Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Сокрытое в бирюзе. Глава 2. Огненная Саламандра.
Глава 2. Огненная Саламандра.
Лучшим сейчас для меня было бы спрятаться в квартире, закрыть окна, запереть двери и сидеть тихо, как мышка… Но всё, на что меня хватило – это быстро пригнуться, оказавшись за ограждением балкона. Если повезёт, чудовище не заметит меня. Отыскав небольшое отверстие в деревянных панелях, я приставила туда глаз, стараясь увидеть, что происходит.
Чудовище больше не преследовало человека, да и сам человек больше не пытался убежать – тот остановился и обернулся, пригнувшись, будто готовился сражаться с монстром. Безумец. Пусть он и окутан огнём с головы до ног, дешёвый фокус не спасёт ему жизнь. Этих существ ничто не остановит.
Монстр был огромен и походил на тех, что встретились мне несколько лет назад. Обычно они не появлялись днём, и я была уверена, что эти создания выползают только по ночам, когда скрывалось солнце. Но происходящие события говорили об обратном.
Тело монстра было покрыто чем-то чёрным и блестящим. Он стоял на четырёх лапах, и две передние были значительно длиннее задних, неестественно сгибаясь вовнутрь. На пальцах блестели поразительно длинные, наверно, с мою ладонь, когти. Взглянуть на морду зверя мне не позволил страх.
Вдруг пламя на человеке угасло. От него осталась только струйка дыма, поднимающаяся вверх. Он оказался совсем юным мальчишкой! Я зажала ладонями губы, пытаясь подавить всхлип.
«- Беги, идиот!» - хотелось выкрикнуть мне, - «Почему ты остановился?!»
Но убегать парень, судя по всему, не собирался. Он стоял напротив зверя, слегка пригнувшись и расставив в стороны напряжённые руки. Весь он был облачён в чёрное: брюки с кучей карманов держались на широком ремне и были заправлены в высокие ботинки, толстовка с глубоким капюшоном скрывала тело и лицо. В правой руке он держал какой-то предмет, похожий на короткую палку.
Существо зашипело, а затем и вовсе зарычало. От этих звуков к горлу у меня подкатила тошнота.
- Давай, чего ты ждёшь! – выкрикнул юноша. – Нападай!
Второго приглашения зверю было ненужно – тот уже в следующий момент ощетинился и кинулся прямо на беззащитного парня. И я уже приготовилась закрыть глаза, чтобы не видеть, как он растерзает бедного юношу, но человек оказался проворным. Предмет в его руке заблестел, и лучи ослепили монстра – тот замешкался, и парень сделал шаг в сторону, уходя из-под удара мощной лапы и тут же нанося ответный удар. Предмет в его руках оказался сияющим клинком! Лезвие и рукоять его полностью обволокло пламя. Почему огонь не причинял ему вреда, было мне неизвестно, но пока отсутствие ответа на этот вопрос несильно меня волновало. Если юноша действительно сможет победить монстра, то совсем неважно, как он это сделает. Пусть только убьёт эту тварь!
Но радоваться оказалось рано. Зверь извернулся, показывая незамеченный мною до этого хвост. Им он обвил ногу человека и дёрнул, повалив того на землю. Клинок выпал у него из руки, тут же превратившись в пустую рукоять, лезвие как будто испарилось. Парень схватился за пострадавший затылок, капюшон спал с его головы, открыв моему взгляду копну взлохмаченных чёрных волос. Вдруг он запрокинул голову вверх… и посмотрел на меня. «Точно на меня». Но потом тут же переключил внимание на монстра.
Зверь кинулся на парня, но юноша, вместо того, чтобы попытаться подняться на ноги и убежать, снова взглянул на меня.
- Беги! – успел прокричать он, прежде чем монстр сцапал его своими когтями.
Его голос прозвенел у меня в ушах, но этим лишь сильней приковал к месту. От этих существ не убежать, не спрятаться, не спастись.
Я закрыла лицо руками, неспособная больше смотреть. Теперь было ясно: прикончив парня, зверь убьёт и меня тоже, он найдёт меня, я не смогу избежать смерти – не в этот раз. И пусть так, пусть… когда-то это всё равно должно было закончиться, так почему не сейчас? Два года, больше или меньше… я пыталась, сколько могла.
Раздался очередной звериный рёв, ещё оглушительнее предыдущих. Такой сильный, что заставил меня зажать уши ладонями. Теперь я снова видела.
От удивления я выдохнула весь воздух, что был в лёгких. Не представляю, что я ожидала увидеть, но точно не то, что развернулось глазами.
Зверь, рыча и впиваясь когтями в юношу, приподнял того от земли и стоял на задних лапах, но парень тоже вцепился в зверя, голыми руками он держался за его раскрытую уродливую пасть!
- Ты умрёшшшшшь сссегодня, - донеслось до меня звериное шипение.
И следующим, что я услышала, был ровный мужской голос:
- Нет, - сказал человек, - это ты сегодня… сгоришь!
И снова яркое пламя обволокло юношу, а потом переметнулось и на монстра. Последний задёргался, зашипел и попытался стряхнуть с себя парня, но тот держался крепко, не собираясь уступать.
Поняв, наконец, что оторвать от себя мальчишку не выйдет, чудовище наоборот усилило хватку, стараясь его раздавить. Парень закричал, пламя на секунду дрогнуло, но в следующую уже разгорелось ещё сильнее, извергая в небо целый фонтан искр. Человеческие крики и рычание чудовища смешались в единый ужасающий клубок. Я снова закрыла уши руками. То, что разворачивалось передо мной, больше всего походило на кошмар, но никак не на реальность. Наконец, достигнув своего апогея, крики прекратились.
Я осторожно выглянула из-за балконного ограждения. Руки мои от увиденного безвольно упали по швам.
Поверженное чудовище, не двигаясь, лежало на земле, с его тела стекала дымящаяся чёрная жижа. Перед ним на коленях сидел юноша. Капюшон толстовки всё так же лежал на его спине, но чернота волос как будто пропала. С секунду он так и оставался стоять, глядя на убитого им монстра, а затем с коленей рухнул прямо на асфальт.
- Чёрт! – сорвалось с моих губ.
Пришлось выбраться из своего укрытия и, ухватившись за балконные перила, спрыгнуть вниз.
Я поспешно приблизилась к юноше. Чем сильнее уменьшалось расстояние между нами, тем яснее я осознавала, что волосы с его головы никуда не делись – они горели, и не просто горели – чёрные пряди превратились в ослепительно-яркие языки пламени.
Внезапно парень зашевелился. Слегка повернув голову, он посмотрел на меня лазурно-голубыми глазами.
- Мой клинок, - прохрипел он, еле шевеля губами, и я заметила, как между ними проступает кровь: зверь сильно его потрепал. – Забери мой клинок.
Дождавшись от меня заторможенного кивка, он закрыл глаза и, кажется, отключился. Пламя потухло, волосы его вновь почернели.
С чудовищным усилием заставив себя оторвать от него взгляд, я огляделась в поисках оружия. Оно обнаружилось лежащим в нескольких метрах от меня. Я подошла к нему и осторожно подняла, опасаясь, что рукоять снова превратится в пылающий клинок. Но ничего подобного не произошло. Я осмотрела её, она была гладкой и блестела в тусклых солнечных лучах, каким ещё удавалось пробиться сквозь сгущающиеся тучи. В отверстие, куда у обычного меча помещалось лезвие, был вставлен какой-то маленький предмет, но рассмотреть его я не успела.
Раздался очередной громовой раскат, и дождь плотной ледяной стеной обрушился на город, погребя под собой дома и улицы.
Быстро сунув рукоять за пазуху, я вернулась к парню. Тот так же лежал без сознания у тела убитого монстра. Его волосы намокли и теперь казались змеями, скользящими по бледному, покрытому ссадинами лицу. Вряд ли он умер – скорее всего, просто потерял сознание, но если я оставлю его лежать здесь, смерть быстро настигнет его.
Моё решение поразило меня, но я запретила себе об этом думать – нельзя было растрачивать драгоценное время, что ещё оставалось.
Вздохнув, я схватила юношу за руку и, присев, закинула себе на плечо. К счастью, он оказался не слишком тяжёлым, даже несмотря на свой довольно высокий рост.
Я втащила его в здание, а потом, немного переведя дух, по ступеням в «свою» квартиру, повозившись немного с баррикадами, что до этого возвела у входной двери. Оставив его лежать на ковре в гостиной, я подошла к балкону и закрыла балконную дверь, чтобы не пускать холод – мы и так оба промокли до нитки, а огонь внутри разводить было опасно.
Дождь, казалось, ещё больше усилился. Ветер трепал провода и качал фонарные столбы, молнии расчерчивали небеса на части. Будто природа была недовольна тем, что мы скрылись, не оставив на улице своих жизней.
Я стянула с себя мокрую одежду и переоделась в сухое. Взгляд упал на парня, который всё ещё был в отключке и, кажется, планировал таким и оставаться. Нужно раздеть его, прежде чем он подхватит простуду, хватит с него на сегодня.
Я стащила с него толстовку, а затем обувь, брюки и футболку – всё черное и эластичное. На левом запястье у него обнаружился браслет. Кажется, золотой, он состоял из маленьких язычков пламени, цепляющихся друг за друга. На шее висел кожаный шнурок, заканчивающийся хитро сплетённым медальоном из бронзовой проволоки.
Не без любопытства я вгляделась в лицо человека. Он был ещё совсем молод и довольно красив, насколько я могла судить. Только кожа казалась неестественно бледной, что немного настораживало. Под палящим круглыми днями солнцем такую не сохранишь.
Кожа на его груди и руках была покрыта царапинами и порезами – результат встречи с чудовищем. В некоторых местах кровь уже запеклась, но особенно глубокие раны всё ещё продолжали тошнотворно блестеть в полумраке комнаты.
Потребовалось всё содержимое моей аптечки, чтобы обработать его травмы. Через пару часов юноша лежал на полу, весь перевязанный бинтами и укрытый старым одеялом, найденным мною в шкафу. Немного подумав, я взяла маленькую подушку и подложила ему под голову. Сама я забралась на диван, поджав под себя ноги. Не зная, чем ещё себя занять, я достала из-за пазухи рукоятку и начала вертеть её в руках, рассматривая со всех сторон. Она была сделана из тёмного металла, холодная, украшенная тонкими линиями замысловатой гравировки. Моё внимание снова привлёк камешек, установленный на месте лезвия. Я коснулась его кончиком пальца. Камень оказался теплее рукояти и, как мне показалось, слабо вибрировал. Я надавила сильнее, чиркнув по нему ногтем.
Внезапно он скрылся в отверстии, а затем как на пружине выскочил наружу и оказался лежащим на моей раскрытой ладони. Я пригляделась к нему повнимательнее. Камень имел грубую продолговатую огранку и казалось, что внутри него что-то, извиваясь, переливается, излучая едва уловимое свечение. Чем сильнее я в него вглядывалась, тем ярче становился свет, и вскоре камень в моих руках нагрелся, засверкал, стал горячим!
Ладонь, в которой я сжимала его, пронзило электрическим разрядом.
Парень на полу шумно вздохнул, его грудь резко дёрнулась вверх, а потом так же стремительно опустилась обратно.
Испугавшись, я откинула камень в дальний угол комнаты. На мгновение всё стало как прежде – человек неподвижно лежал на полу, укрытый одеялом, в комнате было тихо и темно. Но внезапно яркая вспышка пронзила воздух – где-то совсем рядом в землю ударила молния. Затем раздался сокрушительный громовой раскат.
Я вцепилась пальцами в истрепавшуюся диванную обивку и замерла. Сердце тяжело ухало в груди, и дрожь от его ударов сотрясала всё тело. Мне стало дурно. Ни с того ни с сего на меня накатила сильная усталость, к горлу подступил ком, и спустя несколько мгновений я поняла, что тихо плачу. Эмоции превысили планку, внезапно я сознала, насколько близка была к смерти сегодня. Страх, сковывающий ранее мысли, улетучился, уступая своё место истерике.
Мои руки дрожали, я обняла себя ими, обхватив плечи, но это всё равно не помогло успокоиться. Перед глазами проносились сцены битвы между монстром и юношей. «Ты умрёшшшь сссегодня». Как… как этот человек смог победить зверя?! Кто он?
- Что ты такое!? – пролепетала я, голос срывался.
Я так давно не встречала этих чудовищ, что со временем перестала относиться к ним как к чему-то реальному. Они были лишь воспоминаниями… до этого дня. И теперь память прояснилась, а горечь потери, страхи, одиночество накатили на меня словно очередное смертоносное цунами.
Жизнь забрала у меня всё: дом, друзей, родителей, человека, которого мне случилось полюбить… и теперь она решила снова собрать свою дань, лишив меня той небольшой стабильности, что мне удалось сохранить несмотря на охватившую мир панику. Жизнь ненасытна.
Слёзы больше не лились по щекам, на место паники пришла злоба. Вытерев лицо, я порывисто встала и, пройдя в противоположенный конец комнаты, подняла с пола отброшенный камень, после чего приблизилась к юноше. Тот теперь дышал довольно легко, грудь его то и дело вздымалась. Присев на корточки, я положила камень на его голую кожу под горлом, прямо в ямочку между ключицами. Он снова слабо мерцал таинственным огоньком.
- Не знаю, кто ты и как оказался здесь сегодня, но мне пригодилась бы твоя помощь, - сказала я, схватив его за расслабленную в беспамятстве руку. – Ты обязан мне своей жизнью, ведь я спасла тебя, перевязала раны и не дала умереть на улице. И теперь ты должен помочь мне, слышишь?! Я не знаю, как – мне это неважно, просто… помоги… Я не могу больше, только не так… не так!
Выговорившись, я выпустила его руку из своей и отстранилась. Ноги понесли меня обратно на диван. Я опустилась на него, прижавшись к спинке, и закрыла глаза. Хватит… хватит с меня на сегодня.
***
Когда я проснулась, была уже глубокая ночь. Дождь прошёл, и теперь без шума воды за окном как будто чего-то не хватало. Недавние события тут же вспомнились мне, помогая сбросить с себя последние остатки сна. Бросив взгляд на юношу и убедившись, что он всё ещё без сознания, я села, а потом поднялась с дивана и, взяв рюкзак, перекинула его через плечо. Если парень не очнётся в ближайшее время, ему понадобятся лекарства и ещё бинтов, да и еды у меня осталось не так много.
Я снова вышла на балкон и осмотрела улицу. Та была пуста. Тело убитого монстра будто растворилось в воздухе. Вид девственно чистой магистрали заставил мурашки пробежаться по спине, но я не позволила страху завладеть собой. Тот зверь погиб – я видела это своими глазами. Может, кто-то забрал его тело? Хотя от этой мысли мне лучше не стало.
Но оставаться в квартире и ждать, не зная чего, было невыносимо. Я хотела убраться отсюда хотя бы на время, чтобы не видеть этого человека… первого человека, с которым мне выдалось столкнуться с того самого дня в том богом забытом Сиэтле на этой богом забытой Земле. Казалось, что находиться рядом с ним всё равно что быть на мушке, будто надо мной горит огромная неоновая стрелка, указывающая моё местоположение для всевозможных опасностей. Поэтому я рискнула и, решив сделать то, на что не отваживалась целых два года, потянулась к столбу и как в прошлый раз спрыгнула на мостовую. Рюкзак неприятно хлестнул по спине.
Я не знала, вернусь ли обратно в квартиру. Инстинкты выживания кричали мне убираться, бросить этого странного парня и бежать, пока есть время. Сначала Вегас, затем Бейкерсфилд, Лос-Анджелес и Сан-Диего – всё дальше на юг, не останавливаясь и не сходя с тропы. Но почему же тогда мысль о том, чтобы уйти и не вернуться, вызывает такие противоречивые чувства? Может, я просто устала от одиночества? Может… может, не стоит упускать первую и, скорее всего, единственную возможность вновь кого-то обрести? Сколько можно видеть вокруг себя лишь пустоту? Но, с другой стороны, насколько велик риск…
Первые этажи жилых зданий на многих улицах занимали магазины. Я, не спеша и постоянно оглядываясь кругом, осторожно шла по тротуарам, высматривая среди бутиков, салонов и кантор супермаркеты и аптеки. Наконец, мне удалось отыскать витрину, наполовину выцветшая вывеска которой гласила, что раньше в здании находилась частная медицинская клиника. Разбив стекло первым попавшимся на глаза камнем, я забралась внутрь и перевернула там всё, что можно было перевернуть, обнаружив несколько ампул обезболивающего, таблетки от мигрени, бинты и пару шприцев. Неплохо.
Во время вылазок мне часто везло. Монстры, однажды появившись, избавились от людей слишком быстро, и вандалы попросту не успели обчистить города. В этом вопросе конкуренции у меня обычно не возникало. Однако, после клиники моё везение резко мне изменило. Каждые найденные мною продуктовый магазин или заправка оказывались пустыми, будто до меня их смела обезумевшая от голода толпа. Это насторожило меня. Такого на моей памяти ещё никогда не было. Перебои с продовольствием и медикаментами появились с самыми первыми катаклизмами, но за довольно короткое время их удалось устранить, люди научились жить в умирающем мире. Но не в мире, который намеренно их убивал. В первые дни появления чудовищ выжившие ещё хватали всё, что могли утащить, но это быстро прекратилось: людей просто-напросто не осталось. Но чем больше я уходила вглубь города, тем сильнее убеждалась, что здесь что-то не так. Слишком пусто, слишком… чисто.
Очередная улица завела меня в тупик, пришлось повернуть в узкий проход между двумя домами, чтобы снова выйти на открытое пространство. Кажется, впереди виднелся какой-то парк. Проход и правда вывел меня в небольшой сквер, где росли молодые деревья и повсюду кругом были раскиданы гладкие серые валуны, наполовину засыпанные песком. Между стволами, чуть вдалеке, мне показалось, что что-то мерцает… Внезапно всё моё тело напряглось. Захотелось раствориться в воздухе или уменьшиться до размеров пылинки. Опасность.
При приближении мне всё яснее становилось, что мерцание – ни что иное как огонь. Огонь, горящий в костре.
Вокруг него, освещённые тёплым светом пламени, сидели люди. Их было десять или пятнадцать, у большинства за спинами виднелось оружие. Ну конечно, всё слишком просто, слишком легко, чтобы самой всё понять – прилавки пусты, потому что город по каким-то причинам вымер не весь. Очевидно, этот район принадлежал какой-то городской банде. И это представляло для меня серьёзную угрозу. Невероятно, но каким-то образом люди в этом городе пока смогли выжить. При воспоминании о монстре, которого я встретила вчера, этот факт не укладывался в голове.
Я попятилась. Неизвестно, как они поведут себя, обнаружив меня на своей территории, а шанс уйти незамеченной у меня всё ещё был. Так я и знала: нужно убираться из этого города как можно быстрее, идти своей дорогой. Не оборачиваясь, я начала отступать назад, к спасительному проходу. Но внезапно по мне полоснул тонкий луч света от карманного фонаря.
- Кто здесь? – прокричал мужской голос, охрипший и грубый.
Я развернулась и бросилась бежать даже быстрее, чем успела сообразить, что пора уносить ноги. Вскоре я уже юркнула в знакомый переулок, но оказалось, что там меня уже поджидали.
Я резко затормозила, чуть не упав. Впереди в узком коридоре стояло трое мужчин. У одного из них в руках была металлическая цепь, у остальных двоих – палки, утыканные кривыми гвоздями. Я повернулась обратно, но с другой стороны проход тоже уже был перекрыт людьми. Я попала в ловушку. Снова зажглись фонари. Их свет бил прямо в глаза.
- Только гляньте: прямо дьявол из пекла, - рассмеялся кто-то за моей спиной, и я резко обернулась, беспомощно пытаясь найти хоть какую-нибудь лазейку.
- Да брось, Джо, девчонка больше похожа на… ангела.
Они засмеялись. Я почувствовала, как волосы у меня на затылке встают дыбом. Сознание отказывалось принимать сам факт того, что кто-то загнал меня в западню, но где-то глубоко внутри чувство отчаяния уже вступило в свои права, и руки у меня опускались.
Люди начали приближаться с обеих сторон, захлопывая капкан. Я бешено крутила головой то влево, то вправо. Паника наконец криком вырвалась из груди, разнося по округе свидетельство моего страха.
- Ангел она или демон – мне без разницы… мне уже давно всё без разницы!
Я вжалась в стену, сползая по ней и зажмуриваясь. Быстро. Пожалуйста, пусть это будет быстро.
- Что за?!..
Даже сквозь опущенные веки меня ослепила вспышка яркого света, и ночной холод на секунду сменился обжигающим теплом.
А потом вслед за моим криком в небо устремился целый хор оглушительных воплей. Я резко распахнула глаза.
Люди, взявшие меня в кольцо, сами оказались в ловушке, заключённые в круг из золотистого огня. Пламя казалось живым, оно то подбиралось к своим жертвам ближе, то отступало, играясь с ними, но не давало приблизиться ко мне. Жар от пламени доходил и до меня, но вреда не причинял, а потом огненный круг сильно сузился, срывая крики ужаса у людей, и внезапно исчез так же неожиданно, как и появился.
Убирайтесь, - раздался голос из темноты переулка. - Не провоцируйте меня дать огню закончить.
Дважды повторять не понадобилось, мужчины, в беспамятстве побросав оружие, поспешили убраться от страшной расправы, бросив меня один на один с тем, кто угрожал им расправой.
Я медленно отстранилась от стены и присмотрелась, пытаясь разглядеть, кто скрывается в темноте. Человек, лицо которого было не разглядеть под капюшоном толстовки, нетвёрдо стоял на ногах, чуть заметно покачиваясь из стороны в сторону. Правой рукой он схватился за грудь, а левой опирался на грязную кирпичную стену, из-за чего та уже прилично обуглилась – рука человека пылала огнём будто только что заправленный факел. Ещё немного, и он упадёт.
Больше не чувствуя страха, я стремительно приблизилась к этому человеку. Я сразу же узнала в нём того юношу, что сражался с чудовищем и победил его. Он спас меня. Дважды.
Он взглянул на меня из-под опущенного на глаза капюшона.
- У тебя каждый день такой насыщенный, как этот? – спросил он, издав слабый смешок.
- Кто бы говорил, - буркнула я, но тут же опомнилась: – Люди… ты убил бы их без колебаний?
- О, брось, - с резкостью отмахнулся он. – Посмотри на них – разве они ещё имеют право называться людьми? Это не люди больше, а звери, готовые разорвать товарища на части ради добычи. Как думаешь, что бы они сделали с тобой, если бы я не вмешался?
Я растерянно открыла рот. Мне хотелось ещё что-нибудь ему сказать, поблагодарить за то, что он спас мне жизнь или наоборот закричать, потому что на моих глазах этот юноша чуть не совершил хладнокровное убийство нескольких человек, не моргнув и глазом, обозвать чудовищем и как можно скорее убраться от этого места и от него тоже, но парень в очередной раз покачнулся и охнул. Рука, всё это время пылающая огнём, потухла, превратившись в обычную человеческую руку, а не в гигантский бенгальский фонарь. Ни секунды не раздумывая, я машинально подхватила его, взвалив на себя. Тёплые руки накрыли мои плечи. Я оказалась словно прижата к печке.
- Кажется, тебе ещё рано было вставать, - пробормотала я.
- Кажется, тебе-то уж точно не стоит в этом меня упрекать, - заметил он. Я хмыкнула. Уж с этим-то нельзя было не согласиться.
Он почти не стоял на своих двоих, поразительно, как ему вообще удалось добраться до сюда и не вырубиться. Я удобнее обхватила его за талию, свободной рукой быстро стерев выступившую на виске капельку пота. Он был поразительно тёплым, будто пламя было заточено внутри него. Главное, чтобы ему не приспичило загореться, когда я так близко. Как это вообще работает?
Стараясь не думать об огне, я поторопилась найти нам обоим укрытие.
***
Мы ввалились в первую попавшуюся дверь. Помещение оказалось бывшим супермаркетом, так же, как и все остальные, полностью обчищенным. Гремя пустыми консервными банками, разбросанными по грязному кафелю, я дотащила парня до небольшого подиума в центре торгового зала и вместе с ним осторожно присела на возвышение. Парой секунд позже мы оба откинулись на спину, переводя дыхание. Юноша громко и отрывисто со стоном выдохнул и рукой прикрыл глаза. Я приподнялась над ним, разглядывая его лицо.
- Ты как, живой? – спросила я, не полностью уверенная в положительном ответе.
Он неопределённо хмыкнул, но руку с лица всё же убрал. На меня взглянула пара блестящих, по-лисьему хитрых глаз. Из-за ночной темени цвета их было не разглядеть.
- Жить буду, - ответил он, усмехнувшись. – Если, конечно, тебе не приспичит ещё раз влезть в неприятности.
- Можно подумать, я это специально. – Во мне вспыхнуло негодование. Это отчасти ради него я выбралась на улицу ночью, чтобы раздобыть медикаменты и еду.
Парень будто не слышал моих слов и продолжал:
- В этом городе мертвы ещё не все. Фросты здесь - редкие гости.
- Кто-кто? – переспросила я.
- Фросты. Те чёрные твари. Мы же так их называем.
- Кто это – «мы»?
Он нахмурился, внимательно вглядываясь мне в глаза. Пару раз открыв и закрыв рот, он наконец спросил:
- Ты… ты не помнишь?
- Чего? – растерянно протянула я, тоже хмурясь. Может, он принял меня за кого-то другого? Или спятил? Не думаю, что в наше время это такая уж редкость…
Морщась и явно пытаясь игнорировать вспыхнувшую боль, он приподнялся и сел, не отрывая от меня своего взволнованного взгляда, пронзавшего буквально насквозь.
- Как тебя зовут? – напряжённо спросил он.
- Роза, - ответила я, слегка растерявшись от его настойчивости.
Пронзительность его взгляда сменилась каким-то новым чувством. Отчаянием?
Он сорвал что-то с шеи и настойчиво вложил предмет в мою ладонь, тот как по команде вспыхнул. Это был тот самый камешек, которого я испугалась. Не успев я каким-то образом отреагировать на это, парень хмыкнул и отобрал камень, снова повесив его на свою шею, а потом приблизился так сильно, что теперь я могла видеть только его лицо с широко-распахнутыми глазами, пытающимися скрыть внутри себя нарастающее волнение.
- Меня зовут Аллан Лайт, - торопливо начал говорить он, голос его практически срывался и предательски подрагивал, - я элементарь огня – Саламандра - я член Совета стихий, так же как Айрис и Фэй, и Мариса. Тысячи лет мы стоим на страже этой планеты под предводительством Спирит. И всю эту жизнь я искал тебя, ведь ты же она, ты – Спирит. Ты не Роза, открой глаза, дай себе вспомнить!
Он обхватил мои плечи ладонями и сжал их, не давая отвести взгляда. Да он сумасшедший!
- О чём, чёрт возьми, ты говоришь!? Уму не постижимо! Не знаю, что за чушь ты несёшь, но я точно никакая не Спирит. Я – Роза Гроук. Я родилась в Лондоне, потеряла родителей в тринадцать и непонятно как, но до сих пор ещё жива. Я обычный человек!
- Нет! – с горячностью воскликнул он. – Просто вспомни… прошу! Ты должна была уже вспомнить хоть что-то. Помнишь Сандру? Помнишь Марису? Ту, что умерла за тебя!?
- Отпусти!
Я вырвалась из его рук, он беспомощно протянул их ко мне, но я отскочила от него на несколько шагов.
Постепенно взгляд его прояснился. Руки опустились. Парень взглянул на меня спокойно, сдержанно.
- Меня зовут Аллан Лайт. Таких как я называют Саламандрами, за то, что мы способны порождать огонь, управлять им…
Я снова хотела перебить его, заставить заткнуться, но что-то меня остановило. Память услужливо подкинула картинку, где парень вспыхивает как спичка и несётся на чудовище. Фроста.
- Как ты это делаешь? – вырвалось у меня. Он пожал плечами.
- Просто делаю и всё. Никто не знает, откуда у нас такая сила. Она со мной, сколько я себя помню. И со всеми так же.
Ответив на мой вопрос, он замолчал – видимо, был не против, чтобы я удовлетворяла своё любопытство и дальше. Поэтому я продолжила допрос.
- Ты убил того монстра. Как?
- Любого можно убить, если имеешь против него оружие. Здесь всё просто – я сильнее него.
- Но всё-таки ты дал ему себя ранить.
- Я же не сказал, что намного сильнее.
Я хмыкнула.
- Значит, на земле есть люди, способные убить этих существ. Почему же вы тогда этого не делаете?
Он вздохнул.
- Хотели бы мы помочь… но не всё так просто. После того, как исчезла Спирит, вместе с ней мы потеряли бОльшую часть своих собственных сил. Остальные мои братья и сёстры, за небольшим исключением, оказались ещё слабее меня самого, они не могут справиться с нашими врагами. Без нашего предводителя наши силы никак не вернуть, если сравнить то, на что мы были способны в прошлом и то, что можем сейчас… мы практически бессильны. Фростов было много, а нас становилось меньше с каждой минутой. Кровь элементаря – для них как деликатес, не то, что простые люди. Они охотились на нас. Умирая, элементарь возрождается в другом теле, со временем обретая утраченную память и возвращая способности. Этот круг не прервать. Но яд фростов что-то делает с нами. Он убивает навсегда. Поэтому мы приняли решение скрыться.
- Получается, вы просто трусы.
Аллан пожал плечами:
- Может, и так.
Мы замолчали. Устав стоять, я опустилась прямо на пол, откинувшись на пустой стеллаж. Стянув со своих плеч рюкзак, я вытащила из него потрёпанную вязаную кофту и накинула себе на плечи.
Пронаблюдав за моими действиями, парень медленно встал, кусая губы.
- Сильно болит? – обеспокоенно спросила я. – Может, сменить повязку?
- Не стоит, - отмахнулся он. – Саламандры исцеляются быстро, мы обладаем даром залечивать раны. На других он, правда, действует быстрее, чем на себе самом, но ничего, можно и потерпеть.
Кряхтя, он подошёл к груде разного мусора неподалёку, набрал охапку непонятно чего и подтащил ближе ко мне. Я вопросительно склонила голову набок, но он не трудился объяснять, а затем просто щёлкнул пальцами. Все пять загорелись, будто облитые бензином. Поднеся руку к куче мусора, Аллан позволил пламени свободно перебежать вниз, поджигая картон и материю.
- А это удобно.
Ответив что-то невнятное, парень вернулся на своё место и уставился на меня сквозь разгорающиеся языки огня. В его глазах танцевали золотые искорки. Были ли они отражением костра или в его глазах и правда горело пламя, я утверждать не бралась.
- Ты сказал, что стоишь на страже тысячи лет... Так сколько же тебе?
- Не знаю, - ответил он, пожав плечами. – Никто из нас не знает, откуда взялся и кем был в самом начале. Думаю, даже Спирит не знала. Мы просто есть, и всё тут. Возраст не так уж и важен, если каждый раз ты вынужден начинать всё сначала.
- Это, наверное, просто ужасно.
- Ко всему можно привыкнуть, - Аллан усмехнулся, - со временем.
- И ты привык? Тебе нравится быть… таким?
Он снова пожал плечами.
- Другой жизни я не знаю. Да и не хочу. Хотя с исчезновением Спирит всё полетело в тар-тарары…
- Ты так часто повторяешь это имя… чьё оно?
Аллан вздохнул и бросил на меня непонятный взгляд.
- Спирит – наш элементёр, связующее звено. Она была нашим лидером. Её сила способна сплетать силы всех элементарей в единое целое, делая нас сильнее. Всё наше могущество заключается в единстве. Когда-то мы буквально могли соперничать с богами по силе своего...влияния.
- А есть и другие силы? Кроме твоей?
- Конечно. Как есть четыре стихии, так есть и четыре силы элементарей. Саламандры управляют огнём, инкубы – землёй, ундины – водой, а сильфы – воздухом.
- Если бы не видела всё своими глазами, - пробормотала я, - посчитала бы тебя тем ещё психом. Но после того, что ты сделал с тем монстром… мне сложно поверить в твои слова, но я понимаю, что ты говоришь… правду.
- Спасибо и на этом.
Я пригляделась к своему новому знакомому, пытаясь примерить на него новый образ, что он создал своим рассказом. Сутулые плечи теперь казались настороженно сведёнными, согнутые ноги – , напряжёнными, готовыми к движению, а сощуренный от яркого пламени взгляд – цепко выискивающим малейшую опасность.
- Я тебе верю, - сказала я, больше даже для себя самой, чем для своего собеседника.
- Но не в то, что ты – Спирит, - осторожно спросил он.
- Нет. Это, определённо, какая-то чушь, ты ошибся.
- Или ты просто не можешь вспомнить.
- Думай, что хочешь. – Я устало потёрла глаза.
Переживания дали о себе знать: мои мышцы затекли, а зубы стучали – то ли от холода, то ли от нервов.
- Поспи, - услышала я тихий голос Аллана. – Завтра будет тяжёлый день.
- У меня все дни – тяжёлые, - пробормотала я.
Кажется, он усмехнулся, но я не была уверена. Глаза сами-собой слипались. Возбуждённые нервные клетки требовали перерыва. Поэтому я довольно быстро сдалась – глубокий сон позволил забыться в себе.
***
Мне снилась необъятная пустыня. Небо над ней вдалеке было голубое и яркое-яркое, но у меня над головой оно грохотало, раздираемое грозой. Чёрные тучи закручивались в торнадо, но во мне не было страха. Только голод. Он владел мной, заставлял нестись вперёд, позабыв о собственном рассудке. Я чувствовала, как сила бурлит у меня под кожей, как налиты ею стальные мышцы. В этой силе было что-то запретное, тёмное… Я поддавалась этой силе и по её воле бежала.
Там, вдалеке, где небо ещё светлело лазурью, что-то виднелось. Чем ближе я приближалась, тем отчётливей становилась картинка: впереди стояли люди, множество людей, застывших в напряжённом ожидании. Раздалось громкое рычание. Испуганно я посмотрела по сторонам. Слева и справа от меня бежали ужасные чёрные существа. Фросты. Но почему я бегу среди них? Почему я по «эту» сторону?
Мой растерянный взгляд снова устремился вперёд. Мы были уже близко, и я смогла лучше разглядеть людей. Сразу в глаза бросилась шестёрка, выступающая на фоне остальных: три девушки, два юноши, среди которых я узнала Аллана… и ещё один человек. Изумлённый вздох неожиданно вырвался рычанием из саднившего от жажды нутра. Ничего не понимая, я смотрела на саму себя, но не могла остановиться, не могла не бежать! Я напротив обнажила оружие, что-то прокричав, другие повторили за ней.
Яростный восторг захлестнул всю меня до остатка. Я снова зарычала, ускорилась, не отрывая взгляда от рыжеволосой девушки напротив, смотря в свои же широко-распахнутые глаза…
***
Мои веки распахнулись, ресницы тихо зашуршали как крылья бабочки – это был единственный звук, исходивший от меня. Тело ещё не успело отойти от ночного кошмара, оно было сковано оголившимся детским страхом, поселившимся на месте былой ярости, сердце грохотало под рёбрами, словно хотело переломать их.
Немного отойдя, я осторожно села, опираясь руками о пол. Солнце уже светило сквозь широкие пыльные окна торгового зала, блёклые лучи прокрадывались вдоль пустых стеллажей. Костёр неподалёку давно потух, да и надобности в нём уже не было. Внезапно вспомнив об Аллане, я перевела взгляд на подиум, где тот сидел ночью, но там было пусто.
Значит, он ушёл.
Мысль об этом отдалась в сознании горечью: даже несмотря на всю его ненормальность, всё-таки, Аллан был единственным человеком, с которым мне удалось поговорить за всю пару прошедших лет. Я не давала себе задумываться об этом, но одиночество было тяжким бременем, и мне вынуждено приходилось переносить его.
Поднявшись, я размяла ноги – те затекли от сна в неудобном положении.
Вдруг со стороны входа донеслось тихое шуршание, и спустя секунду из-за стеллажей показалась чёрная лохматая макушка. Не давая себе отчёта, я улыбнулась. Всё-таки Аллан остался.
Но парень не спешил отвечать мне взаимностью, вместо этого пригнулся и скользнул к соседней стене, прижимаясь к ней спиной. Бросив на меня взгляд, он прошептал:
- Пригнись. Быстро.
Внутри похолодело. Я сделала, как он сказал, и скоро уже сидела рядом с Алланом, опираясь на одно колено.
- Что случилось? – прошептала я, - Снова те люди из парка?
Ужас охватил меня, когда парень отрицательно покачал головой. Прозвучавший чуть позже ответ был мне уже заведомо известен:
- Там Фросты. Трое.
Из ножен на поясе он достал знакомую мне рукоять и, потянувшись к плетёной цепочке на шее, отсоединил от неё кристалл, а затем вставил его в отверстие рукоятки. Спустя мгновение из отверстия вырос пылающий клинок. Это заинтересовало меня, но не настолько, чтобы забыть о вновь грозившей нам смертельной опасности.
- Я думала, Фросты появляются только по ночам, - тихо сказала я.
- Обычно так и есть, - согласился Аллан, - они не любят вылезать на свет. Но на этот раз у них есть особая причина для этого.
- И какая же? – спросила я.
Он усмехнулся и сжал мою руку своей свободной, а потом выдохнул:
- Я.
После своего ответа он без предупреждения сорвался с места, утягивая меня за собой. Мы кинулись к служебному входу. Мне показалось, что сзади донеслось чьё-то рычание, но захлопнувшаяся за нами дверь приглушила звук. Аллан тащил меня вперёд, заставляя сломя голову бежать вдоль улицы. Мы держались открытых пространств, где на землю ярко светили солнечные лучи, унося ноги от супермаркета.
- Куда мы бежим? – задыхаясь, удалось выдавить мне.
Аллану было трудно ответить, вероятно, травмы, полученные накануне, всё ещё причиняли ему боль. Но всё же, он смог хрипло выдавить из себя:
- Нужно открыть портал в туннели под городом, это – наша единственная надежда. От троих я сейчас отбиться не смогу. Потерпи, ещё совсем немного.
Лёгкие уже горели, а ладонь Аллана, крепко держащая мою, была просто огненной, я боялась, что ещё чуть-чуть, и она вспыхнет, поджарив вместе с собой и меня.
Над нашими головами пронеслась чёрная тень. Приземлившись на землю в нескольких метрах впереди, она замерла, наконец обозначив свою форму.
- Чёрт! – прорычал Аллан и резко повернул влево. Фрост зашипел и кинулся следом.
История повторялась, снова юноша убегал от монстра, вот только теперь я была отнюдь не наблюдателем разворачивающихся событий… а их непосредственным участником! Страх гнал меня вперёд, ногти впивались в бедную ладонь Аллана.
Мы в очередной раз завернули и упёрлись в тупик. Мои ноги яростно затормозили, борясь с Алланом, который продолжал тащить меня вперёд.
- Не останавливайся! – выкрикнул он. – Доверься мне!
Два фроста, цепляясь за бетон когтями, зависли на стенах по обеим сторонам переулка, я слышала дыхание третьего за нашими спинами. Но Аллан упрямо бежал вперёд, прямо навстречу глухой стене, попутно вознося светящийся клинок и направляя его в кирпичную кладку. Фросты зарычали, метнулись к нам, вытягивая лапы с длинными прозрачно-голубыми когтями, но было поздно – юноша вонзил в стену лезвие своего клинка, ярко-золотой огонь пролился на неё, проник в её структуру и растворил кирпич, открывая портал. В следующее мгновение мы уже провалились в него, ускользая от фростов и их смертельных объятий.
______________
Итак, история потихоньку набирает обороты) Буду рада вашей критике, так что милости прошу на Форум
Категория: Собственные произведения | Добавил: perl (01.05.2017)
Просмотров: 148 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 3
avatar
0
3
Ух, успели добежать! hang1 
Спасибо. Очень интересно.
avatar
0
2
Спасибо за главу) lovi06032
avatar
0
1
Спасибо,страшно представить подобное в действительности,жду продолжения
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]