Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Edward Cullen, Dick for Hire. Глава 6.1. Кровь гуще текилы
Green Day – Brain Stew

Кровь гуще текилы


Каллен

– Будьте так любезны, уберите ваши ноги с моего стола, мистер Каллен.

Большой Нью-Йорк. Сержант Хартман по назначению прибыл, сэр!

Лейтенант вошёл в кабинет, держа в одной руке толстую манильскую папку и огромный стаканчик Джо1 в другой... Складывалось впечатление, будто он был королём этого долбаного мира. Только смахивал не столько на Лео ДиКаприо из «Титаника», сколько на Джека Николсона из «Китайского квартала». Пожилой, потасканный, чертовски много курит и слишком много понтуется, на мой взгляд.

– Рад встрече, лейтенант, – поздоровался я, опуская ноги и усаживаясь ровно, возобновляя попытки, чёрт возьми, проснуться. За глоток его ароматного кофе я готов был пристроиться к его левой ноге и трахнуть. – У вас тут где-нибудь еще кофе не завалялся?
Или, может, стопка «Патрона»?
– Нет, – ответил он, даже не взглянув на меня.

Хрен.

Он потягивал напиток медленно, напоказ, причмокивая и прищуривая глаза от удовольствия, пока я сидел, уставившись в полном неверии на его реально уебанские утренние пытки.

Наслаждайся этим дерьмом, пока можешь, капитан-дебил.

– М-м-м-м... M-м! Хороший.

Он поставил стаканчик на стол, прямо, блядь, передо мной, затем присел и, игнорируя меня, начал просматривать содержимое принесённой папки.

Теперь скажите мне, только серьёзно, и что, ебать, мне нужно делать? Ради всего святого, да он же сам подставился под удар.

Я взял полистироловый стаканчик, повертел его в руке, и тогда Малдон обратил на меня внимание. Создавалось впечатление, будто я находился в одном из старых фильмов Клинта Иствуда, где он, столкнувшись лицом к лицу с плохим парнем, пристально наблюдает за ним, а рукой тянется к кобуре.

Я поглядел на стаканчик, потом на лейтенанта – на минуту наши взгляды встретились, – медленно поднялся, а затем со всей силы херонул им в стену.

– Каллен! Что за хуйня?! – вскакивая, завопил он.
Опёршись костяшками пальцев на стол лейтенанта, я посмотрел ему прямо в глаза. Я тоже могу играть в павлиньи игры.
– А разве не вы, блядь, позвонили мне в четверть шестого утра, требуя вытащить мою задницу из кровати, где, следует добавить, мне снился охуенно сексуальный сон, чтобы прийти сюда и помочь вам в вашем деле, лейтенант?

Теперь, Каллен, ты можешь сказать себе, что немного перегнул палку, тебе так не кажется? Напротив, я донёс ему свою мысль и готов поспорить, что когда приду в следующий раз, он предложит мне кофе.

Мужчина нажал кнопку на телефоне, раздался женский голос.

– Да, лейтенант?
– Грейси, позови сюда уборщиков – пусть устранят беспорядок, который устроил мой гость... и принеси мне ещё одну чашку кофе.
– Да, сэр.
Ответила ему женщина, и Малдон, скрестив руки и уставившись на меня, усадил свою жирную задницу обратно в кресло.
Нахмурившись, я остался стоять.
– Присаживайся, Каллен.
– Думаю, я постою.
Он с минуту смотрел на меня, а затем пожал плечами и буркнул:
– Будь по-твоему.
Проклятое, ёбаное в рот, вот именно что «по-моему», засранец.
– Что вы хотели, лейтенант?
Зазвонил его телефон, и он опять нажал эту дурацкую кнопку.
– Что?
И снова женский голос эхом пронесся по кабинету:
– Мисс Свон здесь, готова встретиться с вами.
– Отправь ее ко мне, Грейси, спасибо.
Ладно, извините за мой французский, но... Что. За. Хуета?
– Какого хрена, лейтенант?
Он вздохнул:
– Я собирался объяснить тебе, Каллен, до того, как ты разукрасил мою стену моим же кофе, что попросил, как и тебя, прийти ещё одного эксперта, она специалист в области криминалистического профилирования (п. беты: профилирование, профайлинг (англ. profiling) – составление психологического портрета подозреваемого.).

Она большой специалист не только в этой области, лейтенант.

Сейчас опять начнётся базовый курс членодёрганья. По мне, так слишком уж рано для подобного дерьма.

– Мне не нужен какой-то там специалист, мне просто нужна ваша миленькая папочка, и тогда я смогу начать для вас расследование дела.
Он покачал головой.
– Моё дело, мои правила, Каллен, к тебе будет приставлен напарник.

Я пробежался рукой по волосам. Скорее всего, это не к добру.

Вошла Свон, и мне одновременно – вот проклятье – пришлось сдерживать смех и эрекцию.

После вчерашнего столкновения с коробкой на её голове всё ещё красовалась повязка, и выглядела она неважно. То есть выглядела она хорошо – как с хорошего бодуна.

Завидев меня, девушка сильнее нахмурилась. И тогда я решил, что, так и быть, я присяду. По крайней мере, это должно быть занимательным.

– Лейтенант, – протянула она руку. – Белла Свон, – уверенно представилась она.

Профессионально-то как. Мой извращённый ум задался вопросом, как много проблем ей доставило принятие решения, что надеть: вчерашний кожаный наряд или сегодняшнюю экипировку, которая, должен признаться, была не лучше.

Она щеголяла в строгих темно-серых деловых брюках-клёш в полоску, обтягивающими её фигурку в нужных местах, белую рубашку на пуговицах с глубоким вырезом и такой же в полоску пиджак. Не говоря уже о чёрных сапогах – опять на убийственно-высоких каблуках.

Святые... займись со мной жёстким сексом в этих сапогах, Свон. Прошу тебя. Всего один раз.

Дерьмо.

Кожа, должно быть, прибережена для особых случаев. Известного вам, покорного слуги, Эдварда Каллена. Я почти чувствовал себя польщённым.

Я вжал ноги в пол, будто их зацементировали, чтобы не сорваться к Свон и, прижав к стене лейтенанта, не начать приставать. Тяжело устоять перед подобным дерьмом, когда причина твоего затвердевшего достоинства стоит в двух шагах от тебя, поверьте мне.

И всё же мне едва удавалось сдерживать улыбку, окидывая взглядом её сапоги, скользя им вверх по телу девушки, задерживая внимание на изгибах бёдер, идеальных округлостях упругой груди и наконец, останавливаясь на глазах, которые заметили, что я пожирал их обладательницу взглядом, и сердито уставились на меня а-ля «день следующий: укрощение страдающего от похмелья разъярённого котёнка».

Ух ты!

Она снова переключила внимание на Малдона, когда он взял девушку за руку, проделав с ней какую-то хренотень, какую вытворяют парни, не утруждающие себя пожать даме руку. Вы понимаете, что я подразумеваю под этим: он взял её руку так, будто собирался поцеловать, но потом кротко сжал её ладошку, разок встряхнул и отпустил, вытирая руки о штаны, как будто у неё лишай.

Сукин сын.

Я потряс головой и в полном отвращении глядел на уебанство, творившееся передо мной. Ты не станешь так брать руку дамы, если не намереваешься поцеловать. А потом, возможно, потянешь её на себя и прижмёшься к её губам так, словно завтра никогда не настанет, а во всей вселенной, кроме вас – ни души; теряясь в её вкусе, в ощущениях её тела... быть может, ты снимешь с неё кое-какую одежду...

– Мисс Свон, – сказал Малдон, выводя меня из транса. – Это...
– Эдвард Каллен, я знаю, мы знакомы, – сказала она резко.
Свон кивнула, окинув меня мимолётным взглядом, а затем заняла свободный стул рядом с моим.
– Свон, – всё ещё улыбаясь, сказал я.
– Каллен, – не улыбаясь, парировала она.
Малдон хотел сказать что-то ещё, но я не позволил, поскольку ещё не закончил издеваться над нашим добрым другом.
– Не за что, между прочим. – Давайте посмотрим, как много она помнит о нашей вчерашней встрече. – Помнишь, я спас тебя от сотрясения мозга? – указал я на её лоб.
Изобразив отвращение и фыркнув, Свон закатила глаза и ответила:
– Разумеется, ты не в силах дождаться, когда тебя поблагодарят, поэтому тебе приходится благодарить себя самому.
Я изогнул бровь.
– То есть ты собиралась поблагодарить меня?
Она сощурилась.
– Ну, теперь-то ты точно это не узнаешь, м?
– О, замечательно, что вы знакомы друг с другом, – сказал лейтенант, совершенно не замечая сексуальное напряжение, явно исходящее от Свон. Иногда люди настолько слепы.

Уборщики оттёрли кофе от стены, словно были пузырьками чистящего средства или хернёй в таком духе, и лейтенант очень неуверенно поинтересовался у Свон, не хочет ли она чего-нибудь. Как только она отказалась, он глянул на меня, и я отрицательно покачал головой. Ебал я ваше кофе.

– Может, мы уже займёмся этим дерьмом? – поинтересовался я.

Малдон открыл папку из манила и положил прямо перед нами фотографию, и впервые за этот день я радовался, что всё-таки не поел, потому что, увидь я это изображение, и меня бы точно вырвало.

На снимке Лорен.

Мёртвая Лорен.

Если быть точным, она задушена. И ещё много чего.

Дерьмо.

Краска сошла с её лица, шею плотно обвивал кусок колючей проволоки. Кровь, сочившаяся из ранок на шее, застыла; рот широко раскрыт, а язык отсутствовал; глаза вырезаны из глазниц и болтались на тонкой кожице, к которой оставались прикреплёнными.

Я взглянул на Свон, которую явно подташнивало. Честно не мог сказать точно, что стало причиной подобного состояния – похмелье или шок.

Я, желая разгладить складочку между её бровями, не мог оторвать от Свон взгляда, а она – от фотографии.

– Где? – спросил я у лейтенанта. И, пожалуйста, блин, не говори, что возле моего дома.
Малдон заглянул в свои бумаги.
– Конститьюшен Авеню.
Сморщив лоб, я посмотрел на него:
– Рядом с торговым центром?
– Да. Сразу за Монументом Вашингтона.
– Кто-то послал сообщение, – заключил я.
– Да, но почему эта женщина? – поинтересовался он.

Стоит ли мне рассказывать, что я должен был встретиться с Лорен в десять в «Бараньей голове»? Возможно. А собирался ли я? Не думаю, чёрт подери.

И прежде чем вы скажите что-либо, позвольте объясниться, почему это чертовски плохая идея.

Первая причина: Малдон захотел бы узнать почему, и мне пришлось бы ответить ему, потому что вчера, около моего дома, у нас состоялся разговор, и я сказал Лорен, что приду; мы находились одни, и никто не видел, как она уходила. А вторая: потому что я бы оказался в тюрьме быстрее, чем вы смогли выговорить, что Белла Свон пахнет сегодня реально офигенно.

Я ведь рассказывал вам, что лейтенант меня недолюбливает? Что ж, он бы использовал против меня в суде всё что угодно, и это всё равно, что преподнести ему это дерьмо на блюдечке с голубой каёмочкой.

Нет уж, увольте.

– Она журналистка, могло случиться что угодно, – ответил я.

Это правда. Особенно с такой журналисткой, как Лорен. Она занималась самыми громкими делами штата и вмешивалась во всякого рода опасное дерьмо.

Скрестив руки на груди, Малдон кивнул и откинулся на спинку стула. Он выпятил нижнюю губу и наморщил лоб, будто мысленно перебирал статьи, которые последнее время выходили в «Вашингтон пост». Похоже, я единственный, кто в курсе, что у Лорен новое дело. Это просто пиздец как плохо, что у неё не выдалось возможности рассказать мне о нём.

– Ладно, что-нибудь будет скрыто от СМИ? – спросил я у него.
Полагаю, Белла... Свон, погрузившись в свои мысли, до сих пор смотрела на фото, пока я не обратился к лейтенанту. Она, казалось, вышла из оцепенения и снова вернулась на землю, к расследованию. Девушка посмотрела на Малдона.
– Колючая проволока, и всё тут. Не хватало нам ещё одного долбаного подражателя, снующего по окрестностям города, убивающего подобным образом людей на заднем дворе. – Потом он припомнил кое-что ещё: – О да, и её глаза.
– Что, блядь, вы имеете в виду под «её глаза»?
– Они были разного цвета.

Были? Ха.

Я посмотрел на Свон, она отвела взгляд в сторону, но я знал какого цвета её глаза. Шоколадно-коричневого. Такие же глубокие, но не похожие на грязь. Свон, казалось, почувствовала мой взгляд на себе и, недовольно посмотрев на меня, отвернулась. Я видел, как зарделись её щёчки – и загляделся. Мне чертовски нравилось, когда она краснела.

Наконец, несколько подробнее обсудив информацию о скоропостижной кончине Лорен, мы поднялись со своих мест, и я выхватил папку у Малдона. Когда мы со Свон собрались уходить, я вспомнил о собственной альтернативной повестке дня, по которой мне нужно обратиться.

– О, лейтенант, – Свон остановилась подождать около двери.
– Да? – спросил он. Из внутреннего кармана пиджака я вытянул папку с делом Джесс, и Малдон посмотрел на нее. – Вчера вечером, кто-то проник в мою квартиру. Они искали это, – я попытался отдать ему папку, но, увидев имя Джесс на ней, лейтенант сунул её обратно мне. – У тебя есть доказательства?
– Нет, у меня нет грёбаных доказательств, но кто-то был в моей квартире и копался в моих вещах.
– Копался в твоих вещах, – заявил он саркастично, ожидая объяснений, чтобы согласиться с выбранным мной словом.

Я прочистил горло. Продолжай отстаивать своё, Каллен.

– Да, копался в моих вещах. И думаю, они сфотографировали весь файл.
– Понятно, а теперь скажи мне, Каллен, что привело тебя к подобным мыслям? – самодовольно поинтересовался он.

Из меня вырвался вздох. Я знал, насколько по-идиотски прозвучит моя следующая реплика, и тем не менее произнес её. Я буквально не мог удержаться, это подобно сошедшему с рельс несущемуся поезду.

– Бумаги были перемешаны.

Он засмеялся. И не в духе «О, отлично, Каллен», а зашёлся в приступе гомерического хохота, что весь этаж услышал его. Люди повскакивали с мест, чтобы посмотреть на источник шума, потому что, уверен, им редко доводилось слышать от этого детектива нечто подобное.

– Каллен, у тебя всегда богатое воображение, – смеясь и похлопывая меня по спине, Малдон выпроваживал из своего кабинета.

Это была по-уебански неправильная фраза, использованная против моей, сегодня раздражительной, задницы.

Я обернулся.

– Воображение? Вы намекаете, что смерть Джесс, блядь, воображаема? Ты жопопросиживающий, карандашоперекатывающий, дела игнорирующий, кромсающий бюджет придурок!

Я бросил папку Джесс и боковым зрением увидел, как Свон подняла её. Я замахнулся, чтобы ударить этого ублюдка в его самодовольную, смеющуюся, уродливую рожу, но она поймала мою руку.

Я в замешательстве посмотрел на неё. Во-первых, потому что она была действительно чертовски сильной, раз могла удерживать вот так мой кулак, и я не упустил из виду рельефность её предплечий и бицепсов, а она, лишь хмурясь, покачала мне головой и сгримасничала, как школьная учительница.

– Детективы!
Закричал Малдон своим подхалимам, чтобы те увели меня, потому что видит Бог – в одиночку он бы со мной не справился, но я уже уходил.
– Забудем об этом, – сказал я, освобождаясь от захвата Свон. – Мы позвоним, когда накопаем что-нибудь.
– Правильное решение, Каллен. Мы свяжемся с тобой, – заверил он меня, удирая в свою норку, закрывая дверь и опуская жалюзи.

Да, вот именно, исчезни ты, шестёрка, спрячься в своём надёжном кабинетике, в своём безопасном маленьком здании, что расположено в твоём безопасном полицейском участочке.

– Жопоёб, – оказавшись в лифте, пробормотал я и выхватил папку с делом Джессики из рук Свон.

Мне следовало быть знать, чем ожидать, что кого-то в этой конторе волнует это дело. Они не заморачивались над этим делом четыре года назад, то с чего бы им заморачиваться сейчас?

Прислонившись к задней стенке лифта и скрестив руки на груди, я опустил голову, прикрывая глаза.

Свон прокашлялась, и я приоткрыл один глаз.

– А ты прям разошелся со своим «бумаги перемешаны», знаешь ли, – сказала она, размахивая руками в воздухе, при этом подражая голосу призрака.
Я снова закрыл глаза.
– Да. Что ж, если бы ты имела представление, в каком идеальном порядке хранятся мои грёбаные файлы, ты бы так не говорила, Свон.
– Ну, а если…
Начала она, но у меня реально не было настроения.
– Свон.
– Что?
– Ты видишь, что в данный момент мои глаза закрыты.
– Да...
– Это означает, что я пытаюсь хотя бы на одну чёртову минуту насладиться тишиной и, блядь, спокойствием, если тебя не затруднит.

Она промолчала в ответ, но я слышал, как она облокотилась на стену лифта и раздражённо вздохнула. Ощутив на себе сердитый взгляд Свон, я снова приоткрыл один глаз, застав её за рассматриванием Эдди-младшенького; девушка приоткрыла рот и облизала губы. Лишь одному Господу Богу известно, что сейчас творилось в её голове. Вероятно, она фантазировала о том, каким образом кастрировать меня.

– Наслаждаешься увиденным? – спросил я, ухмыляясь.

Брюнетка вздернула голову – на мгновенье наши взгляды встретились; Свон захлопнула рот. Потом она незамедлительно перевела взгляд на какую-то бумагу, прикрепленную рядом с кнопками этажей, делая вид, будто читает её.

Ах, этот румянец... снова.

Я рассмеялся про себя и опять закрыл глаза.

Спустя мгновение я спросил у нее:

– Почему ты не позволила мне набить морду Малдону, Свон?
Она опять прочистила горло.
– Не знаю. Он выглядел так, будто хотел, чтобы ты сделал это, словно он ждал этого, после чего мог бы повязать тебя. Я не...
Она умолкла, словно не желая договаривать остальное, так что я продолжил за неё.
– Некоторые вещи того стоят, Свон. Это была одна из них.

Остальная часть поездочки до лобби прошла в тишине, но мысленно я истерично кричал о том, что Малдон реально ёбаный в рот кретин. Я первым выскочил из лифта, удаляясь от здания так быстро, как только мог.

Когда я уже выходил из дверей вестибюля, Свон, наконец, снова открыла свой сладкий ротик:

– Кто такая эта Джессика? – шагая позади меня, спросила она.

Моя ладонь замерла на ручке двери, и я приостановился. На одно мгновение в памяти промелькнула улыбка Джесс, затем я вышел на крыльцо и собрался сказать Свон, что это не её, блядь, дело, как вдруг остановилась патрульная машина и огромный надоедливый мамонт возбуждённо выскочил оттуда.

– Беллз! – завопил он.

Беллз?

Она помахала и улыбнулась Эмметту, и, должен заметить, улыбка Свон совершенна, но какого, ебать, хуя, каждый мой знакомый даёт моему врагу миленькие прозвища?

– Миленько, – сказал я.
Свон снова попыталась воспользоваться возможностью покопаться в моей жизни.
– Разве это не твой брат?
– Да, но постарайся не винить меня в этом, – проговорил я, спускаясь по ступенькам и пытаясь пройти мимо Эмметта на пути к «ванкуишу».

Всё же, мне действительно нет необходимости работать с ней над этим делом. А если так случится, что мне понадобится это… «профилирование», то я всегда могу заехать к ней в офис и, надеюсь, хотя бы одним глазком ещё раз увидеть сексуальный танец соблазнительницы Свон.

– Привет, Эдвард… – осторожно начал Эмметт.
Я попытался обойти брата, но мы всё-таки столкнулись друг с другом, и я выронил файл Джессики. Он наклонился вместе со мной, пытавшимся собрать вывалившиеся документы, и заметил имя в прорези.
– Эдвард... чувак, что ты делаешь?
Я выхватил у него то, что он поднял, и аккуратно положил в папку.
– То, что обычно и делаю, Эм... выставляю себя полным, мать вашу, кретином, верно? – выплюнул я.
– Если ты вскрываешь старые раны, то да. – Ответил он, глядя на меня так, словно мне сообщили, что у меня рак. Ненавижу жалостливые взгляды, они заставляют меня желать отхерачить что-то или кого-то.
– Иди на хуй, – выругался я.

Не самый мой лучший остроумный ответ за все времена, но это всё, что я могу сказать и я сказал. Я продолжил шагать к «ванкуишу», а Эмметт нерешительно обратился к своей «фанатке».

Я почти забыл о Свон, пока не услышал звук её каблучков и криков мне вслед:

– Каллен! Куда ты собрался?
– Я собираюсь начать расследование… – Отрезал я, когда Свон догнала меня.

Я развернулся к ней, и она врезалась прямо в меня. Мне пришлось схватить девушку за руку, чтобы спасти от падения, и я задался вопросом, как часто у неЁ входило в привычку налетать на всякое дерьмо.

Она посмотрела на меня большими карими глазами, а я продолжал язвить:

– Такими клёвыми вещами занимаются люди вроде меня, так мы зарабатываем себе на жизнь, если только другие люди не саботируют нашу работу.

добавил я последнюю фразу на случай, если она забыла.

Она, видать, хотела попререкаться со мной, но я зашикал на неё, жестом показывая, чтобы она на минуту замолчала, когда заметил кое-что реально странное.

Эмметт, стоя около своей машины, болтал с сослуживцами, в то время как другой офицер – я свободно использую этот термин – Майк, сукин сын, пиздожоп Ньютон, подкрался сзади к открытой пассажирской двери и что-то подложил в полицейский автомобиль.

– Какой хуйни ты сегодня наглотался, Ньютон? – тихо полюбопытствовал я, больше обращаясь к себе, чем кому-либо.

Майк Ньютон – оборотень в погонах. Отморозок. По сути, один из самых мерзких людишек в округе (возможно, даже на территории трёх штатов, но это ещё нужно доказать), с которыми вы когда-либо пересекались в жизни. Он учился с нами в Броднекской средней школе Аннаполиса, потом в полицейской академии, выпустился он… в прямом смысле последним в нашей группе. Его семье пришлось подключить немало связей, чтобы тот получил диплом вместе с нами, местом в полицейском участке он также обзавёлся благодаря мамочке с папочкой.

Кроме того, на протяжении своей службы он наделал немало дерьма и вместе с собой попытался утащить на дно парочку сотрудников. Достаточно глупые люди, попав в его сети, чаще всего заканчивали тем, что неоднократно принимали удар на себя и их увольняли.

Свон проследила за моим взглядом и, увидев происходящее, порвалась что-то сказать, но я остановил ее.

– Что? Он...
– Знаю... оставайся здесь, – наказал я ей.
Я дождался, когда Ньютон закрыл дверь и обошёл сзади патрульную машину. Я направился прямо к «месту преступления», сгорбившись, присел на корточки и, открыв дверь, вытащил пакетик на струнном замке с белым порошком внутри.
– Что это?
– Черт! – вскочил я и, потеряв равновесие, упал навзничь.

Я схватился за то, что удержало бы меня на ногах, и это оказались узкие бёдра Свон, невольно приземлившейся прямо на меня и пригвоздившей мои плечи к бетону; лицо девушки находилось на расстоянии пары дюймов от моего.

У меня перехватило дыхание, не стану лгать, не только от того, что она до чёртиков напугала меня, но и от того, как она обхватила меня ногами: мой член тесно прижимался к определённой области анатомии Свон, куда в последнее время ему с удовольствием хотелось подкатить, и яйца. Я чертовски уверен в том, что она специально тёрлась о мои причиндалы, создавая невероятно горячее трение между нами и вырывая из меня стоны.

Ебать, если она не офигенна.

Свон теснее прижалась грудью, и мой мозг мог только и думать о том, как бы стянуть с неё этот чёртов пиджак, – таким образом, я не откажу себе в ощущениях почувствовать намного больше её тела.

Взгляд её глаз сбивал меня с толку, и мы лежали так, казалось, треклятую вечность; на самом деле, уверен, прошло несколько минут. Складывалось впечатление, будто она о чём-то размышляла. Быть может, решала математические задачки. Не знаю, ибо я пытался выяснить, что за хрень испытывал в этот момент. Волнение? Затаил дыхание? Вывод: это все чертовски странно.

Улыбка, расползавшаяся на моих губах, на этот раз не будет зажата тисками моего самоконтроля. В этот момент мне бы с лёгкостью удалось прикоснуться к губам Свон, затем перевернуть и начать домогаться девушки прямо посреди улицы, но уверен, если я сделаю это, то Эдди-младшенькому нанесёт визит колено Свон.

Бейсбольная статистика, статистика бейсбола, бейсбольная статистика... Думай о какой-нибудь гребаной бейсбольной статистике, Каллен!

Хорошо… Бейб Рут, иначе известный как Джордж Герман Рут-младший, родился шестого февраля 1895, другие прозвища «Бамбино», «Султан удара»...

Ладно, кажется, это работает.

Чёртов запах лавандового шампуня Свон, который я учуял в тот день, в её офисе, не особо помогал. Я закрыл глаза, вдыхая её аромат, инстинктивно сжимая руками талию девушки, пытаясь приструнить зверя, который хотел отделать эту сексуальную красотку по полной программе.

М-м-м-м-м-м-м... Запах, такой невъебенно вкусный.

Ебать... Эм-м-м... Рут начинал питчером в бостонском «Ред Сокс», играл с 1914 по 1935 года... Был продан в Нью-Йорк грёбаным «Янки» в 1919 году... Дерьмо...

Когда я снова открыл глаза, Свон хмуро глядела на меня, и это, наконец, вернуло мне изначальный раздражительный настрой.

– Свон.
Я, оторвав её от себя, уповая на то, что она не заметила мой стояк.
Ага, конечно, это именно то, что она запросто сможет проигнорировать, Каллен.
– Разве, твою мать, я не просил тебя просто подождать там? – кивнул я в сторону тротуара.
Краснея, она неожиданно и неуклюже оттолкнула меня, и я, опять садясь на корточки, открыл пакетик, услышав, как Ньютон с другой стороны подошёл к Эму.
– Обязательный осмотр, Каллен, не возражаешь, если я... – он кивнул на автомобиль Эма, и тот посмотрел на него.
– Кто уполномочил тебя проводить его, Ньютон?
Я присел, опуская палец в пакетик, снимая пробу. И затем заговорил, имитируя Джонни Деппа в фильме «Кокаин»:
– Дамы и господа, это первоклассный, чистейший стопроцентный колумбийский кокаин... Дискотечное зелье... Чистый, как падающий снег.
Свон посмотрела на меня с таким раздражением, которое только могла изобразить с похмелья.
– Что? – спросил я.
– Что с тобой не так? – покачала она головой. – И почему этот офицер полиции подложил что-то в автомобиль Эмметта?
Я снова обратил внимание на разговор Ньютона и Эмметта.
– Лейтенант дал разрешение, уёбок. Ты желаешь лично поинтересоваться у него об этом? – спросил он.
Эмметт без обиняков заявил ему. Наподдай этому ослу, Эм.
– Нет, но я готов набить тебе морду, если ты ещё хотя раз назовешь меня уёбком, Ньютон.
Я сунул пакетик в карман куртки и тихо закрыл дверь, жестом показав Свон следовать за мной. Мы прокрались к задней части автомобиля и встали так, будто находились там всё время.
– Возможно, тебе следует позволить ему обыскать твой автомобиль, Эм, – сказал я в напускной задумчивости. – Ты ведь не хочешь расстраивать Малдона, не так ли? – подмигнул я. Он знает, что я ненавидел этого мудозвона.

Эмметт нахмурился, но сдался, жестом показав Ньютону «вперед», и тот понимающе улыбнулся.

Я тоже.

Хотя Ньютон прикидывался, что обыскивает Эмметта, последний, скрестив руки на груди, хмурился, ожидая окончания этого уебанства. Все остальные внимательно наблюдали за представлением Ньютона, а я тем временем обратно засунул пакетик в его сумку, что валялась на асфальте.

Никогда не оставляйте свои сумки без присмотра, дамы и господа. Никогда не знаешь, кто собирается подбросить немного вкусного кокаина в ваше барахло.

Похоже, Свон наблюдала за всем и вся с беззаветным любопытством и весельем, время от времени вскидывая бровь в мою сторону. Я почти видел, как в её симпатичной головке крутились шестерёнки. В конце концов, она планировала выведать предысторию.

В моей голове запорхали мысли о том, каким образом Свон может попробовать убедить меня поделиться с ней историей моей семьи, а мой член кричал: «Послушай, если ты хочешь, чтобы я перестал твердеть в твоих штанах, то прекрати думать о Свон, скачущей на тебе, словно пастушка на диком быке. Полудурок».

Сунув руки в карманы джинсов и настраиваясь на нужный лад, я немного понаблюдал за Свон. Периодически она качала головой, словно не одобряла то, как Ньютон проводил обыск. Я даже слышал, как она в отвращении фыркала, когда он пропустил целую часть заднего сидения.

Не то чтобы он по правде обыскивал патрульную машину Эмметта, Ньютон уже знал, где лежит кокс, или, по крайней мере, думал, что знал. Его совершенно не волновала остальная часть машины.

Я точно уловил момент, когда он добрался до передней пассажирской двери и открыл её. Выражение полнейшего смятения на его лице было бесценно.

– Что?
– Что? Что-то не так?

Поинтересовался Эмметт, убирая руки с груди и вглядываясь в ветровое стекло, чтобы посмотреть, что искал Ньютон.

Тот буквально обшаривал переднее сидение в поисках своего пакетика.

Там этого нет, детектив Клуззо (п. беты: жутко некомпетентный полицейский из «Розовой Пантеры»).

Я думал, Ньютон собирался стянуть обивку переднего сидения, но Эмметт, наконец, схватил его за форму и вытащил из машины.

– Достаточно, Ньютон, осмотр закончен. У меня есть дерьмо, которым следует заняться.
– Но...

Мне пришлось хорошо потрудиться, чтобы скрыть смех, когда он, наконец, поднял свою сумку и перекинул её через плечо. Расстегнув молнию, он заметил пакетик. Если ранее выражение его лица я оценил по стоимости золота, то я жестоко ошибся. За его теперешний видок ему бы дали Оскар. Даже Свон не могла отвести взгляда и держать себя в руках.

Побледневший, он озирался по сторонам, чтобы проследить, не просёк ли кто, и начал закрывать сумку. Когда наши взгляды встретились, я поглядел на него а-ля «имел я тебя хорошенько», вдобавок ухмыляясь и двигая бровями, – и всё бесплатно.

Ньютон покраснел словно рак, и я знал, что сделал его. Как и то, что он ничего не может предпринять в данный момент. Теперь я попал в «чёрный список» ещё одного человека, но я переживу это.

– Какие-то проблемы, Ньютон? – спросил я, изображая заинтересованность. – Что там у тебя?
Он сунул руку в сумку, до конца застегивая молнию, и обратился ко мне.
– Какого хрена ты здесь делаешь, Каллен? Нянчишь своего старшего брата?

Людям вроде Ньютона не заставить меня пойти на попятную. Меня мало кто вообще может заставить это сделать – и точка. Поэтому я воспользовался случаем оповестить его о том, какой он на самом деле некомпетентный пиздобол.

– Вообще-то сегодня меня вызывал твой босс... чтобы сделать всю работу за тебя. Снова.

Я приготовился и подтолкнул Свон себе за спину. Не хватало, чтобы она попала в эпицентр этого дерьма.

Напарник Эмметта, Тайлер Кроули, уже скользнул на пассажирское место и хлопнул дверью. Эмметт, проделав путь к водительскому месту, положил руку на грудь Ньютона.

– Отвали, Ньютон. И почему бы тебе не вернуться в кресло детектива и не начать печатать отчёт о своей проверке для Малдона.

Они сверлили друг друга взглядом, и я наморщил лоб от упущенной возможности дать Ньютону в челюсть.

Сейчас Эмметт возвышался над ним на целый фут, если не больше. Он мог в мгновение ока раздавить его, как червяка, и пойти дальше. Не знаю, почему он просто не сделает этого. Не то чтобы подобное дерьмо регулярно происходило в обществе этих горилл. Но по каким-то причинам Эмметт просто убрал руку с груди Ньютона и отступил назад.

Ньютон, наконец, развернулся и пошёл вверх по лестнице, в здание, но прежде чем окончательно скрыться, напоследок оглянулся на меня, на его лице читалось «я ещё доберусь до тебя, простофиля».

Непременно, становись в очередь, мужик.

Наши с Эмметтом взгляды опять пересеклись.

– Мне не нужна твоя забота, Эм. Уверен, я знаю, как вести себя с чертовым Ньютоном.
– Я сделал это не ради тебя, Эдвард... – ответил он и начал отчаливать к патрульной машине.

Я направился к нему.

Он посмотрел на меня и прошипел сквозь зубы так, чтобы слышал только я:

– Никогда больше не пытайся выставить меня перед ним засранцем, Эдди. У меня хватает чёртовых проблем за пределами участка, не хватало ещё добавить тебя в этот список. Понял?
Мне действительно пришлось побороть в себе желание ударить его за «Эдди».
– Эм...
– И не подзуживай его, чувак, я тоже его недолюбливаю, но у него есть все нужные знакомства. Одно неверное движение – и последствий не миновать.
Я рассмеялся, признаю, немного с горечью.
– С каких это пор ты беспокоишься о последствиях за раздачу небольших подзатыльников «а-ля Каллен» такой заднице, как Ньютон?
– Просто... не вмешивайся, Эдвард, – закончил он и, озвучив свою точку зрения, запрыгнул в патрульную машину, срываясь с места на достаточно высокой скорости.



Источник: http://robsten.ru/forum/63-2003-5
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Renessaince (07.03.2012) | Автор: Перевела IreneღAdler
Просмотров: 880 | Комментарии: 7 | Теги: Детектив Эдвард Каллен | Рейтинг: 5.0/21
Всего комментариев: 7
avatar
0
7
JC_flirt ....................Да прекрасно они вдвоем будут усиленно работать над раскрытием этого криминала........ boast А Белле все труднее сдерживать себя.............. good а Эдвард давно покорен ею............. :giri05003:И им предстоит контактировать друг с другом............ fund02002  !!!!!!!!!!:piar02:
avatar
0
6
СПАСИБО!  good lovi06032
avatar
5
почему отношения между родными могут так испортиться? тем более видно, что у Эдварда больше неприязни к Эмму, чем у Эмма к брату
avatar
4
fund02002 Напарники!!! А они особо не сопротивлялись! fund02002 СПАСИБО!!! good
avatar
3
Спасибо большое за главу lovi06032
avatar
2
Похоже с Джессикой Каллена связывали какие-то отношения. Слишком уж сильно он держится за это дело. 1_012
avatar
1
fund02002 fund02002 fund02002 giri05003 girl_wacko good good good lovi06032
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]