Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Он, другой и ты. Часть 2. Глава 6.
Глава 6. Ночь чудес продолжается.

Саша едва не рухнула с подоконника, когда открылась дверь туалета. Она инстинктивно выкинула сигарету в окно, ожидая, что сейчас ее казнят на месте. Поймана с поличным, так сказать. Но увидев Диму, она сначала успокоилась, а потом разозлилась.
- Дим, мать твою, какого дьявола! Ты меня до смерти перепугал, - наехала она, слезая с окна на еще ватных ногах.
-Что ты делала на окне, женщина? – давясь смехом, спросил Токарев.
- Курила, - как ни в чем ни бывало призналась женщина.
Сашка изо всех сил старалась не улыбаться, но Дима хохотал так искренне и заразительно, что она тоже начала хихикать, а потом и смеяться в голос. Утирая слезы, они ржали до икоты и успокоились не сразу.
- Серьезно, зачем в окно? – повторил вопрос Дима, еще похрюкивая.
- Чтобы не дымить, - пожала плечами Саша. - Я у мамы всегда так курю.
Она прикусила язык, понимая, что болтает лишнее.
- Вниз лень было идти, - перевела тему девушка, замечая Димин внимательный взгляд.
- Ну раз я тебя спугнул, давай спокойно повторим. Угостишь меня? – Токарев запрыгнул на подоконник, уселся поудобнее и протянул руку.
Саша молча вложила ему в ладонь сигарету, которую он тут же впихнул в рот. Она сделала шаг вперед, поднося к лицу Димы огонек зажигалки. Токарев прикрыл колеблющееся из-за открытой форточки пламя ладонями, прикасаясь к Сашиным пальцам. Он глубоко втянул дым, прикуривая и не без удовольствия замечая, что девушка не спешит убрать руки. Дима отстранился первым, и Нестерова закурила сама, присев на закрытый унитаз.
- Мама не знает, что ты куришь? – слегка издевательски спросил Дима, возвращаясь к Сашиной реплике.
- Что мама не знает, то ей не повредит, - процитировала девушка слова Долорес Амбридж из «Гарри Поттера».
- Сложно спорить.
- А вообще, я не курю. Это Костик вечно меня соблазняет, - призналась Саша.
- Так почему у мамы куришь? – снова пристал Дима. - Да еще и в форточку.
Сашка взяла паузу, задумавшись, и очень честно ответила:
- Наверное, мне нужно делать что-то идиотское и вредное. Не могу я быть правильной.
- Ну тогда курение в форточку – это меньшее из зол, - покивал Дима.
Он попросил Сашу встать и отправил в унитаз наполовину скуренную сигарету. Нестерова последовала его примеру.
- Не оставишь меня на минуту? Я все-таки шел сюда не для того, чтобы тебя застукать, - намекнул Токарев, косясь на унитаз.
- Ой, прости, конечно.
Сашка вышла, проклиная себя за идиотизм, за бессонницу и тупую идею покурить в окно туалета. Обычно именно так она боролась с отсутствием сна, когда приезжала к маме. Только у мамы, конечно, не было такой шикарной ванной комнаты с матовым окном, и девушка курила в своей комнате, испытывая судьбу. Как ни странно доза никотина и адреналина всегда гарантировали ей крепкий сон. А вот сейчас Саша точно знала, что не уснет. Она была благодарна Диме, что он не обстебал ее до смерти за такие проделки. Костя на его месте не постеснялся бы. А Токарев даже сгладил, покурив вместе с ней.
Девушка вошла в свою комнату, специально не закрывая дверь. Она присела на кровать и навострила уши, чтобы услышать, когда Дима выйдет. Сейчас Саша буквально физически нуждалась в нем, сама не понимая почему. Ей вдруг стало так одиноко в этой красивой маленькой спальне. Девушка знала, что не заснет раньше утра, а будет лежать и гонять в голове старые мечты и мысли, тихо ненавидя свое спокойное благополучие. Наверное, так угнетающе действовала предновогодняя пора, когда все вокруг веселились и предпочитали проводить больше времени с семьями. Вот и сегодня народу на покер приехало мало и в основном холостяки. Костик, правда, выпросился на ночь, чтобы оторваться перед рождением малыша. Саша знала, что очень скоро ей придется надолго забыть о еженедельных тусовках с другом, ведь Бирюков будет уделять максимум внимания жене и крохе.
Кос и Марина были последними из ее друзей, кто еще не родил ребенка, и Саша понимала, что вскоре общаться они будут намного реже. Она, конечно, была за них рада, но вот за себя Нестерова немного боялась. Поэтому в этот раз перспектива остаться наедине с собой пугала ее куда больше, чем компания Димы Токарева. Задумавшись, Саша не услышала, как хлопнула дверь уборной в конце коридора, и Дима прошагал к ее комнате.
- Ты в порядке? – тихо спросил он, стоя у открытой двери.
- Да, - резко вскинув голову и встав с кровати, ответила Саша.
- Точно? Может, хочешь чего-нибудь?
«Тебя», - едва не ляпнула Сашка, но вовремя прикусила язык.
- Иди спи, Дим.
- Не спится.
- Вот и мне.
Снова между ними повисло неловкое молчание, и на этот раз Саша не выдержала.
- Дим, можно задать личный вопрос?
- Задать-то, конечно, можно, - скрывая за улыбкой волнение, кивнул он.
- Ты кодировался или торпеду вшил?
- Что? – Токарев не выдержал и засмеялся. - С чего ты взяла?
- Ну, ты не пьешь… Вообще, - пояснила Саша свои догадки.
- Не пью, Саш, ты права. Но выпиваю. Иногда. Хорошее вино, в хорошей компании. Ты просто так спрашиваешь или с дальним прицелом?
- Просто так… То есть… Эээ… Раз нам обоим не спится, может… В общем, я бы сейчас не отказалась от бокала Бордо, бутерброда и хорошей компании, - наконец выпалила Сашка.
- Ну, вино и бутер – не проблема, а вот с компанией не знаю, как тебе помочь. Кос, наверное, видит десятый сон, а к парням, я так понял, ты не особо хочешь спускаться…
Дима, конечно, специально, косил под дурачка. Он прекрасно понял, что Саша приглашает его на ночной пикник, но ему до одури хотелось, чтобы она сказала ему об этом прямо. Ну и цену себе, конечно, набивал. Самую малость.
- Не придуривайся, Токарев, - насупилась Сашка.
- И в мыслях не было.
- Дим, просто посиди со мной, - она, наконец, убрала шипы и сарказм, даже позволив себе добавить: - Пожалуйста.
Саша смотрела на Токарева снизу вверх, и ее глаза буквально умоляли его не уходить. Девушка выглядела такой одинокой, уязвимой, ранимой. Дима тепло улыбнулся ей и тихо сказал:
- Хорошо. Сейчас приду.
Он кометой слетел с лестницы, не чуя под собой ног, и понесся в кухню. Там набросал на хлеб куски ветчины, сыра, листья салата и колечки помидор, запихал блюдо с сэндвичами в микрашку, благословляя того, кто придумал продавать хлеб и прочую еду в нарезку. Пока сыр плавился в печке, Дима нашел в баре бутылку красного сухого Бордо, открыл. Он прихватил два бокала, забрал с кухни еду и поспешил обратно на второй этаж.
Саша сидела на кровати, подтянув ноги к себе, и щелкала пультом телека. Увидев Диму в дверях, девушка робко улыбнулась. Она оставила канал, где крутили клипы, снизив звук почти до минимума. Токарев поставил тарелку с бутерами прямо на кровать, разлил вино по бокалам, но не решился присесть, пока Саша не похлопала по одеялу рядом с собой, снова приглашая его.
- С Наступающим, - робко улыбнулась девушка, звякая своим бокалом о его.
- И тебя, - кивнул Дима, отпивая терпкого вина.
Саша почувствовала, как что-то теплое и старое разлилось по ее телу вместе с глотком Бордо. Она поерзала на кровати, стараясь не вспоминать тот вечер, когда они за столиком в кофейне накачивались вином, вечер, когда она решила во что бы то ни стало переспать с Димой. Но память, экая стерва, фривольно подсовывала Саше образы и эмоции, которыми девушка тогда откровенно наслаждалась. Да и сейчас она не могла сказать, что жалела о флирте с Димой, об их поцелуе в туалете и бесценной картине маслом – Ксюшиной вытянутой физиономии.
- Ты так загадочно улыбаешься… - аккуратно спросил Дима, разрывая слегка затянувшуюся после тоста и глотка вина паузу.
- Ты, наверное, забыл, но мы пили с тобой Бордо в кофейне…
Дима слегка прищурился, явно копаясь в своем разуме и не находя там подходящих воспоминаний. Саша не обиделась. Скорее всего, он миллион раз вот так вот сидел в кофейне с миллионом разных Саш.
- Мы еще целовались в туалете, а потом твоя Ксюша нас засекла.
Он действительно не помнил, как их спалила Ксения, но ему, в общем, было тогда, да и сейчас, на нее глубоко наплевать. Ревнивые потуги быть собственницей обычно тухли наутро после того, как Дима бросал на тумбочку несколько тысяч и уходил на работу. Она не в чем себе не отказывала, но на людях могла прикинуться, что ее волнует, с кем Токарев жмется по туалетам.
Дима приподнял бровь, улыбнулся:
- Я помню, что целовались. Даже помню, что хотел большего.
- Ага, - хихикнула Сашка. - Я вот тоже хотела, а в итоге ты трахнул Светку.
Она выдала это совершенно беззлобно, без обиды и нервов. Сейчас та ночь казалась девушке веселым приключением. Может, не очень приятным, но уж точно не скучным.
- Светка? Какая еще Светка? – опешил Дима, а потом его озарило. - О, боже мой, это твоя подружка психованная. Блиииин, Саш, ну какого черта ты напомнила? Вот ее я бы с удовольствием стер из своей памяти.
Токарева передернуло. Он сделал из бокала огромный глоток, встал с кровати и скомандовал:
- Доставай сигареты. Пошли курить в туалет.
Сашку почему-то жутко развеселило то, как завелся Дима. Она кинула ему пачку, зажигалку и двинула за хозяином в уборную. Токарев открыл форточку, в которую курила Сашка, снова запрыгнул на подоконник, а Нестерова опять устроилась на крышке унитаза.
- Чего это ты так разнервничался? – поинтересовалась Сашка, затягиваясь.
- У этой твоей Светки чердак со сквозным проветриванием, а по пьяни его и вовсе сорвало. Как вспомню ее вопли… бррр, - Дима передернул плечами.
Ему действительно было противно вспоминать сейчас свои подвиги, а уж вот такие казусы - тем более. Он более чем наплевательски относился к девушкам, с которыми спал. Его не волновало удовольствие партнерши, и он этого особо не срывал. Но вот что Токарева всегда выбешивало – так это симуляция. Он чертовски злился, когда бабы начинали фальшиво стонать, извиваться, корчиться, биться в воображаемом оргазме. Он не любил, когда из него пытались сделать идиота. Козел – да. Моральный урод – несомненно. Алкоголик и беспринципный засранец – конечно. Но вот дебилом Дима не был. А Света, видимо, считала иначе.
Он не без труда, но припомнил, что в тот вечер поехал к Сашке, которая жила с этой самой контуженой девицей. Дима, конечно, собирался трахнуть свою бывшую официантку, но та очевидно перебрала и ушла спать, оставив его наедине с соседкой, которая была откровенно не против. Собственно Дима тоже был за. Пока они не начали.
- Кстати, до секса у нас с ней так и не дошло, - словно между прочим отметил Токарев, полагая, что это сыграет ему на руку.
- Да-да, Светка утром говорила, что у тебя не встал, - нейтральным тоном сообщила Саша, словно они разговаривали не об эрекции, а о погоде.
Дима поперхнулся дымом, а потом замер, припоминая.
- Слушай, я честно сказать не помню, но если и встал, то быстро упал, - признался Токарев.
- Что ж так? – Нестерова откровенно издевалась.
- Так эта твоя Светка орала, как гребаная банши. Я боялся, что она сейчас переродится в какого-нибудь упыря и откусит мне голову. В таком стрессе какая эрекция? Живым бы свалить.
Сашка вдруг начала истерично ржать.
- Чего угораешь? – картинно обиделся Токарев. - Сама меня с ней кинула. Мстила заранее, да?
Они докурили и пошли назад в комнату. Сашка продолжала смеяться, а Дима корчить перепуганного любовника.
- Я слышала, как она вопила. Если честно, то мне самой было не по себе, - сказала Саша, отсмеявшись и пригубив вина.
Она вполне допускала такое развитие событий, потому что Света в тут ночь была действительно не в себе, да и потом до Сашки доходили сплетни, что ее соседка та еще артистка. Девушка отломила кусочек бутерброда и с наслаждением прожевала.
- Вы правда не занимались сексом? – уточнила Нестерова, начиная смотреть по новому на ту ночь.
- Ну, она во время прелюдии уже была невменяемой, а потом и вовсе на своей волне. Если тебя интересует сам факт, то нет. Я ей не вставил, грубо говоря. Побоялся. Она мне и так всю спину расписала ногтями. Если б трахнул, вообще, наверное, ушел бы освежеванным.
Сашка захихикала.
- Бедолага, - она протянула руку и погладила Диму по плечу.
Оба тут же напряглись. Дима, потому что от этого маленького жеста участия у него по всей руке разлилось тепло, которое потом устремилось прямо к сердцу. Саша, потому что ей пришлось не без труда убрать руку, которая была готова продолжить гладить Диму. Девушка почти физически ощутила, как его шея, волосы, лицо просят ее прикосновений. Да и взгляд, которым мужчина проводил ее пальцы, был весьма и весьма красноречивым.
- Почему ты так спокойно это все приняла? – спросил Дима, стараясь не акцентироваться на их контакте.
- Что? Светку?
- Да.
- А как мне нужно было это принять? Орать на тебя? На нее? Ворваться в комнату? Устроить сцену?
- Ну, это было бы логично. Я же весь вечер терся о твою коленку. И с тобой целовался в туалете.
- Ты не принадлежал мне, Дим. Мы оба просто хотели переспать. Что поделать, если у меня желудок слабее, чем у Светки. Естественный отбор, мать его, - чуть печально пояснила Саша.
Токарев окинул девушку странным долгим взглядом, заставляя ее снова занервничать, а потом спросил:
- Все было бы иначе, если бы я тебя дождался?
Саша опустила голову, не находя сил смотреть Диме в глаза. Девушка вспомнила, что утром Света говорила о звонках Диминой пассии, которые разрывали его телефон. Нестерова печально улыбнулась и помотала головой.
- Нет, Дим, все было бы точно так же, вычитая детали.
Саша вдруг слишком явно представила секс с Димой на диване в своей квартире, Светку за стенкой в кухне, звонки от Ксюши… Нет, даже алкоголь не помог бы им. Не помог бы ей. Ну а у Димы наверняка и в этом сценарии все бы сошлось.
На автомате отламывая кусочки сэндвича, Саша таращилась в тарелку, жуя, чтобы не говорить. Однако бутерброд кончился. Девушка сделала последний глоток вина и, словно найдя в себе силы и смелость, тихо сказала, глядя Диме прямо в глаза.
- Пока мы занимались сексом, у тебя разрывался телефон. Ты снимал трубку, разговаривал, не прекращая трахать меня.
- Да, это на меня похоже, - теперь уже Токарев прятал глаза. - Очень похоже.
- Ты мне очень нравился, Дим. Так нравился, что я даже хотела повторить.
- А я не хотел, - угадал Дима.
- Не хотел, - эхом повторила Саша.
Они снова замолчали.
- Сколько тебе было лет? – спросил Дима, вставая с кровати и разливая по бокалам остатки вина.
Он не нашел сил сесть обратно, чувствуя, что должен сейчас сохранить дистанцию. Токарев встал у окна, пригубил Бордо.
- Девятнадцать, - ответила Саша.
Дима тихо хмыкнул.
- Ты даже в девятнадцать была умнее меня, девочка.
- Спасибо, что не извиняешься, - Сашка решила игнорировать его реплику об уме, так как считала себя полной дурой. И тогда, и сейчас.
- Мне жаль, Саш. Но ты, видимо, знала, на что шла.
- Я вполне осознавала.
Токарев изо всех сил старался вспомнить хоть что-то. Он таращился в темное окно, перебирая в уме события, образы, эмоции того времени, но среди кучи воспоминаний о пьяных оргиях не было даже крохотного момента о сексе с Сашей. У Димы каждый день была такая Саша, которую он трахал, пока решал дела или пытался отвязаться от Ксюши. Он не помнил секса с Сашей, но сохранил в своей голове нечто иное, связанное с ней.
- Знаешь, зато я помню, как ты пыталась пообедать пакетом с лапшой вместо борща, - Токарев нашел силы оторвать глаза от окна и взглянуть на молодую женщину, о которой у него было так много и одновременно так мало воспоминаний.
Саша не смогла сдержать улыбки.
- Какой я тебе к херам Петрович. Зови меня по имени, - изобразила девушка Димин голос.
Токарев тихо рассмеялся. Почти мгновенно напряженная струна нервов ослабла, и атмосфера в комнате стала легкой, игривой.
- И костюм Чебурашки в тот день был в стирке, - на душе Димы потеплело, и он продолжал, поймав волну: - Штаны, в которых ты работала, были ужасными. Они тебя полнили, скрывали такую классную попу и ноги.
- Ты просто похотливый засранец, Токарев, - Сашка кинула в него кусочком хлеба.
- Я помню, как ты велела мне мыть пол самому или заткнуться.
- Я не могла велеть тебе заткнуться, - заспорила Саша.
- Ну, возможно. Но ты очень громко думала.
- Это да.
- Я помню, как у тебя глаза горели после премии, которую я тебя начислил. После того недоразумения с твоей соседкой я хотел тихо свалить, чтобы не слушать твои упреки, а ты даже не думала об этом. Хотя и лишнего не позволила. Я так тебя хотел тогда, Сашка.
- Анально.
- Что?
- Ты сказал, что хотел бы заняться со мной именно анальным сексом, - напомнила Саша.
Дима невольно задержал взгляд на пятой точке девушки и… не смог не согласиться:
- Черт, да, - усмехнулся он, слегка качая головой.
Токарев присел обратно на кровать, близко-близко. Они с Сашей оказались лицом к лицу, и никто не хотел ни отодвинуться, ни отстраниться.
- А еще ты соврала, что секс был хорош, - закончил Дима. - Это было зря.
- Ты мне очень нравился, - словно оправдываясь, второй призналась Саша.
- Позволь мне попытаться снова тебе понравиться, - Дима ласково приложил ладонь к ее щеке, поглаживая скулу большим пальцем. - Пожалуйста, Саш. Давай попробуем.
- Зачем, Дим?
- Вдруг получится?
- Что получится?
- Что-нибудь хорошее.
- Ты сам не знаешь, чего хочешь.
- Откуда мне знать? У меня никогда не было того, что я хочу.
- А что ты хочешь?
- Я уже говорил. Ужин, разговор, возможно поцелуй.
- О, боже.
Саша оттолкнула Димину руку, вскочила с кровати и сама теперь стояла у окна, изучая узор на стекле. Токарев тоже встал, и девушка вся сжалась. Она ожидала, что Дима подойдет к ней, опять начнет давить этим своим запахом, теплом, прикосновениями. Нестерова слишком хорошо помнила тот недавний поцелуй на ее кухне, и ей не хотелось заново быть загнанной в угол.
Дима, словно прочел ее мысли, он не приблизился к Саше, а подошел к двери, но не спешил уходить.
- Ты ставишь елку во дворе? – вдруг спросила Саша, разрывая напряженное молчание.
- Нет.
- А было бы здорово. Прямо как в мультике про дядю Федора, - Нестерову понесло. Она вдруг слишком красочно представила себе Димин новогодний двор. - Нужно поставить елку и нарядить ее. А еще лучше - посадить. Тогда каждый год будет живая.
- Сашк, я один живу. На кой черт мне елка во дворе? И уж точно у меня не будет времени ее наряжать.
- А племянница? Она к тебе приезжает?
- Я к ним приезжаю.
- Понятно.
- А ты?
- А что я?
- Где справляешь Новый год?
- С подругами или у мамы. Но в этот раз думала к Бирюковым примазаться. Они обычно трахаются в новогоднюю ночь, но в этом году Костяну видимо не светит.
Дима засмеялся. Он отошел от двери, взял с тумбочки пустую тарелку и бокалы и снова двинулся на выход, бросив:
- Саш, обещай, что подумаешь.
Девушка обернулась и кивнула с теплой улыбкой.
- Хорошо. Подумаю, - выдохнула она, провожая взглядом закрывающуюся дверь.
Токарев едва не подпрыгивал, спускаясь с лестницы. Они определенно сдвинулись мертвой точки. То, что Саша не послала его и обещала подумать, вселяло надежду. Он запихал грязную посуду в машинку, поднялся обратно на второй этаж и тут его осенило.
Дима забарабанил в Сашкину дверь, которую девушка открыла почти сразу.
- Полагаешь, я уже подумала? – скабрезно осведомилась Саша, подняв бровь.
- Послушай, - Дима прижал палец к ее губам. - Мы ведь очень классно посидели. Выпили, перекусили. Поговорили так… Приятно так поговорили, согласись?
Нестерова кивнула, потому что Дима все еще закрывал ей рот.
- Прости, - он убрал палец и уже собирался извиниться за дерзость, как девушка заговорила сама.
- Хочешь сказать, это было свидание?
- Я не силен в терминологии и критериях, но, в общем, очень даже на него похоже. И ты, между прочим, была инициатором.
- Значит, наверное, я должна проявлять инициативу до конца…
Дима не успел сообразить, что бы это значило, как Саша притянула его к себе, обняв за шею. Она прижала свои полураскрытые губы к его, заставляя Токарева задохнуться от неожиданности. Несмотря на всю чепуху, которую они несли, Дима мгновенно забрал инициативу себе. Он начал осторожно целовать девушку, словно боялся спугнуть. Лишь когда Саша придвинулась ближе и провела пальцами по волосам у него на затылке, он прибавил газу. Токарев провел языком по нижней губе девушки, прося разрешения и тут же получая его. Саша разомкнула губы, позволяя ему углубить поцелуй. Его язык тут же сплелся с ее, губы продолжали синхронно двигаться, соединяя поцелуем две жаждущие души.
Дима едва сдерживал себя. Он изо всех сил старался остаться в уме, сохранить рассудок, не позволить себе лишнего. Сашин горячий, влажный рот сводил его с ума. Она отвечала ему так пылко, так чувственно, подхватывая каждое его движение, угадывая все, что он хотел. Девушка продолжала гладить его волосы и прижималась к нему всем своим гибким, стройным телом. Токарев просто не мог держать руки при себе, это было выше его сил. Он позволил ладоням блуждать по ее бедрам, гладить живот, спину, ласкал пальцами ее лицо, а потом топил их в мягком каскаде длинных волос. Дима отчаянно старался избегать груди, задницы и того места, где сходятся ноги, потому что знал - слишком рано, слишком много и так.
А Саша и вовсе пребывала в каком-то трансе. Она цеплялась за Димины плечи и шею, водила рукой по колючему ежику на затылке, ощущая, как приятно покалывает пальцы. Девушка тонула в поцелуе, в запахе, которым пропитывалась, вжимаясь в Токарева. По ее телу шли то ли токи, то ли вибрации, которые грозили напитать ее до полного насыщения и разорвать в клочья. С каждым движением губ и языка Димы Сашка как будто проглатывала острую иглу, которая прямой наводкой устремлялась к ее паху, где пульсирующей, тянущей, безумно приятной болью колол тугой узелок возбуждения. Нестерова была откровенно благодарна своему бывшему боссу за то, что он первым разорвал поцелуй, и она не дошла до кондиции, когда начала бы его умолять трахнуть ее прямо здесь, стоя у двери.
А Дима оторвался от Сашиных губ только потому, что знал, они не смогу остановиться, если сейчас не снизят темп. И вряд ли утром Нестерова будет в восторге от жаркой ночи. Но он определенно не был готов закончить и пойти спать. Слишком долго он ждал, чтобы она сделала этот шаг сама. Токарев не отпускал Сашку. Его руки нырнули под майку и растирали спину девушки. Он покрывал легкими влажными поцелуями ее щеки, шею и даже добрался до плеч. Благо майка была широкой и позволяла немного оголить кожу.
- Сейчас невозможно нормально поужинать в ресторане, - приглушенно проговорила Саша, уткнувшись носом в Димину грудь.
- Что? Почему? – не понял Токарев, прокладывая языком путь от плеча к основанию шеи.
- Одни корпоративы. Все орут, шумят. Конкурсы эти нелепые, - продолжала лепетать Нестерова, поворачивая голову так, чтобы Диме было удобнее. - Невозможно нормально поесть, спокойно поговорить.
- У меня в ДТ корпоративки только в малом зале, - Токарев начал понимать, о чем зашел разговор. - Можем спокойно посидеть в випе. Подойдет?
- Я никогда у тебя не была. Готовят прилично?
Дима аж хмыкнул ей в шею, оторвался от покусывания нежной кожи и, заглянув девушке в глаза, не без бахвальства ответил:
- У меня лучшая еда в городе.
- Как всегда, - Сашка не могла перестать улыбаться.
- Завтра? – предложил Дима, решив не откладывать в долгий ящик и ковать, пока куется.
- Нееет, - Саша провела пальчиками по крепкому прессу Димы, заставляя мышцы напрячься, а его самого громко выдохнуть. - Завтра я буду трусливо скидывать твои звонки и придумывать причину, чтобы отмазаться.
- Ну да, это, конечно, важно, - покивал Дима со всей серьезностью. - Понедельник?
- В понедельник у меня верстка. Я буду много материться и ужинать за полночь. Вторник?
- Черт, у меня дела в соседней области, тоже приеду ближе к ночи. Среда?
- Подходит. В семь?
- Да. И ни одна отмазка не принимается.
- Но я все же придумаю парочку. Вдруг повезет.
- Не повезет, - он крепко прижал девушку к себе, давая понять, что больше не отпустит ее.
Сашка буквально задыхалась в его объятиях. Ей было и тепло, и страшно, и она не знала, чего больше. Димкин запах в густой концентрации превратился в какую-то стихию, которая накрывала ее с головой. Девушка изо всех сил держалась за крепкое тело Димы, надеясь, что не совершает ошибку. Все ее естество тянулось к этому мужчине, и она просто устала бороться одновременно и с ним, и с собой. Как оказалось, поддаваться обаянию Токарева все так же приятно. Саша старалась не думать о будущем, а просто попробовать, как предлагал Дима.
- Спокойной ночи, - Дима оставил на ее губах легкий поцелуй и аккуратно подтолкнул Сашку к кровати.
- Пока, - улыбнулась ему Нестерова через плечо и прежде, чем он зарыл дверь с той стороны, в очередной раз поинтересовалась. - Дим, что у тебя за парфюм?
Он назвал марку, которую Саша не смогла вспомнить утром.

Редакция: mened
ФОРУМ
Категория: Собственные произведения | Добавил: Мэлиан (06.03.2015)
Просмотров: 298 | Комментарии: 7 | Рейтинг: 5.0/11
Всего комментариев: 7
avatar
0
7
душевно так поговорили)) fund02016
А парфюм у него какой-то волшебный, никак Сашка его не запомнит giri05003
avatar
0
6
Как они повзрослели, оба.
Написано бесподобно! Спасибо good
avatar
0
5
Не марка парфюма важна, а сам Дима с любым парфюмом будет невероятно хорошо пахнуть для Сашки. И как же давно это происходит с ней. Как будто залегло это чувство глубоко в душу и ждет там хороших времен. Очень интересно читать о том, что думает Дима, как радуется любому движению, исходящему от Саши. Просто класс!
avatar
0
4
Лёд тронулся...  giri05003  
Они всё-таки устроили разбор старых полётов.  Ну, и флаг им в... 
Короче, хорошо.  fund02002

Спасибо за главу!
avatar
0
3
ОГРОМНОЕ СПАСИБО!!!!
avatar
0
2
Благодарю за продолжение good lovi06032
avatar
0
1
Спасибо!!!
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]