попкой, которая тёрлась во сне о пах парня, можно было бы сравнить с нирваной в аду. Насколько полусонная Лида была податлива на его ласки, настолько же широко распахнулись её глаза, и он услышал «ой», понимая, что именно почувствовала рядом с попкой Лида.

 

- Мне жарко, - недовольно пробурчала.

Динар быстро повернул переключатель на батарее в комнате.

- Рыжик, Рыжик, посмотри на меня, - он приподнял осоловевшую девушку и попытался ей объяснить, какой кран в её комнате надо повернуть, чтобы стало тепло. Она внимательно выслушала, согласилась со всем и тут же уснула на его плече.

Через пару минут и Динар спал крепким сном, бессонная ночь накануне, длинный день и алкоголь сыграли на руку. Проснулся он от звука шлёпанья босых ног по полу, несколько раз хлопнула дверь ванной комнаты, зажурчала вода, потом был шум в комнате Лиды, а потом и сама Лида, отодвинув одеяло, нырнула рядом с Динаром, объясняя на ходу что-то про жуткий холод.

- Я же сказал тебе, где повернуть кран, - он ближе притянул к себе холодную девушку, которая обхватила его ледяными ладошками и бормотала куда-то ему в грудь.

- Там ещё скребётся кто-то.

- Кто?

- За окном, скрип-скрип, тааааак противно.

- Это ветка, - он улыбнулся, наверное, только его девушка могла пролететь полмира, могла участвовать в соревнованиях по болдерингу (Прим. Лазание по валунам, которые могут быть высотой от полутора до пятнадцати метров), выходить на спарринг и испугаться ветки за окном.

 

Дин почувствовал, что на Лиде другая одежда, видимо, пижамка с шортами из шёлка. Она полежала какое-то время, прижавшись, на что его тело отреагировало практически мгновенно, потом он почувствовал поцелуи на груди, они медленно перемещались к соскам, кружили рядом, тогда как руки проходили по пояснице, животу, пробегались по дорожке волос. Резко откинувшись, она подставила губы для поцелуя – полусонная, ещё замёрзшая, она просто провалилась в поцелуй, как в воронку, и её кружило, уносило вместе с рваным дыханием, ставшим горячим телом, вместе со ставшим вдруг острым желанием. Когда его пальцы нырнули под шёлк шортиков, не встретив там белья, она интуитивно только развела ножки, дав больший доступ руке Дина. Когда он снял с неё маечку и долго целовал открывшийся вид, она принимала эти поцелуи как должное, даря такие же в ответ, куда только могла дотянуться. Когда его нога раздвинула шире коленки Лиды, пристроив бедра напротив бёдер, и сквозь тонкую ткань она почувствовала его ритмичные толчки, которые приходились прямо в нужную точку, так, что Лида вцепилась в плечи и всё, что могла – это повторять его движения, захлёбываясь в ощущениях.

 

Она была тут, рядом, до боли близко, желанно, открыто, как  никогда… она пахла шампунем, полувлажные волосы скатались, с губ слетали тихие стоны и вздохи. Он видел лихорадочный блеск глаз, отчётливо видел её желание, чувствовал её желание – у себя на руке, под своими бёдрами, когда она, вопреки всему, не закрывалась, а наоборот, просила: «Ещё». Он просто не мог больше ждать, не смог бы больше терпеть, обещать себе, ей, вселенной, между ними не было преград, никаких, он мог только надеяться, что будет достаточно аккуратен, когда рука Лиды невольно коснулась всей длины, остановилась, замерла… Он быстро глянул в переменившийся взгляд.

- Ааай… Дин, я, - она убрала руку, быстро спрятав её за свою спину, её и без того розовые щеки покрылись не только румянцем, а пошли красными пятнами.

- Прости, - аккуратно прекращая движения, - мне убрать свою руку?

- Да, наверное, - она прятала глаза.

- Рыжик?

- Мне стыдно…

- Тебе нечего стыдиться, - пока в висках и паху стреляло одинаково сильно, принося боль.

- Но… я же… ты же…

- «Ты же»… - перекатываясь на спину, смотря в потолок. - Рыжик, повторю ещё раз, тебе нечего стыдиться, это мне должно быть стыдно, ты в чужом доме, испугалась… а я…

- Дин, я, я в следующий раз, хорошо? Я вот точно-точно подготовлюсь и…

- Хорошо, Рыжик, как скажешь, значит, в следующий… - этот разговор возникал, не часто, но…

 

Лида иррационально боялась. Она знала всё, что должна знать девушка в её возрасте, а возможно и больше, разговоры Толика не прошли мимо, тот, будучи спортивным врачом,  ещё в совсем юном возрасте Лиды, объяснял ей особенности строения её тела или тела мужчины. Она проваливалась в поцелуи и ласки Динара, и каждый раз ей казалось, что в этот раз получится, но стоило её руке или любому другому участку тела почувствовать гладкую, словно бархатистую и горячую поверхность желания Дина, как она сжималась, останавливалась, отталкивала. Боялась ли она боли? Да, конечно, как и любая девушка. Несмотря на спортивные достижения, которые не заподозришь в хрупкой девушке – Лида боялась именно этой боли. Её страх простирался так далеко, что простого нечаянного прикосновения хватало, чтобы застыть, как зверёк перед хищником, и покрыться холодным липким потом. За этот страх было стыдно.

 

Её тянуло к Дину, ей хотелось ласк и поцелуев, ей нравилось самой целовать его, засыпать с ним и просыпаться, но чувство вины не давало ей этого делать. Она понимала, что Дин нуждается в большем, в том, что по какой-то глупой причине Лида дать не может, даже в те короткие недели, когда они встречались и проводили время вместе. Ей не у кого было спросить – тема казалась слишком щепетильной. Именно поэтому она испугалась одной кровати в его доме – она судорожно боялась обидеть парня. Именно поэтому она выпила те два глотка пива, думая, что запьянев, станет храбрее, но не знала, что ей уже подлили крепкий алкоголь, и она просто-напросто напилась. Именно поэтому она сейчас хотела тихонечко встать и уйти к себе, когда её схватили за руку и резко дёрнули на себя.

- Куда?

- К себе…

- Здесь спи.

- Но?

- Спи здесь, Рыжик. Не хочу вставать и включать тебе отопление, а ещё больше не хочу, чтобы ты заболела в моем доме, - подтянул на себя, надев на неё верх от пижамки, - спи.

- Ааааааммм…

- Рыжик, я не знаю, где твои шорты, мне нравится твоя голая попка, я, как ты видишь, оделся, - он показал, что в пижамных брюках и футболке, - давай спать, честно говоря, у меня глаза закатываются…

 

И он сделал вид, что уснул. Лида поворочалась какое-то время, пытаясь выбраться из захвата рук, ища свои шортики, но, в конце концов, крепко уснула, устав от перелёта, новых знакомств, переживаний и дозы алкоголя, который все ещё бродил в её теле. И не видела, как Дин долго смотрел в потолок, потом, надев всё же нашедшиеся шортики на девушку, вышел из спальни. Вернувшись, он поцеловал рыжий висок, ухмыльнулся чему-то своему и тоже уснул крепким сном, зная, что их ждут ещё две недели и принятие важного решения – переезжать ли Лиде к нему или ему в Россию, но только через три года – безумный срок, который он готов ждать…

 

Форум

Спасибо всем, кто читает.

 



Источник: http://robsten.ru/forum/75-2075-4
Категория: Собственные произведения | Добавил: lonalona (17.12.2015) | Автор: lonalona
Просмотров: 285 | Комментарии: 19 | Рейтинг: 5.0/18
Всего комментариев: 191 2 »
avatar
0
19
Вот и облом!  12  Неожиданно.  JC_flirt

Спасибо!
avatar
0
18
Спасибо!  good
avatar
1
16
Цитата
- Закрой рот и убери глаза. - Дин, очень спокойно и почти по слогам, так, что Лида, даже не переводя, поняла бы.

Я свою сестрёнку Лиду...
Я свою... тарам-там Лиду
Никому не дам в обиду
Я живу с ней очень ДРУЖНО
Очень я её люблю
А когда мне будет нужно
Я и сам её... не побью.

Как про Дина про нашего! А?
И живут ДРУЖНО, и в обиду никому не даёт. И она тоже не даёт.
fund02002
avatar
0
17
Ключевое слово тут "не даёт"  girl_wacko
avatar
1
15
Спасибо за продолжение! cvetok01
avatar
1
14
Ната, спасибо за продолжение!
avatar
1
11
Забыла дописать  - почему поверила в целибат...В первых главах, когда они были в турпоходе "старшие товарищи" отговаривали его от ухаживания за Лидой и предлагали познакомить с девицей для полного отрыва - он отказался, сказал, что будет ждать Лиду...Вот именно отсюда мои неверные выводы... Я действительно поверила, что для него очень важно быть именно с Лидой, а не спать где-то и с кем-то...для снятия напряжения. Вот как-то так...
avatar
0
13
Цитата
Вот именно отсюда мои неверные выводы... 

Не такие они и неверные...
Для него очень важно быть именно с Лидой, но он всего лишь молодой парень...
Некоторая идеальность Динара не может не пугать и не может не аукнуться.
Спойлерю со страшной силой... girl_wacko
avatar
1
10
Наташ, я расстроилась..., так поверила в настоящую, искреннюю, так редко встречающуюся, а он бегает налево удовлетворяться, зато ее предупредил ни целоваться ни с кем... Сама себе порой поражаюсь - дожила до 35, а все верю в верность и любовь до гроба, ну по крайней мере хоть в сказках и в историях про любовь..., а когда спишь с другой - это уж точно ни любовь... Ну ничего - опустилась на грешную землю и стало очень грустно - так жаль разочаровываться даже в книжных героях... Мне , наверное, надо читать только позитивные истории, а измены к ним никак ни относятся...
avatar
0
12
Цитата
Наташ, я расстроилась..., так поверила в настоящую, искреннюю, так редко встречающуюся, а он бегает налево удовлетворяться, зато ее предупредил ни целоваться ни с кем...
 
Но я ведь не говорила, что он точно бегает. Или точно не бегает. Я это к тому, что мы (читатели, как и Лида) этого не знаем, можем лишь предполагать, что Динар верен. В общем-то никаких поводов усомниться в его честности у нас нет, правда?
Просто полтора года воздержания - это действительно много для мужчины в его возрасте. И, наверное, я бы не удивилась, узнай о чём-то "непозволительном" со стороны Дина, а вот как оно будет...
А история эта действительно позитивная, я потому её так долго не выкладывала, что слишком позитивная, на мой вкус.
Я всегда предупреждаю читателей об "опасностях" повествования. В данном случае мы столкнёмся с проблемой другого плана...
avatar
1
8
Как сложно жить так далеко друг от друга.... переживать, скучать, считать дни, недели, месяцы до следующей встречи. Лида жестко разобралась с так называемым другом Дина, разве друзья так поступают - пытаются обманом напоить чужую девушку и воспользоваться ею. А Дину надо еще при жизни поставить памятник...или записать в Красную книгу  - сколько времени парень живет в целибате..Это только говорит, нет- кричит, о его всепоглащающей любви к своей маленькой, о данном слове хранить верность и ждать сколько потребуется...Лиде, думаю, проще справляться со своими желаниями - она еще не стала женщиной..., не окунулась во взрослую жизнь - страсть, чувственность и нетерпение не овладели ею полностью. И вроде они уже готовы перешагнуть последнюю черту и готовы к близости, но...девочку останавливает ужас перед дефлорацией. 
Цитата
Она понимала, что Дин нуждается в большем, в том, что по какой-то глупой причине Лида дать не может, даже в те короткие недели, когда они
встречались и проводили время вместе. Ей не у кого было спросить – тема
казалась слишком щепетильной.
Но когда-нибудь она перешагнет свой страх..., а Дин готов ждать снова и снова. Большое спасибо  - не глава, а сказка, так все тщательно выписано, читать - сплошное удовольствие.
avatar
0
9
Цитата
Как сложно жить так далеко друг от друга.... переживать, скучать, считать дни, недели, месяцы до следующей встречи

Им сложно, а ведь не факт, что Лида согласится на переезд... она опасается.
Цитата
А Дину надо еще при жизни поставить памятник...или записать в Красную книгу - сколько времени парень живет в целибате..

Мне тут очень хочется сказать, откуда уверенность про целибат... Лида даже не задумывается над этим, она понимает, что он нуждается в большем при их встречах, а что вне? Они уже полтора года врозь и минимум еще полгода осталось. Динар не из стали... наверное.
Цитата
Но когда-нибудь она перешагнет свой страх..., а Дин готов ждать снова и снова.

Когда-нибудь перешагнёт. Верно. Захочет ли Дин столько ждать.
Спасибо за комментарий. lovi06032
avatar
1
7
Большое спасибо за главу lovi06032 good
avatar
1
5
Спасибо большое.
1-10 11-14
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]