Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Поиск. Глава 20

Эдвард

У меня нет абсолютно никаких сомнений в том, что Джаспер Уитлок — мой самый близкий друг, который поможет в любой ситуации. Просто сокровище. Но если он продолжит нести херню, у меня не останется иного выбора, кроме как поставить ему синяк под глазом.

— Какое же гребаное облегчение, Эд! — В его глазах столько воодушевления, что, честно говоря, это немного пугает.

— Знаешь, кажется, я до сих пор даже не понимал, насколько плохо мне живется с Марией. Пока не встретил веселую и беззаботную девушку.

Раз он считает мою сестру беззаботной, с Марией ему явно пришлось нелегко.

— Мы просто подходим друг другу, понимаешь?

Закатываю глаза, но, думаю, он не замечает.

— Плюс — да, знаю, она твоя сестра, но ты только послушай: секс…

— Черт возьми, Джас!

— Что? — ухмыляется он. — Я не собирался вдаваться в подробности, просто…

— Уитлок, если закончишь хоть одно предложение, связанное с моей сестрой и сексом, клянусь, ты пожалеешь.

Джаспер смеется, поднимая руки.

— Ладно, ладно, понял.

Он делает большой глоток пива и пытается сдержать самодовольную ухмылку. Пока Белла веселится на дне рождения Анжелы, мы с Джасом решили выпить несколько пинт в Equius, празднуя тот факт, что мой друг наконец-то нашел приличную квартиру. Как бы мне ни нравился этот парень, я с нетерпением жду, когда он съедет. Этот диван предназначен для развлечений. Например, есть китайскую еду, играть в Xbox или обниматься с моей потрясающей девушкой.

— А с тобой-то что, Каллен? Выглядишь убитым.

— Просто немного волнуюсь за Беллу.

— Волнуешься? Почему? Эли говорит, в Саутенде вы выглядели тошнотворно счастливыми.

До меня постепенно начинает доходить, что два самых близких мне человека, а также два человека, которые больше всего любят совать нос в мою жизнь, становятся гребаной командой. Ничего хорошего из этого не выйдет.

Впрочем, поездка в Саутенд была восхитительна. Я видел Беллу в своем родном доме, на улицах родного города — с развевающимися на ветру волосами, улыбающуюся, красивую, — и это казалось… удивительно правильным. А еще я наконец произнес слова, которых так боялся.

Прочищаю горло.

— Да. Нет, между нами все отлично. — Блин, совершенно не умею о таком говорить. — У нее просто кое-какие проблемы, с которыми предстоит разобраться.

Джаспер приподнимает бровь. Очевидно, я едва не ляпнул лишнее.

— Ну, с ее бывшим, — торопливо уточняю я. — Он… Черт, думаю, он довольно опасен. И я немного беспокоюсь, как она со всем этим справляется.

«Раз уж вываливаешь всю подноготную, Каллен, можно и яйца на пороге оставить».

— Наверное, волнуюсь, что под таким давлением она решит, что мы... Ну, торопимся, что ли.

Джас все еще выглядит удивленным.

— Так о каком давлении речь?

Он явно считает себя детективом.

— Ну, развод. Все это очень тяжело.

Уитлок фыркает.

— Мне-то можешь не объяснять, я тоже в это влип.

Затем он улыбается.

— Думаю, мне определенно нужно получше узнать Беллу. У нас много общего — и развод, и секс с Калленами.

— Ты ступаешь по чертовски тонкому льду, чувак, — предупреждаю я, не в силах сдержать улыбку. Он просто шутит, чтобы вывести меня из себя. Мне прекрасно известно, насколько он без ума от Элис. Господи, да все люди в радиусе десяти миль об этом знают.

— Но ведь сейчас тебе не о чем беспокоиться, не так ли? Сегодня она отлично проводит время.

— Да, надеюсь. — Я немного опасаюсь, что Белла после сегодняшних событий может слететь с катушек. Мне ли не знать. И я по-прежнему испытываю некоторую подозрительность в отношении Розали. Что ей от нас нужно?

— Еще по одной? — спрашивает Джаспер, вставая.

Киваю, и он направляется к бару.

В кармане вибрирует телефон. Сердце замирает. Надеюсь, это Белла хочет сообщить, что с ней все хорошо (видимо, я тот еще подкаблучник). Однако звонок идет с номера, который не зарегистрирован в моем телефоне. Странно.

— Алло?

— Это ты, Эд?

Резко выпрямляюсь.

— Роуз?

— Да, это я, — говорит она с легким вздохом. Какого черта она мне звонит? Если только...

— Что такое? С Беллой все в порядке?

Блядь! Что я несу? Она не должна знать о нас!

— Слушай, только не психуй. С ней все в порядке, — мое сердце пропускает удар, затем пускается вскачь. — Но она сейчас в больнице.

Хоть Роуз и велела не волноваться, я не могу остановить подступающую волну паники.

— Что случилось? — хрипло спрашиваю я.

— Белла просто немного перебрала и поранилась. Она в порядке, но ей придется здесь задержаться, и я подумала, что ты захочешь об этом знать.

По-видимому, Белла все выложила Розали, но мне плевать. Я должен быть рядом, должен убедиться, что с ней все в порядке.

— В какой больнице? — спрашиваю я, вставая со стула.

***

Ворвавшись в холл Госпиталя университетского колледжа А&Е, я сразу замечаю Розали. Она сидит на пластиковом стуле, бездумно уставившись в стену.

— Где она? — требовательно спрашиваю я, подбегая к Роуз.

— Дальше по коридору, но меня выгнали на время осмотра.

— Я должен немедленно ее увидеть. — Мой пульс учащается. Не успокоюсь, пока не узнаю, что с ней все в порядке.

— Эд, — говорит Роуз, не разрывая зрительный контакт. — Угомонись. Она в порядке. Через минуту сам увидишь.

Внимательно смотрю на нее. Розали выглядит измотанной, но в три часа ночи это нормально.

— Что случилось? Насколько сильно она пострадала? — Не в силах стоять на месте, я расхаживаю взад и вперед.

— Она врезалась в фонарный столб.

На секунду это кажется забавным — стандартная пивная травма, — но потом я вспоминаю, что речь идет о Белле. О ее прелестном лице, которое теперь разбито.

— Насколько сильно?

— Немного ушиблась, заработала пару синяков. И повредила запястье, когда потеряла сознание.

— Она потеряла сознание? Блядь. Блядь. — Шагаю и шагаю, пока Роуз не встает и не кладет руку на мое плечо.

— Эд, соберись, — мягко говорит она. — Может, присядешь?

Киваю, делаю глубокий вдох и падаю на соседний стул.

— И как долго она была без сознания? — С ней могло произойти что-то ужасное, и от этой мысли становится тошно. Я даже не смог бы ей помочь.

— Минут пять, наверное. Я нашла ее как раз в тот момент, когда она падала.

Прищурившись, смотрю на Роуз.

— А почему она была одна?

Рациональная часть меня понимает, что никто не обязан нянчиться с Беллой. Но сегодня она так… уязвима. Боже, у меня сердце ноет.

— Она была не в себе, я помогала ей добраться до дома — ну, до твоего дома, вообще-то. — Роуз косится на меня с легким любопытством и неловкостью. — Потом Белла совсем расстроилась и убежала. Я пошла за ней и обнаружила, что столб ее нокаутировал.

— Господи. Ей не следовало сегодня пить, — бормочу я.

— А?

Вспоминаю, где нахожусь и с кем разговариваю.

— Ерунда. У нее сегодня выдался трудный день, вот и все.

— Да, пришлось поработать, — со вздохом говорит Роуз. Я изучаю ее более внимательно. Кажется, она искренне переживает за Беллу. В конце концов, Роуз привезла ее сюда и даже позвонила мне. Может, она действительно по-дружески поддерживает Беллу?

Мы сидим молча, и воздух кажется густым от напряжения. Каждый раз, когда я пересекался с Роуз после ее увольнения из «Вольтури» — на рабочих мероприятиях, конференциях, — она была уверенной, болтливой, чрезмерно дружелюбной. Неискренней. Я только сейчас начинаю понимать, насколько сильно она притворялась. А теперь она будто снова превращается в… ну, Роуз. Роуз, которая спорила со мной о том, какие части презентации следует показать. Роуз, которая пьет содовую с белым вином, хотя это и не круто. Роуз, которая прикидывается спящей, когда ты уходишь посреди ночи.

Роуз, с которой я обращался как с дерьмом.

Что я могу сейчас сказать? Прости, что обошелся с тобой как со шлюхой? Прости, что был настолько эмоционально отсталым, что не замечал, как наш секс без обязательств перерастает в нечто большее, пока не стало слишком поздно, и причинил тебе боль? Или просто… прости.

Но я не могу. Слова погребены под грудой неловкости, из-под которой у меня нет сил выбраться.

Роуз хмуро смотрит на мой профиль. Потом в коридор, затем снова на меня.

— Что? — тихо рычу я, раздраженный ее пристальным взглядом.

— Это правда, не так ли? — спрашивает она изумленно, почти благоговейно. — Ты ее действительно любишь?

Становится жарко, мои ладони покрываются потом. Мне очень неловко говорить с Розали об этом, и очень хотелось бы сбежать отсюда. Но этому не бывать.

— Да, — шепчу я.

Она издает удивленный смешок, но горечи в нем нет.

— Эд Каллен влюблен. Выходит, леопард может сбрасывать пятна?

Криво улыбаюсь ей.

— Думаю, да.

Роуз становится серьезнее.

— Слушай, мне нужно...

— Мисс Хейл? — Перед нами появляется молодая медсестра, и я вскакиваю. — Доктор уже закончил с вашей подругой, если хотите вернуться.

— Я подожду здесь, — говорит Роуз моей удаляющейся спине. Я практически бегу по коридору. Медсестра ведет меня в одну из палат. Там четыре кровати, но заняты только две. Бомжа тошнит в утку и…

— Белла! — Она едва успевает улыбнуться, как я заключаю ее в объятия.

Она вскрикивает от боли.

— Вот черт! Прости. — Наверное, я зажал между нашими телами ее травмированную руку. Поспешно отстраняюсь.

— Все нормально, — шепчет она, высвобождая кисть. Снова притягиваю Беллу к себе, но на сей раз более мягко.

Вдыхаю запах ее волос, и у меня сжимается грудь.

— С тобой все в порядке?

— Да, — бормочет она. — Просто немного тошнит и кружится голова. Лицо сильно болело, но теперь уже меньше: мне дали болеутоляющие.

Я отстраняюсь, чтобы осмотреть ее.

— Черт возьми, милая. — Невесомо касаюсь пальцами ее лица. Левый глаз распух до размеров бильярдного шара, и под ним уже проступают черные синяки.

— Фингал будет адский. Что сказал доктор?

— У меня довольно сильное сотрясение мозга и, возможно, вывих запястья. Нужно сделать рентген. Но я в полном порядке, просто очень стыдно.

Пододвигаю стул поближе к краю кровати, кладу руку Беллы себе на колени и крепко сжимаю.

— Что произошло, детка?

Она пожимает плечами.

— Я слишком много выпила и повела себя по-идиотски.

— Воспоминания накатили, да?

Нижняя губа Беллы слегка дрожит, и она прикусывает ее. Из глаз текут слезы. Пытаюсь побороть желание снова крепко обнять ее.

— Да. Вроде того. Просто хотела забыть весь этот день.

Киваю.

— Жаль, что ты не поговорила со мной об этом. Я только рад помочь.

Резко придвигаю стул к кровати и снова обнимаю ее. Она кладет голову мне на грудь, слезы впитываются в ткань футболки. Под головой Беллы колотится мое сердце, не привычное к таким сильным чувствам. Оно боится и за нее, и за себя.

— Прости, Эдвард, — шепчет она.

Хмурюсь.

— За что?

— За все. За то, что оттолкнула тебя. За то, что психанула, напилась и затупила.

Делаю глубокий вдох.

— Я бывал достаточно пьян и глуп, чтобы понять, милая.

Несколько мгновений мы молчим. Белла в безопасности и находится в моих объятиях; на меня накатывает облегчение. Наконец она говорит тихим дрожащим голосом:

— Я все еще боюсь нуждаться в тебе.

Я мог бы ответить банальностью — что ей не нужно бояться, потому что я никуда не денусь. Что я хочу, чтобы она нуждалась во мне. Но я говорю ей абсолютную правду:

— Я тоже боюсь нуждаться в тебе.

Отстраняюсь и смотрю на нее — избитую, больную, печальную, но все же такую красивую.

При виде ее физической и эмоциональной боли в моей груди разрастается дыра. Вот оно, то чувство, которого я избегал восемь лет. Поэтому я так берег свое сердце — чтобы больше не чувствовать ни своей, ни чужой боли.

Гребаный идиот.

Если избегаешь боли, то избегаешь и счастья.

Нежно целую ее, стараясь не касаться синяков. Когда я отстраняюсь, она тихонько смеется.

— Боже, как глупо. Все время перед тобой плачу. Это утро должно было стать началом чего-то хорошего.

— Оно стало, Белла. Когда ты снова привыкнешь разговаривать, все станет лучше. И, может, откроешься мне?

— Ради этого все и затевалось, не так ли? — хихикает она.

— Да, наверное, — я тоже посмеиваюсь. Ведь если к ситуации невозможно отнестись с юмором, то пиши пропало.

— Значит, ты рассказала о нас Роуз?

— Черт, да. Прости. Понимаешь, мне просто нужно было поделиться хотя бы с одним человеком, и это как-то само собой произошло.

— Не извиняйся. Я бы с удовольствием всем рассказал о нас. И если бы ты не…

Замолкаю, осознав ужасную правду, от которой кровь стынет в жилах.

— Черт, мы должны рассказать о нас.

Глаза Беллы расширяются от тревоги.

— Что? Почему? Я сказала только Розали. Мы не…

— Это просто необходимо. — Провожу пальцами по волосам и пристально смотрю на нее. — Белла, если бы ты не сказала Роуз, она бы не позвонила мне, когда ты упала. Господи, а если бы с тобой случилось что-то похуже, а никто бы и не подумал мне позвонить… Я бы даже не знал, что ты здесь!

Я мог продолжать выпивать с Джаспером, пребывая в счастливом неведении, пока Белла лежала бы на больничной койке.

Она кажется неуверенной.

— Я... Пожалуйста, не сейчас. Не хочу, чтобы Аро знал.

— Я уже сказал, с Аро я справлюсь. Это не так важно, как ты думаешь. Британские боссы относятся к такому гораздо спокойнее.

— Но я не хочу рисковать работой. Я здесь в командировке. А если он решит отправить меня обратно?

В ее глазах мелькает неподдельный страх.

— Так вот в чем все дело? — тихо спрашиваю я. — Боишься, что тебя отправят домой?

Белла пожимает плечами.

— Наверное. Я не знаю, где теперь мой дом. Но предпочла бы находиться в нескольких тысячах миль от Джейка.

— Твой дом — со мной. — Господи, когда я стал таким банальным?

Но она улыбается.

— Значит, мы можем еще немного подержать это в секрете? — с надеждой спрашивает Белла.

Ну что тут скажешь?

— Хорошо.

К нам присоединяется Роуз, а затем приходит медсестра, чтобы отвести Беллу на рентген. Как и предполагалось, перелома нет — запястье просто вывихнуто. Ее несколько раз тошнит. Доктору не нравится реакция зрачка и головокружение, поэтому ее оставляют в больнице до конца дня.

Когда Роуз уходит за чаем, Белла торопливо поворачивается ко мне.

— Можешь сделать мне одолжение? В этом не очень удобно, — она показывает на свой вечерний наряд. — Не мог бы ты принести из моей квартиры спортивный костюм и зубную щетку?

Я колеблюсь.

— Не хочу тебя покидать. Можно попросить Роуз.

— Нет, нет, боюсь, придется именно тебе. Я оставила на стойке кое-какие бумаги от Мэгги и не хочу, чтобы Роуз их видела.

Господи, я тоже.

— Хорошо, тогда я вернусь, как только смогу. Где твои ключи?

В коридоре я буквально сталкиваюсь с Розали.

— Привет. — Она смущенно улыбается. Боже, эта неловкость почти болезненна! Мне нравилось, когда мы могли делать вид, что ничего не произошло.

— Я съезжу к Белле, привезу ей кое-какие вещи, — говорю я. — Ты можешь немного задержаться, или тебе нужно бежать? С ней, конечно, все будет в порядке, но...

— Разумеется, я останусь, Эд, — мягко говорит она.

Благодарно улыбаюсь и разворачиваюсь, чтобы уйти, но тут же возвращаюсь обратно.

— Роуз?

— Да?

— Спасибо, что позвонила... и за то, что была хорошей подругой. В смысле, для Беллы, — Поспешно добавляю я.

— Нет проблем, — говорит она и уходит. А я гадаю, не является ли возвращение Розали Хейл в мою жизнь наказанием судьбы за случайный секс.

***

В метро тихо; для воскресенья слишком ранний час. Когда я выхожу в Камден-Тауне, небо темнеет, и резко начинается дождь. Очень типично для летнего Лондона. Торопясь спрятаться от непогоды, я не замечаю фигуру у входной двери дома Беллы, пока не оказываюсь совсем рядом. Под козырьком ютится огромный парень с телефоном у уха. Тот, кому он пытается позвонить, явно не отвечает, и гость не в восторге.

— Могу я тебе помочь, приятель?

Он выглядит немного взволнованным.

— Ну, может быть. Ты здесь живешь?

Я замираю, услышав американский акцент. Кулаки сжимаются, кровь стучит быстрее. Это он? Приехал за ней?

— Кто ты? — отрывисто бросаю я. А когда он собирается ответить, замечаю что-то знакомое в его чертах. Где-то видел его фотографию. Там он был чуть стройнее и моложе, но…

— Эммет! — выдохнув его имя, я понимаю, каким, наверное, кажусь идиотом. — Ты — Эммет.

— Да... — Он хмурится, затем приподнимает брови. — Ах да, ты же Эдвард.

— Да. Извини, я был немного... ну, неважно. Давай, заходи.

Вставляю в замок ключ Беллы, и бровь Эммета приподнимается еще выше. Он слегка ухмыляется.

— У тебя есть ключ?

Не думаю, что его это касается, но и ругаться из-за этого не стоит.

Толкаю дверь и открываю ее.

— Да, но только на сегодня. Белла попросила кое-что принести.

Эммет следует за мной в коридор и поднимается по лестнице к двери Беллы. Войдя в квартиру, он сбрасывает сумки и выжидательно смотрит на меня, по-прежнему настороженный.

— Так где же она? Белла знает о моем приезде, да и час еще очень ранний.

Из-за травмы Белла явно о нем забыла, да и я тоже. Проблема в том, что теперь мне придется рассказать едва знакомому парню все о прошлой ночи.

Провожу рукой по волосам. Сегодня это практически превращается в нервный тик.

— Эм… она сейчас в больнице.

— Что?

Да уж, Каллен, осторожно подошел к теме.

Эмметт приближается на шаг, и вид у него довольно взбешенный.

— Она в порядке, беспокоиться не о чем. Вчера ночью ударилась головой. Врачи обнаружили сотрясение мозга, поэтому сегодня она останется в больнице. Извини, мы должны были тебе позвонить, но просто день выдался безумный.

Он не отступает, продолжая смотреть на меня так, словно хочет врезать.

— Ударилась головой? Какого хрена ты натворил?

С тем же успехом он мог дать мне под дых — вопрос выбивает из легких весь воздух. Как он может спрашивать меня об этом?

— Ничего не я не натворил. Да что с тобой?

Губы Эммета сжимаются в жесткую линию, лицо мрачное.

— Тогда что, черт возьми, произошло?

Меня не волнует, что этот парень вдвое крупнее меня. Если не обуздает свой обвинительный тон, я могу слететь с катушек.

Делаю глубокий вдох.

— Она была пьяна, налетела на столб, ударилась головой и заработала синяк под глазом.

Мы переглядываемся еще несколько секунд. Затем Эммет отступает и тихо посмеивается. Этот парень явно ненормальный.

— Да, — бормочет он. — Очень на нее похоже.

Пристально смотрю на него и молчу. Ему наконец-то хватает такта принять смущенный вид.

— Прости, чувак. Просто немного беспокоюсь.

Почему-то от его беспокойства за Беллу лучше мне не становится.

— Ну, от меня ее защищать не нужно, ясно?

Эммет медленно кивает.

— Ладно, извини. Сам понимаешь — ночью не спал ни минуты, а потом еще и Белла пропала. Давай начнем заново.

Он протягивает руку.

— Эммет Маккарти.

При виде его ироничной усмешки я немного успокаиваюсь и невольно улыбаюсь в ответ.

— Эд Каллен. — Хрена с два я позволю ему называть меня Эдвардом.

— Дай мне пару минут. Заберу вещи Беллы и отвезу тебя к ней.

— Она правда в порядке? — Эмметт выглядит таким обеспокоенным. Почему меня это раздражает?

— Да, все нормально. Как я уже сказал, у нее сотрясение мозга, и врачи просто присматривают за ней. Скоро вернется домой.

Эмметт явно собирается остановиться здесь, в квартире Беллы, и я снова злюсь. Нужно с этим разобраться. В конце концов, он — ее лучший друг, практически член семьи.

Замечаю, как он косится на лежащие на стойке брошюры. Эммет быстро отводит глаза, но избегает моего взгляда. Хватаю бумаги и запихиваю в ящик стола.

— Пять минут, — бормочу я и ныряю в уютную спальню Беллы. Собираю в сумку одежду, зубную щетку, пасту, средство для снятия макияжа, которое она попросила, и возвращаюсь в гостиную к Эммету. Он бродит по комнате, с любопытством рассматривая все вокруг.

— Приятное место, — размышляет он вслух, глядя на джемпер и кроссовки, которые принадлежат мне. — Часто здесь бываешь?

Он нарочно пытается меня выбесить?

— Да. — Само собой.

Кажется, он хочет что-то добавить, но передумывает.

— Я закончил, пойдем, — говорю я и веду его наружу.

Дорога до больницы проходит спокойно. Пытаюсь завязать светскую беседу, но мы можем говорить только о погоде и его полете. Учитывая его появление, встречу с Розали, травму Беллы и отсутствие сна, день уже кажется чертовски длинным. Комментирую последнюю футбольную статистику, но Эммет явно понятия не имеет о «футболе». А для меня ничего не значат его взгляды на успехи бейсбольной команды Сиэтла.

Единственное, что нас по-настоящему объединяет, — Белла, но большинство связанных с ней тем выходят за рамки приличий. Эммет много знает о ее отношениях с Джейком, и я умираю от любопытства, но ни за что не стану подрывать ее доверие. Во-вторых, не слишком уместно задавать подобные вопросы парню, с которым едва знаком. Ему наверняка известно все и о сексуальной ситуации Беллы. Возможно, она держит его в курсе наших планов. Эммет не казался удивленным, когда заметил литературу о терапии. Но скорее ад замерзнет, чем я буду обсуждать с незнакомцем свою сексуальную жизнь или отсутствие таковой. Все и без того достаточно сложно. Поэтому мы едем в неловком молчании. Разговор не клеится. Интересно, можно ли умереть от чрезмерной неловкости?

Если верить ощущениям, до больницы мы добираемся через несколько часов.

Просовываю голову в дверь палаты Беллы и тихонько стучу.

— Детка, я кое-кого нашел, — улыбаюсь я.

Белла замечает Эммета, и на ее лице появляется настолько очаровательное сочетание огорчения и восторга, что я не могу не рассмеяться.

— Вот блин! Я совсем про тебя забыла!

Эммет смеется и обнимает ее своими гигантскими руками.

— Не волнуйся об этом, крошка.

Крошка? Фу.

— Думаю, учитывая обстоятельства, я тебя прощу.

Она хихикает. Белла явно очень рада его видеть, а я не знаю, счастлив я за нее или ревную.

— Дай-ка взглянуть. — Он берет ее за подбородок, и мои пальцы дергаются.

Она моя.

«Ты что, Каллен, в неандертальца превратился? Возьми. Себя. В руки».

— Что случилось? Снова пыталась ходить и жевать жвачку одновременно? — поддразнивает он. Она смеется, а я чувствую себя невидимкой.

Эммет серьезнее осматривает ее разбитое лицо и перевязанное запястье. Затем косится на меня, и выражение его лица становится грозным.

Ох, с каким бы удовольствием я ему сейчас влепил.

— Что на самом деле произошло? — требовательно спрашивает он.

Мы уже все обсудили, мудила.

Белла хмурится.

— Разве Эдвард не рассказал?

— Рассказал, — многозначительно говорю я, садясь по другую сторону кровати.

Она вопросительно смотрит на Эммета.

— Я хочу, чтобы ты мне сказала, Беллз.

«Не бей его, не бей его, не бей его».

— Я напилась, врезалась в фонарный столб. А это, — она поднимает руку, — заработала по пути на землю.

Белла ободряюще улыбается, Эмметт медленно кивает, а я изо всех сил сопротивляюсь желанию познакомить кулак с его обвиняющим лицом.

— Ладно, — говорит он наконец. — Рад, что все обошлось. — Он наклоняется и снова быстро обнимает ее.

— Все хорошо, Эм. Ты же знаешь, какая я неуклюжая.

Он смеется.

— Да уж, знаю.

Затем Эммет начинает рассказывать мне о разных приключениях Беллы, словно только что не обвинял меня — дважды — в ее избиении. Он под кислотой, что ли?

Но я слушаю, радуясь возможности узнать о Белле как можно больше.

Приятно видеть ее такой расслабленной рядом с хорошим другом, но я чувствую себя усталым и иррационально расстроенным. Мне хочется схватить мою уязвимую девушку, забрать отсюда и спрятаться вместе с ней там, где я смогу обнять ее и обеспечить ее безопасность. К сожалению, пока Эммет будет здесь, это не представляется возможным, и это меня безумно злит.

Может, это мне нужна терапия.

Как ни странно, именно Розали разрушает мою меланхолию. Стоит ей войти в палату — и Эмметт вскакивает со своего места, словно оно горит. После их знакомства становится совершенно ясно, что Белла для него теперь тоже сродни невидимке. С моего лица не сходит ухмылка. Я смотрю, как он включает свое обаяние на полную — усиливает акцент, сверкает широкой улыбкой, и — блин, это что, ямочки? Ему нужно сниматься в пошлых американских рекламных роликах, вроде тех, которые транслируют поздней ночью.

А Роуз тем временем превращается в игривую, хихикающую кокетку, с которой я довольно хорошо знаком. Стоит отдать ей должное: недосып и подступающее похмелье, похоже, ни капли не мешают ей обмениваться похотливыми взглядами с нахальным янки.

Какое блестящее развитие событий. Пока Эммет занят тем, что пытается пристроить свой хер, он не лапает мою пташку, а Роуз слишком занята, поправляя волосы и щеголяя сиськами перед лицом Эммета, чтобы одаривать меня неловкими взглядами. Нам с Беллой никто не мешает. Все в выигрыше.

Белла весело улыбается мне, и я теряю последние страхи, которые возникали у меня по поводу ее чувств к Эммету. Пока они с Розали болтают, я придвигаюсь к ней поближе и украдкой целую.

— Как ты себя чувствуешь?

— Лучше.

— Вот твои вещи, — вспоминаю я, протягивая сумку с вещами, которые привез из ее квартиры.

— Спасибо, — она так улыбается, словно я преподнес ей большой подарок. Ни одна другая женщина не вызывала у меня таких чувств, Белла, и я не могу перестать удивляться.

— Ах да, вот твой ключ, — возвращаю ей связку.

Белла переводит взгляд с ключей на меня и обратно, застенчиво улыбается, затем снимает один с кольца.

— Это запасной. — Она прикусывает губу, и мне приходится бороться желанием наклониться и пососать ее. — Если хочешь его взять, конечно.

— Ты даешь мне ключ от своего дома? — удивленно уточняю я.

Белла немного нервничает.

— Эм… Ну да, если ты не против.

Кажется, наш разговор привлекает внимание Эммета и Розали — они умолкают и наблюдают за нами. Роуз смотрит с восхищением, а на лице Эммета снова возникает хмурое выражение.

За свои почти тридцать лет я ни разу не держал в руках ключ от дома своей девушки. Да у меня и не было девушки — за исключением последних двух месяцев. Думаю, многим это не показалось бы важным, но для меня имеет огромное значение. Белла доверила мне свое сердце, а теперь приглашает меня в свою жизнь.

Пытаясь не замечать, что на нас смотрят мистер и миссис Похоть, я беру ключ и ухмыляюсь. Хочется сказать что-нибудь милое или остроумное, но в конце концов я решаю просто наклониться и поцеловать ее.

— Да, спасибо, — бормочу я. Невзирая на наши проблемы, на моих бывших, с которыми она решит подружиться, или на ее нахальных друзей мужского пола, я твердо уверен, что Белла Свон — моя.

И я хочу, чтобы об этом узнал весь гребаный мир.

Предыдущая глава



Источник: http://robsten.ru/forum/96-3169-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Homba (21.06.2021) | Автор: перевод Homba
Просмотров: 472 | Комментарии: 6 | Рейтинг: 5.0/10
Всего комментариев: 6
0
6   [Материал]
  Мишка-гризли с "ямочками" igrushka 
Спасибо за главу)))

1
5   [Материал]
  хорошо хоть, что Эммет первый явился  fund02002  дружеская оборона Белле не помешает

1
4   [Материал]
  Эдвард ещё не вполне овладел Беллой, но уже проявляет себя, как собственник. Инстинкт защитника и всё такое... Но всё равно забавно. Спасибо за главу)

1
3   [Материал]
  Большое спасибо за продолжение! хотелось бы почаще:)

1
2   [Материал]
  Спасибо за продолжение! lovi06032

1
1   [Материал]
  Спасибо за продолжение lovi06032

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]