Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Дар. Глава 5. Надежда
Adele – Hometown Glory (instrumental)

Утром, стоя перед зеркалом, Белла смотрела на свое отражение и не узнавала себя. То же лицо, взгляд, изгиб губ, но она все равно другая. В ее глазах полыхал такой пожар, что хотелось отпрянуть, отвернуться, скрыться.
«Кто ты?» – спрашивала она себя.
« Где Белла Свон, которой я была столько лет?»
Она отвела прядь волос со лба и тяжело вздохнула.
«Ты – чудовище».
- Я – чудовище, - горько прошептала она отражению, соглашаясь со своим внутренним голосом.
Девушка чувствовала себя монстром, который не знает ни любви, ни сочувствия. Белла не хотела, чтобы у Фила были проблемы. Господи, она на самом деле не хотела этого. И ей было жаль, что он сломал руку. Но жалость боролась со страхом, что именно она виновата в этом происшествии. Могли ли ее видения как-то повлиять на ход событий в ее жизни? Есть ли связь между тем, что она увидела, и тем, что произошло? Никто и никогда не ответит ей на эти вопросы. И Белла была отчасти рада этому.

За завтраком они с Рене не проронили ни слова. Ханна кормила Джейкоба и удивленно поглядывала в сторону его матери. Ведь та никогда не обделяла ребенка своим вниманием, а сейчас, угрюмо уставившись в окно, держала чашку с остывшим кофе и молчала.
Белла, не поднимая взгляда от своей тарелки с хлопьями, боялась посмотреть на мать. Со вчерашнего дня, вернувшись из клиники, они не обмолвились и парой слов. И если раньше их молчание было просто неудобным, то сейчас оно становилось болезненным и острым, как нож. Дочь трясло от мысли, что Рене рано или поздно упечет ее в психиатрическую больницу и она закончит свою жизнь в комнате с решетками на окнах. Наедине с собой и своими видениями.
- Джейкоб, успокойся. Открой ротик, - донеслись до Беллы увещевания Ханны.
Посмотрев в сторону женщины, она увидела, что Джейкоб отказывается от очередной ложки каши. Крепко сжав губы, он сморщился и с мольбой посмотрел на Беллу. Ребенок протянул к ней руки, несколько раз сжал и разжал кулачки, молча выражая желание оказаться у нее на руках. Его маленький, но такой бурный протест заставил губы девушки дрогнуть. Она почти улыбнулась, но резко остановила себя. В ее планах не было привязываться к мальчику. Он ей чужой.
- Ханна, унеси Джейкоба в комнату, - резко выпалила Рене, заставив Изабеллу вздрогнуть.
Она ошеломленно посмотрела на мать, и в ее памяти ярко вспыхнули воспоминания. Она узнала этот голос, голос Рене из прошлого: резкий, холодный. Тот голос, которым она разговаривала с Чарли, выдыхая в его лицо сигаретный дым. Голос, который заставлял маленькую Беллу съеживаться от страха, когда мать критиковала каждый ее поступок. Сейчас перед ней была та Рене, которая без сожалений бросила ее и отца, чтобы уйти в ту жизнь, о которой мечтала. Алчная, циничная и обжигающе ледяная.
- Он еще не доел, - удивленно ответила Ханна, когда Рене со стуком поставила чашку на стол.
- Позже доест, - сжимая кулаки, сказала Рене.
И тут девушка все поняла. Мать просто не хотела, чтобы Джейкоб был рядом с сестрой. Ну, конечно. Как же она могла позволить, чтобы ее драгоценный сын находился в непосредственной близости от чокнутой дочери?
Когда Ханна, взяв Джейкоба на руки, понесла ребенка в его комнату, Изабелла тоже встала и, поставив тарелку в раковину, быстро сполоснула ее под струей воды из-под крана. Хотелось побыстрее уйти в школу. Белла ускорила шаг и уже практически вышла за пределы кухни, когда ее окликнула мать. Молча обернувшись, девушка выжидающе посмотрела на нее.
Не поднимая взгляда от своих рук, которые мелко подрагивали, Рене тяжело вздохнула. Она выглядела очень уставшей и изможденной.
- Я хотела попросить тебя, - несмело начала женщина, и ее нервный голос, напоминавший дребезжание чашки о блюдце, заставил Беллу напрячься.
- Сегодня приезжает Фил. Пожалуйста.., - она подняла слезящиеся глаза на дочь, отчего у той перехватило дыхание. Она никогда не видела мать плачущей. – Прошу тебя, не рассказывай ему о том… О том, что ты…
Вздохнув, Изабелла устало облокотилась о дверной косяк.
- Можешь не продолжать, - сухо ответила она. – Будем считать, что я тебе ничего не говорила.
- Спасибо, Белла, - донеслось до нее, когда девушка, резко развернувшись, вышла из кухни.
Не желая больше слышать ни слова от этой женщины, она на ходу закинула за плечи рюкзак, ожидавший на полу в коридоре, и вышла на улицу.

- Ты сегодня чернее тучи, - заметила Розали во время обеда.
- Нет настроения.
Подруги всегда выбирали самый дальний столик, чтобы быть как можно дальше от одноклассников. Розали – потому что они из года в год издевались над ней, а Белла – потому что просто не хотела контактировать ни с одним из одноклассников. Они были для нее как пустые манекены, на которых она не обращала внимания, в разговор с которыми не вступала. Изабелла, может, и хотела бы сократить свое общение с ней, но со временем, к своему удивлению поняла: Роуз нуждается в ней, и почувствовала желание как-то защитить ее. В Розали девушка видела себя, ведь в Форксе изгоем была она. Но у нее был Майк, а у Роуз не было никого.
Майк… Белла безумно скучала по нему. Она десятки раз набирала на своем телефоне сообщения ему, потом безжалостно удаляла их, набирала снова. Но так и не решалась сделать первый шаг к примирению. Ее мобильный всегда был с ней на случай, если друг позвонит. Но он не звонил…
- Боже, какой же он красивый, - подперев щеку рукой, мечтательно произнесла Розали.
Проследив за ее взглядом, Белла увидела, что подруга смотрит на высокого брюнета с зализанными гелем волосами. Он стоял, окруженный стайкой восторженно щебечущих одноклассниц, и каждой улыбался так, будто она и есть та единственная.
- Кто это? – спросила Белла.
- Ройс Кинг, - на одном дыхании вымолвила Роуз, а Белла скептически приподняла одну бровь. Внешность парня не внушала ей такого же трепета, как подруге, и девушка не могла понять, что в нем такого, что Розали даже имя его произносила так, будто это самое прекрасное, что было в ее жизни.
- Ты влюблена в него?
Блондинка смущенно опустила взгляд, ее щеки окрасил яркий румянец, превращая их в спелые яблоки.
- Сколько себя помню. В детстве мы общались, но потом он отдалился и даже перестал здороваться со мной. Я надеялась пригласить его на выпускной в этом году.
- А если он откажется?
- Это мой единственный шанс, и я должна его использовать, - грустно ответила Роуз, отвернувшись к окну.
Видение пришло так внезапно, что его яркая вспышка опалила зрение, а у Беллы невольно перехватило дыхание. Она сразу узнала Розали. Та стояла, переминаясь с ноги на ногу, нервно кусая губы, смотрела на… Трудно разглядеть, кто же это был. Слишком расплывчатый силуэт, в котором с трудом угадывался мужчина.
- Я бы хотела пригласить тебя на выпускной бал. Пойдешь со мной? – заикаясь, спросила подруга.
- С тобой? Ты серьезно? – раздался глумливый смех, от которого хотелось сжаться в комочек и провалиться сквозь землю от стыда. – Иди отсюда, Чесотка. Я пойду с кем-нибудь покрасивее, чем ты.
Через долю секунды размытый силуэт резко обрел очертания, и Белла увидела, что перед Розали, оглушительно смеясь, стоял Ройс Кинг.
- Белла. Белла, что с тобой? – потрясла ее за плечо Роуз, разгоняя дымку видения.
- Ничего, - схватившись за голову, ответила та. – Просто вдруг сильно заболела голова.
- Может, сходишь в медпункт? – обеспокоенно спросила подруга, и, сморгнув набежавшие слезы, Изабелла покачала головой.
- Сейчас пройдет. Сейчас пройдет…

Она уткнулась лицом в ладони, раз за разом прокручивая в памяти последнее видение. Ее кожа полыхала, словно обожжённая, сердце гулко колотилось, стук крови болью отдавался в висках. Ей было физически тошно от того, что она увидела. И в этот момент, до глубины души возненавидев Ройса, Белла решила для себя, что будет рядом с подругой, когда это произойдет. А это обязательно произойдет…

***


Фил был дома уже неделю, и все это время Рене не отходила от него ни на шаг. Могло показаться, что она очень переживает за мужа, но Белла был уверена, что мать больше боится за себя и свою благополучную жизнь. Ведь, если дочь проговорится о своем секрете отчиму, никто не может дать гарантии, что тот воспримет это адекватно.
За обеденным столом, в гостиной, в его кабинете – Рене всегда была поблизости. А когда рядом с ними была Белла, Рене делала все, чтобы переключить внимание мужа на себя, при этом наблюдая за дочерью. Она отслеживала каждый ее шаг, делая существование невыносимым.
Видения. Они изматывали Беллу и высасывали из нее силы. Даже те, что были о пустых мелочах. Страшнее всего было в те моменты, когда видения настигали девушку в присутствии матери. Женщина сразу замечала, что с дочерью что-то творится, и, приходя в себя, Изабелла сразу натыкалась на взгляд, полный разочарования, страха и даже брезгливости. Рене смотрела на нее так, будто на месте дочери появлялся монстр, готовый истребить все живое. Белла и сама считала себя чудовищем, которое притягивает к себе только мрак и неприятности, но видеть эти чувства в глазах той, что дала ей жизнь, было больнее в сотни раз.

Всей душой девушка ненавидела себя и свое проклятье, что жестоко растоптало все ее надежды и мечты. Она горела в ненависти ложась спать, просыпаясь по утру. Горела в ненависти в те секунды, когда будущее приоткрывало свою завесу тайны, показывая ей то, что она видеть не хотела, что видеть никто не должен. Это не дар. Это ее боль, ее смерть, ее персональный ад, из которого невозможно найти выход.
В один из дней девушка зашла на кухню в тот момент, когда Ханна раскладывала на подносе, на который уже поставила тарелку супа, столовые приборы. Рядышком стоял Джейкоб, держась за ее юбку. Увидев вошедшую, женщина нахмурилась и инстинктивно загородила собой мальчика. Закатив глаза, Белла подошла к раковине и налила себе воды из-под крана.
Обязательно так демонстративно защищать от нее Джейкоба? Можно подумать, она в любой момент может кинуться на ребенка и порвать его на части.
- Ты не могла бы позвать Рене? Надо отнести Филу суп, а я не могу оставить Джейкоба одного, - сухо спросила Ханна. Она никогда не обращалась к Белле по имени.
- Я могла бы посидеть с Джейкобом, пока вы бы отнесли суп, - спокойно предложила девушка.
Заметив, как тревожно вспыхнули глаза женщины, Изабелла вздохнула и пожала плечами:
- Или я могу отнести суп, чтобы вы не оставляли Джейкоба одного, - предложила она.
Переведя взгляд с подноса на ребенка, Ханна нахмурилась и буркнула в ответ:
- Можешь отнести суп.
Усмехнувшись, Белла взяла поднос и вышла из кухни, спиной чувствуя взгляд женщины, прожигавший ее насквозь.
Поднявшись на второй этаж, она легко толкнула дверь ногой и прошла в спальню матери и Фила, который час назад прилег здесь отдохнуть. Но Фила здесь не было, лишь Рене, устроившись на кровати среди подушек, читала журнал.
- Ханна передала Филу суп. Куда его поставить? – не глядя в лицо матери, спросила Белла.
- Можешь поставить на прикроватный столик. Фил отошел в кабинет, чтобы сделать пару звонков по работе, - последовал равнодушный ответ.
Молча поставив поднос, Белла собиралась вернуться в свою комнату, но ее взгляд зацепился за рамку с фотографией. На ней был изображен Фил, более молодой, чем сейчас. Он обнимал юную девушку, почти девочку, и они так счастливо улыбались, что не было сомнения, как этим двоим хорошо вместе. Девушка была так похожа на мужчину, что…
- Это… Кто это? – запнувшись, спросила Белла.
Мать подошла к ней, взяла в руки рамку и, вздохнув, провела рукой по стеклу:
- Это Мишель. Единственная дочь Фила.
- Но как… Я не знала, что у него есть дочь, - потрясенно выдохнула Белла. Для нее было откровением то, что у отчима, помимо Джейкоба, был еще ребенок, к тому же, он никогда о ней не упоминал.
- Была дочь, - Рене поставила рамку на место. – Она погибла в автомобильной аварии, когда ей было семнадцать.
- Ты была с ней знакома? – не отрывая взгляда от улыбчивой девушки на фото, спросила Белла.
- Нет. Мы с Филом встретились через три года после ее смерти.
- Понятно, - сглотнув, ответила девушка.
Она молча подошла к двери и, взявшись за ручку, услышала, как ее позвала мать.
- Да? – обернулась она.
- Ханна воспитывала Мишель с самого детства. Для нее это был такой же удар, как и для Фила.
Женщина подошла к дочери и, подняв руку, чтобы коснуться ее плеча, в последний момент передумала и опустила ее.
- Просто я хотела тебя попросить, чтобы ты не обижалась на нее. Она боится, что ты можешь занять место Мишель
- Я и не пыталась, - процедила Белла, прежде чем выскользнуть из комнаты.
Она не хотела занимать чье-то место. Да и как она могла это сделать, если даже не знала, где ее собственное место? Ей казалось, что дорога, по которой она шла, обвалилась прямо под ногами. Куда ей идти теперь? Есть ли рядом с ней кто-то, кто направил бы ее?
Белла уже потеряла отца и бабушку. Она поругалась с Майком. С ней осталась только мать, которая, как девушка считала, не любит ее, Фил и Ханна, тоже потерявшие человека, которого любили. Вот только Ханна смирилась со смертью девочки, которую она воспитывала с детства, а Фил, похоже, нет. Изабелла боялась, что отчим хочет заменить Мишель ею. Ей было жаль его, но она не собиралась становиться заменой потерянного ребенка.
Поэтому в последующие дни она мягко, но уверенно ставила между ними границы, не давая заботиться о себе. Позже, когда мужчине сняли гипс, Белла каждый день отказывалась от его предложений довезти ее до школы. На каждый ее отказ он реагировал лишь печальной улыбкой, в то время как Ханна, видя, что Белла обрубает все мосты, начинала относиться к ней если не лояльнее, то хотя бы не так враждебно, как раньше. Даже Рене перестала постоянно оберегать мужа от угрозы со стороны дочери, осознав, что Белла не собирается доверять ему свою тайну.

Девушка, казалось бы, начала дышать свободнее. Она поверила в то, что мать, наконец-то, успокоилась, хоть и подмечала, что та иногда пристально за ней наблюдает. Между ними не было теплоты. Лишь временное перемирие, но Белла не могла отделаться от ощущения, что скоро случится что-то неприятное.
В один из декабрьских дней, вернувшись из школы, Изабелла зашла в дом и, сняв куртку, услышала незнакомый голос в гостиной.
- Белла, это ты? – в холл вышла радушно улыбающаяся Рене. – Проходи в гостиную, к нам пришел гость.
Непонимающе посмотрев на фальшивую улыбку матери, девушка наспех пригладила растрепавшиеся от ветра волосы и последовала за ней. Увидев сидевшего на диване священника, Белла застыла на пороге.
- Белла, это отец Беннет. Он крестил Джейкоба.
- Здравствуй, Белла, - вкрадчиво поздоровался с ней мужчина. – Присаживайся рядом. Нам надо о многом поговорить.
На негнущихся ногах Изабелла подошла к дивану и, сев на самый краешек, как можно дальше от священника, настороженно на него посмотрела. Он не был похож на отца Вебера, который жил в Форксе много лет и после беседы с которым на душе всегда было легко. Отец Беннет был еще достаточно молод, держался отстраненно и казался очень строгим. Рядом с ним было неуютно.
- О чем вы хотели со мной поговорить? – откашлявшись, спросила девушка, желая нарушить воцарившееся между ними тяжелое молчание.
- Миссис Дуайер рассказала мне о твоих необычных способностях, - священник прожигал Беллу таким взглядом, от которого можно было сгореть за секунду, в глубине его глаз читалось именно это желание, хотя глубокий голос был спокоен.
- Способностях? Каких еще способностях? – нервно ерзая на месте, спросила Изабелла, кинув на мать затравленный и злой взгляд.
Отец Беннет с тяжелым вздохом встав, подошел к девушке и сел рядом. Накрыв ее дрожащую ладонь своей рукой, мужчина крепко сжал ее, заставляя задержать дыхание. Его рука была горячей, как кочерга, которой расшевелили тлеющие угли. Она была тяжелой и жесткой как скала, когда сжимала пальцы Изабеллы, заставляя слезы течь по щекам.
- Со мной ты можешь быть откровенной, дитя. Я здесь для того, чтобы избавить тебя от дьявола, который терзает твою душу.
- Господи, за что нам это? – беспомощно пролепетала Рене, все это время без движения стоявшая в углу, и уткнулась лицом в ладони.
- Какого еще дьявола? Что вы говорите? – ошарашенно переводя взгляд с матери на священника спросила Белла. Ей не верилось, что все происходящее сейчас реально.
- Рене сказала, что ты видишь будущее. Мы поможем тебе.
Резко вырвав руку из крепкой хватки священника, Изабелла вскочила и, размазывая слезы по щекам, которые катились не переставая, крикнула:
- Мне не нужна ничья помощь. Со мной все в порядке, ясно?
- Ты можешь хотя бы рассказать о том, что гложет тебя, дитя мое, - отец Беннет встал с дивана и смотрел на девушку с явным укором.
- Меня ничего не гложет. У меня погиб отец и, наверное, маме показалось, что это как-то повлияло на мою психику, - снова бросив злобный взгляд на мать, ответила Белла.
Переведя взгляд на мужчину, она сделала глубокий вдох и с трудом выговорила слова, заставив голос не дрожать:
- Со мной все в порядке. Но если я захочу поговорить со священником, то я обязательно это сделаю. Но не с вами.
- Но твоя мать сказала, что ты уже давно видишь…
- Отец Беннет, - резко перебила его Изабелла. - Любимый фильм моей матери «Изгоняющий дьявола». Не воспринимайте все, что она говорит, всерьез.
Девушка выбежала из гостиной, не обращая внимания на доносящиеся ей вслед крики матери:
- Белла, немедленно вернись! Белла!
Громко хлопнув дверью в своей комнате, она привалилась к ней спиной и медленно сползла на пол. Уткнувшись носом в колени, Изабелла тихонько заплакала, ощущая свое полное бессилие. Как бороться? Как давать отпор, когда родная мать делает все, чтобы сломать ее?
Вздрогнув, Белла увидела видение, как мать, проводя священника, чертыхается и поднимается на второй этаж, открывает дверь в комнату дочери... Прелестно, ее ждет еще один бессмысленный разговор, наполненный обвинениями и претензиями.
Через десять минут, когда Рене зашла в комнату, Белла уже не плакала. Она спокойно стояла у окна, безучастно наблюдая за улицей.
- Ты издеваешься надо мной, Белла? Ты специально ведешь себя так?
- Как? – устало спросила дочь, продолжая стоять к матери спиной.
- Я же стараюсь сделать что-то лучше. Я переживаю, что у тебя проблемы, а что делаешь ты? На каждое мое действие реагируешь так, будто я твой самый страшный враг, - обвиняющий тон женщины неприятно резал слух, Белла, зажмурившись, впилась пальцами в подоконник.
- Я боюсь за тебя. Ты видела, как умирал Чарли и твой возраст… Ты еще слишком молода, чтобы справляться с этим в одиночку. Я всего лишь хотела помочь тебе. Я хочу помочь.
- Слишком много «я», тебе не кажется? – девушка резко развернулась к ней. – Ты не мне хочешь помочь, ты себе хочешь помочь. Мне жаль, что я вмешалась в твою идеальную жизнь, никто этого не хотел. Но не надо мне так помогать. Я справлюсь сама.
Рене схватилась за голову и, шагнув, бессильно опустилась на постель дочери. Уткнувшись лицом в ладони, она издала то ли полу-стон, то ли полу-рык.
- Ты отталкиваешь меня тогда, когда я хочу быть рядом.
- Но я не хочу, чтобы ты была рядом, - прошептала девушка.
Вздрогнув, женщина подняла взгляд на дочь и покачала головой.
- Но я нужна тебе. Кроме меня тебе некому помочь.
- И как ты решила мне помочь? Отвезти в психиатрическую клинику? Вызвать священника? Это, по-твоему, та помощь, которая мне нужна?
- Да все, что бы я ни делала, ты воспринимаешь в штыки! – всплеснув руками, Рене встала на ноги. – Что тебе надо, чтобы ты не считала меня своим врагом?
- Оставь меня в покое. Это единственное, чего я прошу, - дрожащим голосом ответила Изабелла.
Мать и дочь смотрели друг другу в глаза, и разочарование, тонны разочарования плескались между ними. Это разочарование можно было ощутить кожей. Оно потрескивало в воздухе и окутывало едким дымом.
- Пока ты живешь здесь, я не могу этого обещать, - пожав плечами, наконец, произнесла Рене и вышла и комнаты.

***


«Все еще обижаешься?» - смс от Майка пришло за неделю до Рождества. Прочитав его, Белла прижала телефон к груди и облегченно вздохнула. Как же она боялась ему звонить! Но еще больше она боялась, что он никогда не будет с ней разговаривать. Майк ее последняя ниточка, связывающая ее с прошлым. Ее самый лучший друг, без общения с которым она сильно терзалась.
«Я и не обижалась», - напечатала она ответ, и через десять секунд раздался звонок.
- Привет, - раздался тихий голос Ньютона, а Белла сморгнула слезы.
- Привет, - шепотом отозвалась она.
- Мы давно не разговаривали…
- Прости…
- Это ты прости.
- Давай оба простим друг друга, - с улыбкой предложила Белла.
- Давай.
Спустя час, обсудив все, что только можно, но аккуратно обходя опасные темы, Майк спросил:
- Мама скучает по тебе. Она спрашивала, не хотела бы ты приехать на каникулы в Форкс? Гостевая комната всегда свободна для тебя.
- Я не могу… Хочу, но не могу. Слишком тяжело вернуться обратно так рано, - срывающимся голосом пояснила Белла.
Она не представляла, как сможет вообще когда-нибудь вернуться в Форкс. Безумно хотела этого, но сейчас, когда боль от потери еще так остра, было невыносимо даже думать о том, чтобы вернуться в свой родной город. В свой дом.

У нее слишком много воспоминаний, которые все еще не давали ей спать по ночам. И все они связаны с Форксом. Просто нужно время, чтобы оправиться. Год? Два? Она не знала. Но в чем она была уверена, так это в том, что рано или поздно она обязательно вернется назад.
Утром в Рождество Белла не выходила из своей комнаты. Стоя у окна и смотря на серые тучи, плотной завесой отгородившие город от солнца, она вспоминала прошлое Рождество. Невозможным казалось, что тогда с ней еще был отец и бабушка. Мари Свон уже болела, но рождественский стол был накрыт шикарно, так, как она любила и всегда учила внучку.
- Никогда не заказывай еду из ресторана, - говорила ей бабушка, накрывая на стол. – Дома мужчина всегда должен есть то, что приготовила своими руками женщина.
Изабелла смеялась над этими бабушкиными уроками, частенько отмахивалась от наставлений отца, что свойственно подросткам. Обижалась из-за его чрезмерной опеки и жаловалась бабушке на него.
Какой же глупой она была тогда! Сейчас Белла отдала бы все, что имеет, лишь бы вернуться на год назад и, обняв и папу, и бабушку, сказать им, как сильно она их любит.
Воспоминания. Они приносили счастье и одновременно боль. Сладкая горечь прошлого, которая сейчас казалась чем-то нереальным, выдуманным. Будто это было в другой жизни.
Вдруг Белла почувствовала в груди тепло.
- Только не сейчас, пожалуйста, - простонала девушка. – У меня больше нет сил.

Ощутив, как задрожали ноги, уже не видя четких очертаний комнаты, Белла, держась за стену, медленно опустилась на колени. Размытая картинка внезапно обрела резкость, и Изабелла с удивительной ясностью увидела поляну посреди глухого леса. Ее окружала высокая трава, такая сочно-зеленая, которую она видела только в Форксе. Шепот листвы над головой разносил ветер, лаская слух.
Вдруг, девушка увидела… себя. Со стороны она смотрела, как она сама вышла на поляну. Легко улыбаясь, она шла по траве, и ветер мягко перебирал ее длинные распущенные волосы. Приглядевшись, Белла поняла, что здесь она старше, чем сейчас. Здесь ей точно больше двадцати лет.
Ее улыбка была такой умиротворенной, такой счастливой, что Изабелла, здесь, в настоящем, почувствовала зависть к самой себе. Вдруг вслед за ней на поляну вышел мужчина. Девушка разглядела его до таких мельчайших деталей, что смогла бы из сотни похожих узнать именно его.
Он не был безумно красив, не был совсем молод. Казалось, что ему немного за тридцать. Темно-русые волосы и зеленые глаза не были чем-то примечательными. Подтянутая фигура, широкие плечи – обычное телосложение, ничем не выделяющее этого мужчину среди остальных. Но то, КАК он смотрел на Беллу в видении, почему-то заставляло сладко сжиматься сердце.
Так странно было наблюдать за собой в будущем, так страшно, но в этот раз девушка молилась только о том, чтобы досмотреть видение до конца. Увидеть хоть немного больше.
Мужчина подошел к ней и, заключив ее лицо в свои большие ладони, оставил на губах нежный поцелуй.
- Я так счастлива с тобой, - влюбленно смотря на мужчину, выдохнула Белла.
Мужчина гладил ее щеки, касался большим пальцем ее губ и смотрел на нее так, будто она - вся его боль, весь его мир.
Его солнце. Вся его жизнь. Вся вселенная.
- Я тебя люблю, - тихо ответил он, прежде чем поцеловать Беллу в губы.
Солнце осветило двоих влюбленных, пока они нежно целовались, отразилось бликами на тонких золотых ободках колец, которые украшали безымянные пальцы левых рук обоих.
Видение, такое мучительно-прекрасное, резко оборвалось. Юная Белла, задыхаясь, прижала руку к неистово колотящемуся сердцу. Ее глаза слепило солнце, вышедшее из-за туч и разогнавшее мрак не только в комнате, но и в ее душе.
- Спасибо, - прошептала она.
Слезы капали из ее глаз, но в них уже не было горечи и боли.
- Спасибо.
В них была благодарность и надежда. Теперь Белла знала, что когда-нибудь у нее все будет хорошо.



Вот и первая "встреча")И с этого момента начинается обратный отсчет до встречи реальной)))Как думаете, когда она будет?)
Поблагодарить Алену за проверку и высказать свое мнение о главе можно ТУТ)))



Источник: http://robsten.ru/forum/29-1440-6
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: Snastasia (15.07.2013)
Просмотров: 1147 | Комментарии: 18 | Рейтинг: 5.0/21
Всего комментариев: 181 2 »
0
18   [Материал]
  
Цитата
Но то, КАК он смотрел на Беллу в видении, почему-то заставляло сладко сжиматься сердце.

- Я так счастлива с тобой, - влюбленно смотря на мужчину, выдохнула Белла.
Мужчина гладил ее щеки, касался большим пальцем ее губ и смотрел на нее так, будто она - вся его боль, весь его мир.
Его солнце. Вся его жизнь. Вся вселенная.
- Я тебя люблю, - тихо ответил он, прежде чем поцеловать Беллу в губы
 совершенно, изумительно и красиво между..............................

1
17   [Материал]
  Да уж, Белла подавленная от бессилия и проклятой осязая себя ох, для всех ну а Рене, жестока вся расчетливая с дочерью...................
Именно так и с Роуз, она непринужденная и сообща ох, истязаемая тоской по М вдруг, вновь видение вспыхнуло...............................
Настолько же, Р/ измывается искусно и вовсю отторженная от нее вся Белла, в аду растерзанная будто ох, Х/ отвратительна..............................
Ух ты, неужели стерва и позволила, себе откровенность с Б/ ох походу Ф/ свою любовь к М/ перенес на нее....................................................
Хм вот и истина, потрясла всю изнутри неприкаянная сама отчего, Белла осознанно от отчима уклоняется..............................................
Эх Р/, сумасбродная ишь ловко, подстроила встречу с духовенством и она немедля отвадила оу еще увещевая ее, что иронично 
Воистину и Майк ох, отозвался Белле в чем разговорились оба да наконец то, счастье проникло в ее жизнь...............................................

16   [Материал]
  действительно - надежда. хоть что-то хорошее замаячило...

15   [Материал]
  Потрясающая глава,спасибо!!

14   [Материал]
  Спасибо за главу! lovi06032

13   [Материал]
  Ммм,а я все читаю и думаю когда же когда же уже появится Эдвард?))спасибо за главу.Надеюсь на его скорое появление,чтобы поскорей привнести в жизнь Беллы такое долгожданное счастье.Это наверное будет чертовски странно, их встреча.Белла уже будет его знать да и ждать,ну по крайней мере точно ждать

12   [Материал]
  спасибо за главу! lovi06032

11   [Материал]
  Спасибо за главу!

10   [Материал]
  наконец-то появление героя, хоть и в видении.. спасибо за глав!жду скорого продолжения!

9   [Материал]
  Спасибо!!!!!!!!!!!!! Эдвард...кольца...за тридцать...тёмно-русые волосы... блиииин! столько вопросов, но я так счастлива!!! на форуме более связный, хоть и всё же не очень, отзыв.
СПАСИБО!!!!!!!! lovi06032 lovi06032 lovi06032

1-10 11-18
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]