Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Ступая по шёлку/Младшая дочь короля. Глава 9.

Глава 9

Предсказание
 

Ей снился тёплый ветер на просторах льняных полей в цвету и Жемчужина, оседлав которую, младшая дочь Короля неслась, как ветер, быстрее ветра.

Утренний сон Айолы, самый сладостный, был прерван чем-то неясным, тревогой, что зарождалась внутри и собиралась холодным клубком шипящих гадов в животе.

Младшая дочь Короля посмотрела на тяжёлый полог, что простирался над кроватью её мужа, потом встала и прошла по покоям, в которых  уже чувствовала себя свободно. Полюбовалась на птицу из мозаики на стене, на которую падал первый утренний свет витража, с опаской провела рукой по рукояти меча, который всегда был рядом с постелью, когда Царь Дальних Земель спал или отдыхал. Рукоять была холодная и неудобно ложилась в руку, Горотеон не позволял прикасаться к его оружию, но сталь меча сверкала, подобно россыпи алмазов, и порой Айола проводила по рукояти рукой, лаская, словно мужа.

- Меч  тяжёл для ваших рук, Царица, вы можете неосознанно уронить его и причинить себе вред. – Однажды Царь Дальних Земель аккуратно вырвал у Айолы волос, похожий на тонкую нить льна, и опустил на остриё лезвия, которое легко, без всякого усилия, разрезало волосок.

Забравшись обратно под покрывала, она привычно и удобно устроилась рядом со своим Царём и господином, провела рукой по обнажённой груди и ниже.

- Ты не спишь, муж мой, - тихо, с улыбкой.

- Сплю, а ты мне мешаешь…

- Нет, не спишь, - рука Айолы опустилась на  вздымающуюся мужественность мужа, которая и навела её на мысль, что Царь уже давно не спит.

- Айола, я сплю, - руки Цари быстро притиснули младшую дочь Короля к горячему со сна телу, прижав её руки по бокам, - сплю, - и недовольно нахмурился.

Айола не любила, когда взгляд Царя был хмурым, тогда словно тень набегала на сердце её и пролегала морщинкой меж бровей Горотеона.

- Как же ты можешь спать, - заворчала про себя, – когда…

- Айола, - Горотеон всё-таки открыл свои глаза, подобные камню со странным названием «дымчатый кварц». – Так, - откинул покрывала на мгновение, - всегда бывает утром, когда разум и тело мужа ещё спят.

- Но…

- Обычно по утрам ты крепко спишь, жена моя, и просыпаешься только от ласк моих, поэтому ты и не замечала. Что беспокоит тебя, Айола, что сегодня ты проснулась раньше меня?

- Я не знаю, мой господин, тревога поселилась в моём сердце…

- Есть ли причины для этой тревоги? Что-то гнетёт твоё сердце? И я не господин тебе.

- Причин нет, не господин мне, - она улыбнулась и уткнулась туда, где слышен мерный стук сердца. Айола полюбила этот звук, он успокаивал её, вносил радость и мир в мысли девушки.

Ей нравились лёгкие поглаживания по её телу руками Горотеона, нравилось, когда поглаживания переставали быть лёгкими, когда становились настойчивыми, как и её желание, которое умело будил в ней её муж. Нравилось, что каждое её утро начинается с ласк мужа, и каждый вечер заканчивается ими, она чувствовала себя подобно струне на инструменте придворного музыканта, что легко поддаётся его пальцам, так и младшая дочь Короля легко поддавалась на ласки мужа, чувствуя, что желание растекается по её сердцу.

И сегодня, только услышав просьбу, подобную стону, из уст Царицы, Горотеон вошёл в неё, как полается мужу входить в жену свою, чтобы пролить своё семя, и, как и всегда, младшая дочь Короля слышала стоны свои и мужа своего, сладостные, словно мёд, она ощущала его прерывистое дыхание и легко подстраивалась под его ритм, как и он под её, пока семя Царя не пролилось, под вскрики Царицы.

На какое-то время тревога покинула разум младшей дочери Короля, но, вернувшись в свои покои, она снова забеспокоилась. Рабыни готовили воду и переговаривались между собой, Айола не стала прислушиваться к их разговору, сон сморил её, и она уснула, сказав, чтобы её не беспокоили.

Аппетита не было, мальчик, приходивший от повара, трижды менял блюда, но все они, включая самые любимые лакомства Царицы, были неприятными на вид и источали зловоние. Айола даже протянула блюдо из тонкого серебра рабыне, но та нашла яства тончайшими на вкус.

На прогулке, куда отправилась Айола, чтобы угостить Жемчужину и других коней морковью, она чувствовала неприятные запахи повсюду. В конюшне же младшая дочь Короля почувствовала себя так, словно выпила прокисшее молоко, всё, что смогла съесть Царица за день, вышло через рот, голова её кружилась, и по спине тёк пот, подобный холодному дождю. Рабыня суетилась вокруг Царицы, когда вторая побежала за помощью. Появившиеся как из ниоткуда всадники, во главе с Царём Дальних Земель, остановились. Айола видела, как Горотеон подал знак, и они поехали в сторону площади, что простилается между дворцом и храмом Главной Богини. Люди по пути их следования расступались, а то и убегали.

Когда Айола увидела вблизи лицо своего Царя, сквозь пелену непрошенных слёз, и услышала его голос, всегда бархатистый, успокаивающий и обволакивающий, словно мех серо-белой лисы, она не поняла слов его, а только почувствовала, как сильные руки подняли её, словно младшая дочь Короля весит не больше, чем шёлковая лента. Площадь была пуста, торговцы побросали торговые ряды с товарами, знать и простолюдины скрылись из виду, когда Царь Дальних Земель пронёс на руках свою Царицу и поднялся в её покои, где уложил её в высокие подушки и перины, укрыв покрывалами. Айоле казалось, что сознание её трепещет и колышется, подобно пламени свечи под порывом ветра.

Открыла глаза она утром, чувство тошноты прошло, как и слабость в руках и ногах, рабыни быстро принесли ей какой-то отвар, и расторопный мальчик от главного повара пришёл узнать, что желает Царица вкусить перед посещением Храма Главной Богини.

Младшая дочь Короля испугалась, но в то же мгновение зашёл Царь Дальних Земель и муж её, и рабыни с мальчиком тут же удалились с глубоким поклоном, тихо закрыв за собой дверь.

- В Храм Главной Богини? - глаза Айолы были широко открыты и густо-фиолетового цвета, кровь ушла у неё от лица и губ, голова кружилась.

- Да, Царица, тебе надлежит сегодня, как можно скорей, совершить жертвоприношение, Верховная Жрица ждёт тебя.

- Что я сделала? За что ты наказываешь меня?

- Я не наказываю тебя, и Главная Богиня – тоже. Верховная Жрица должна предсказать твою судьбу… она ждёт тебя, Царица.

- Я не хочу знать свою судьбу, духи гневаются, когда смертный узнает свою судьбу, и наказываю его проклятием на род его и дом. Скот падёт, а люд в доме его уйдёт в мир духов страшной смертью!

- Айола, это верования Линариума… Человеку не следует знать свою судьбу, часто она бывает страшна и неминуема… Но здесь, в Дальних Землях, только Верховной Жрице решать, кому знать свою судьбу, кому нет. И сейчас пришёл твой черёд её узнать.

- Нет, нет, я не хочу, не могу, - руки младшей дочери Короля тряслись, крупные слёзы лились из глаз, невиданного, редчайшего фиолетового цвета. Только у истинной дочери Линариума, у Истинной Королевы могли быть такие глаза, подобные редкому цветку.

- Айола, я не хочу знать твою судьбу… но сегодня и я узнаю её, и если духи покарают за это, то и меня тоже. Скажи, Царица, разве в этом лунном цикле у тебя была женская неделя?

- Нет…

- Нет… Именно поэтому Верховная Жрица ждёт тебя.

- Разве я виновна в этом?

- Чрево твоё понесло наследника Дальних Земель, Царица, именно на это указывает отсутствие женской недели… и именно поэтому тебе стало нехорошо вчера, и именно поэтому тебя ждёт Верховная Жрица. Ты должна принести жертву, и она скажет судьбу твою и наследника… или девочки.

- Я? – младшая дочь Короля в удивлении смотрела на свой живот, он был такой же, как всегда. – Разве не должно чрево быть… большим?

 В стране льна женщины не скрывали того, что чрево их носит младенца, Айола часто встречала таких женщин, простолюдинки и служанки занимаясь своими делами – работая или перебирая лён, – носили широкие платья, и сестра её рассказывала, что сельские женщины рожали прямо в поле, если там их застигал младенец. Она не встречала женщин, чьё чрево было бы настолько маленьким, как у неё…

- Младенец внутри тебя не больше фасолины, Айола. Если Главная Богиня будет благосклонна к нему… к нам, то он будет расти, и вместе с ним и твой живот, пока не придёт время рожать, и ты не разрешишься от бремени…

- Внутри меня младенец, подобный фасолине?! Какой же наследник из фасоли?

- Позже у него вырастут руки, ноги, всё, что полагается иметь человеку, Царица. Тебе не рассказывали ничего?

- Нет, кормилица рассказывает подобные вещи после совершения брака, до этого девушке нельзя обладать такими знаниями.

- Твоё чрево понесло, Царица, и сейчас, после того как ты поешь, но не через силу, чтобы не стало нехорошо… ты отправишься в храм Главной Богини, чтобы Верховная Жрица сказала твою и мою судьбу. Это всё, что тебе нужно знать сейчас.

- Она будет говорить со мной?

- Возможно, да, а возможно, нет, никто не может сказать заранее.

- Откуда мальчик знает, что Верховная Жрица ждёт меня?

- Это все знают, с ночи в Храме молятся за судьбу Царицы и наследника.

Горотеон смотрел, как Царицу Дальних Земель одевают в тёмное платье с широким поясом, украшенным лишь вышивкой в цвет этого же платья. Нижние платья были белые, как никогда, простого кроя, жемчуг не стали вплетать Айоле в волосы, а просто прикрыли их такой же темной мантильей, надев поверх корону, которая впилась в голову. Обувь ей принесли так же без вышивки и украшений, как и плащ с широким шапероном.

- Я люблю тебя, жена моя, - Горотеон сказал это тихо и проводил младшую дочь Короля до дверей дворца, дальше Царица прошла одна по дороге из шёлка. Только всадники стояли на протяжении её пути, ни единой живой души не было вокруг, казалось, даже птицы и городское зверье – кошки или крысы, – были напуганы песнями жриц Главной Богини, что лились из дверей храма на площадь и по улицам города.

Студёный и промозглый храм плохо освещался и был страшен для привыкшей к светлым храмам своей страны младшей дочери Короля. Вспыхнувшие свечи у подножья самой Главной Богини указали ей дорогу, жрицы издавали протяжные стоны и крики, похожие на карканье и агонию умирающих. Главная Богиня смотрела свысока, её протянутая вниз рука, в которой могла легко поместиться девушка, приводила в трепет.

 Айола остановилась у руки с выемкой для крови невинного животного и не знала, что делать дальше. Жрицы продолжали петь, свечи загорались ярче, словно кто-то добавлял им огонь, никогда прежде Айола не видела такого пламени на свечах, столбы пламени вырывались высоко, к потолку храма. Так, что стали видны своды со страшным изображением лика Главной Богини, она взирала на Айолу с презрением, грозя раздавить её своей рукой. Неясный звук отвлёк девушку, обернувшись, она увидела, что прямо на неё идёт коза, как в день бракосочетания, но дальше стоял молодой бычок и недовольно качал головой и отрывисто мычал. Коза уткнулась в ноги Царице и застыла. Свечи разгорались так высоко, что казалось, уже лижут своды, что были многим больше роста Айолы, пение переросло в визг, от которого поднимался горький комок к горлу.

Коза, замерев, упала, младшая дочь Короля, переступив через бедное животное, даже не повернув голову на него, подошла к бычку и толкнула его в сторону руки Главной Богини. Бычок недовольно мотнул головой, но не сдвинулся с места. Айола ещё раз толкнула его, бычок не двигался, подобно камню он застыл и смотрел на Айолу, свою убийцу, а младшая дочь Короля видела своё отражение в огромных слезящихся глазах бычка. Ужас обуял младшую дочь Короля, но, схватившись рукой за верёвку на шее, она отвела бычка к каменной ладони и, нащупав огромную горячую вену на шее его, воткнула туда нож и с силой провела. Она чувствовала на лице своём кровь, вперемешку со слезами, бычок дёрнулся несколько раз, так, что Айола еле удержала его, а падая прямо в каменную руку Главной Богини, он потянул за собой и младшую дочь Короля. Кровь всё же попала в нужное русло и потекла.

Всё платье, лицо и руки Айолы были в тёплой крови, когда она смотрела в мутнеющий глаз дёргающегося животного и видела своё отражение. Она молила своих богов простить её и помочь, покрыть сенью благоденствия её ребёнка, что носит она в чреве своём, и отца его.

- Вставай, девушка, - Айола вздрогнула, голос был старческий, скрипучий, когда младшая дочь Короля отвела глаза от мутнеющего взгляда бычка, она увидела старуху в одеяниях Верховной Жрицы. Жрица была так стара, что казалось, земля давно должна была забрать её тело, но взгляд её был ясен, как солнце в ясный день. В нём читался ум молодой женщины, полной сил.  – Вставай, твои боги не помогут тебе в этом храме.

Младшая дочь Короля поднялась, почувствовав, как от крови прилипло платье к животу и ногам, её мутило от вида крови. Свечи стали гаснуть, и фитили горели так, как это и должно быть, жрицы замолчали, и Айола шла за шаркающей Верховной Жрицей, пока та не остановилась и не впилась ясным взглядом в лицо младшей дочери Короля.

- Я не вижу твоей судьбы, ты обманула свою судьбу, девушка. Я вижу судьбу его, - она приложила сморщенную и страшную руку к животу Айолы, так, что ей захотелось отпрянуть, но младшая дочь Короля стояла, не шелохнувшись. - В чреве своём ты носишь наследника Дальних Земель, он будет силён и мудр, правление его будет долгим, как и отца его, много дел он свершит и закончит те, что не успеет при жизни его отец. Судьба его будет изменчивой, но радости и богатства будет больше, чем печали и болезней… Многое он унаследует от матери своей, многое от отца, и это позволит ему стать величайшим правителем, чья власть будет простираться далеко за пределы Дальних Земель. Такова судьба младенца в утробе твоей, девушка… но твоя судьба не ясна мне. Ты обманула судьбу, обманула… муж твой, Горотеон, спутал нити твоей судьбы… Девушка, ты рождена для трона и власти мужчин, словно ты муж, а не юная дева, многие знания подвластны тебе, и сердце твоё крепко, словно ты прожила несчётное количество зим… Тело твоё должны были предать огню, смерть ждала тебя, девушка, смерть. На руках твоих была кровь… в день твоего восхождения на ложе, но ты жива, чрево твоё понесло и родит сильного сына Горотеону. Я не вижу твоей судьбы девушка… не вижу, ты первая, чьей судьбы я не вижу… Сердце твоё полно любви к мужу и нерождённому младенцу, и это поможет тебе, иди.

Старуха резко повернула Айолу к выходу, та зажмурилась от яркого света, что бил в открытые двери храма, и пошла к выходу, оставив плащ лежать там, где она скинула его с плеч.

- Айола! – голос Верховной Жрицы звучал резко и высоко, младшая дочь Короля обернулась. – Стой там, я подойду, не делай шага назад.  Ты импульсивна, девушка, и горда, позволь обычаям этих краёв свершиться, воины должны видеть могучего Царя…

- О чём вы? – Айола не понимала.

- Наложницы… твой муж должен быть с ними, уйми свою гордость, таковы обычаи этих краёв, девушка, таковы обычаи. Если Царь покажет слабость, войско не будет на его стороне. За горами неспокойно, смутные времена вижу я, Горотеону нужно сильное войско, в войне, которая близится, ему нужны воины, верящие в непобедимость своего Царя. Уйми гордость, спящую, подобно ядовитой змее, в твоём сердце… Иди, девушка, мы ещё увидимся.

- Когда?

- Когда родиться твой сын, конечно. У него будут твои глаза.

- Но я хотела, чтобы глаза его были подобны камню «дымчатый кварц»…

- У второго сына, девушка, так и будет.

- Вы видите второго сына?

- Я не вижу твоей судьбы, но я вижу всех твоих детей и детей их детей, и дочь твою, Истинную Королеву, как мать её, и мать матери её…

Айола смотрела во все глаза на Верховную Жрицу и не могла поверить в её предсказания.

- Верь мне, девушка. Иди! – и она подтолкнула Айолу к дверям.

Выйдя, она увидела яркий свет, пустынную площадь, и только дорога из шелка и всадники рядом с ней указывали на то, что в городе есть жизнь. Она шла по дороге, руки слипались от запёкшейся крови, кожу лица стягивало, а платье становилось жёстким. Младшая дочь Короля пыталась не смотреть на запёкшуюся кровь, давя тошноту, не позволяя себе слабость перед всадниками. Вдруг взгляд её остановился на уже немолодом и уже знакомом всаднике, лицо его было неподвижным и ничего не выражающим, он был подобен равнодушному  каменному изваянию.

- Спасибо за колокольчики, - сказала остановившаяся Царица.

Она заметила только, как дрогнули черты лица у всадника, и он мельком посмотрел на Айолу, на что она с грустью вздохнула, посмотрела на свои руки и платье и произнесла:

- Этот бычок был таким огроооооооооооомным, - и потёрла вдруг зачесавшийся нос.

Гул, пробежавший по ряду всадников, немного озадачил Айолу, она видела, как никогда не склонявшие голову всадники нагнулись в коротком поклоне и проводили её взглядом.

В пустом дворце, слуги и рабы которого словно пропали, подобно пару от горячего напитка,  Айола дошла до дверей своих покоев, но, остановившись, не зашла в них, а махнула рукой мальчикам, сидевшим под дверями, и указала на то, чтобы ей стелили путь дальше, до покоев Царя Дальних Земель. Она не знала, там ли муж её, и захочет ли он её видеть, но тело её и дух нуждались в успокоении от ласк его, сама же Айола нуждалась в объятиях своего мужа. Стража беспрекословно открыла двери, и Царица вошла в уже давно знакомые ей покои.

- Айола. – Ей показалось, что бархатный голос произнёс что-то на выдохе, но она не вслушивалась, просто смотрела на своего мужа, стоящего посредине покоев, в просторной тунике, закрывающей его руки, на перстни на его руках, на волосы, что не были убраны, на когда-то казавшегося ей ужасным мужа, и любовалась им. - Айола?

- Я хочу есть…

- Каких именно яств ты хочешь, Царица?

- Эм… мяса, много мяса, мягкого мяса… с фруктами, в сладком соусе, подобно карамели… и вина, я хочу вина, муж мой. И снять с себя это.

Айола видела, как Горотеон быстро дал указания рабыням, что сидели в углу, и они побежали каждая по своим делам. Когда же младшая дочь Короля уже была в тёплой воде, её тело было не один раз обмыто, и она с удовольствием вкушала мясо, с рук своего мужа, он спросил свою Царицу:

- Айола, отчего так много крови на одежде твоей.

- Бычок был большим, я не умею убивать бычков… я не умею убивать даже кур.

- Бычок? Новорожденный?

- Нет, молодой…

- Ты принесла в жертву бычка? Как ты справилась, жена моя? – Горотеон улыбался так, словно получил лучшую весть в мире.

- Не знаю… свечи горели высоко, жрицы пели, ааааа… а я принесла в жертву бычка.

- Верховная Жрица говорила с тобой? Что она сказала?

- Что наш сын с тобой, муж мой, будет силен и мудр, что будет править долго и приумножит богатства Дальних Земель… Что у наследника Дальних Земель будут мои глаза, а у второго сына – твои, цвета камня «дымчатый кварц», а дочь наша будет Истинной Королевой, подобно матери её и матери матери её… Что мне следует усмирить свою гордость, и что ты должен быть с наложницами… и… она сказала, что за горами неспокойное время грядёт, и она видит войну… Что тебе нужно войско, а им нужен непобедимый Царь… Но моей судьбы она не увидела, ты перепутал нити моей судьбы, муж мой… я рада этому, потому что меня ждала смерть, а теперь я рожу наследника Дальним Землям, - договаривала она, пока Горотеон, завернув жену свою в покрывала, относил на свою постель, устраивал Айолу среди подушек, под тёплыми пуховыми покрывалами, и сам устраивался рядом.

- Ты должен сейчас быть с наложницами…

- Айола, я должен сейчас быть с женой своей, проследить, чтобы она выспалась и отдохнула… - но этого младшая дочь Короля уже не слышала, уставшая от недомогания накануне и страшного дня, разомлевшая, она уснула. Ей снился тёплый ветер на просторах льняных полей в цвету, и Жемчужина, оседлав которую, младшая дочь Короля неслась, как ветер, быстрее ветра.

 

Cпасибо всем кто читает. Молча и комментируя. 
Спасибо всем, кто голосует за эту историю. 
Наконец-то Дальние Земли получат законного наследника. Это радостная новость... 

Судьба Айолы не видна жрице и очень изменчива.

Её муж путает нити  судьбы, посмотрим, сбудутся ли предсказания Верховной Жрицы, ведь Царица первый человек, чью судьбу она не видит. 
Форум

Ксюня555  бета. 



Источник: http://robsten.ru/forum/75-2023-18
Категория: Собственные произведения | Добавил: lonalona (04.11.2015) | Автор: lonalona
Просмотров: 439 | Комментарии: 35 | Рейтинг: 5.0/28
Всего комментариев: 351 2 3 »
avatar
2
35
Она такая хоршенькая и непосредственная... просто чудо girl_wacko нельзя не полюбить такую Королеву. Муж любит ее безумно, а сейчас еще больше любить будет ( какие там наложницы?) Ну да ладно, поживем-увидим.. А пока ждём наследника. Огромное спасибо автор за ваш труд! spasibo
avatar
1
34
Благодарю за продолжение! Спасибо!!!  good
avatar
1
31
благодарю         
avatar
1
23
Спасибо большое за новую главу ))) Видимо погибнуть Айола должна была после наказания ?
avatar
0
24
Видимо после наказания, но это ясно и без предсказаний жрицы... она бы не выжила, не устрой Царь тот суд и не возьми на себя наказание. И если бы первый удар был не от Берена.
avatar
1
22
Спасибо за продолжение!
Очень хорошая глава! Жизнеутверждающая!
пока читала сцену в Храме, все как воочию увидела: огни, крики жриц, песнопения их, маленькую Царицу,подталкивающую бычка к месту жертвоприношения и ужас в глазах бычка.
может Царю и положено по статусу быть с наложницами, но как-то не хочется, чтобы он это делал.
avatar
0
25
Всем не хочется, что бы Царь был с наложницами, у всех они уже поперёк горла, но впереди война, а воинам нужен сильный Царь и ты пы и ты ры.
Не переделаешь за один день мировоззрение народа...
avatar
1
21
32 я насчитала.
avatar
2
20
Цитата
Я люблю тебя, жена моя, - Горотеон сказал это тихо и проводил младшую дочь Короля до дверей дворца, дальше Царица прошла одна по дороге из
шёлка.
Так приятно было читать эти слова... И почему в этой стране и в этом храме такая жуткая(злая?) Главная Богиня... Кажется, Верховная Жрица сделала неплохое предсказание - беременность окончится рождением сына, в будущем еще двое прекрасных детей, но совсем не видит судьбу юной Царицы..., по крайней мере жива точно будет, а вот будет ли счастлива?, всю жизнь будет делить любимого с гаремом, при ее-то гордости и ревности... И , если наложниц много , то Царю и времени надо много , чтобы их ублажать - когда спать , воевать, управлять страной...
Наташ, а сколько лет Горотеону? На форуме читала - 16 зим, а в переводе на наше летоисчисление? Большое спасибо за очень интересное продолжение.
avatar
0
26
Никто не знает сколько там наложниц. И графика нет, и уж точно никто не говорит, что ублажение каких-то женщин таки главная царская обязанность, но гарем есть и списывать его со счетов... учитывая мнение электорота.
Очень верное замечание про гордость и ревность Айолы, не думаю, что ей легко будет справится с этим...
Но ведь у нас сказка, пусть и недобрая, но ведь рано или поздно и она придёт к концу, читай к ХЭ.
Горотеону 32 года.
Одна зима равно двум цветам. (т.е. двум годам)
avatar
1
18
Очень интересно. Жду продолжения. Спасибо автору. lovi06032
avatar
1
13
Спасибо за главу! очень интересно что будет дальше)))
avatar
1
12
Спасибо за главу! Боже, Горотеон признался, что любит Айолу! Рада за них, ничто так не скрепляет семью, как рождение первенца.Айола молодец, завалила бычка. Думаю Айола вызвала смешанные чувства у верховной жрицы, такие как смятение, страх,уважение и признание. Мне кажется, что Айола ещё будет править своими воинами в войне (в определенный период) заменяя  Горотеона. Пожелаю здоровья Айоле и легкого разрешения при родах. good
avatar
0
17
Не знаю уж какие чувства Айола вызвала у Жрицы, она же жрица)) Чего ей бояться какую-то Царицу. Ну, может смятение, всё же первый человек чью судьбу она не видит.
У Айолы нет войска, у неё даже всадников нет, так что править ей попросту неким. Стражниками и рабынями если только.
1-10 11-20 21-21
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]