Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Истерия, или Верните мне моё тело! - Глава 3. Где же ты, старушка?

Глава 3. Где же ты, старушка?

В кустах под забором около дома Калленов сидели шестеро подростков и составляли план, как взять машину Эдварда. Автомобиль находился в гараже, ключ от гаража – в доме, и в том же доме находилась миссис Каллен, так что идея пробраться в гараж незамеченными сразу отпадала. В дом к миссис Каллен должны были отправиться (Розали) в теле Эдварда и (Джаспер) в теле Элис. (Эдвард) и (Элис) проинструктировали (Розали) и (Джаспера), где находятся ключи, и дали пару ценных указаний как нужно и как не нужно разговаривать с их матерью, чтобы всё выглядело правдоподобно. (Розали) и (Джаспер) отправились в дом, все остальные остались ждать в кустах.

Подходя к двери, (Джаспер) шепнул (сестре):

 – Если что, я начинаю первый.

(Розали) просто кивнула, и они вошли в дом. Как только брат с сестрой оказались в гостиной, из кухни вышла миссис Каллен.

 – Эдвард? Элис? Почему вы не в школе? – она поспешила обнять детей и поцеловать в щёки.
 – Привет, мам, – пробормотала Элис.
 – Что это?! – воскликнула миссис Кален. – Во что вы одеты? Где ваша одежда?!
 – Мам, этот придурок, – быстро затараторила Элис, указывая на Эдварда, – облил меня водой…
 – Да она первая начала! – перебил её Эдвард. – Мы сидели у Эмма, завтракали, а эта припадочная вылила на меня томатный сок!
 – Неправда! – возмущалась Элис.
 – Рот свой закрой! – кричал Эдвард.
 – Так, а ну тихо! – повысила голос миссис Каллен. – Я не понимаю, ну как вам не стыдно?! Мало того, что дома себя ведёте, как дикари, так вы ещё и в гостях умудрились поцапаться! Бедный Эмметт, у него такое горе, а вы! Мне за вас стыдно! Очень стыдно!
 – Мам, – уже спокойно проговорила Элис. – Мы это… переоденемся, возьмём машину и поедем в школу.
 – Идите, переодевайтесь, – вздохнула миссис Кален.

(Розали) и (Джасперу) не нужно было повторять дважды, они быстро бросились наверх, в комнаты (Эдварда) и (Элис).

(Розали) одела тело Эдварда в джинсы, облегающую футболку и кроссовки. (Джаспер) одел тело Элис в джинсы, кроссовки и свободную футболку. Спустившись вниз, они взяли ключи от гаража. За ними наблюдала миссис Каллен.

 – Может, покушаете? – спросила она.
 – Не, мам, мы у Эмма похавали, – бросил Эдвард, быстро направляясь к выходу.
 – Элис, подожди, пока Эдвард выгонит машину, – попросила миссис Каллен. Элис задержалась, глядя на мать.
 – Ну как там Эмметт, сильно переживает?
 – Да, сильно. Это была его любимая бабушка. Он так расстроился, что боится ночевать один дома, вот мы и хотим его поддержать.
 – Вы молодцы, – миссис Каллен погладила дочь по голове, отчего (Джаспер) немного смутился. – Телефоны зарядили?
 – Э-э… нет ещё, но после школы сразу зарядим.

В дом вбежал Эдвард, положил ключи на место.

 – Ну, поехали, – обратился он к Элис.
 – Поехали.

Дети отправились к выходу.

 – Я вас умоляю, ведите себя хорошо, – промолвила миссис Каллен.
 – Хорошо, – отозвалась Элис.
 – Как обычно, – добавил Эдвард, и они вышли.
 – Не надо "как обычно"! – крикнула им вслед мама.

(Розали) села за руль, (Джаспер) – рядом, они выехали со двора, подъехали близко к кустам. (Джаспер) перебежал на заднее сидение, впереди села (Элис). Все остальные запаковались на заднее сидение, и серебристая Вольво быстро умчалась прочь.

 – Вау! – воскликнула (Розали). – Хоть есть повод погонять на машине Эдварда!
 – Гоняй-гоняй, – промолвил (Эдвард). – Надеюсь, сегодня ночью этот повод исчезнет.

Друзья помчались в магазин мобильных телефонов, хозяйкой и продавцом которого, была миссис Ньютон – мать Майка Ньютона, одноклассника Эдварда, Элис и Беллы. Друзья влетели в магазин, миссис Ньютон сразу же напряглась. Каждый выбрал себе по телефону, расплатились и так же быстро убежали. «Что на этот раз задумали эти сумасшедшие? – думала продавщица. – Зачем им шесть новых телефонов? Ещё и школу прогуливают, бездельники!»

Компания отправилась к дому (Эмметта). Дома они связались с мобильным оператором, попросили, чтобы им восстановили их номера, пообедали и сели смотреть видео, дожидаясь вечера. Раздался телефонный звонок, все замерли, уставившись на домашний телефон.

 – Мне взять? – спросила (Элис), смотря на (Эмметта).
 – Не надо! – воскликнул (Джаспер). – Это, наверное, копы! Тачку Эмметта, наверное, нашли уже.

Телефон продолжал звонить.

 – А, может, это предки Эмметта волнуются? – предположила (Белла).
 – Брать не будем, – сказал (Эмметт). – Предкам я вечером позвоню, когда номера восстановят… вернее, ты позвонишь, – (он) посмотрел на (Элис).
 – А отсюда надо валить, если это копы, они сюда могут припереться, – промолвил (Эдвард).

Телефон успокоился. Друзья быстренько собрались, уселись в машину и отправились к кладбищу, решив, что пока видно, им будет легче найти нужную могилу.

Впереди показался мост через реку – тот самый, с которого они слетели в воду. Перед мостом стояли красно-белые перегородки и двое дорожных полицейских.

 – Твою мать! – воскликнула (Розали), увидев, что проезд через мост закрыт.
 – Тормози! – крикнул (Джаспер). (Розали) резко затормозила, метров за семьдесят до полицейских.
 – Сейчас отъедем назад, – продолжил (Джаспер), – нужно, чтобы (Элис) пересела на заднее сидение: они, возможно, разыскивают Эмметта… А потом подъедем и спросим, когда откроют мост.
 – А вот он я! – воскликнул весело (Эмметт), голосом Розали. – Пусть найдут меня здесь в этом теле!
 – Да тебя не найдут, а (Элис) повяжут, – усмехнулся (Эдвард).
 – Может, лучше сейчас в объезд поехать? – предложила (Белла). – Время ж ещё есть.
 – Точно, погнали в объезд! – воскликнул (Джаспер). (Розали) завела машину, развернула, и друзья поехали в объезд.

Когда компания добралась до кладбища, на улице было ещё светло. Оставив машину подальше от дороги, друзья отправились искать нужную могилу.

Побродив немного по кладбищу, они нашли могилу Люка Варнера.

 – Аж не верится, что только вчера мы тут гудели, и с нами было всё нормально, – грустно вздохнула (Белла).
 – Не дрейфь, Белла, это точно та старуха чё-то намутила. Мы её найдем и попросим вернуть нас обратно, – сказал (Эмметт).
 – А если не найдём? – спросила (Элис).
 – Элис, блин, не будь занудой, – скривился (Эдвард).

Дожидаясь ночи, все расселись между могилами, закурили и начали вспоминать своё детство.

Время шло, на улице темнело, а друзья всё сидели и ждали, в надежде на то, что мимо пройдёт вчерашняя старушка. У кого-то забурчало в животе, но на голод никто внимания не обращал, нервы у всех были не пределе. Каждый из них слабо верил в то, что сегодня, так же, как и вчера, эта женщина опять тут появится. Ровно в полночь нервы (Эмметта) не выдержали.

 – Всё, – вскочил (он) со своего места, – она здесь не появится.
 – И что ты предлагаешь? – спросил (Эдвард).
 – Не знаю! Старушка-а-а! – заорал (Эмметт) на всё кладбище. Все уставились на блондинку.
 – Что ж, – сказала (Элис), – предлагаю пройтись и покричать, позвать эту миссис.
 – Идиотизм какой-то… – промолвил (Джаспер).
 – Выбора нет… – обреченно добавила (Белла).

И друзья пошли по кладбищу, выкрикивая, «миссис» и «старушка». Молча шёл лишь (Джаспер).

Дежурившие у моста полицейские, услыхав где-то вдалеке, на кладбище, крики, удивлённо переглянулись.

 – Вот черти, понажираются и беснуются, – промолвил один из них.
 – До чего докатились, уже по ночам на кладбище такое творить… – сказал второй.

Потом они услышали, опять-таки со стороны кладбища, истеричный женский хохот. Это (Эмметт) не выдержал и начал заливаться. Все растерянно смотрели на смеющуюся блондинку.

 – Ну что ещё? – раздраженно спросила (Розали), уставившись на своё тело.
 – Ха-ха-ха, ой не могу, жаль, не взяли видеокамеру, чтоб снять эту хохму – бродим ночью по кладбищу и зовём какую-то старушку… Ха-ха-ха, пиздец какой-то… – обхохатывался (Эмметт).
 – А мне вот совсем не смешно! – сердито буркнула (Элис). – Вон вчера уже доржались, смотри, как бы завтра утром не проснуться тебе в теле гусеницы.

(Эмметт) перестал смеяться и серьезно взглянул на своё тело.

 – Я знаю, что нужно делать! – воскликнул вдруг (он). Все перевели взгляд на блондинку.
 – Нам нужно сделать всё, как вчера! Эта бабка сто процентов ведьма, раз такое учудила с нами. Она почему вчера пришла? Потому что мы тут устроили веселуху, сабантуй. А на кладбище нельзя веселиться. Она там бормотала что-то про души. Короче, надо завтра набрать с собой бухла и сделать всё, как вчера, разложиться на могиле, затусить… Она придёт, мы извинимся, ну а потом…. блин, наверное, придётся ещё раз с моста свалиться, это ж после реки нас так переделало.
 – А на чьей, интересно, машине мы должны в реку свалиться? – возмущенно поинтересовался (Эдвард).
 – Знаешь что, – возмутился (Эмметт), – если тебе так нравится твоё новое тело, можешь прямо сейчас переезжать жить к нашему шерифу, ты ж теперь его доченька, Эдвард.

(Эдвард) молча вздохнул.

 – А теперь что? – устало зевая, промолвила (Белла).
 – Что-что, погнали ко мне дрыхнуть. Я уже заворачиваюсь, блядь, вторую ночь не спать, – сказал (Эмметт). Никто не стал возражать, все побрели обратно к машине.

Добравшись до дома МакКартни, ребята спрятали машину (Эдварда) в гараже, закрылись в доме на все замки и засовы, мобильные решили пока не включать, домашний телефон отключили и разбрелись по комнатам спать.

На следующий день в душЕ директора форкской школы, мистера Ратса, зародилось беспокойство – ученик МакКартни со своей оторванной компанией второй день не появлялся в школе. Это точно не к добру… Все сразу они заболеть не могли, а вот затеять что-то ужасное и отвратительное – это вполне в их стиле. К концу занятий после получения некоторой информации беспокойство директора лишь усилилось. Он вызвал к себе в кабинет ученицу десятого класса – Джессику Стенли.

Джессика была не просто одноклассницей Калленов и Свон, она была главой школьного комитета. В школьный комитет входили самые достойные старшеклассники, отличники, чьи фотографии украшали доску почета под названием «Гордость нашей школы».

Комитет состоял из пяти школьников – учеников одиннадцатого класса: Лорен Меллори и Эрика Йорка, и учеников десятого класса: Майка Ньютона, Анжелы Вебер и самой достойной ученицы – Джессики Стенли. Этот комитет помогал администрации школы в разных организационных вопросах, устраивал различные мероприятия и просто был примером для других учеников. Для деятельности комитетовцев был выделен отдельный кабинет, который они называли «штабом».

Если компанию Эмметта боялись и старались обходить десятой дорогой, то команду Джессики уважали и всячески перед ней заискивали, мечтая о дружбе с отличницей и о том, чтобы попасть в комитет. Дружить с МакКартни и его компанией никто не стремился, опасаясь за своё физическое и психическое здоровье.

За Джессикой в школьной столовой тоже был закреплен столик, на который никто другой не мог претендовать. Друзья Эмметта и друзья Джессики откровенно другу друга не переваривали.

Члены комитета называли Эмма с друзьями «псих-компанией» – «за глаза», конечно, стараясь их всячески не замечать и игнорировать. Компания же открыто одаривала комитетовцев разными оскорбительными эпитетами.

Джессика зашла в кабинет директора, он предложил ей сесть напротив, через стол.

 – Хочу с тобой поговорить, Джессика, вернее, хочу поручить тебе одно очень важное дело, – директор тяжело вздохнул. Девушка, молча, ждала продолжения.
 – Кроме тебя, поручить больше некому, – продолжил мистер Ратс. – Ты обратила внимание на то, что МакКартни со своими дружками уже второй день пропускает школу?
 – Да, мистер Ратс, обратила, – кивнула Джессика. Директор снова тяжело вздохнул.
 – Джессика, ты помнишь наш школьный бал два года назад, помнишь, что произошло? – вдруг спросил он.

Конечно, Джессика помнила, тот бал она никогда не забудет. Она тогда уже была в комитете. Комитет занимался организацией и подготовкой к празднику. Девушка помнила, как тогда собрались все старшие классы, начиная с седьмого, со своими родителями. В школе была традиция: после окончания учебного года устраивать вечеринку в бальном стиле с различными конкурсами и развлекательными мероприятиями. И всегда на такой вечеринке показывалось слайд-шоу – фото последнего года с учениками, со всеми мероприятиями и праздниками, которые происходили в течение года. Джессика помнила, как два года назад сама лично готовила слайд-шоу.

Она помнила ту вечеринку, помнила, как начали показ фотографий и как через несколько нормальных снимков, на огромном экране под изумленные возгласы родителей под удивленные хихиканья учеников и под дикое ржание «псих-компании» замелькали эротические снимки обнаженного ученика тогда еще девятого класса Эмметта МакКартни и молоденькой школьной учительницы физкультуры, которые занимались сексом. Она помнила выражение лица присутствующей на вечеринке учительницы по физкультуре, которой хотелось тогда провалиться сквозь землю. Помнила, как поймала взгляд директора на себе, ведь это она готовила и отвечала за слайд-шоу, хотя понятия не имела, как туда попали фотки с МакКартни. Конечно, она никогда не забудет такое позорище и последствия случившегося: учительницу сразу же уволили, и вместо того, чтобы выгнать со школы Эмметта, директор ещё долго извинялся перед его родителями и просил их не подавать в суд на школу за совращение их несовершеннолетнего сына.

По мнению Джессики, это было ужасно несправедливо, так как ещё не понятно, кто там кого совратил.

 – Да, – тихо промолвила ученица, – помню.
 – А помнишь, что произошло год назад на школьном балу?

Да-а, этот ужас Джессика тоже помнила, как в самый разгар вечеринки на свежем воздухе, когда уже принялись запускать салют, из школьного фонтана вылез настоящий, живой, небольшой крокодил. Она помнила ту панику и тот хаос, который начал твориться вокруг, все кричали и разбегались, кто куда. Помнила, как вызвали полицию, как усыпили крокодила, его увезли, но праздник был уже испорчен. Она помнила, как во время вечеринки «псих-компания» вместо того, чтобы веселиться со всеми, почему-то весь вечер просидела на дереве в школьном дворе, недалеко от фонтана. А потом после испорченного праздника, они все клялись, что залезли на дерево, чтобы лучше рассмотреть салют. И администрация школы, и ученики, нутром чувствовали, что это их рук дело, но доказательств не было. Позже выяснилось, что этот крокодил из городского зоопарка Порт-Анжелеса, которой странным образом пропал накануне школьной вечеринки.

 – Помню, – кивнула Джессика.
 – То-то же, – снова тяжело вздохнул директор. – Через месяц у нас школьный бал и выпуск, это последний год Эмметта МакКартни в школе, и я даже боюсь представить…. – мужчина замолчал.
 – Я Вас понимаю, – промолвила ученица.
 – В общем, я хочу, чтобы в течение этого месяца школьный комитет пристально следил за этой компанией. Нам нужно быть готовыми ко всему, мы должны предупредить и предотвратить любые их затеи относительно школьного бала. До окончания ещё месяц, а МакКартни с его дружками у меня уже из головы не выходит, аж давление поднимается, когда его вспоминаю, – поморщился директор.
 – Хорошо, мистер Ратс, – с готовностью проговорила Джессика, – мы сделаем всё, что в наших силах. Будем следить в оба, и постараемся узнать, что они задумали. Только…
 – Что?
 – Насчёт «следить»… это мы можем только в школе. Понимаете, за пределами школы, это может быть опасно для нас.
 – Конечно-конечно, – согласился директор, – в школе, да, это будет незаметно и не вызовет их подозрений.
 – Хорошо. Я могу идти?
 – Иди, Джессика, иди. И поосторожней с ними, сейчас вот их нет, и я думаю, они уже к чему-то готовятся. Кстати, поделюсь с тобой некоторой информацией. Вчера в реке нашли машину МакКартни… ни самого МакКартни, ни его друзей там не было. К его родителям не дозвониться, наверное, уехали на похороны, так как родители Калленов сказали, что у Эмметта умерла бабушка. Кстати, родители Калленов, Хейлов и шериф были не в курсе, что их дети пропускают школу. Так что… я тебя умоляю, разберись с этим.
 – Сделаем всё, что сможем, – пообещала Джессика.

После разговора с директором Джессика созвала свой комитет в штабе. Объяснила им ситуацию, и ребята согласились выполнить просьбу директора: проследить, выяснить и предотвратить. Следить в школе будет несложно, так как Джессика, Майк и Анжела учатся в одном классе с Эдвардом, Беллой и Элис, а Эрик и Лорен – в одном классе с Эмметтом, Розали и Джаспером. И для начала комитет решил в столовой пересесть за столик по соседству со столом «псих-компании».

Компания Эмметта проснулась во второй половине дня. Просидев взаперти до вечера, они незаметно выбрались из дома. Мобильные решили с собой не брать, чтобы опять их не испортить в воде. Сели в машину. За рулём была (Розали), как и полагалось по документам. Поехали в тот же супермаркет, что и позавчера, накупили тех же продуктов. Из спиртного взяли только виски, без пива.

Когда начало темнеть, поехали в сторону моста, чтобы проехать на кладбище. Увидев издалека, что мост ещё перекрыт, (Розали) остановилась.

 – До сих пор перекрыт! Какого черта?! – возмутился (Джаспер).
 – Н-да, и как мы будет прыгать с моста? – спросила (Розали).
 – Надо будет – прыгнем, – уверенно промолвил (Эдвард), – а сейчас поехали в объезд.

Около кладбища друзья вышли из машины и отправились к уже знакомой могиле. Пришли и снова разложили продукты, только веселья почему-то не было. Большинство из ребят ощущали какую-то тяжесть внутри, словно клешнями стягивало душу. Помимо того, что ты не в своем теле, ты не знаешь, вернешься ли обратно, так ещё и упасть в реку нужно, находясь при этом в машине. Когда всё происходит незапланированно и неожиданно, ты и испугаться толком не успеваешь. А когда знаешь, что это нужно проделать ещё раз, осознанно и продуманно, становится страшно, ведь ожидание смерти хуже самой смерти. Но ещё страшнее признаться в своём страхе остальным.

(Эмметт) достал из кармана маленькое радио и включил музыку.

 – Это ещё зачем? – удивилась (Розали).
 – Чтоб настроение вам поднять, а то смотрю, вообще потухли!

Музыка играла, но настроение не поднималось, решили выпить. Выпили, закусили, закурили, а настроение на нуле.

 – Ну что, позовём опять старуху? – предложил (Эмметт).
 – Зови, если хочешь, – ответил (Джаспер).
 – Стару-ушка! Бабу-уля! – заорал (Эмметт), голосом Розали. Все остальные, чтобы хоть как-то отвлечься от мыслей о предстоящем прыжке в реку, тоже начали орать «Старушка!»

Полицейские, дежурившие у моста, переглянулись. Когда сегодня они сменяли своих товарищей на посту, те рассказали им, как прошлой ночью, какие-то психи бродили по кладбищу и звали какую-то старушку. И вот опять.

 – Наверное, сектанты, ритуалы свои проводят, – предположил один полицейский.
 – А может, сатанисты, – сказал второй. Они ещё долго слышали крики, которые со временем прекратились.
 – Наверное, пришла к ним старушка, – пошутил один из полицейских.

Друзья безнадежно вглядывались в темноту кладбища, вокруг ничего и никого… Виски был весь выпит, но в этот раз из-за напряжения и страха спиртное подростков особо не брало.

 – Всё, – сказал серьёзно (Эмметт), – пора.
 – Может, ещё бабку позовём? – предложила (Элис), которая больше других боялась нырять с машиной в реку, и пыталась как-то оттянуть этот момент.
 – Нет, без реки никак. После реки, во время отключки, всё произошло, поэтому по-любому надо в реку, – (Эмметт) был непреклонен.
 – А может, без машины, так просто прыгнем? – предложила (Белла).
 – Хватит ссать! – воскликнул (Эмметт). – Мы сядем, пристегнёмся, закроем окна, вода будет проникать медленно, мы успеем выбраться! Мы тогда в жопу готовые были и выплыли, а сейчас тем более справимся!
 – Пьяным всегда везёт, – грустно усмехнулся (Эдвард).
 – Ладно, идёмте уже, не могу больше! – занервничала (Розали).

Все отправились к машине. Сели, как и прежде, (Розали), в теле Эдварда, – за руль, (Элис), в теле Эмметта, – рядом, все остальные – на заднем сидении. (Розали) завела машину, поехали. За тридцать метров до дежурных на мосту остановились.

 – И что будем делать? – спросила (Розали).
 – Надо отправить кого-то на переговоры, лучше Джаспера… Может, сына мэра пропустят, – предложил (Эдвард).

«Что? – заволновалась (Белла), находящаяся в теле Джаспера, – почему меня?»

 – Давай, Белла, – промолвил (Джаспер), – иди, и не забывай держать марку, ты теперь сын мэра.

(Белла), тяжело вздохнув, вышла из машины и отправилась к полицейским. За ней напряженно наблюдала вся компания. (Элис), напуганная до смерти перспективой прыгать в реку, сидела молча и надеялась, что их всё-таки не пропустят.

Полицейские напряженно наблюдали за приближающимся парнем, и были сильно удивлены, узнав в нём сына мистера Хейла.

 – Добрый вечер, – поздоровался Джаспер, подойдя к дежурным.
 – Добрый вечер, мистер Хейл, чем можем Вам помочь?
 – Я спешу домой, меня родители ждут, а тут… я могу проехать?
 – Никак нет, завтра мост должны отремонтировать, тогда откроют, а сейчас, только в объезд.
 – Что-то долго ремонтируют.
 – Да, вызвали дорожников с Порт-Анжелеса, вот только завтра приедут.
 – Ну, хорошо, для меня вы можете сделать исключение? Я аккуратно проеду.
 – Извините, мистер, никак не можем.
 – Послушайте, – (Белла) начала нервничать, – я реально очень сильно спешу! У меня нет времени с вами тут спорить! Меня ждут родители! Вы же не хотите проблем на свои головы?!
 – Но…но… – растерянно пробормотал полицейский, – это распоряжение самого мистера Хейла и ещё шерифа, мистера Свона, мы не можем нарушить их приказ, а если с Вами что-то случится, то нам точно головы оторвут.

Джаспер молча развернулся и пошёл к машине. Полицейские наблюдали за тем, как он сел в Вольво на заднее сидение.

(Белла) пересказала весь диалог друзьям.

 – Суки позорные! Копы голимые! – взревел (Эмметт). – Ща я пойду с ними базарить! Я ж, блядь, как-никак, дочь мэра!
 – Не надо! – сказал (Джаспер). – Розали, заводи машину, поедем напролом.
 – Нет! – испуганно крикнула (Элис) и выскочила из Вольво. Нервы (девушки) не выдержали. Да, (она) очень хотела вернуться в своё тело, но не могла пересилить свой страх перед прыжком в машине, в реку. Все тоже сразу же вышли.

Полицейские с удивлением наблюдали за тем, как шестеро человек выскочили из машины, и между ними разворачивалась какая-то ссора.

(Эмметт), (Эдвард) и (Джаспер) сразу же окружили (Элис), чтобы (она) не сбежала. (Белла) и (Розали) стояли около машины.

 – Элис, перестань гнать, – промолвил (Эдвард), – сядь в машину.
 – Нет! – крикнула (Элис). На глаза Эмметта наворачивались слёзы. – Я не поеду! Я не могу! Мне страшно!
 – Блядь, Элис! Если ты сейчас же не влезешь в машину, мы тебя силой туда затолкаем! – взревел (Эмметт).
 – Попробуйте, – угрожающе промолвила (Элис), со слезами на глазах, – я буду отбиваться… Пожалуйста, не надо, давайте без меня… я… я вас тут подожду…

Каждый в своей голове прокрутил цепочку, что будет, если (Элис) не прыгнет с ними… Значит, она останется в теле Эмметта, тогда (Эмметт) останется в теле Розали, (Розали) – в теле Эдварда, (Эдвард) – в теле Беллы, (Белла) – в теле Джаспера, а (Джаспер) – в теле Элис. Замкнутый круг. Первым эту цепочку сложил (Эдвард).

 – Не выйдет, Элис, – вздохнул (он), – или все, или ничего не выйдет.
 – Нет! – (Элис) отчаянно закачала головой.

Все понимали, что затолкать (Элис), которая находится в теле Эмметта, будет нелегко.

 – Ну всё, хватайте её, пацаны, – скомандовал (Эмметт), и (он) с (Эдвардом) и (Джаспером) бросился на огромное тело Эмметта.

Полицейские изумленно наблюдали за тем, как два парня стоят у машины, а три девушки борются с самым огромным парнем, пытаясь затолкать его внутрь Вольво.

 – Смотри-смотри, что творят: это точно, наверное, эти психи кричали на кладбище, – промолвил один.
 – Точно, – кивнул второй и достал бинокль. Взглянув в него, он тихо присвистнул, говоря:
 – Нихрена себе… Как тебе это: пацан возле машины – это сын Хейла, что подходил к нам, а второй – сын нашего главврача Каллена. Девицы: дочь Хейла, дочь Каллена и дочь нашего шерифа Свона, а тот здоровый, которого они прессуют – сын МакКартни.
 – Да уж, что бабло с детьми делает. Интересно, чего они пристали к МакКартни-младшему?

Тем временем (Эдвард), (Джаспер) и (Эмметт) совсем выдохлись в тяжелой борьбе. Да, у (парней) были навыки борьбы, но у них были слабые женские тела, (Элис) не очень-то умела драться, но у (неё) была сила Эмметта. (Розали) и (Белла) молча за всем наблюдали. Им хотелось, чтобы это всё уже поскорее закончилось, но с другой стороны, они не могли помогать (парням) заламывать (Элис).

 – Короче, – тяжело дыша, промолвил (Эмметт), принимая боксёрскую позу, – давайте я её сейчас просто вырублю, погрузим в машину – и в реку.
 – Не надо, – встрял (Эдвард). (Ему) тоже надоела вся эта возня, но (сестру) было жаль, (он) не хотел, чтоб (её) «вырубали».
 – Элис, пожалуйста, – (Эдвард) попытался ещё раз решить вопрос мирным путём.
 – Нет, – категорично прошипела (Элис).
 – Девчонки, помогите! – (Джаспер) обратилась к (Розали) и (Белле). – Без вашей силы мы не справимся.
(Девчонки) переглянулись.
 – Прости, Элис, но так надо, – промолвила (Белла), и они с (Розали) двинулись в сторону Эмметта.
 – Не подходите, уроды! – закричал качок, срываясь на плач.

*** *** ***

 – Смотри, они уже все на него набросились, – вскрикнул один полицейский, наблюдая за тем, как пятеро человек заламывают Эмметта, а он отбивается и слёзно кричит: «Не трогайте! Не надо! Я не поеду! Отпустите меня!»
 – Надо что-то делать: может, пойдем, вмешаемся.
 – Да, и что ты сделаешь? Дашь в морду сыну Хейла? А завтра тебя вышвырнут из полиции…
 – А если они прикончат МакКартни, тогда нам его папаша головы оторвет за то, что не защитили сына.
 – Бля, вот попали. Так, я звоню сейчас шерифу Свону, а ты давай звони мистеру Хейлу.
 – В три часа ночи?
 – А что делать? Звони давай!

Дежурные быстро достали телефоны и принялись звонить.

Ребята уже затолкали плачущую (Элис) на заднее сидение машины, по бокам от (неё) сели (Белла) и (Розали). (Они) продолжали (её) держать, так как (та) всё ещё пыталась вырваться. За руль сел (Эдвард) и рядом впереди примостились (Эмметт) и (Джаспер).

 – Элис, – промолвил (Эдвард), глядя в зеркало заднего вида, – ты не выйдешь из машины, это точно, так что перестань вырываться и лучше пристегнись. Все пристегнитесь.

Все пристегнулись и пристегнули Эмметта. (Эдвард) поднял все стекла, резко развернулся и поехал, удаляясь от моста.

 – Всё, свалили, – выдохнул с облегчением один из полицейских.
 – Интересно, куда они его повезли?

Через минуту дежурные увидели, как прямо на них, на большой скорости и громко сигналя, несётся серебристый Вольво.

 – Стой! – крикнул один полицейский, размахивая руками.
 – Куда-а-а?! – закричал второй.

(Эдвард), находясь в теле Беллы, со всей силы сжимал руль и жал на газ. (Его) нервы были напряжены до предела, тело бросало в дрожь. (Эдвард) понимал, что через пару секунд (он) должен будет направить машину с моста в реку. (Он) знал, что (ему) придётся утопить свою любимую Вольво. Но не знал, чем это падение для них всех закончится. В тот раз друзья чудом остались целы и невредимы: как всё обернется в этот раз, никто не знал. «А если кто-то погибнет? Тогда мне придётся сесть в тюрьму, – думал (Эдвард), – вернее, посадят Беллу, но мне придется всё это переживать морально. А если погибну я, то, как это будет? Умрёт тело Беллы и моя душа? Или как? Бред какой-то. Выхода нет. Надо нырять». Эти мысли пронеслись в голове (парня) за считанные секунды. (Он) смотрел вперед, на машущих руками полицейских.

 – Жми! Не останавливайся! – крикнул (Эмметт).

Но (Эдвард) и не собирался останавливаться. Полицейские вовремя отпрыгнули в стороны, машина снесла деревянные перегородки. (Девчонки), сидящие на заднем сидении, закрыли глаза руками. (Джаспер) и (Эмметт), сидевшие на переднем сидении в женских телах, закрыли лица руками, ожидая удара подушек безопасности. На середине моста (Эдвард) резко повернул руль вправо, и машина, сбив бортик недалеко от предыдущего удара, полетела в реку.

Шокированные полицейские успели заметить, что за рулём была дочь шерифа – Белла Свон, и что машину не занесло, что её специально и уверенно направили с моста в реку.

Для пассажиров Вольво всё происходило, как при замедленной съемке: полёт с моста, погружение в воду, медленное наполнение салона водой… (Эдвард), приказав всем набрать воздуха, опустил стёкла, в ту же секунду, машина мгновенно наполнилась водой.

Друзья, стараясь не паниковать, быстро выбирались из автомобиля и гребли вверх, к воздуху. Плывя кверху, они видели друг друга и понимали, что ничего не произошло, что они так и остались в чужих телах.

Вынырнув, подростки услышали сирены полицейских машин. На берегу в темноте были видны фары нескольких автомобилей и силуэты людей с фонарями, светившими на воду.

 – Вон! Я их вижу! – послышался голос с берега.
 – Все?!
 – Да! Все шестеро!

Друзья шли по дну, приближаясь к берегу. Они уже видели среди прочих полицейских родителей Хейлов, родителей Калленов и шерифа Свона…



Источник: http://robsten.ru/forum/67-1913-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: -marusa122- (10.04.2015) | Автор: Mad Fan
Просмотров: 281 | Комментарии: 7 | Рейтинг: 4.7/14
Всего комментариев: 7
avatar
1
7
Да уж, так себе идейка с повторным падением, спасибо за главу good
avatar
0
6
Ну, и компашка!Бедные родители и окружающие!Хах!
avatar
0
5
вот и родители) спасибо)
avatar
0
4
Бедные родители! Вот вся компания получила выброс адреналина, вольво могла всплыть, а потом взлететь!
avatar
0
3
Спасибо за главу  
avatar
0
2
Попали ребятки не плохо так. Сейчас еще попадет от родителей 
Спасибо за главу 
avatar
0
1
Спасибо огромное bj good
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]