Фанфики
Главная » Статьи » Народный перевод

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Истина торжествует. Глава двенадцатая

Эндрю

Я узнал бы этот голос где угодно. Наконец-то прибыла Энди и как всегда вовремя. Еще одно прикосновение Оливии и, уверен, я высказал бы ей все, что о ней думал. Если бы не Маккензи, играющая со мной в соблазнительные маленькие игры, я бы точно не сдержался. Мне итак было неприятно слышать, как Джаред флиртует с Маккензи, так как меня затопила огромная волна ревности, но я проглотил ее, что позволило мне справиться с ситуацией, да еще, ко всему прочему, дико раздражала Оливия. Приходилось притворяться, что Оливия является для меня чем-то большим, чем просто пустое место.
 − Извините за опоздание, впрочем, уверена, я ничего не пропустила, ведь настоящая вечеринка начнется позже, как только исчезнут все эти набитые индюки.
 − Ты пропустила репетицию свадьбы, тупица, − ругал нашу сестрицу Гэвин.
Энди пожала плечиками, озираясь по сторонам:
 − Так что, как я и сказала, я ничего не пропустила.
Она встретилась со мной глазами, и ее идеально подчеркнутые брови приподнялись в изумлении:
− Черт, Нова, что ты сделал со своими потрясающими волосами?
Маккензи приглушила смех рукой и ее глаза заискрились.
 − Что смешного? − спросил я.
 − Ничего, ничего, − хихикала Маккензи, качая головой.
Расчетливый взгляд Энди скользнул между нами с Микки. Я понял только одно - нам грозят серьезные неприятности.
 − Ну, разве вы двое, не самые симпатичные? Такие миленькие-миленькие в фиолетовом, − проворковала Энди.
Я закрыл рот рукой, пытаясь усмирить дергающуюся нижнюю губу. Меня ни разу не осенило, что мы с Маккензи одеты в один цвет. Все, что я заметил, когда увидел ее у подножия лестницы, так это то, что хочу заполучить ее в какое-нибудь укромное местечко и желательно без платья.
Закатывая глаза, я помахал Энди на свободное место между Гэвином и Джаредом.
 − Иди, садись, маленькая сестренка, − поддел я, усмехнувшись.
Энди дерзко уперла руку в бок, собираясь сказать что-нибудь заковыристое, но Джаред опередил ее:
 − Ты ведь приехала из Нью-Йорка, не так ли?
Энди повернулась к Джареду и тяжело сглотнула, ее кривая ухмылка превратилась в ту, которую я уже видел раньше. Я перевел взгляд на Джареда - он выглядел загадочным.
Он так облажался. При мысли об этом в груди непроизвольно зародился смешок.
 − Верно, − ответила Энди, опускаясь на свое место, не отрывая долгого пристального взгляда от Джареда, а затем быстро обняла Гэвина.
 − Рада тебя видеть, Гэв, − поприветствовала она. Затем потянулась и похлопала Морган по руке: − Ты выглядишь сногсшибательно.
Джаред сидел на своем стуле вроде бы внешне спокойный, но, насколько я его знал, он едва дышал. Его взгляд не отрывался от Энди. Я наклонился к Маккензи, чтобы попросить ее растормошить Джареда, как вдруг вспомнил ее подтрунивание над моими волосами. Положив руку ей на колено, прошептал едва слышно:
 − Что такого смешного ты нашла в моих волосах?
Румянец залил ее щеки, и она повернулась ко мне, прошептав, едва касаясь губами моей щеки:
 − Мне нравится, когда у тебя волосы длиннее, чем сейчас.
 − Почему это?
 − Это дает мне хоть какую-то возможность оттащить тебя, когда ты надвигаешься на меня.
Тяжело сглотнув, я пальцем оттянул воротничок рубашки.
 − Да ты покраснел, Нова, − заметила Энди.
 − Здесь немного жарко, − ответил я, отирая лицо рукой.
 − Почему ты зовешь его «Нова»? − спросила Маккензи. В ее голосе проскользнул едва заметный намек на гордость от одержанной победы в этом раунде.
 − Я бы очень хотел, что бы ты об этом не рассказывала, − проворчал я, обращаясь к Энди.
 − Но если я не расскажу, то пропущу все веселье, наблюдая, как ты ерзаешь, − Энди прикусила губу, ее глаза скользнули к Джареду и обратно к Маккензи. − Поскольку мои братья, вероятно, выросли в хлеву, мне придется представиться самой. Меня зовут Андреа Вайз. Я − лучшая половина близнецов Вайз.
Потянувшись за стаканом с водой, я пробормотал:
 − Это − спорный вопрос.
Энди проигнорировала мой ответ. Она щелкнула пальцами в сторону Маккензи и воскликнула:
 − Дай угадаю. Ты − Маккензи Эванс.
Маккензи взглянула на меня, потом обратно на Энди.
 − Ты правильно угадала.
 − Ты гораздо красивее, чем я предполагала. Нова никогда не был силен в описании внешности, − она подперла подбородок рукой, наклоняясь вперед. − Это ты должна быть мамой ребенка.
 − Прошу прощения? − Оливия покраснела от гнева.
 − А, так это ты утверждаешь, что мой брат тебя обрюхатил?
Джаред взорвался смехом, привлекая внимание Энди. Оливия прошипела ему:
 − Ты находишь это смешным?
Джаред ухмыльнулся, поднял руку, которой скручивал салфетку и бросил ее на стол. Он наклонился вперед и вперил в Оливию презрительный взгляд:
 − Я нахожу это абсолютно смешным, потому что любой человек, глядя на такую снежную королеву, вернулся бы от нее обязательно с сосульками. Из того, что я могу сказать о Дрю, он же полностью цел.
 − Ты намекаешь... − Оливия усмехнулась.
 − Откуда ты можешь знать? − Энди отмахнулась от злости Оливии.
Джаред наклонил голову, подражая позе Энди:
 − Маленькая птичка принесла на хвосте...
 − О, Боже, вы, двое! − я чуть не задохнулся. − Разговор за столом идет о моей заднице. Скажу, пока никто не спросил - моя задница полностью в порядке.
 − Это никого не волнует, − Энди отмахнулась от меня, переводя взгляд на Джареда. − А ты, должно быть, печально известный Джаред Кристофер. Твоя репутация опережает тебя, и никто не умудрился сообщить мне, насколько ты сексуален.
Глаза Джареда сузились, лоб нахмурился. Он открыл рот, собираясь что-то сказать, но не вымолвил ни слова.
 − Есть ли у кота язычок? Потому что я могу придумать ему совершенно другое применение. − Энди откровенно флиртовала с Джаредом.
 − Я... ну... эм, − забормотал Джаред.
Я наклонился вперед, наслаждаясь этой новой для Джареда ипостасью. Он всегда был сообразительным малым с острым языком и этой черта в нем меня искренне восхищала. Всего лишь за несколько минут моя сестра сумела подрезать его язычок. Достижение, которому я немного завидовал.
Ярко-красная краска покрыла его щеки. Джаред повернулся к Гэвину в поисках поддержки, но не нашел ее и там, мы с братом не стали вмешиваться. Было слишком интересно наблюдать, как он выпутается.
Морган наклонилась к Гэвину, протягивая стакан Джареду:
 − Бедная Наташа, сейчас у нее нет никаких шансов.
 − Что? − проскрежетал Джаред, делая из стакана глубокий глоток.
 − Так ты уже согласился? Вот черт, теперь мне придется искать парня для классного свадебного секса, − нахмурилась Энди.
 − Андреа! − воскликнул я.
 − Не будь таким скромником! Здесь собрались взрослые люди. Кроме того, всем известно, что ты облажался, так что у тебя нет повода орать на меня, − парировала Энди.
Маккензи напряглась рядом со мной, и ее ногти впились мне в бедро. Я же сидел совершенно ошарашенный.
 − Безмолвные, не так ли? − сообразил Джаред.
Я провел рукой по затылку, затем поправил галстук во второй раз за вечер. Рядом засмеялся Гэвин:
 − Дрю, ты должен видеть свое лицо!
Энди подмигнула мне, потом наклонилась к Джареду и что-то прошептала ему на ухо. Я сидел ошеломленный. Воздух искрился вокруг меня и мне не удавалось придумать достойного ответа. Мой разум был пуст.
 − Надеюсь, ты не меня имела в виду, − продолжила Оливия.
 − Это была только шутка, − пояснила Энди. − Тебе нужно немного расслабиться. Такое чувство, что с твоим животом опух и твой мозг. Ох уж эти беременные!
До того, как я смог вставить хоть слово, я понял, что позади меня находится отец. Гэвин и Энди выпрямились. Морган перестала улыбаться, хватая Гэвина за руку. Оливия оживилась, улыбаясь от уха до уха. Ее реакция заставила меня задуматься о том, уж не влюблена ли она в моего отца. От этой мысли меня затошнило, и я отодвинул ее в сторону.
 − Вы тут хорошо проводите время? − раздался голос отца. Его рука опустилась на мое плечо, и я ощутил обжигающий холод, пробирающий до костей. Маккензи убрала руку с моего колена, но я перехватил ее. Когда отец вот так нависал надо мной, я не мог допустить, чтобы между нами появилось хоть какое-то расстояние. Она была мне очень нужна.
 − Оливия проделала огромную работу. Она так хорошо все организовала. Разве ты не согласен, Эндрю?
Я прекрасно был осведомлен о том, кто на самом деле провернул всю эту работу. Оливия навалила все на Маккензи в качестве наказания за якобы ее отсутствие.
 − Спасибо тебе, Джонатан. Я хочу, чтобы у Морган и Гэвина было все самое лучшее, − проворковала Оливия с трепещущими ресницами. Потянувшись, она похлопала Морган по руке. − Это действительно было честью для меня. Ты заставила меня почувствовать себя частью этой семьи.
Мой отец крепко сжимал мое плечо. Я знал, что его очень беспокоило отсутствие знаний о том, является ли ребенок Оливии моим.
 − Ты достаточно скоро станешь частью этой семьи. В конце концов, ты носишь моего внука.
Бросив взгляд через плечо, я увидел своего отца, как и всегда лучившимся самодовольством. Он смотрел на Маккензи таким же взглядом, каким смотрел в свое время и на Ребекку. Словно она была паразитом и ее нужно раздавить. Освободив плечо из-под отцовской хватки, я положил сжатые в кулак руки на стол, желая дать этому человеку отпор. Достаточно издевательств. Я дал обещание Маккензи любить ее, как она того заслуживала и намерен сдержать его.
 − Просто потому что... −− начал я.
 − Подождите, а разве пол ребенка уже известен? − прервала меня Энди. Взглянув на нее, я понял, что она пытается спасти меня от меня самого.
 − Нет еще. Джонатан просто выдает желаемое за действительное, − возразила моя мать, появившись рядом с нами вместе с Наташей. − Энди, дорогая, ты все-таки успела приехать!
Энди встала и обняла нашу мать. Мама расцеловала ее в обе щеки, сияя при виде единственной дочери. Независимо от того, как она гордилась своими мальчиками, она очень любила и свою дочь - танцовщицу. В глубине души я всегда считал, что она немного завидовала Энди, потому что та была свободна от обязательств перед семьей. Я был твердо уверен в этом. Мы с Гэвином никогда не были свободными, пока наш отец не позволял нам такими стать.
Наташа стояла рядом с моей матерью, с вожделением смотря на стул, с которого только что поднялась Энди. Она посмотрела на стул Джареда, поджимая губки и нахмуривая лобик. Перебросив светло-каштановые волосы через плечо, Наташа беззаботно пожала плечами и двинулась к Морган, наклонилась к ней и они зашептались так тихо, будто были лучшими подругами. Они смеялись и болтали, но оказалось, что разговаривали все же о Джареде.
 − У меня назначено УЗИ на следующей неделе. Морган пойдет со мной, − Оливия вновь перевела разговор на себя и ребенка. − Тогда мы и выясним пол ребенка.
 − Я говорила тебе, что нужно было идти на прошлой неделе, − укорила ее Морган.
Я повернул голову к Оливии, потрясенный ее заявлением. Она же отмахнулась от меня, словно эта информация для меня ничего не значила.
 − Я хотела, чтобы Дрю пошел со мной, но его не было на прошлой неделе. Ничего страшного. Неважно, мальчик это или девочка, главное, чтобы ребенок был здоров.
Официанты начали разносить шампанское, снуя между столов. Моя мать махнула им, чтобы они подошли обслужить нас, и заменила пустой бокал на полный. Она выглядела трезвой, но ведь вечер только начинался.
 − Давайте выпьем за нас, − отсалютовала она.
Энди скользнула обратно на место рядом с Джаредом, взяла один бокал, а другой протянула ему. Наташа выпрямилась, опершись о спинку стула Морган. Когда официант подошел ко мне, я приказал ему двигаться дальше. Мне было достаточно стакана воды, хотя, по представлению отца, я был груб, не выпив со всеми. Я положил свою руку на колено Маккензи, молчаливо благодаря ее за успокаивающие прикосновения.
Молоденький официант повернулся к Оливии, чтобы вручить бокал и ей.
 − Хотела бы, да не могу, − и в доказательство потерла свой выступающий живот.
Моя мама подняла бокал и на ее лице засияла яркая, счастливая улыбка. Оркестр перестал играть и люди вокруг нас умолкли. Пианист ударил по клавишам, чтобы привлечь внимание всех присутствующих. Все взоры обратились к Кэтлин Вайз. Ее улыбка напомнила мне, как она выглядела, когда я был моложе. Немного грусти омрачило мое настроение, я всегда считал, что мама так и не познала истинного счастья. Это усугубляло мое разочарование в отце, так как он не старался сделать ее счастливой.
 − За Морган и Гэвина. Пусть их совместная жизнь будет наполнена радостью и счастьем, − воскликнула она.
Все вокруг дружно поддержали ее слова, и звон бокалов наполнил комнату. Я поднял свой бокал, чтобы соприкоснуться бокалами с Маккензи, но мой отец уже проталкивал свой бокал между нашими.
 − За Эндрю и Оливию, − воскликнул он. − За обещание светлого будущего и продолжение поколения Вайзов!
За нашим столом стало тихо и у всех исчезли улыбки. Только Оливия подняла свои сияющие глаза на моего отца. Мой живот скрутило, и тело начало потрясывать. Гнев наполнил меня кипящей яростью. Маккензи опустила бокал, ошеломленная и уязвленная. Ее рука выскользнула из моей ладони, и она отодвинулась, больше меня не касаясь. Комната вокруг нас вспыхнула криками «Ура», но вокруг никто не пошевелился, пока моя мать не поддержала тост.
В моей памяти всплыло столько разных вещей, которые мне очень хотелось сказать отцу, но больше всего меня беспокоила Маккензи, которая внезапно стала такой далекой и отстраненной. Она наклонилась вперед, взяв бокал обеими руками и уставилась на пузырьки шампанского.
 − Это был прекрасный тост! − воскликнула Оливия.
Отец поднес к губам бокал, самодовольный и пафосный, залпом выпивая шампанское.
 − Спасибо, Кэт, за ваши добрые слова, − попыталась разрядить обстановку Морган.
 − Да, спасибо, мама, − пробормотал Гэвин, в упор уставившись на моего отца.
Маккензи соскочила со своего места, почти уронив стул:
 − Прошу прощения, я на минутку.
 − Микки? − я потянулся к ней, но она дернулась в сторону.
 − Извините меня, − повторила она.
Мое обещание камнем легло на грудь. В очередной раз мое прошлое навредило ей. Каждое обещание, которое я ей давал, было пустой ложью до тех пор, пока она страдала. Маккензи сбежала, не взглянув в мою сторону.
 − Какая странная женщина, − пробормотал мой отец, усаживаясь в освободившееся кресло.
Я повернулся к нему:
 − Прошу прощения?
Оливия придвинулась поближе, положив ладонь на мою руку:
-------

− О, просто проигнорируйте ее. Маккензи просто стесняется большой толпы. Ей нужно привыкнуть, но она хорошая.
 − Присяжные все еще не вынесли окончательный вердикт на этой неделе, − продолжал мой отец. − Чего это она опять?
Оливия объявила:
 − Она в поисках работы.
А я поправил:
 − Маккензи − логопед.
 − О, это весело. Безработный учитель, который стесняется толпы, − рассмеялся отец.
 − Маккензи не стесняется,− поправил я. − Однако она все же чувствительна к людям, которые так задирают нос.
За столом вдруг стало тихо. Все обратили свое внимание на нас с отцом.
 − Чувствительность не дает ничего хорошего в жизни, Эндрю. Человек должен быть сильным, чтобы выжить в этом мире.
 − Сила может только причинять боль. Человек всегда принимает помощь других, чтобы остаться на своем месте. Маккензи это понимает. Она посвящает свою жизнь тому, чтобы помочь сделать следующий шаг тем, кому трудно сейчас. Она упорно трудиться, чтобы дать детям и их родителям шанс выжить в этом мире.
 − И зачем же ей это? − продолжал настаивать отец. − Искупить свою вину за прошлые поступки?
Не то, чтобы меня удивило молчание Оливии, но она сидела тихо, упорно разглядывая свои ногти, а еще называет себя ее подругой, хотя представления не имеет, что это значит.
 − Доброта настолько чужда тебе, что ты готов настаивать на том, что проявление доброты означает замаливание прошлых грехов? – потребовал я ответа и указал на место, где раньше сидела Маккензи. − У нее большое сердце и она готова на все ради тех, кого любит. Для меня именно это означает силу.
Мой отец рассмеялся.
 − Когда-то я уже слышал эти слова, − он постучал указательным пальцем по подбородку. − Ах, да, восемь лет назад...
 − Джонатан, прекрати! − вмешалась моя мать.
 − Если бы твой сын не был так ослеплен своим новым другом, он бы увидел, что его поступки выглядят предосудительно и по-детски.
Я запустил пятерню в волосы.
 − Извините меня, − вскочил со своего места Джаред. Его челюсти были крепко сжаты, а кулаки то сжимались, то разжимались. Я знал, что он слышал каждое слово, сказанное моим отцом. Он наклонился и прошептал что-то на ухо Энди, которая кивнула головой в знак согласия. Через мгновение Джаред исчез в том же направлении, куда исчезла Маккензи.
 − Вот и еще один ушел, − пробормотал мой отец, делая последний глоток и подзывая официанта с новым бокалом.
 –Тебе прекрасно известно, как очистить помещение, − сказал я, вставая.
Мой отец схватил меня за руку:
 − Куда это ты собрался? − гневно потребовал ответа он.
Я стряхнул его руку:
 − Просто считай, что еще один очистил помещение, − ответил я и направился в ту сторону, куда исчезла Маккензи, а затем и Джаред, почти уверенный, что найду его возле нее.

Переводчик: Люба А. 

Материал предоставлен исключительно в целях ознакомления и не преследует коммерческой выгоды.



Источник: http://robsten.ru/forum/90-2021-1
Категория: Народный перевод | Добавил: Ianomania (30.09.2019) | Автор: Переводчик: Люба А.
Просмотров: 89 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 3
0
3  
  Спасибо за главу!  good  lovi06015

0
2  
  Спасибо большое за перевод!  

0
1  
  Большое спасибо за продолжение! Папаша - высокомерный и чванливый ублюдок. Оливия ему по стать, только ещё и лживая. Сил и терпения нашим ГГ и нам, читателям

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]