Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Вводный урок

 

.

Категория: Переводной мини-фанфик по Сумеречной саге
Жанр: Романтика/Юмор
Пейринг: Эдвард/Белла
Рейтинг: 18+
Саммари: Эдвард и Белла, отдыхают на пляже и получают слишком много удовольствия на поле для мини-гольфа.

Белла

В атмосфере витал устойчивый запах моря, пока мы брели по улице в сторону набережной.

Я лизнула сахарную вату и хихикнула, когда увидела, как Эдвард стащил кусочек сладости с другой стороны.

— Прекрати! — закричала я, не предпринимая никаких шагов, чтобы остановить его.

Улыбка Эдварда превратились в ухмылку, а его зеленые глаза наполнились обожанием, стоило ему прижать меня к стене, при этом откусив самую верхушку сахарной ваты – единственной преграды между нами. — Ты же знаешь, что не сможешь съесть всё, — сказал он.

— Почему? — спросила я его, нежно слизав следы сахара с его губ. — Откуда ты знаешь, что я не съем каждый кусочек?

А он знал, потому что мы приезжали на пляж каждое лето, как я себя помню, и я еще ни разу не съела целую сахарную вату в одиночку. Однако каждая последующая неудача не останавливала меня от попыток, даже если Эдвард всегда делился последним кусочком.

— Потому что ты, — Эдвард поцеловал меня, — любишь меня, — еще поцелуй. - И ты хочешь, — еще один поцелуй, — сделать меня самым счастливым.

— О, правда? — невинно спросила его я, подняв руку и позволив ей заскользить по его спине, чувствуя рельеф каждой отдельной мышцы.

— Ты меня дразнишь, — усмехнулся Эдвард. — Я должен наказать тебя за это.

— Почему бы тебе этого не сделать? — спросила его я, выскользнув из его хватки и позволив ему смотреть на мои покачивания попкой, когда я прогуливалась по набережной.

— Может быть, я это и сделаю, — прошептал Эдвард мне на ухо, догнав меня. — Давай сыграем в мини-гольф, — сказал он внезапно, взяв меня за руку и потянув к табличке, на которой большими красочными буквами было написано: "Девять забавных, изобретательных лунок!".

— Девять веселых, креативных лунок? — дразнила я. — На самом деле их не девять, а, я бы сказала, что только одна из них действительно... креативна?

—Ты, — прошептал Эдвард, — плохо себя ведёшь и не особенно изобретательна.

— Бьюсь об заклад, я могла бы найти несколько забавных отверстий для тебя, чтобы попробовать, — прошептала я в ответ.

Внезапно я почувствовала, как рука Эдварда, лежащая на моей спине, опустилась ниже. Гораздо ниже.

Его пальцы медленно начали ласкать изгибы моей попки, от чего я выгнулась всем телом.

— Ничего подобного, — прорычал Эдвард мне в ухо, высунув язык, чтобы облизнуть его.

Он прикусил меня за мочку, прежде чем оттолкнуть, я же вмиг почувствовала слабость в коленях. Было удивительно, что, даже проведя вместе шесть лет и зная каждый дюйм тела друг друга, это все еще чувствовалось невероятно новым каждый раз, когда Эдвард прикасался ко мне.

— Эдвард, — застонала я, чувствуя, как его пальцы заскользили по линиям моей попки, чтобы поиграть с чувствительной кожей прямо под подолом моей короткой джинсовой юбкой.

Я услышала, как кто-то прочистил горло, и заметила взгляд кассира из окна кассы мини-гольфа, направленный на меня и руки Эдварда, занятые моей попкой.

—Эдвард, — повторила я, но на этот раз мой голос прозвучал очень резко. Он оторвал глаза от изгиба моей шеи, и мы отпрянули друг от друга, хотя и неохотно. Такими темпами меня всё меньше волновал мини-гольф, и всё больше я заботилась о том, чтобы найти какой-нибудь пустой переулок и позволить рукам Эдварда проползти как можно выше под мою юбку.

— Белла! — Эдвард воскликнул, подразнивая, пытаясь привлечь мое внимание, когда все, о чем я действительно могла думать, так это о том, как его руки будут бродить под моей юбкой, и ощущении неизбежного прилива удовольствия, который я получу, стоит мне позволить Эдварду отпустить себя.

— Разве ты не хочешь поиграть в мини-гольф? — спросил он, обхватывая меня одной рукой за талию и вновь прижимая к себе. Конечно, это только отвлекло меня. Разве мы не должны были пройти стадию безумной похоти пару лет назад?

Очевидно, мы перегибали палку. Я должна была найти способ, чтобы мы наверстали упущенное сейчас. Возможно, что как раз таки сумасшедший трах сделал бы это.

О, да мы уже занимались этим.

— Определенно, — ответила ему я с энтузиазмом, используя свое волнение перед мини-гольфом в качестве предлога, чтобы максимально провокационно потереться об него.

Эдвард, засмеявшись, запрокинул голову, его спутанные бронзовые волосы засияли на солнце. — Ты просто настоящая ведьма.

— Я? — Спросила я, хлопая ресницами.

— Прекрати, — снова засмеялся он игриво и потащил меня к ветхому зданию.

— Два билета на мини-гольф, пожалуйста, — попросил он кассира, который пялился на меня сверху донизу, как будто я была его новым любимым лакомством.

Я откусила большой кусок сахарной ваты и постаралась внешне не содрогнуться. Я не могла даже представить другого мужчину в своей жизни. Мы с Эдвардом выросли вместе, и я не могла вспомнить время, когда мы не были лучшими друзьями, хотя, очевидно, мы не всегда были влюблены друг в друга.

Все началось, как ни странно, на пляже, где наши семьи жили в одном пляжном домике столько, сколько я себя помню. Мы играли вместе голышом большую часть нашего младенчества, и даже в детстве никто не видел ничего смешного во мне без штанов и Эдварде без рубашки, играющих с разбрызгивателем на лужайке и на широком изогнутом пляже. Все постепенно стало меняться летом, когда мне исполнилось 11 лет, и напряжение между нами росло и увеличивалось, когда мы начали учиться в средней школе.

Эдвард рос высоким и красивым, и каждая девочка в школе умирала от желания встречаться с ним. Я же наблюдала издалека с растерянностью, отражавшейся эхом в моем сердце, не понимая этих чувств, которые заставляли меня хотеть обнять и поцеловать его так, что это было далеко не по-сестрински.

Я оставалась таким же тощим и необузданным ребенком, как и раньше. Мои волосы отросли, и я проводила больше времени с Элис и Розали, экспериментируя с макияжем и играя в переодевание.

Расстояние между Эдвардом и мной на первом курсе средней школы только росло, я оплакивала потерю своего лучшего друга с пылом, достойным лучшего применения.

Затем наступило лето, и мы вернулись к тому же нашему обычному поведению, но уже ничего не было как прежде. Эдвард странно на меня посмотрел, когда я переоделась в купальник. Я же смотрела на него с тоской, когда он делал то же самое, и задавалась вопросом во время долгих ночей, уткнувшись в подушку, пропитанную слезами, насколько же близоруким может быть человек. Шли недели, напряжение росло, а я с отчаяньем цеплялась за нашу детскую дружбу, которая имела все и одновременно ничего общего с нашими прошлыми отношениями.

А затем, однажды утром все изменилось... Он вошел в комнату, которую я делила с двумя его сестрами, Элис и Розали, и столкнулся со мной, одетой только в тонкую, изношенную женскую майку и пару крошечных боксерских шорт. Я была заспанной, мои волосы падали на лицо, поэтому я не сразу поняла, что это он. Я думала, это Роуз или Элис вернулись в комнату за чем-то.

— Одну секунду, — сказала я, запрокинув каштановые локоны себе за спину, только чтобы увидеть бронзового Бога моей мечты, смотрящего на меня с совершенно нескрываемой похотью в глазах.

Конечно, тогда, в столь нежном, нетронутом пятнадцатилетнем возрасте, я ещё не понимала, что это была похоть, я только знала, что он не мог оторвать глаз, и что его рот открывался и закрывался, не издав ни звука.

— Эдвард? — нерешительно спросила я, в надежде узнать, почему он так странно себя ведет, и подумала, можно ли мне попросить минутку, чтобы разрыдаться в миллионный раз за то лето. Ему нравилось мучить меня? Ему так нравилось отдаляться от меня?

— Белла, — наконец сказал он таким хриплым голосом, что я почувствовала, как слабеют колени. Сколько одиноких дней и ночей я ждала, чтобы он произнес мое имя именно так?

Я не знала, что сказать или что нужно сделать, пока он не подошёл и не заключил меня в свои объятия, прижав к себе, как будто я была его самым ценным даром.

— Я больше не могу этого делать, — прошептал он мне на ухо, я же отстранилась в замешательстве и почти панике.

— Что ты больше не можешь?

— Не могу притворяться, что не хочу тебя. Я хочу тебя, Белла, — сказал он, его голос был груб от боли и желания.

Я посмотрела в эти глубокие зеленые глаза и увидела, что все, с чем я боролась в течение последних двух лет, отразилось там. Наш первый поцелуй был нежным и почти сладким. Второй поцелуй был полон неуклюжей страсти, и после этого мы воспользовались каждой секундой уединения, чтобы заполучить друг друга.

Наши семьи смотрели на нас с любовью и изумлением, не понимая, что заставило нас так долго идти к осознанию того, что нам суждено быть вместе.

Шесть лет спустя я никогда еще не верила во что-то так сильно, как в нашу любовь. Эдвард дополнял меня, и я делала всё, чтобы он был счастлив.

Я бы также сделала все, чтобы в этот момент затащить его обратно в постель.

Эдвард заплатил кассиру, и не только наличными, но и определенным взглядом, который сказал ему перестать смотреть на меня так, будто он хотел съесть меня живьём. Это была привилегия Эдварда и только Эдварда. Я немного поерзала, думая, как он задирает мою юбку до бедер и проводит своим языком по моим складкам.

— Тебе действительно нужно перестать шевелиться, — прошептал Эдвард. — Все, о чем я могу думать, это утро, когда я поставил тебя на колени, а ты так медленно покачивалась...

— Прекрати! — воскликнула я немного громче, чем требовалось. Кассир обернулся, его улыбка стала шире, стоило Эдварду взять меня за руку и подвести к первой лунке.

— Прекратить что? — невинно спросил он, подавая мне клюшку и мяч. Чтобы наказать его за упоминание невероятного секса, который у нас был в 6 утра, и то, что он делает меня ещё более влажной, я наклонилась и положила мяч на землю так, чтобы ему было хорошо видно, как моя джинсовая юбка задирается и облегает мой зад.

Эдвард был во всех отношениях фанатом Беллы, но я могла бы наверно сказать, что он также был засранцем.

Когда я выпрямилась, то почувствовала тепло его тела позади себя, и я определенно почувствовала его твёрдый стояк, стоило моей заднице соприкоснуться с ним.

Я оглянулась и игриво отмахнулась от него рукой. — Ты мне мешаешь. Я пытаюсь нанести удар.

Немного наклонившись вперед, он слегка провел своей выпуклостью по моей попке. — Неужели это мешает тебе? — спросил он с явной хрипотой в голосе.

— Я могу сказать тебе, что это явно мешало мне спать этим утром, — проворчала я, несмотря на то, что мне очень понравилось просыпаться с Эдвардом внутри себя.

— Ты точно не жаловалась, — возразил он, положив руки на мои бедра и притянув немного ближе, пока его член не прижался прямо к моей заднице. «Прямо там, где надо», — подумала я, хотя конечно, не собиралась говорить ему об этом.

— Нет, сейчас я.— с улыбкой фыркнула я в ответ. — Теперь уходи с чёртовой дорожки.

Он неохотно отпустил меня и встал напротив. Глядя на него из-под ресниц, я делала вид, что сосредотачиваюсь на своем мяче и клюшке, но на самом деле я наблюдала за ним.

Он выглядел настолько великолепно, что это было почти преступлением. Высокий и мускулистый, но не слишком огромный, он, вероятно, не будет считаться самым горячим парнем на земле, но он был таким для меня, потому что он был моим. Только моим.

— Белла, — позвал он меня с того места, откуда его греховно зеленые глаза почти заставили мои трусики упасть.

— Не могла бы ты поторопиться? Это просто мяч, и ты его отбиваешь. Достаточно просто, — Уголки его ухмыляющегося рта говорили мне, что он добавил перчинку двусмысленности в свои слова.

Ладно, в эту игру могут играть двое.

— Еще раз, что мне делать с мячом? Ударить его? Звучит немного... жестко, — невинно заметила я, оттопырив попку и слегка пошевелив ею, просто чтобы немного продлить его пытку.

— Что бы ты хотела с ним сделать, Белла? — Его голос упал практически на целую октаву, и когда я посмотрела на него, он засунул руки в карманы - типичный жест Эдварда, чтобы попытаться скрыть бушующий стояк. Не то, чтобы он мог скрыть эту конкретную часть тела очень хорошо.

Я оглянулась назад и заметила, что кассир все еще пристально наблюдал за нами, его взгляд пробивался сквозь дымку попкорна, соленого воздуха и пота, чтобы зафиксироваться на моей спине. Очевидно, Эдвард был не единственным засранцем в округе.

Честно говоря, тот факт, что незнакомец наблюдал за нами, заводил меня еще больше, хотя, полагаю, это должно было меня немного напугать. Но этого не было.

Я хотела, чтобы он смотрел, как я толкаюсь в Эдварда, а он двигается мне навстречу, пока мы не достигли предела, и нам пришлось чуть ли не убежать в дом, чтобы потушить огонь, который разгорелся между нами…

- Ну, во-первых, ты должен быть уверен, что мячи расположены правильно, и что они чистые. Потом тебе придется…манипулировать ими, - сказала я Эдварду, оглянувшись на него. Конечно же, он завис на каждом слове, которое я говорила, рот был приоткрыт, глаза остекленели.

Да, он определенно фантазировал обо мне. Хорошо, о нас.

Отлично. Я полностью завладела его вниманием. Теперь пришло время вывести тяжёлую артиллерию.

Сначала я позволила своим рукам пробежаться по ручке клюшки, довольно невинно, но постепенно я проводила по ней туда-обратно, воспользовавшись тем, что внимание Эдварда было приковано ко мне, и представила, что вместо клюшки для гольфа я держу ствол Эдварда.

Мои глаза закрылись, когда я подумала о гладкой коже и бороздках, которые я запомнила за эти годы.

Я услышала, как кто-то прочистил горло, и, открыв глаза, увидела Эдварда, стоящего очень близко ко мне, практически на моей клюшке.

— Эдвард, — пробормотала я. — Ты стоишь на моем мяче.

— Нет, Белла, — прошептал он в ответ, потешаясь, с веселым блеском в глазах. — Это ты стоишь на моем.

— Я? — спросила я в притворном шоке, хотя я точно знала, о чем он говорит. — Ну, тогда я лучше сыграю первый мяч.

— Да, это лучше всего, моя Белла, — Эдвард снова отступил в сторону с небольшим шлепком по моему заду, проходя мимо.

Краем глаза я заметила, что кассир давно оставил попытки притвориться, что не следит за нами. Он явно глазел на меня, и я немного пошевелила задницей, чтобы порадовать его, и, наконец, ударила по мячу.

Мне показалось, что я услышала бормотание Эдварда: «Заняло у тебя кучу времени», когда он принял положение, чтобы сделать свой первый удар.

Но, как только он собрался ударить, я показала ему реально хороший удар по его заднице клюшкой, используя её как маленький хлыст, а затем прошла мимо него прогулочным шагом, ухмыляясь от его удовлетворяющего рева удивления.

На самом деле, это был скорее визг, чем рев. Довольно милый, пронзительный писк, который растопил мое сердце. И все мои женские части тоже, теперь, когда я это обдумала.

— Так ты бы так визжал, если бы я связала и отхлестала тебя?— спросила его я достаточно громко, чтобы он мог расслышать меня, а кассир – нет, когда он собрался сделать свой следующий удар.

Его мяч пошел мимо, вероятно, благодаря моему своевременному вопросу, и он немного застонал.

— Белла, больше никаких грязных разговорчиков, пока я пытаюсь играть.

— Что? Это было грязно? — невинно спросила я, хлопая ресницами. Он недоверчиво покачал головой и отошел в сторону, чтобы позволить мне развернуться.

Я должна была догадаться, что мне придётся расплачиваться за своё поведение, но когда собралась замахнуться клюшкой, то услышала его мягкий бархатный голос прямо над ухом: — Эй, детка, я не могу дождаться, пока мы доберемся до ветряной мельницы. У меня там есть сюрприз для тебя.

Его волшебные пальцы нашли точное место прямо посередине моей шеи, прикасаясь к которому он каждый раз заставлял мои колени подкашиваться, а меня - таять от талии и ниже, превращаясь в кашицу.

— Эдвард, — ахнула я. — Давай пойдем к ветряной мельнице сейчас же.

— Нет, — твердо сказал он, отойдя от меня и сняв руку с моей шеи. — Тебе нужно научиться ждать.

Да? Значит, вот в чём заключалась его игра? Посмотрим, захочу ли я когда-нибудь снова завязывать волосы в хвост.

Показав ему язык, я сделала неудачную попытку схватить его явно твердый член, потеряв равновесие.

Черт.

Я ударила с разочарованием по мячу, но чудесным образом он все равно оказался в лунке. По крайней мере, хоть что-то сейчас идет правильно - до ветряной мельницы осталось всего четыре лунки.

Мы оба быстро сыграли на следующих четырёх лунках, то и дело глядя на большую конструкцию ветряной мельницы в середине площадки, где наши тела могли быть легко скрыты от взглядов кассира и других зевак.

Я ждала этого почти с той же страстью и нетерпением, как и все наши свидания, которые мы провели в наше первое лето вместе. Я даже не могла сосчитать, сколько раз мы целовались за мельницей на этом неровном, старом, полуразрушенном поле для гольфа. Мельница была практически нашим старым другом.

Здесь Эдварду впервые хватило смелости скользнуть рукой мне под юбку. Я боялась того дня, когда они снесут её, хотя этот день был не за горами, учитывая ее состояние.

Поскольку мы играли на этом поле десятки раз, нам не потребовалось много времени, чтобы добраться туда. Кассир наклонился в нашу сторону, явно пытаясь следовать за нами взглядом, даже когда мы исчезли с обратной стороны печально известной ветряной мельницы.

Я весело помахала ему и громко рассмеялась над его шокированным выражением лица. Что, он не думал, что я могу сказать, что он почти съел меня живьем своим взглядом? Я была уверена, что, если бы Эдвард предложил ему секс втроем, он бы подумал, что сегодня его счастливый день. К счастью для меня, это было не так.

Хотя это могло бы быть забавно развлечь парня с далеко идущими представлениями о том, что он никогда не сможет иметь, что с его немытыми руками он не мог бы приблизиться ко мне ближе, чем на десять футов.

Эдвард схватил и дернул меня к себе, стоило нам оказаться вплотную к ветряной мельнице, вдали от любопытных глаз. Я встала у него между ног, схватив его лицо руками и, наконец, поцеловала со всей страстью, которую держала внутри с тех пор, как мы покинули пляжный дом несколькими часами ранее.

Мой язык путешествовал вдоль его языка, я продолжала наслаждаться его ртом. Дрожь прошла по моему позвоночнику, когда его руки проследовали по нему и, наконец, достигли моей попки.

Пытаясь добиться желаемого, он притянул меня еще ближе, позволяя почувствовать, насколько ему это нравилось, когда я проявляла инициативу.

Я определенно это чувствовала. Даже учитывая, сколько секса у нас было за последние двадцать четыре часа - в конце концов, было что-то ностальгическое в соленом воздухе на пляже, вдохнувшем новую жизнь в два либидо, которые точно не нуждались в помощи - он все еще был твердым, как камень. Несмотря на то, что я никогда не спала ни с кем другим, я знала от своих друзей, что выносливость Эдварда, несомненно, богоподобна, и мне это нравилось, потому что, давайте смотреть правде в глаза, я просто не могла насытиться им.

Эти невероятные руки с длинными ловкими пальцами, которые я хвалила с нашего пятнадцатого лета вместе, скользнули под подол моей джинсовой юбки; молча уступая место желанию, я раздвинула ноги, чтобы предоставить ему доступ, мы оба так этого хотели.

Наши поцелуи становились все более страстными, когда его пальцы скользнули вверх по внутренней стороне моих бедер, оставляя огненные следы на моей коже.

— Такая мягкая, — пробормотал он, когда мы на долю секунды оторвались друг от друга, чтобы вдохнуть кислорода. Мои руки путешествовали по его груди, лаская её через футболку, пока я не скользнула ими под нее и не исследовала каждую отдельную мышцу, что сделало мышцы ещё более напряжёнными под моими руками.

По-видимому, он думал, что я грязно играю, потому что вместо того, чтобы дразнить меня бесконечно, как ему нравилось делать, лаская меня до сумасшествия, он нырнул прямо вниз, играя с моими мокрыми стрингами и моими мокрыми складками, пока я буквально не застонала ему в рот.

Ничто не заставляло меня чувствовать себя так хорошо, как эти руки на мне. Ну, может, это была не совсем правда. Его язык тоже был чертовски хорош.

Я заскользила руками вниз, пока они не достигли твердого члена Эдварда, я легко провела по нему кончиками пальцев вверх и почувствовала, что его палец немного сильнее надавил на мой клитор, и я почти закричала от столь ярких ощущений.

— Эдвард, — простонала я так тихо, как только могла. — Ты нужен мне.

— Я тоже хочу тебя, детка.— Он тяжело дышал, так как я играла с его великолепным членом намного лучше, чем ранее клюшкой, даже через боксеры и джинсы.

— Нам нужно вернуться домой. Сейчас, — Я старалась придать голосу как можно больше требовательности. Я была примерно в двадцати секундах от того, чтобы кончить, и я так сильно этого хотела, что почти задыхалась, когда он работал над моей киской, как мастер, которым он и был.

— Нет, — Эдвард уверенно встретил мой горящий взгляд, и я не могла поверить в то, что увидела в глубине его глаз. Должно быть, он пошутил.

— Что?

— Нет. Мы сделаем это прямо здесь.

— За ветряной мельницей?— Я бы закричала, если бы это не привлекло кассира раньше, чем я смогу кончить.

— Да, — сказал он весело, глядя на меня из-под опущенных ресниц. Я задалась вопросом, возможно ли, чтобы страсть была бесконечной – тогда мы бы были одной из самых счастливых пар в мире, потому что наше желание друг к другу росло каждый день, а не уменьшалось.

Я недоверчиво посмотрела на него. В эту секунду в моей голове промелькнул миллион мыслей, но в основном, вместо того отвращения, которое я себе представляла, большинство из них были похотливыми. Я еще больше потекла в руку Эдварда, и он скользнул пальцем глубоко в меня.

— Ну же, Белла, — настаивал Эдвард, двигая пальцем во мне, — я хочу взять тебя прямо здесь. Позволь мне войти своим твердым членом в твою мокрую киску. Позволь мне взять тебя. Пожалуйста.

В его голосе определенно была мольба, но он был настолько гипнотизирующее неумолим, что я подумала, что не могла сказать "нет", даже если бы захотела. Потому что, на самом деле, я этого хотела. Мысль о том, что Эдвард трахает меня, и кассир, возможно, увидит нас, невыносимо меня возбудила.

— Хорошо, — прошептала я. — Прямо здесь.

Эдвард подвел меня к стене, пока моя щека не оказалась приплюснутой к облупившейся краске ветряной мельницы, и я почувствовала легкий ветерок на своей попке, когда Эдвард еще выше задрал мою юбку.

Он провёл по моей щели пальцами, отчего я выгнулась в его руках, при этом пытаясь заглушить стоны рукой. Я услышала, как он расстегнул джинсы, и кончик его члена заменил пальцы. Он двигал им вверх и вниз, методично, неумолимо, пока я почти не закричала, от нетерпения.

Я уже давно не думала, что мне будет стыдно, если нас застукают - я была бы только невыносимо разочарована, тем, что нас прервут.

Наконец, когда я почти отчаялась ощутить член Эдварда внутри, он врезался в меня. Так как я не ожидала, что он окажется во мне так внезапно, то не думала о необходимости подпереть ветряную мельницу, но, клянусь, она слегка задрожала от удара, но я была слишком увлечена, чтобы заботиться об этом. Я ёрзала на члене Эдварда и укусила себя за руку, чтобы не наделать слишком много шума.

Эдвард тяжело двигался внутри, взад и вперед, но медленно, слишком медленно, бормоча мне на ухо.

— Возьми, просто вот так, Белла. Тебе так хорошо рядом со мной, и тебе станет еще лучше, когда ты кончишь.

В ответ я захныкала и попробовала взбрыкнуть против него, чтобы заставить его двигаться быстрее, и дать мне то, чего я хотела, но он сопротивлялся, сдерживая меня.

— Ты такая плохая девочка, Белла. Настолько плохая. Может, мне не стоит позволять тебе кончить,— его рука сильно сжала ягодицу, а мои колени начали подрагивать.

Я покачала головой, пытаясь сказать ему, что мне нужно сейчас.

— Ты хочешь этого, Белла? Хочешь кончить на моем члене? — почти застонал он, я бы запрыгала от радости, если бы не оргазм, который нарастал внутри меня.

Внезапно я почувствовала, как одна его рука коснулась меня, он задвигался тяжело и быстро, и удовольствие пробежало сквозь меня, стоило ему потереть мой клитор.

— Вот и все, Белла. Кончи со мной.

От этих слов я потеряла связь с реальностью, почувствовав, что пульсирую вокруг него, доя его также сильно, как вдруг он взорвался. Он потянулся ко мне ... — Ебать, Белла. Блядь. Я люблю тебя.

— Я тоже тебя люблю, — задыхалась я после своего взрывного оргазма.

Я почувствовала, как его сперма вытекала из меня, когда он осторожно выскользнул, вернув мои стринги и юбку на место. Я была настолько не в себе, что чуть не споткнулась, когда попыталась встать прямо.

К счастью, мне удалось это сделать, когда кассир показался из-за угла.

У меня отвисла челюсть, и я почувствовала, что Эдвард оказался рядом. Видел ли он нас?

— Все в порядке, ребята? — спросил он, и я знала, что он что-то заподозрил.

Я схватилась за забытую на земле клюшку.

Я широко улыбнулась мужчине, а он улыбнулся в ответ, и я не могла не заметить блеск в его глазах при моих словах. Он знал.

— Ах, да. Все замечательно. Действительно. Мой парень просто давал мне уроки игры в гольф.


(1*1+2*1+3*10+4*10+5*29)/51=4,274


 

Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Виточка (15.08.2018) | Автор: переводчик Виточка
Просмотров: 528 | Комментарии: 4 | Рейтинг: 5.0/12
Всего комментариев: 4
1
4  
  Спасибо! lovi06032

1
3  
  Хреновыми игроками ребята оказались  giri05003 Такое притяжение в партнерстве даже "крестики-нолики" превратит в сексуальную игру.  girl_flag_of_truce Спасибо!

1
2  
  Спасибо)

2
1  
  Хорошая вышла игра в гольф. Милые описания первых интимных шагов героев. В жизни такие истории случаются. Правда редко. С младенчества и на всю жизнь. Спасибо.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]