Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Журавлик - гордая птица. Глава 4. Часть 2. "Благими намерениями..."

 

 Благие намерения, как вы красивы.

Чего же вы стоите, если в сердца

Вы горечь вселяете благостью лживой,

Становитесь страшным началом конца.

Что лучше, что хуже, того мы не знаем –

Лишь небо довлеет над нашей судьбой.

Но часто в гордыне своей забываем,

Что право на счастье имеет любой.

Как жёстким кнутом, ловко фразами хлещем,

Любые поступки свои оправдав,

И жизнью чужой, будто собственной вещью,

Играем, всю благость на помощь призвав.

 

    Проводив родителей и закрыв за ними дверь, Изабелла прошла в свою комнату и, выдохнув, плюхнулась со всего размаха в любимое кресло. В голове до сих пор крутился разговор с матерью. Что будет дальше? Ей тоже вот уже несколько дней не давал покоя этот вопрос.

«А если он и правда позовёт тебя с собой? -  спрашивала девушка себя. – Поедешь? Да и позовёт ли вообще?»

- Поеду, - вслух произнесла Белла. – Если позовёт…

Мысли девушки прервал звонок в дверь. Открыв, она обнаружила на пороге Эдварда. Поймав её удивлённый взгляд, он быстро чмокнул её в щёку и спросил:

- Так и будешь на пороге держать?

Девушка охнула и пропустила Каллена в квартиру.

Поздоровавшись с Татьяной Тимофеевной, парень прошёл вместе с Изабеллой в её комнату, и, усевшись на диван, сказал:

- У Эма есть предложение. Недалеко от города есть загородный клуб «Параллель». Слышала о таком?

  Белла кивнула. Несколько её знакомых бывали там, и, по их рассказам, место было замечательное.

- Так вот, - продолжал Каллен, - брат предлагает съездить туда на денёк отдохнуть. Вернёмся завтра вечером.

- А кто ещё поедет? – поинтересовалась Изабелла.

- Мы с тобой, Эммет и с ним какая-то девушка, с которой он недавно познакомился.

 Предложение было заманчивым – не хотелось упускать возможность лишний раз побыть с Эдвардом вдвоём.

- Я не знаю, - протянула Белла.  – Что бабушка скажет? Я и так сегодня дома не ночевала.

- Твою бабушку я беру на себя, - пообещал парень.

    На удивление Беллы, Танечка почти не ворчала, узнав, что внучка собирается в «Параллель». Может быть, она действительно доверяла Каллену–младшему, а, может, дело было в его обаянии, которым он при необходимости  умел пользоваться на полную катушку. Изабелле иногда казалось, что при виде его открытой улыбки и красивых глаз, в обморок способны были упасть все представительницы женского пола от пятнадцати до девяносто пяти, включая и её саму.  Вопрос с поездкой был улажен в рекордно короткие сроки.

                            * * *

     «Параллель» понравилась девушке сразу, ещё на въезде в главные ворота. Это был комплекс зданий, включающий в себя гостевые домики, небольшой кинотеатр, развлекательный центр. Ещё на территории находились несколько ресторанов и кафе, а так же боулинг. Здесь был даже собственный мини-зоопарк, в котором жили несколько енотов, лисиц, пони и даже дикобраз со смешной кличкой Ёжик.

     Они поужинали в одном из ресторанов, а потом отправились в боулинг – клуб. Так как играть не умели ни Белла, ни спутница Эма,  а учиться всем тонкостям владения шаром для боулинга обе девушки желанием не горели, они просто сидели на скамеечке, пока братья Каллен с азартом соревновались между собой. За это время  девчонки познакомились поближе.  Подругу Эммета звали Евгения. Она была всего на год старше Беллы и отличалась бойким характером и острым язычком. Девушка произвела на Беллу хорошее впечатление. Её непоседливый нрав не мешал ей оставаться добрым, и, как показалось Изабелла, отзывчивым человеком. Она, смеясь, рассказала Белле, что они с Эмметом познакомились в супермаркете, когда этот здоровяк, расплатившись на кассе и убирая бумажник в задний карман джинсов, промазал. Кошелёк полетел на пол, чего Эм не заметил и спокойно отправился на выход. Женя, стоявшая в очереди к той же кассе, ринулась вперёд и, отвоевав бумажник у какого-то ушлого подростка, который уже успел его поднять и залезть внутрь, догнала Эммета, отдав ему потерянную вещь. Парень удивлённо уставился на стройную блондинку, сбивчиво объяснявшую ему ситуацию, потом поблагодарил, а потом  вдруг неожиданно пригласил на свидание.

- А я, недолго думая, взяла и согласилась! – воскликнула Евгения, закончив свой рассказ на столь оптимистичной ноте.

  Белла только засмеялась, покачав головой.

- Где ты учишься? – спросила Женя.

- В педагогическом. А ты?  - поинтересовалась Изабелла.

- В Университете МВД, –  ответила её собеседница.

     Девушки какое-то время ещё болтали и смеялись, и к моменту возвращения парней от той неловкости в общении, которую часто испытывают малознакомые люди, не было и следа. Со стороны их можно было принять если не за лучших подруг, то уж за хороших приятельниц  точно.

     Вечер подходил к концу, поэтому обе пары, весело распрощавшись до утра, разошлись по своим гостевым домикам.

      Эдвард и Белла по очереди приняли душ. Потом девушка легла в кровать, сразу попав в объятия Каллена. Через секунду она уже со всей страстью отвечала на его поцелуй. Эдвард был нежен с девушкой, осторожно и трепетно даря ей ласки, выводя губами влажные дорожки на коже любимой. Ночь только начиналась, обещая стать неповторимой, особенной, умопомрачительной. Это время было только для них. Только их ночь.

Уже под утро, обессиленные от многочисленных ласк, они лежали, тесно обнявшись, обменивались поцелуями и шептали друг другу всякие милые глупости.

Белла вдруг подняла голову, решившись, наконец, задать вопрос, так давно не дающий ей покоя:

- Скажи, что будет дальше?

Эдвард, поняв, что она имеет в виду, проговорил:

- Я тоже думал об этом, малыш. Скоро мне придётся уехать, нужно закончить учебный год в колледже.

Девушка резко втянула носом воздух, а глаза её наполнились слезами.

- Мы больше не увидимся?

- Я не хочу, чтобы всё заканчивалось! – воскликнул Каллен, пальцами смахивая со щёк Изабеллы катившиеся слёзы. - Я вернусь, слышишь? Закончу учёбу в этом году и вернусь на всё лето. Ты ведь дождёшься меня? Скажи, Crane, дождёшься?

Белла, кивнула, улыбаясь сквозь пелену влаги, застилавшей взгляд. Эдвард нервно провёл рукой по волосам, потом посмотрел прямо девушке в глаза.

- Я хочу провести с тобой всю жизнь, - тихо, но очень чётко проговорил молодой человек. – Знаю, что это было бы трудным решением: бросить всё и уехать в чужую страну. Но, клянусь, если ты решишься уехать со мной, я всегда буду рядом и никогда не брошу тебя там одну.

- Эдвард, ты серьёзно? - потрясённо воскликнула Изабелла.

- Ну, мы можем остаться и жить здесь. Как хочешь, так и будет, потому что я безумно люблю тебя и хочу, чтобы ты чувствовала себя комфортно, - с жаром шептал Каллен с сильным акцентом. -  Как бы там ни было, я хочу, чтобы мы были вместе. Хочу жениться на тебе, хочу, чтобы со временем у нас появились дети.

 Слёзы снова заструились по щекам девушки.

- Пусть так и будет, родной. Я тоже хочу быть с тобой, – сказала Белла сквозь слёзы. – И мы будем жить там, где решишь ты. Россия это будет или Америка – не важно. Только ты будь рядом, пожалуйста! Я люблю тебя.

     Каллен крепко прижал к себе девушку, спрятав её лицо  у себя во впадинке в основании шеи. Он гладил её по волосам, иногда наклоняясь и нежно целуя в макушку. Спустя несколько минут послышалось ровное дыхание Изабеллы – она уснула, успокоившись в его объятиях. Почти сразу после этого заснул и сам Эдвард, ещё не зная о том, что все их планы совсем скоро будут разрушены человеком, необдуманно взвалившим на себя роль Вершителя судеб и утверждающим, что руководят им только благие намерения.

                     * * *

       Домой Изабелла попала только к вечеру.  Бабушка отдыхала у себя, устав от дневной суеты, поэтому девушка, оповестив её о своём приезде, оставила пожилую женщину одну, решив пойти в свою комнату. Открыв дверь, она обнаружила там свою мать. Та стояла возле письменного стола дочери, что- то быстро записывая на обрывке тетрадного листа. Услышав шаги за спиной, Журавлёва – старшая вздрогнула и нервно скомкала записку, сжав её в кулаке.

- Мама, привет, - удивлённо протянула Белла. – Что ты пишешь?

- Ох, привет, Бельчёныш, – Маргарита судорожно сглотнула, потом  продолжила. – Представляешь, увидела сейчас в одном кулинарном шоу рецепт, а бумагу и ручку смогла найти только в твоей комнате. Ты к бабушке заходила? Она недавно прилегла. Сказала, хочет отдохнуть часок.

- Да, зашла. Что за рецепт? Поделишься?

- Ай, не забивай свою молодую головку подобной ерундой. Ещё успеешь постоять у плиты за всю жизнь, – ответила мать. – Я ждала тебя: хотела спросить, как твои дела с тем парнем. Ты ведь была с ним сегодня?

- Да, - Изабелла мечтательно улыбнулась. - Знаешь, мы говорили о будущем.

- И? – в голосе матери проскользнула тревожная нотка, но Белла не заметила этого, вспоминая такой важный для неё разговор с Эдвардом.

- Мы решили быть вместе. После того, как он сдаст экзамены. Может, мне даже придётся уехать к нему. Не сейчас, конечно. Позже.

- Значит, вы уже всё решили? А не быстро ли? – женщина говорила спокойно, но только она знала, с каким трудом ей давалось сейчас это спокойствие.

- Может, и быстро, – ответила дочь, вглядываясь в глаза матери, словно ища там поддержки, – но ведь с каждой парой это бывает по-разному: кто-то встречается несколько лет, чувствуя, что ещё не время для перемен, а кому-то на роду написано понять всего через несколько дней, что человек, который рядом – это твоя вторая половинка.

     Маргарита обняла Изабеллу.  Женщина молчала, но внутри неё бушевал сейчас целый ураган эмоций.  А ещё она думала о том, что не зря оказалась сегодня в комнате дочери в её отсутствие и успела раздобыть адрес Каллена, переписав его из ежедневника Беллы. Заветная бумажка сейчас была сжата в её кулаке как напоминание о том, что завтра ей предстоит нанести важный визит. Завтра она планировала навестить того, кому она ни за что и никогда не позволит увезти её девочку из страны. И как мантру, успокаивающую совесть женщины, она повторяла  мысленно одни те же слова: «Это всё ради тебя, моя девочка. Придёт время, и ты скажешь мне спасибо».

                                 * * *

            В понедельник утром Белла, как всегда, уехала на занятия. Когда  в обед, во время большого перерыва между лекциями, девушка попыталась дозвониться до своего парня, трубку никто не взял, а потом и вовсе холодный голос автоответчика сообщил, что «абонент недоступен». Это было странно и обидно – Эдвард всегда отвечал на её звонки. Откуда же было знать девушке, что события в её городке, пока она глотала пыль в душных аудиториях на лекциях, развивались по совершенно непредусмотренному ей и Эдвардом Калленом сценарию.  Изабелла, ещё утром сидя в вагоне электрички, конечно же, не могла видеть, что в то время, когда поезд, набирая скорость, вёз её в Москву, в подъезд новой, только недавно отстроенной высотки вошла женщина. Если бы кто-нибудь  сейчас встретился на её пути и не поленился  заглянуть ей в глаза, то увидел бы там целую гамму эмоций: страх, сомнение, вдруг сменяющееся решимостью. А потом вдруг в её взгляде начинала проскальзывать вина. Потом опять появлялось сомнение… Но уверенность в правильности того, что она должна сейчас сделать, возобладала над остальными чувствами, и женщина решительным шагом направилась к лифту. Зайдя туда, она нажала кнопку нужного этажа, и, когда лифт, дёрнувшись, начал подниматься, устало опустила веки. Она не спала всю ночь, планируя свою речь, подбирая нужные доводы и слова, чтобы убедить предполагаемого собеседника в своей правоте. Наконец, лифт остановился.  Незнакомка вышла, но вдруг замедлила шаг, словно обдумывая дальнейшие действия.  На миг ей показалось, будто решимость, кипевшая в ней ещё с вечера предыдущего дня, вдруг испарилась.

  «Она не простит!» - вертелась в голове назойливая мысль.  Но, откинув в сторону сомнения и страх, незнакомка решительно направилась к нужной квартире.  Эта особа вообще была дамой решительной, и, если требовалось, прилагала максимум усилий, добиваясь своего. А уж если речь шла о судьбе её дочери… Тут уж женщина точно не могла сидеть, сложа руки, потому что не могла даже представить себе такую ситуацию, в которой она бы добровольно отпустила свою девочку в другую страну на постоянное проживание.

Нажав на клавишу звонка, женщина принялась ждать, когда ей откроют. Наконец, дверь отворилась,  и на пороге появился молодой человек лет девятнадцати – двадцати.

« А он действительно красив, - мелькнула в голове мысль. - Дочка верно говорила».

Гостья вдруг вспомнила,  как светились глаза её дочери, когда она рассказывала о своём парне.

- Здравствуйте, - парень говорил с заметным акцентом. - Вы ко мне?

- Здравствуй. Ну, если ты – Эдвард Каллен, то - да, к тебе.

- Проходите, пожалуйста.

Женщина прошла в квартиру, осматриваясь по сторонам.

Парень заметил это, и, словно извиняясь, произнёс:

- Извините, если обстановка кажется вам немного неуютной. Это – съёмная квартира. Мы  здесь на время. Если вы хотели поговорить, давайте пройдём на кухню. Со мной живёт бабушка, она прилегла отдохнуть: возраст, знаете ли. А на кухне нас будет не так слышно. Чай? Кофе?

- Чай, если можно.

- Конечно, проходите, я сейчас.

«Вежливый,- подумалось женщине. - И, кажется, хороший парень. Только это ничего не меняет! Как же тебе всё объяснить-то, вежливый и хороший, чтобы тебя из нашего городка просто ветром сдуло?»

- А ты хорошо говоришь на русском, – сказала она уже вслух,- хотя акцент, конечно, есть.

- Моя бабушка из России. Она и уехала в Америку совсем молодой,  но русский язык не забыла и сделала всё, чтобы её сын, наш отец, и мы с братом и сестрой хорошо владели им.

- Ясно. Прости, я не представилась. Маргарита Журавлёва, мама Беллы, Изабеллы Журавлёвой.

- О-о, вы - мама Crane. Ох, простите, я иногда её так называю, - Эдвард смутился. - Просто «crane» с английского переводится, как «журавль».

- Да, знаю, Белла рассказывала. Я не об этом хотела с тобой поговорить.

- Я слушаю вас.

- Скажи, как ты относишься к моей дочери? – осторожно начала Маргарита.

- Я… -  молодой человек растерялся. - Она мне нравится. Очень сильно.

- А  теперь подумай и ответь, какое будущее для вас двоих ты видишь?

- Я не знаю, что будет дальше, но я хотел бы, чтобы наши отношения продолжались. Мы решили, что хотим быть вместе.

- Каким образом, интересно? - женщина хмыкнула. - Ты в Америке, она здесь. Ты скоро уедешь, разбив девочке сердце. И что потом?

- Я ещё приеду к ней и, надеюсь, она тоже приедет ко мне в США.

- Зачем? Ты же, вроде, неглупый парень. Должен же понимать, что вы слишком разные, слишком далеки друг от друга во всех смыслах. Хорошо, я допускаю, что вы решите быть вместе, что она решится на то, чтобы жить с тобой, - женщина запнулась, - в Форксе? Так, кажется, называется то место, где ты живёшь? Но, ты думаешь, она будет счастлива там? Другая страна, другие нравы, другой менталитет, в конце концов.

- А, может, дело не в other manners? - Эдвард волновался и путал английские и русские слова. -  Простите. Может, проблема не в других нравах? Может, дело в вас, и вы просто не хотите отпускать Беллу так далеко от себя?

- Я бы соврала, если бы сказала, что это не так. Да, и в этом тоже, – подняв голову, открыто заявила Журавлёва–старшая.

- Что ж, спасибо за честный ответ. Но что вы хотите? Чтобы я оттолкнул Изабеллу  от себя только из-за вашего эгоизма? – парень уже с трудом контролировал свои эмоции и прилагал гораздо больше усилий, чем обычно, чтобы верно выстроить фразу на русском языке.

- Да, если она действительно небезразлична тебе, и если ты хочешь, чтобы когда-нибудь она была счастлива, – мать Беллы уже разговаривала, повысив тон.

- Когда-нибудь, - повторил Эдвард. - А сейчас? Сейчас, со мной она не должна быть счастлива? Я не стану делать то, о чём вы просите меня, - заявил вдруг молодой человек, в голосе его появились стальные нотки. - Белла должна сама выбрать, как ей жить дальше. Дайте ей такое право, иначе может наступить момент, когда она возненавидит вас за грубое вмешательство в её жизнь.

Его собеседница помолчала, словно обдумывая что-то.

Потом женщина добавила уже более спокойно:

- Я не сказала тебе ещё кое–что. У Изабеллы есть молодой человек, они собирались обручиться. Она не говорила тебе?

А вот это уже была ложь. 

«Ложь во спасение»,- как твердила про себя Маргарита.

Она уже твёрдо решила, что никуда не отпустит дочку, поэтому неслась вперёд, добиваясь своего любыми путями.

Где -  то на задворках сознания слабо махнула красным платочком совесть, требуя остановиться. Но женщина загнала все, как ей казалось,  лишние мысли подальше и продолжила: «Конечно, она не говорила. У неё просто не хватило сил в этом признаться. Но теперь ты всё знаешь и, надеюсь, поступишь, правильно: не станешь разбивать жизнь двум людям. Белла сейчас ослеплена тобой, но, поверь, пройдёт совсем немного времени, и она вновь захочет вернуться к своему почти жениху. И тогда расставание причинит гораздо больше боли вам обоим. Подумай об этом. И ещё, надеюсь, у тебя хватит благородства сделать так, чтобы этот разговор остался между нами».

       Маргарита посмотрела на Эдварда. Он стоял, опустив голову и, видимо, был раздавлен услышанным. Женщина, не сказав больше ни слова, развернулась и вышла из квартиры, аккуратно прикрыв за собой дверь. Уже в лифте ей стало страшно. Она только что разрушила отношения своей дочери с парнем, в которого та, по всей видимости, была  безумно влюблена.  А так ли правильно она поступила?! И нужна ли была эта ложь про любящего жениха? Ведь Изабелла никогда не простит ей, если узнает. Господи,  как же сложно всё! Ведь она – просто мать, которая хочет счастья для своего ребёнка! А какое оно, это счастье? Маргарите казалось сейчас, что она–то уж точно знает это лучше, чем её неопытная восемнадцатилетняя девочка.

        Журавлёва – старшая вспомнила, в каком состоянии находился Эдвард перед её уходом. Каллен стоял, застыв в оцепенении. Он, казалось, стал меньше ростом, съёжившись от сыпавшихся на него фраз. Расчёт женщины был верным: она не кричала и не угрожала. Она спокойным голосом доносила до парня ложную информацию, которая так шокировала его. И это подействовало. Он поверил…

                                                                                              * * *

      Спустя сутки в московском аэропорту в ожидании своего рейса коротал время Эдвард Каллен. Его бабушка осталась в России, неожиданно заявив, что у неё на малой родине ещё остались дела. Она видела, что внук чем-то сильно расстроен, хоть и говорил, что уезжает из-за нежелания на долгое время оставлять учёбу. Но по опыту она знала, что выспрашивать и выпытывать бесполезно, пока Эдвард не захочет поделиться проблемой сам. С бабушкой в тихом подмосковном городке пока оставался Эммет. Эдвард же, проведя целую ночь без сна,  принял решение улететь домой. В ушах до сих пор стояли слова Маргариты о том, что он не должен разбивать чужую жизнь. Но свою разбитую жизнь он теперь долго будет собирать по кусочкам.  Всего день назад он потерял девушку, которая за короткий срок успела стать для него слишком значимой. Потерял,  едва  успев сказать ей самые главные  слова. И он шептал эти слова, никому сейчас не нужные и быстро растворяющиеся в шуме аэропорта: «I love you, Bella. Я люблю тебя, Белла. Прощай, Crane!»



Источник: http://robsten.ru/forum/67-2210-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: mumuka (06.04.2016) | Автор: mumuka
Просмотров: 76 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 1
avatar
1
"И жизнью чужой, будто собственной вещью,
Играем, всю благость на помощь призвав. "

Вот именно, что играем из лучших побуждений, стараемся сделать так, как думаем, будет правильно и при этом забываем, что нельзя заигрывать с судьбой и тем более с судьбой другого человека, пусть даже это своя собственная дочь.
Никакими благими намерениями нельзя оправдать вмешательство в чужую жизнь и невозможно предсказать последствия таких поступков. Если Белле суждено было принимать для себя нелёгкое решение, она должна была это сделать сама, чтобы потом с себя и спрашивать, если пойдёт что-то не так.
Маргарита Журавлёва допустила большую ошибку, за которую потом придётся расплачиваться и в первую очередь её дочери, для которой она желает добра, не говоря уже о том, что Белла может и не простить того, как с ней поступила родная мать.
Спасибо за главу! lovi06032
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]