Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


В тиши полночной иволга запоет. Часть 2
- Нет, - натыкаясь на уверенный, полный серьёзности ответ Беллы, Эдвард устало вздыхает, присаживаясь на кресло. – Я не могу этого сделать.

- Я зову тебя не в обитель зла, помнишь?

- Не могу…

- Белла, доктор Роджерс считает эту идею оправданной. Всего неделя, а потом я отпущу тебя куда нужно. Но только здоровую.

- Я обещала тебе, - опустив глаза, шепчет девушка, перебирая пальцами простыни. – Я сдерживаю обещания.

- Ты обещала мне, что уедешь, когда я скажу, - мягко напоминает Каллен, пытаясь поймать ускользающий взгляд мисс Свон, - я ничего ещё не сказал.

- Так будет хуже, - Белла проглатывает слёзы, прикрывая глаза, - если я буду жить с тобой, я потом не уйду. У меня не получится.
Признаётся в самом сокровенном. Тихо, но внятно. С робостью.

В груди мужчины ощутимо теплеет. Это снова та Белла. Та самая, которой он отдал руку и сердце. Которая ни за что его не предаст. Которая боится ранить…

- Я не отпущу тебя обратно, пока не буду уверен, что всё в порядке, - вздыхает Эдвард, присаживаясь перед кроватью мисс Свон. Не отпускал бы. Не хочет отпускать. Но что-то подсказывает, что если не скажет прямо, окончательно перепугает. С нежностью глядя на её фигурку, сменившую, наконец, синюю больничную накидку на более-менее внушающий оптимизм светло-желтый спортивный костюм, Эдвард не может не улыбаться. Все правильно. Так и должно быть. – Всего неделя. Пожалуйста. Считай это моим новогодним желанием в залог.

Он улыбается шире, в конец обезоруживая. Белла не может воспротивиться. При всем желании, стремлении, даже при угрозе. Никак.

- Зачем ты всё это делаешь? – тихонько спрашивает она, подбираясь ближе к краю. Не прикасается к нему. Знает, чем все это чревато. Молчаливо смотрит. Ждет ответа.

- Ну ты же кормила меня бульоном после гриппа, - мужчина усмехается, легонько пожимая бледные ладошки, - зачем?

- Это не то же самое, - нерешительно бормочет Белла.
- Неужели сейчас ты бы выставила меня за дверь? – прищурившись, изображает удивление Каллен.
- Нет, - она поспешно качает головой, - конечно же нет.
- Вот и ответ, - Эдвард улыбается, - теперь ты согласишься?

- Я не доставлю тебе неудобств? – натыкаясь на искренний смех бывшего мужа, Белла теряется, хмурясь.
Какая глупость! «Не доставит ли?..» Сколько уже доставила. Трасса, больница, рождество, теперь ещё и квартира! Она переходит все допустимые рамки, все пределы.

- Ты неисправима, - мужчина осторожно проводит пальцем по шрамам на ладони девушки, - нет, не доставишь. Ты меня обрадуешь.

- Джаспер заявит в полицию, если я не вернусь, - вспомнив про ещё одно удручающее обстоятельство, сообщает о нём мисс Свон.

- Если до сих пор не заявил, значит, ещё неделю точно не заявит, - Эдварду с трудом удается сдержать ту злость, что стремится просочиться в голос. И дело не в том, кто такой Хейл. Дело в его поведении. Живи Изабелла с ним под одной крышей, в первую же ночь, в первый же вечер он сам начал бы её поиски. Безотлагательно.

- Ты хороший… - как в первый раз своего пробуждения шепчет Белла, наклоняясь и приникая лбом к плечу бывшего мужа, - мне правда очень жаль, что так вышло. Сейчас… - она медлит не больше двух секунд, а затем, решаясь, всё же произносит желаемое, - сейчас я бы все сделала иначе.

Внутри Каллена что-то вспыхивает, когда смысл её слов доходит до сознания. Разгорается таким ярким, таким всепоглощающим пламенем, что ощущать его как можно дольше – единственное желание. Хочется улыбаться. Хочется смеяться. Хочется забыть.
Несмотря на уверения девушки в том, что простить измену у него не получится, несмотря на собственные уверения в этом, ему начинает казаться, что изначальный ответ неверен. Можно. Все можно простить. Было бы желание…
В эту же секунду Эдвард принимает решение дать Белле тот самый «второй» шанс. Терять уже нечего, а обещанный джек-пот в случае везения может вернуть ему смысл жизни.

* * *


На удивление Беллы оказывается, что квартиру, купленную за месяц до их свадьбы, Эдвард не продал. Всё такие же уютные, как в предыдущие два раза пребывания здесь, ещё во время ремонта, пятикомнатные апартаменты внушают спокойствие и безопасность. Тёплые коричневые тона, выбранные для отделки, деревянный пол чуть более тёмного цвета, цветы в высоких горшках, расставленные вдоль стен длинного коридора и три картины-натюрморта с перцами, купленные мисс Свон на выставке некого сомнительного художника, украшают кухню, зал и спальню. На эти семь дней – её.

В первые часы пребывания здесь Белла чувствовала неловкость. Казалось, будто из одного мира попала в другой, совершенно непонятный. Как раньше он мог считаться своим собственным?..
Но уже через сутки это неприятное ощущение прошло. Похоже, благодаря стараниям мужчины и Хейзел, готовящей деликатесы на завтрак, обед и ужин и щедро угощающей ими своих хозяев.

Как и обещала Эдварду ещё по приезду, не выходя из машины, двое суток мисс Свон провела в постели, наслаждаясь горячим шоколадом и любимыми книгами. Часы, что Каллен отсутствовал, теперь не казались такими долгими, как в больнице. Тем более, он всегда вовремя возвращался, не заставляя её ждать. Их разговоры стали длиться дольше. Заново узнавая бывшего мужа, Изабелла всё больше проникалась мыслью соорудить когда-нибудь машину времени. И вернуться…

На третий день, когда разрешено было наконец подняться с постели, она устроила себе экскурсию по квартире, заглянув в каждый уголок. Любопытство в этот раз не должно было причинить никакого вреда – в комнату мужчины девушка не заходила.

В четверг, заранее договорившись с кухаркой, Белла решилась на сюрприз. Он не должен был расстроить Каллена больше, чем обрадовать. К тому же, все ингредиенты очень кстати оказались в наличие. Никуда не пришлось идти.
И вот, в назначенное время войдя в квартиру, Эдвард сразу же почувствовал знакомый, но такой далекий от сегодняшнего дня запах.
Об этом блюде Хейзел не было известно. Значит вариант, кто мог его приготовить - только один.

Не до конца доверяя и собственному носу, и собственной памяти, мужчина поспешно направился в кухню, чтобы проверить, сошел ли он окончательно с ума или ещё нет.

Белла стояла возле блестящей серой плиты, в сиреневом фартуке и волосами, собранными в хвост на затылке - само воплощение домашнего уюта. Улыбалась, внимательно следя за содержимым сковородки. На тарелке рядом возвышалась целая стопка уже готовых шоколадных блинчиков. Их запах и разносился вокруг.

Заметив мужчину, девушка поспешно оторвалась от своего занятия, дружелюбно улыбнувшись. На её щеках тут же заиграл румянец, который его обладательница тщетно попыталась скрыть, отвернувшись в поисках сахарной пудры.

- Добро пожаловать, - её голос звучал радостно, но в какой-то мере тревожно. Волнуется. Смущается.

Пламя радости, появившееся в день выписки, снова эхом отозвалось где-то в груди. Эдвард внезапно ощутил себя по-настоящему счастливым.
Мог ли он в тот мрачный день под тучами подумать о том, что это воспоминание – мечта о тех самых блинчиках, фирменном блюде мисс Свон – воплотиться в реальность?

- Это мне? – с долей недоверия спросил он.
- Тебе, - улыбка Беллы стала шире, - не хочешь попробовать?

Даже под страхом пыток от этого предложения мужчина бы не отказался. Быстро кивнув, он с удовольствием занял свое место за столом, восторженно глядя на девушку. Семь ровных, одинаково круглых блинчиков уместились на большой белой тарелке, поставленной перед ним. Черничное варенье было тут же. Справа, как всегда.

- Спасибо, - с непередаваемой благодарностью он обернулся к Изабелле, - спасибо огромное…

- Приятного аппетита, - Белла, похоже, смутилась больше прежнего, но улыбка с губ никуда не делась, - я рада, что тебе нравится.

В пятый день она его не отпустила. Не смогла отпустить. Эдвард всегда заходил к ней перед сном пожелать спокойной ночи, но в этот раз, изумленный слезами и рыданиями Беллы, не смог отправиться к себе. Крепко прижавшись к нему, девушка пересказывала свой недавний кошмар, воплощающий все подробности автокатастрофы с родителями. Она была настолько напугана, настолько потеряна, что уже ничего не стеснялась.
Каждая мелочь была учтена. Каждая подробность.

С мужчиной было не страшно. Как тогда, в больнице. Была уверенность, что ничего не случится. Что можно справиться, можно пережить, если он будет рядом.

- Я с ними поссорилась, - утопая в рыданиях, шептала мисс Свон, - они из-за меня уехали вечером…

- Это было их решением, твоей вины здесь нет, - мужчина целует её лоб, поглаживая по волосам, - это случилось в одно время, вот и всё.

- Если бы не я…

- Тише, - объятья крепчают, - все уже позади. Мы ничего не можем сделать. Им бы точно не хотелось видеть тебя в слезах.

- Они бы мне не простили… тебя, - Белла задыхается от немыслимого ужаса, вызванного воображенным немым осуждением Рене и Чарли, - ты им так нравился…

- Они были замечательными людьми, - Эдвард согласно кивает, поправляя сползшее с плеч Изабеллы одеяло, - и наверняка оказались там, где хорошо.

- Нав…наверное, - девушка шумно втягивает воздух, перебираясь с подушек на грудь бывшего мужа, - наверное…

Он не мешает ей. Не отстраняет. Всё что угодно, дабы успокоилась.
Всё что угодно…

Разговор плавно перетекает с одной темы на другую. В этот раз касающуюся Джаспера.
Казалось, только что успокоившаяся Белла заново заходится слезами.

- Я не хочу возвращаться, - стонет она, стискивая пальцами футболку мужчины, - я говорила, что так будет. Я знала...

- Тебе не обязательно возвращаться.

- Он убьет меня… - словно бы не слыша предыдущей фразы, всхлипывает девушка, - овощерезка, крысы, коньяк…

- Тебе не обязательно возвращаться, - второй раз повторяет Эдвард, привлекая к себе внимание мисс Свон. Приподнимая её лицо за подбородок, глядя прямо в глаза. – Я решу этот вопрос.

- Почему?..

- Если ты не хочешь обратно, ты останешься здесь. Со мной, - Каллен не чувствует ни единого проблеска неуверенности. Наоборот, наблюдая Изабеллу в таком виде, предложение кажется не только правильным, но и жизненно необходимым. Даже если он и не сможет её простить, то точно не против видеть рядом. Хочет видеть рядом.
Уже слишком поздно что-либо отрицать.

- Ты не спросишь меня, почему я с ним осталась? – робко интересуется Белла, прикусив губу. Прикрывает глаза, насилу контролируя дыхание.

- Мне следует?..

- Нет… но… Эдвард, я не сумасшедшая! – внезапно восклицает она, вздернув голову. Смотрит своими огромными шоколадными глазами прямо на него, надеясь на понимание. На то, что поверит.

- Конечно нет, моя хорошая, - уверяет мужчина, очерчивая пальцами контур её лица, - не сумасшедшая. Я знаю.

- Куда бы я пошла? Что бы делала? – сама с собой рассуждает девушка, глотая слезы, - я ни на что не гожусь…

- Хватит, - Эдвард мягко останавливает её, возвращая обратно в свои объятья. Чмокает в лоб. – Тебе больше нет нужды об этом беспокоиться. Лучше поспи.

Рассеяно кивнув, Белла вздыхает, удобнее устраиваясь на груди Каллена. Прислушивается к совету, послушно закрывая глаза…
На шестой день, оставляя за спиной все условности, предосторожности и трезвый рассудок, Белла возвращается в прошлое. Предпринимает попытку вернуться – целуя Эдварда.

Его реакция поражает мисс Свон, приготовившуюся если не к неприязни, то точно не к подобному восторгу, которым загораются бирюзовые глаза. Их сияние вдохновляет…

Каллен так же отпускает все свои принципы. Вечером. На большой кровати со сливовым покрывалом, под высоким белым потолком, второй в день невинный поцелуй перерастает в нечто большее.

Настолько сильное, настолько огромное, настолько несдерживаемое, что отказаться нет никакой возможности. Мужчину тревожит лишь то, как подобное воспримет девушка, но согласие Беллы ясно и без слов.

Чувствуя такие нужные, такие любимые горячие руки на шее, груди, талии, она часто дышит, наслаждаясь моментом. Одаривает мужчину такими же сильными ощущениями, ничуть не скупясь ни на поцелуи, ни на прикосновения.

Приближаясь к скорой кульминации, Эдвард понимает очевидную, но почему-то такую ещё совсем недавно невозможную вещь. В очередной раз наблюдая Беллу – как раньше, с молочной кожей, с локонами, подрагивающими при каждом движении, с чудными шоколадными глазами, он с жаром признаётся, сильнее прижав к себе миниатюрное тело:

- Я прощаю тебя…

День седьмой начинается с кофе. Ароматного, горячего, крепкого кофе, принесённого Эдвардом прямо в постель. Нежась на мягких простынях в тёплых объятьях, Белла находит определение слову «рай». Наглядное.

Ночь прошла настолько хорошо, что нельзя было даже представить. После обжигающего занятия любовью следовал тихий и мирный сон. Тесно прижавшись друг к другу, они с мужчиной спали, полностью удовлетворенные жизнью.

После вчерашнего дня померкло все. Особенно если учесть прощение, подаренное мистером Калленом. Не было ни кошмаров, ни воспоминаний. День начинался для того, чтобы закончиться так же счастливо, как предыдущий. И ничто мирское не могло это счастье омрачить.

- Когда ты вернешься сегодня? – Белла, устроившись на плече Эдварда, задумчиво проводит пальцами по его шее. Обдумывая, как сегодня встретить мужчину.

- Сегодня воскресенье, - сообщает он, потягиваясь и в ответ перебирая нежные локоны своей избранницы, - мне никуда не нужно.

- Совсем никуда? – глаза девушки так ярко загораются радостью, что Эдвард не может сдержать улыбки.

- Совсем, принцесса.

- Замечательно, - она весело смеется, вытягиваясь на покрывалах и приникая к мужчине ближе, - значит, мы можем никуда не спешить.

- Да, - соглашается он, отвечая на поцелуй Беллы, - воскресенье – наше.

- Наше, - она восторженно вздыхает, обнимая его.
Улыбается.
- Только наше…

Следующие недели кажутся Белле сном. Они настолько нежные и счастливые, что два прошедших года забываются сами собой.
Просыпаясь рядом с Эдвардом, возвращение к которому каким-то чудным образом, за какие-то невиданные дела удалось заслужить, она всегда улыбается.
Засыпая рядом с ним, желает добрых снов и никогда не вспоминает о кошмарах. Теплые, родные руки спасают от всех горестей и бед.
Защищают.

Джаспер больше не появляется. Ни разу за всё время, что они вместе, не даёт о себе знать. И лишь спустя полтора месяца приходит весть о том, что в некой лесной избушке найдено тело мужчины, по всем приметам совпадающего с описанием Хейла. Вердикт: алкогольная интоксикация. Это подтверждают семь бутылок, лежащие полностью опустошенными рядом с его кроватью.

Белла обретает долгожданное спокойствие. Окончательно. Смерть, разумеется, не повод для радости, но облегчение вполне уместно. Больше он за ней не придёт. Она свободна.

Спустя четыре месяца после обнаружения на старой трассе девушки в рваной куртке, бросившейся под его машину, Эдвард заново надевает на палец Изабеллы кольцо. Все то же, бабушкино. С небольшим бирюзовым камнем, окаймленным затейливыми золотыми переплетениями. Но на этот раз мистер Каллен уверен, что больше новоиспечённая супруга его ни за что не оставит. Брачного договора, по которому Изабелле в прошлый раз было отдано 28 тысяч, заключать больше никто не намерен. Они оба знают, что такая мера излишня и отныне никому не понадобится.

В глазах Эдварда снова светится энергия. Предприятия приносят доход вдвое больший, чем когда-либо. Любая идея, любое предложение окупается, каким бы оно ни было в начале. Вдохновения для работы достаточно на ближайшие лет десять.

Но, как это часто бывает, с проходящим временем, на самом пике безмятежности и удовольствия сон прерывается.

Этой ночью Белла просыпается от жажды, настолько сильной, что противостоять ей нет никаких возможностей. Виной всему, похоже, омары, которые Хейзел приготовила на ужин. Они были слишком вкусные и остановиться не было сил.

Эдвард недовольно хмурится, когда девушка выпутывается из его объятий, чтобы подняться.

- Я на минутку, - чмокая мужа в щеку, шепчет она.

Успокоено вдохнув, мужчина затихает. Отпускает её руку.

Следуя от спальни к кухне, предчувствуя, как холодная жидкость успокоит зудящее горло, Белла преодолевает нужное расстояние, не задумываясь ни о чем постороннем. Воды – и обратно. К нему.

…На прежнем месте стаканов нет. Кухарка устроила генеральную уборку и спрятала всю посуду?..
Сдаваясь, Белла подумывает о том, чтобы выпить прямо из под крана, как взгляд цепляет приоткрытую полку кухонной тумбы, внутри которой на стекле играет лунный свет.
Пропажа найдена.

Однако, помимо стаканов в недрах полки оказывается кое-что ещё. Небольшой лист. Белый. С напечатанным мелкими черными буквами текстом.

С интересом разглядывая находку, девушка наливает долгожданную воду, подходя ближе к окну, чтобы прочитать содержимое слегка помятого листка.

Её глаза проходятся по первой строчке, по второй, третьей… и стеклянная посуда сама собой выпадает из рук. Вода и стекло разлетаются по полу, добавляя окружающей обстановке ужаса.
Широко распахнутыми глазами Изабелла заново изучает буквы, стремясь постигнуть какое-нибудь другое их значение. Любое другое. Только не это.

Шевеление сзади заставляет вздрогнуть. Приглушенно вскрикивая, Белла оборачивается.
В дверях Эдвард. Сонный, нахмуренный, испытующе глядящий на неё вопросительным взглядом.

- Ты обещала на минутку, - недовольно бормочет он.
- Что это? – полностью поворачиваясь к мужу, девушка поднимает вверх лист, игнорируя вопрос. Слишком встревоженная для него. – Не молчи, пожалуйста. Что это?

- Там написано, - мужчина пожимает плечами, опираясь о дверной косяк. Его лицо мрачнеет.

- «Заключение…» - Белла читает первую строчку, с трудом, но убирая дрожь из голоса, - что это значит? Откуда оно?

- Клиника Санта-Моника, - Каллен отвечает также спокойно, - снизу печать, видишь?

- Ты давно знаешь?..

- Две недели.

- И ты не сказал мне…

- А зачем? – такой ответ вводит в ступор.

- З…за…зачем? – Изабелле едва удается произнести желаемое слово. Слёзы подступают к глазам, собираясь спуститься по ним по первому же велению. Становится жарко и холодно одновременно. Дрожат руки. – Ты спрашиваешь за…зачем?

- Белла, пойдем спать, - мужчина вздыхает, кивая на темный коридор, - это лучше обсуждать утром.

- Утром?! – громкий всхлип оглашает тихую кухню – Каким утром?! Здесь же написано… боже… боже!

Тело отказывается подчиняться. Держась за подоконник для опоры, девушка дает волю эмоциям. Отпускает их наружу, ничуть не жалея.

Эдвард в три огромных шага оказывается рядом, прижимает жену к себе.

- Не плачь. Это не окончательно. Это всё глупости. Не плачь.

- Там «рак» написано… - Белла с трудом втягивает воздух, - глупости, говоришь?

- Предварительное заключение, не более того. Большое обследование послезавтра. Тогда будет и точный результат, - мужчина укачивает Изабеллу в своих руках, как ребёнка. Целует в макушку, гладит по волосам, - не плачь, принцесса, пока ещё рано плакать.
- Почему с тобой? – поражаясь страшной несправедливости, ужасаясь подобному повороту событий, девушка вдруг понимает, что может случиться в итоге всего этого. Только вот, как пережить подобное остается загадкой. – Ты ведь хороший… ты меня спас… ты не убивал никого… Эдвард, почему с тобой? Я не хочу…

- Всё в порядке, - он глубоко вздыхает, поворачиваясь к дверям, переступает через разбитое стекло, переводя через него Беллу - сегодня нужно поспать, а завтра мы поговорим. Обещаю.

Позволяя себя увести, Изабелла оставляет заключение на подоконнике. Как раз под лучом лунного света.
И едва глаза вновь касаются его, прежде чем дверь на кухню закрывается, новоиспечённая миссис Каллен заливается горькими слезами.

* * *


- Ты отказываешься?.. – Белла с ужасом изучает пять минут назад подписанный мужем лист бумаги, отказываясь верить в происходящее, - Эдвард, так нельзя!

- Я так решил, - он откладывает ручку, напряженно наблюдая за легким ветерком, что колышет листья на деревьях. Тёплое солнце начинает греть землю. Птицы просыпаются, возвращаются, нежно поют. Иволга… Скоро лето…

- Доктор ведь сказал, что операция поможет, - девушка со свистом втягивает воздух, с отчаяньем глядя на Каллена, - почему ты не веришь ему?

- Он сказал, что есть двадцати процентный шанс того, что операция поможет, - безжалостно произносит мужчина, поджимая губы, - и восемьдесят процентов, что я умру у них на столе.

- Ты не умрёшь там, - Изабелла подходит ближе, гладит его плечи, - мой хороший, мы справимся. Всё будет хорошо. Ты поправишься.

- Белла, - Эдвард накрывает руку жены своей, медленно качая головой. Одними губами, беззвучно произносит своё «нет».

- Ты собираешься сам лечь в могилу? – на мгновение теряя контроль, восклицает она.
- Я как раз хочу отсрочить этот момент. Ты собираешься уложить меня туда уже в это воскресенье.
- Ты же знаешь, что нет, - девушка низко опускает голову, морщась от услышанного, - я хочу, чтобы ты был здесь, со мной. Я не хочу отпускать тебя. Я тебя люблю.

Эдвард глубоко вздыхает.

- Я люблю тебя ничуть не меньше, но это ничего не меняет, - он кивает на лист, наглядно демонстрируя, что отступать не намерен.

- Пожалуйста. Пожалуйста, мой хороший. Я умоляю тебя, - оставляя за спиной все условности, Белла усаживается перед мужем на колени, - всё будет хорошо. Они помогут тебе.
Какой же он упрямый! Это ведь не шутки!
- Двадцать на восемьдесят – не равносильно. Ты прекрасно это понимаешь, - скрежеща зубами, заявляет мужчина. Зажмуривается. – Почему ты не можешь поддержать меня? Я этого не стою?

В бирюзе царит недоумение. Непонимание. Неуверенность.
Эдвард хочет услышать её согласие. Хочет понять, что поступает верно. Что делает всё правильно.
Но упрямясь, Изабелла отказывается принимать факты. Отказывается смотреть на вещи здраво. Она принципиально закрывает на всё глаза.

- Эдвард, я не могу без тебя жить. Я больше не умею, - быстро-быстро качая головой, девушка смаргивает накатившие слёзы, - пожалуйста, ради меня…

В груди Каллена больно щемит. Так больно, что вырвать оттуда источник боли – наилучшее решение.
Пока не стало слишком поздно, стоит заканчивать.

- Хватит. Этот разговор не имеет смысла, - в голосе мужчины проявляется немного стали, - я всё подписал. Мы можем идти домой.

- Хватит? Хватит?! Ты обещал, что больше меня не оставишь! Ты обещал мне! – в словах жены столько упрека, столько горя и отчаяния, что поставленная на краю листа подпись уже не кажется единственным вариантом. Она так просит. Так сильно просит. Умоляет.
Неужели, оно стоит того? Стоят этого её слёзы?
- Нам пора, - Эдвард поднимается, делая глубокий вдох, чтобы самому не допустить всепоглощающей истерики. Не усомниться в принятом решении.

- Ты хочешь меня бросить, - Белла давится избыточным воздухом, - тебе плевать...

Эти слова, сказанные с совсем незамаскированным ядом, режущие, как бритва, в крайней степени жестокие, ослабляют самоконтроль. Отодвигают его к черту.

- Вернёшься домой, когда пожелаешь, - поспешно выуживая из кармана ключи от «Вольво» и кидая их Изабелле, мистер Каллен покидает кабинет прежде, чем первая слезинка скатывается по щеке.

Сидя на мягком диване, опустив голову на одну из огромных подушек, Эдвард задумчиво смотрит на огонь и поленья, потрескивающие на экране телевизора. Всё-таки, приобретение диска «Виртуальный камин» оказалось не напрасным. Возле него и вправду тепло.

Мужчина запретил мыслям касаться Беллы. Запретил касаться темы рака. Запретил всё и вся, оставив лишь что-то неконфликтное, нежное и хорошее. Например, запах блинчиков или свежевыстиранные кроватные покрывала, пахнущие порошком. Что-то домашнее. Что-то безопасное. Что-то постоянное.

- Можно мне войти? – тихий голос сзади ничуть не пугает Каллена. Он узнает его сразу же, и сразу же кивает. Камин успокаивает.
Неловко проходя внутрь гостиной и присаживаясь на край дивана, Изабелла несколько минут молчит, наблюдая всё те же поленья. Усмиряет дыхание. Готовится.
- Я хочу попросить прощения, - шепчет она, поворачиваясь к мужу, - за то, что сказала. Я тебя обидела, мне очень жаль.
Эдвард безрадостно усмехается, щурясь.

- На правду нечего обижаться, ведь так?

- Я люблю тебя и приму любое твое решение, - продолжает девушка, не замечая его сарказма, дыша чуть чаще нормального, - ты вправе выбирать сам.

- А если оно неправильное? Если это решение неправильное? – внезапно Эдварду становится тяжело говорить. Слова – неподъемные гири.
- Ты выберешь правильное, - мягко заверяет она, робко улыбаясь, - мне можно сесть рядом?
- Никогда такого не спрашивай, - мистер Каллен с готовностью подвигается, гостеприимно раскрывая объятия.

Едва Изабелла оказывается в них, он зарывается лицом в её каштановые локоны, шумно выдыхая.

- Я здесь, - девушка гладит его, целуя то место, где бьется сердце, - я всегда буду здесь, помни.

Взгляд мужчины цепляет кольцо. Красивое, тяжёлое, пережившее несколько поколений и по-прежнему не утерявшееся.
В ту же секунду перед глазами, словно по его велению, проходят чередой сбивающие с ног картинки.

Он и Белла возле детской колыбельки – пропало.
Он и Белла на школьном спектакле – пропало.
Он и Белла на свадьбе, родители невесты – пропало.
Он, с длинными седыми усами и морщинистым лбом, и Белла, с мягким румянцем и посветлевшими каштановыми волосами, на скамейке возле детского сада – пропало.

Всё самое светлое, самое ожидаемое, самое дорогое – пропало. Ничего не осталось.

- Я не хочу уходить, - совсем тихо, вновь чувствуя подступающие слёзы, бормочет мужчина. – Господи, если бы ты знала, как я хочу остаться…

- Ты никуда не уйдёшь, - девушка нежно улыбается, ласково целуя его подбородок, - пока я не скажу, ты не уйдёшь. А я не скажу. Я никогда не скажу.

- Белла, если я соглашусь лечь на операционный стол, я умру быстрее, - дыхание Каллена перехватывает. Воздуха совсем нет. Глаза застилают слёзы. Водопады слёз.

- Ничего не бойся. Не плачь, - она никогда не говорила с ним более любящим тоном, чем сегодня, - если ты не хочешь операции - её не будет. Обещаю.

- Ты плакала сегодня, когда я отказался, - он шумно сглатывает, - я не хочу видеть твои слёзы. Я не могу их видеть.
- Я больше не буду плакать, не буду, - Изабелла улыбается шире, делая лишний вдох, - ты ведь со мной, ты жив, я не буду плакать. Мне незачем.

- Я так боюсь… пойми меня, Белла, я так боюсь, - слёз становится больше. Они скрывают за собой всё. Пропадает даже лицо жены, - не бросай меня, я очень прошу. Не бросай…

- Ты же знаешь, что не брошу, - девушка легко целует его в лоб, поправляя бронзовые волосы, - я тебя никогда не брошу.

- Если откажусь?..

- Не брошу, - Белла крепче обнимает мужчину. Пряча от ужасов и сложных решений, - даже если откажешься. Мы исполним вместе все твои желания. Всё будет, как ты захочешь.

- Я люблю тебя, - громко, сквозь слёзы произносит Эдвард, хватая ртом воздух, - я так тебя люблю…
- Я тебя больше, - оптимистично заверяет Белла, смахивая влагу с собственных глаз, - больше всех на свете.

- Я не хотел, чтобы так было, - Каллен пытается оправдаться, пытается сказать хоть что-то вразумительное. Что-то искренне. Утешить. Ненадолго. – Я хотел по-другому, ты знаешь. Детей, внуков, … я хотел…
- Ш-ш-ш, - Изабелла пальцами стирает всю соленую влагу, какая найдется на его бледных щеках, - я знаю. Я всё знаю, любимый.

Знает… понимает… любит…
Нужно ли ему что-нибудь ещё? Готов он ли заплатить за это – за Изабеллу, за радость и счастье, пережитое с ней - жизнью и будущим?
Похоже, ответ - да. Однозначно.

* * *


Белла слышит, как хлопает входная дверь. Усмехается, перекладывая блинчики со сковороды на тарелку и поспешно ставя их на стол. Торопливо добавляет варенье. Едва успевает.
В буквальном смысле врываясь на кухню, Эдвард останавливается на пороге, глядя на жену огромными, невероятно счастливыми глазами. С широкой, невозможно широкой улыбкой. Такой нежной и ласковой, такой восторженной и волшебной, что девушка не удерживается от ответной.
- Добро пожаловать домой, - весело произносит она, воодушевленная подобным настроением мужа, - твои блинчики готовы. Ты вовремя… Эдвард!
Заставляя Изабеллу прерваться, мистер Каллен оказывается рядом, стремительно подхватывая её на руки. Крепко держит, кружа по кухне и задорно, громко хохоча.
- Получилось! У нас получилось! – во всеуслышание кричит он, поднимая девушку выше, целуя. – Оно! Оно ушло!
- Что ушло? – Белла пытается узнать, что послужило причиной такой радости, но мужчина отвечает лишь спустя пять минут. Опускает жену на пол, притягивая к себе и долго, страстно целует. С невыразимой любовью. С невыразимым облегчением.
И лишь затем произносит свои заветные слова, сияя от счастья:
- Опухоль рассосалась, Белла!
- Рассосалась? – глаза миссис Каллен округляются, - правда?
- Правда! – победоносно восклицает мужчина, - Это точно. Это подтверждено.
Выуживает из кармана какую-то бумажку, вкладывает в ладонь Беллы. Ждет, пока она прочитает.
- Эдвард... – у Изабеллы перехватывает дыхание, от того что новость о содержимом очередного заключения оказывается настолько позитивной. Целые волны восторга, непреодолимые океаны, простираются по всему сознанию, - это значит… значит…
- У нас будут дети! Будут внуки, Белла! У нас всё будет! – утверждающе кивая, заверяет Эдвард, - всё, что мы пожелаем! ВСЁ!
- Иди сюда, мой хороший - приподнимаясь на цыпочках, обхватывая мужа за шею, девушка уверенно целует его в губы точно таким же поцелуем, какой получила минуту назад от него самого. – Ты не представляешь, как я счастлива.
- Ты меня не отпустила Белла. Ты не позволила сдаться, - он тихо, усмехается, целуя девушку в лоб, - ты меня спасла.

The End


Спасибо всем за внимание, что уделили этой моей истории. Надеюсь, мне удалось передать вам немного хорошего настроения. И буду очень рада вашим отзывам на нашем форуме!

Источник: http://robsten.ru/forum/34-1861-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: AlshBetta (22.02.2015) | Автор: AlshBetta
Просмотров: 539 | Комментарии: 9 | Рейтинг: 4.9/21
Всего комментариев: 9
avatar
1
9
Слава Богу опухоль рассосалась и теперь все хорошо. Эдвард простил её, он очень сильно любит Беллу, очень. Даже описать нереально их любовь друг к другу. Белла очень долго боялась, что ей придётся вернуться к Джасперу. Но этого не случилось, что просто замечательно! 
Спасибо большое за историю lovi06032
avatar
1
8
lovi06032
avatar
1
7
Очень очень мило cray Прекрасная история любви!!!!!  hang1
Спасибки большое!!!!! lovi06032
avatar
1
6
вот оно-чудо! спасибо за счастливый конец!
avatar
1
5
СПАСИБО!!!
avatar
-4
4
т.е. злокачественная опухоль при исходе 20/80 - "рассосалась"?
ну, что ж...
очень проникновенно написано. остро. я получила удовольствие. спасибо.
avatar
1
3
Большое спасибо! good
avatar
1
2
Спасибо! Должны же ведь случаться чудеса, ну ведь должны!
avatar
1
1
Все хорошо, что хорошо кончается...Не каждый сумеет простить предательство - надо иметь большое сердце, веру и надежду на счастливую жизнь.Конечно, Бэлла пережила такое, что и врагу не пожелаешь...а с другой стороны - в жизни за все платить надо. Она сполна заплатила, он своим прощением вернул ей счастье; а она своей любовью вернула ему жизнь . Большое спасибо за чудесную историю-
сказки еще в жизни случаются.
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]