Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


УЭМ
Глава 42. часть 1. 

Эдвард был расстроен.

Он знал, что его решение отказаться от сексуальной близости с Беллой было правильным, но это не делало решение менее болезненным. Он привык к регулярному сексу с семнадцати лет за исключением некоторого короткого времени безбрачия, когда был в реабилитационном центре и позже, когда ухаживал за Беллой — он не отказывался от удовольствия быть с женщиной на более длинный отрезок времени.

Сейчас был ноябрь, и последний раз, когда у него был секс, это с Изабеллой в марте, вечером накануне проклятого Трибунала ВОЛЬТУРИ.

Эдвард вздрогнул от воспоминаний.

Каждый раз, когда он расстраивался слишком сильно и был готов уступить мучительным мольбам Изабеллы и своим собственным немалым желаниям, он думал о ее лице, когда она стояла перед ним после Трибунала. Ей было больно, он знал, но ее слова глубоко ранили его, и много месяцев спустя продолжают ранить.

Острая боль от этих слов исходила из того, что он знал свое прошлое. Он знал, как он рассматривал женщин, и несмотря на тот факт, что он гордился тем, что вел себя как джентельмен, он их использовал. Он просто оправдывал это использование, говоря, что все было по взаимному согласию и, следовательно, его довольно утилитарный подход к связи был простителен.

В душе, однако, он знал, что такое оправдание обманчиво. Ни один человек не заслуживает обращения с собой, как с вещью, а не как с человеком, особенно в области сексуальных отношений.

Эдвард неудобно поерзал на сиденье Лэнд Ровера.

Было кощунственно называть эти предыдущие встречи интимными. Интимность — это знание чьей-то души и тела. Интимность — значит отдавать, а не брать. Интимность — значит любить другого больше, чем себя, и обращаться с другим, как с человеком, а не как с объектом самоудовлетворения.

Эдвард не знал как исправить недостаток доверия к нему Беллы, кроме как показать себя достойным доверия в этом деликатном, интимном танце. И единственный способ, которым он думал это сделать, это отказаться от сексуальных отношений до тех пор, пока не свяжет себя с ней продолжительными обязательствами. Затем, когда она узнает, как глубоки и постоянны его чувства, и она не будет сомневаться в его намерениях, тогда он возьмет ее в свою постель. Короче говоря, он отрицал себя и свое значительное либидо, чтобы поставить ее во главу угла — чтобы дать ей то, что она заслуживает, и вероятно, чего тайно хочет.

Тем не менее, он сильно хотел ее.

Он мысленно возвращался в ночь свадьбы Элис, и как Белла предложила себя ему. От воспоминаний у него поползли мурашки. Это было мучительно, волнующе и абсолютно отчаянно. Она бы сделала это, он знал. Она бы встала на колени для него, только чтобы соединиться, разрушить расстояние между ними. Но принимая ее дар, он предал бы напуганную молодую женщину, которую он осыпал признаниями и любовью в Умбрии.

Возможно она была готова. Возможна она никогда не будет готова. Несмотря на это, он не стал бы тем, кто принял этот дар, когда он дан от отчаяния. Даже если он всю свою жизнь будет страстно желать ее.

Эдвард вздохнул и потер глаза двумя руками, пока ждал, когда Белла выйдет из офиса доктора Уолтерс. Он начал свои собственные консультации с одним из коллег доктора Уолтерс в дополнение к предсвадебным консультациям, на которые он и Белла ходили вместе. Доктор Зои Альба, его новый психотерапевт, хвалила его за его новообретенное безбрачие и согласилась, что он сделал правильный выбор для будущих отношений с Беллой. Но одобрение доктора Альбы не погасило пожара в его крови. Белла открыла дверь Лэнд Ровера и молча скользнула на пассажирское сидение. Она пристегнулась ремнем безопасности и молча уставилась в окно.

- Детка? - он протянул руку и убрал волосы от ее лица.

Она напряглась.

Он убрал руку. — Что не так? Что случилось?

- Рене, - пробормотала она.

Эдвард потянулся, чтобы аккуратно повернуть ее лицо к себе. Ее лицо было отекшее, кожа неровная и в пятнах. Она плакала какое-то время.

- Иди сюда. — Он отстегнул ее ремень безопасности и потянул ее через центральную консоль себе на колени, что было совсем не просто.

- Расскажи мне, что случилось.

- Доктор Уолтерс поднял на свет все эти вещи о Рене. Я не хотела говорить об этом, но она сказала, что не выполнит свою работу, если даст мне подавить все, что случилось в Фениксе. Я рассказала все, что смогла, потом я ушла.

Эдвард поморщился. Доктор Альба делала подобные замечания о его матери, но он кажется оказался ближе к примирению с собственным прошлым, чем Белла, особенно после его визита в Чикаго.

- Прости, - предложил он, целуя ее в макушку. — Но разве Сиобан не поднимала твоих отношений с матерью?

- Кратко. В основном мы обсуждали тебя.

Эдвард поморщился. Он все равно будет чувствовать вину за то, что причинил ей боль, но тот факт, что он сместил Рене в приоритетном списке Сиобан по помощи Белле, заставил его съежиться.

- Я могу тебе чем-нибудь помочь?

Белла невесело рассмеялась и вытерла слезу. — Найди мне другого психотерапевта.

Эдвард покачал головой. — Я не в силах тебе помочь. Любой, знающий себе цену врач, будет настаиавть на том, чтобы поднять твои отношения с матерью и ее бойфрендами.

Белла начала протестовать, но Эдвард прервал ее. - Я понимаю, через что ты проходишь. Даже если наши матери плохо обращались с нами, но по-разному, я понимаю. И я здесь, готов выслушать, о чем бы ты не захотела поговорить. Но чтобы быть здоровой, тебе нужно справиться со своими прошлым. Я сделаю все, что смогу, чтобы помочь, но это можешь сделать только ты — ради себя, ради нас. — Он сочувственно посмотрел на нее. — Ты понимаешь это, не так ли? Этот процесс выздоровления поможет не только тебе, но и нам.

Она неохотно кивнула и положила голову ему на плечо.

- Я думала все страхи позади. Я думала, что после всего, через что мы прошли, мы будем жить долго и счастливо.

Эдвард попытался подавить смешок. Но ему не удалось.

- Нет. Я не верю страхам.

- Почему нет?

- Потому что я не экзистенционалист; я исследователь Данте.

Она наморщила нос. — Очень смешно, профессор Мейсен.

Он ласково поцеловал ее сморщенный носик.

- Я существую только, чтобы развлекать тебя, - сказал он.

- Мы будем счастливы, Изабелла, но неужели ты не видишь, чтобы достичь счастья, ты должна устранить боль из прошлого?

Она немного поежилась, но не ответила.

- Я думал о посещении могилы Майи, - покашлял он.

- Я хотел бы взять тебя с собой, если не возражаешь. — Его голос был нерешителен и чуть громче шепота. — Я бы хотел, чтобы ты увидела ее, то есть если ты не находишь это болезненным.

- Почту за честь. Я пойду с тобой.

- Спасибо. — Он прижался губами к ее лбу.

- Эдвард?

- Да?

- Я не все тебе рассказала о Рене и Джейкобе.

Эдвард глубоко вздохнул и потер глаза. — Я знаю.

Он провел пальцами по ее бровям, чтобы разгладить морщины.

- Я также не все рассказал тебе о моем прошлом, - признался он.

- Это беспокоит тебя? Что я не все рассказала тебе о них? - Белла с нетерпением поискала его взгляд.

- Нет. Я готов выслушать все, что ты скажешь. Но честно говоря, есть вещи, которые я не хочу обсуждать о моей жизни. Поэтому я понимаю твое нежелание обнажать часть своей истории. — Он покашлял. — Важно то, что ты обсуждаешь эти события с кем-то, не то что ты раскрываешь все эти события мне. Я уверен, что обсудить эти вещи с доктором Уолтерс совсем непохо.

Он поцеловал ее еще раз и держал близко к себе, размышляя о том, как далеко они пройдут каждый по своей дорожке, и как долго еще идти.

-

Белла ожидала, что в тот момент, когда она заявила о готовности стать женой Эдварда, он упадет на одно колено и сделает предложение.

Но он не сделал.

Она ожидала, что он поведет ее за покупками обручальных колец.

Но у него не было таких планов.

На самом деле, когда проходили дни, она стала сомневаться, сделает ли он ей предложение вообще. Возможно, это был случай, когда он просто полагал, что они уже обручены и планировал выбрать кольца чуть позже.

Он донимал ее просьбами поехать с ним в Форкс, хотя бы на выходные, но она была так загружена письменной работой к семинарам, которую нужно было доделать.

Эдвард, казалось, был расстроен ее отказами, но принял их, строил планы, чтобы присоединиться к его семье и ее отцу на День Благодарения.

Несмотря на общую занятось в магистратуре, что ее хорошо отвлекало, Белла была расстроена. Не только из-за того, что она любила Эдварда и очень хотела показать ему это. Не потому, что он красивый, сексуальный мужчина, и она знала, насколько он был талантлив, как любовник, и как он застявлял ее тело петь. А потому что их разлука была неестесственной, некомфортной, холодной, и она страстно желала сломать их разлуку и снова быть с ним. И то что она не могла это сделать, очень расстраивало ее и заставляло чувствовать себя одинокой.

Все целомудренные поцелуи и объятия в мире не могли стереть это одиночество. И она так часто слушала Джилл Собул Rock Me to Sleep, когда одна лежала в своей пустой кровати.

Ей хотелось того внимания, которое он оказывал ей, когда они занимались любовью, ей хотелось искренней преданности, которую он щедро расточал, как будто она единственная во всем мире и нет никого другого. Она жаждала ощутить его прикосновение к ее обнаженному телу. Потому что в такие моменты она чувствовала себя красивой и желанной, несмотря на врожденную застенчивость и непростое отношение к собственному телу. Конечно, ей хотелось оргазма, но даже больше него, ей хотелось ощущить момент после оргазма, когда они оба расслаблены и удовлетворены, и Эдвард шепчет прекрасные слова ей на ушко, и они просто лежат в объятиях друг друга.

Белла не была уверена как долго она сможет терпеть их разлуку, не впадая в депрессию.

Накануне вечером перед их полетом в Сиэтл, Белла оказалась в постели Эдварда. У них был ранний рейс следующим утром, и они согласились, что будет лучше, если она проведет ночь здесь. Она лежала на боку, смотрела в окно спальни на беззвездную ночь. Эдвард обнимал ее сзади, его талантливые пальцы играли с ее волосами.

- Ты когда-нибудь рассказывала Элис о том, как мы встретились?

- Нет. Я никому не говорила. — Вздохнула она. — Это были слишком драгоценные и болезненные воспоминания, чтобы о них говорить.

- А теперь? - давил он на нее.

- Я расцениваю это как наш секрет. Твоя семья замечательная, но я не уверена, что они поймут. И мой отец придет за тобой с ружьем.

- Понятно, - усмехнулся Эдвард и покачал головой.

Он осторожно начал водить пальцами по коже ее головы, когда она внезапно вздрогнула.

- Прости, - пробормотал он. - Забыл про твой шрам.

- Все в порядке. Ты просто напугал меня.

Эдвард начал ласкать ее снова, на этот раз избегая этого участка кожи под волосами.

Она глубоко вздохнула.

- Рене могла быть хорошей временами, когда не пьяная и у нее был перерыв между бойфрендами. — Белла тяжело сглотнула. — Она брала меня в зоопарк в Фениксе и у нас был пикник. Она позволяла мне играть и наряжаться в ее одежду и водила меня за покупками. Мне это нравилось.

Рука Эдварда на минуту остановилась, потом он обвил руки вокруг ее талии и отодвинул ее назад. Он сделал паузу прежде чем заговорить.

- Я помню некоторые хорошие вещи о моей матери тоже, когда я был маленький. Но иногда я удивляюсь, не были ли они сном или мой разум изобрел их.

- Я тоже, - сказала она.

Он прижался губами к ее затылку, затем нерешительно переместил их так, чтобы они накрыли шрам. — Мне жаль, что она ранила тебя. Я бы хотел уберечь тебя от боли.

Белла что-то пробормотала, чтобы дать ему понять, что слышала его, и на этот раз, когда он провел по шраму, она не вздрогнула.

- Стало лучше с тех пор как ты стала говорить о ней с доктором Уолтерс?

- В начале было хуже. Я старалась забыть обо всем, и мне это почти удалось. Теперь меня это злит. Мне интересно, почему она вообще была милой со мной, если она менялась и становилась грубой опять.

Эдвард продолжил играть с ее волосами.

- Я полностью понимаю такую реакцию. Грубость перемежается с редкими приступами доброты, которые заставляют тебя ждать и надеяться, что они вернуться. И они иногда возвращаются, только чтобы вновь уйти. Я все об этом знаю. К сожалению.

Белла перевернулась лицом к нему.

- Я сожалею о твоей матери.

Эдвард поцеловал ее в лоб. — Спасибо, дорогая.

- То что случилось в Джейкобом, меня больше не преследует. Не так сильно. Я чувствую, что уже пережила это.

Эдвард тихо выругался. — Этой собаке повезло, что он в тюрьме. Я все еще хочу избить его до бесчувствия и…

Белла положила руку ему на грудь и прервала его. — Все кончено теперь. Но ситуация с матерью гораздо глубже. Все равно что смотреть в темный глубокий колодец.

- Я не знаю что сказать, за исключением того, что я здесь. Скажи, что мне делать. — Эдвард чувствовал себя беспомощным.

- Ты ничего не сможесь сделать, только слушать. И я ценю это. Но тебе не страшно? Ты не боишься иметь детей? Я страшно боюсь быть отвратительной матерью. — Рыдание сдавило ей горло. — Я так боюсь быть, как она.

Эдвард положил ей руку на щеку, заставляя смотреть ему в глаза.

- Она была больной. Ты нет. И тот факт, что ты беспокоишься о том, чтобы быть хорошей матерью, показывает, что ты другая. Я сомневаюсь, что она когда-либо думала о подобном. И да, у меня те же страхи. Но я продолжаю сосредотачиваться на том, как далеко мы зашли. Я думаю о моих маме и папе, каков был их дом. Мы можем иметь такой дом как у них, Изабелла. Дом, полный любви, счастья и прощения. На нас обрушилось столько любви и милосердия, неужели ты не хочешь поделиться такими вещами с кем-то? С кем-то маленьким и беспомощным? С ребенком… нашим ребенком…

Голос Эдварда затих переполненный эмоциями.

- Мне страшно, - прошептала она ему в шею.

- И мне.

- У нас получится?

- Мы должны иметь веру, Изабелла.

Эдвард перевернул ее на бок, чтобы смотреть ей в лицо и затем нежно поцеловал, без слов говоря, что любовь изгоняет страх.

-

День Благодарения в этом году был более радостным событием, чем в прошлом. Элис и Джаспер настояли на том, что они будут готовить на всю семью, пока ребенок Эммета и Роуз, Карлайл Второй, развлекал всю остальную семью, включая Карлайла, своими выходками трехмесячного ребенка.

- Как тебе женатая жизнь? - спросил Эдвард Джаспера, пока собирал ингридиенты для салата.

- Очень хорошо. Попробуй сам. — Джаспер подмигнул Белле и сделал большой глоток Короны.

- А это идея. — Эдвард самодовольно улыбнулся и вернулся к салату.

- Не пори ерунду, Эдвард. Когда ты наденешь кольцо на палец этой женщины? - голос Элис донесся от плиты.

- У нее есть кольцо на пальце.

Элис оставила индейку без присмотра и побежала через кухню исследовать левую руку Беллы.

- Это не считается. — Она указала на палец Беллы, на котором было платиновое кольцо Эдварда.

Белла и Элис обменялись взглядами и покачали головами. Эдвард видел, как выражение лица Беллы изменилось, и быстро отставил свой салат (который был претенциозно нагружен фруктами и орехами), и поспешно обнял ее.

- Верь мне, - прошептал он ей на ухо так тихо, что никто другой не мог услышать.

Она пробормотала молчаливое согласие, он сжал ее и поцеловал.

- Эй, вы, снимите номер, - засмеялся Джаспер. (снять номер — ироническо и шутливое выражение, сказанное в адрес пары, которая оказывает публичные знаки внимания друг другу (например, целуются), это означает, что их ярко выраженное желание, приносит неудобства (или ревность) остальным. При этом подразумевается, что пара должна снять комнату в мотеле, потому что они практически занимаются любовью у всех на глазах — примечание переводчика).

- О, у нас есть одна. — Эдвард посмотрел на него сбоку.

- Вообще-то, две. — Белла вздохнула и покорно покачала головой.

Когда они сели за ужин, Карлайл попросил всех взяться за руки, пока он произнесет молитву. Он поблагодарил Бога за свою семью, своего внука, своего зятя, и за дружбу со Свонами. Он поблагодарил Бога за свою жену, ее память, и отметил, что семена, которые она посадила в своих детях, муже и друзьях, взошли. Затем он сказал Аминь, каждый утер слезу и улыбнулся, и все были более благодарны, что не выразить словами, за то, что семья вновь вместе и более сильная.

Когда ужин закончился и все насытились, Эдвард встал и поднял свой бокал вина.

- Я знаю, что все слышали мой тост о маме на свадьбе Элис и Джаспера. — Его голос вдруг охрип, и он дважды кашлянул. — Но я хотел бы повторить его часть, если не возражаете.

Все за столом выразили согласие, Белла видела, как рука Эдварда немного дрожала. Она спокойно взяла его за руку и порадовалась, когда он сжал ее в ответ.

- Этот вечер был бы неполным, если мы не признаем отсутствие нашей матери, Эсми Каллен. Эсми была доброй, красивой и любящей женой и преданной матерью. Ее способность к добру и состраданию не знала границ. Она была щедрой, доброй и очень, очень всепрощающей. — Он прочистил горло.

- Она с радостью приняла меня у себя дома, когда мои кровные родственники отвергли меня. Она стала мне матерью, когда я потерял мать, даже когда я был полон ненависти и был трудным ребенком. Она научила меня, что значит любить бескорыстно и абсолютно, и без нее и отца, я вероятно был бы уже мертв.

Эдвард остановился, затем посмотрел на Карлайла и потом на Беллу. Он высвободил свою руку из руки Беллы и вытащил сложенный лист бумаги из кармана и начал читать,

Кто найдет добродетельную жену? Цена ее выше жемчугов;

уверено в ней сердце мужа ее, и он не останется без прибытка;

она воздаст ему добром, а не злом, во все дни жизни своей.

Добывает шерсть и лен, и с охотою работает своими руками.

Она, как купеческие корабли, издалека добывает хлеб свой.

Она встает еще ночью и раздает пищу в доме своем и урочное служанкам своим…

Она чувствует, что занятие ее хорошо, и — светильник ее не гаснет и ночью…

Дань свою она открывает бедному, и руку свою подает нуждающемуся.

Не боится стужи для семьи своей, потому что вся ее семья одета в двойные одежды.

Она делает себе ковры; виссон и пурпур — одежда ее.

Муж ее известен у ворот, когда сидит со старейшинами земли…

Крепость и красота — одежда ее, и весело смотрит она на будущее.

Уста свои открывает с мудростью, и короткое наставление на языке ее…

Встают дети и ублажают ее, - муж, и хвалит ее;

Много было жен добродетельных, но ты превзошла всех их.


(Притчи Царя Соломона, глава 31 — примечание переводчика).

- Я прошу вас всех выпить в память о матери моей, Эсми.

К тому времени, как све осушили свои бокалы, за столом не осталась человека с сухими глазами.

-

После ужина, Эммет и Роуз убирали со стола, пока Элис и Джаспер отрабатывали свои родительские навыки со своим племянником.

Снаружи на крыльце, Карлайл и Чарли курили сигары, пили виски и смотрели, как старый мистер Баннер носит вещи из гаража в лес.

Карлайл понимающе посмотрел на Чарли, двое мужчин чокнулись и удовлетворенно расслабились.

В доме, Эдвард взял Беллу за руку и повел наверх.

- Одень что-нибудь теплое, - сказал он, когда они вошли в ее комнату. — Я хочу взять тебя на прогулку.

- В этом году теплее, чем в прошлом, - рассеянно отметила она, и взяла один из старых кашемировых кардиганов Эдварда.

Гардероб Эдварда лишился кардиганов, после того как Белла сообщила ему, что они сделали его похожим на деда или на ведущего канала PBS.

Услышав это, Эдвард был рад пожертвовать свои кардиганы Армии Спасения, за исключением одного или двух, которые спасла Белла.

- Я не хочу, чтобы ты простудилась, - протестовал он, игриво дергая ее за свитер.

- У меня есть ты, чтобы согреть, - возразила она, подмигивая.

После того как он обмотал ее шею шарфом колледжа Магдалены, убедился, что она тепло одета, Эдвард повел ее вниз, через кухню на улицу.

- На прогулку, Мейсен? - голос Чарли удивил его.

- С вашего позволения, шериф Свон.

Чарли резко посмотрел на него.

- Смотри, чтобы вернул ее домой в том же состоянии, в котором она его покинула.

- Я не могу этого обещать. Но могу обещать, что позабочусь о ней.

Чарли фыркнул. — Ага, я это уже слышал.

Белла вопросительно смотрела между Эдвардом и Чарли. — Что происходит?

- Эдвард ведет тебя на прогулку, с моего благославения, - сказал ее отец с небольшой гримасой на лице.

- И моего, - вставил Карлайл, - его ясные голубые глаза светились весельем.

- Вам двоим нужно заканчивать с виски. — Белла покачала головой в небольшом замешательстве, когда Эдвард тащил ее по заднему дворику в густой лес.

- Что это такое было? - спросила она, когда с трудом шла к поляне.

- Увидишь.

Эдвард поцеловал ее в макушку и ускорил темп.

- Не так быстро, Эдвард, я упаду.

Он повернулся лицом к ней, приблизил свои губы к ее и прошептал.

- Я не дам тебе упасть.

Он усмехнулся и вдохнул ее запах. — Ты снова пахнешь клубникой.

- Меня тошнит от лаванды.

- И меня, - ликующе сказал он.

Через несколько минут они были на поляне. Несмотря на то, что деревья стояли часто по периметру поляны, Белла увидела как свет пробивается сквозь ветви и услышала голос Дайаны Кролл.

- Что происходит?

- Идем. — Он взял ее за руку и повел сквозь деревья.

Она ахнула, как только они вошли на поляну.

Маленькие белые огоньки украшали ветви деревьев над головой, и фонарики, содержащие беспламенные мерцающие свечки, были разбросаны по земле.

Среди мягкого света, который отбрасывал теплое свечение на голые деревья и старую траву, стоял белый тент и диван, который был украшен подушками и знакомо выглядящим старым одеялом.

- О, Эдвард, - прошептала она. — Так красиво.

- Тебе нравится? - он взял ее за руку и повел к тенту, призывая ее сесть на край дивана.

- Великолепно. Похоже на твой сад в Кэмбридже. Но тебе не стоило так беспокоиться. Я была бы счастлива и на земле со старым одеялом. Мы его использовали и раньше.

- Ты заслуживаешь лучшего. — Он поймал ее взгляд ,и она забыла как дышать, потому что из его зеленых морских глубин на нее смотрела кипящая страсть.

Эдвард пел ей и нежно ласкал лицо пальцами. Она резко вздохнула и закрыла глаза, когда он прижал палец к ее губам.

- Выпьешь?

Она открыла глаза, когда он отошел к низкому столику, на котором стояло ведерко с шампанским и два бокала. Она кивнула и смотрела, как он мастерски открыл шампанское и наполнил два бокала.

Он вернулся к ней.

- Тост?

- Конечно.

- Тогда выпьем за тебя, Изабелла, мою возлюбленную.

- Я думаю, нам стоит выпить за нас.

- И за это тоже. За нас. — Он улыбнулся, они чокнулись и начали потягивать шампанское.

- Как ты все это организовал? Это должно было занять несколько часов. — Белла оглядела зрелище вокруг с недоверием.

- Старый мистер Баннер заботится о доме и земле, пока меня нет. Я попросил его все организовать, пока мы ужинали. Можно? - он потянулся к вазе с клубникой и выбрал самую большую и спелую ягоду и протянул ей. Это было как пророчество, когда музыка сменилась со Взгляда любви на Лихорадку Пегги Ли.

Эдвард поднес красную ягоду к губам Беллы, широко улыбаясь, когда она взяла половинку ягоды в рот прежде чем откусить.

- Ты увидишь, что ягода очень дополняет вкус шампанского.

Белла захихикала, когда ягодный сок брызнул у нее изо рта. Она сделала движение, чтобы вытереть его, но пальцы Эдварда были быстрее.

Он медленно провел пальцем по губам, собирая сок, затем поместил палец себе в рот и облизал его.

- Вкусно, - пробормотал он.

Когда он повторил свое действие, Белла почувствовала странное головокружение. Чувственность Эдварда, хоть и сдерживаемая, была головокружительна до крайности.

Она потянулась, чтобы сделать тоже самое, но была ошеломлена, когда проглотив сок, он взял ее палец в рот, облизал его и пососал.

Она пошатнулась.

- Сладкая, как конфеты, - размышлял он, его голос стал хриплым.

Он сел рядом с ней, обнял ее рукой, провел пальцем по дрожащей нижней губе.

- Ты хоть представляешь, что делаешь со мной? Румянец на щеках, тепло кожи, биение сердца… - Он покачал головой. — Я поражен, что у тебя спустя столько времени такая реакция на меня.

Белла расстегнула кофту и положила его руку себе на грудь.

- Чувствуешь мое сердцебиение? Вот что ты делаешь со мной, Эдвард.

Он широко открыв глаза, смотрел вниз на то место, где лежала его ладонь. — Я намерен вызывать такую реакцию до конца моих дней.

Он поймал ее губы в огненный поцелуй, потом переместил руку на ее щеку.

- Я привел тебя сюда, потому что здесь все началось. Ты изменила мою жизнь в ту ночь. Я никогда не смогу отблагодарить тебя.

- Твоя любовь — достаточная благодарность.

Он сладко ее поцеловал.

- Откуда идет музыка? - Белла оглянулась вокруг, но не увидела стерео-системы.

- Мистер Баннер провел провода, чтобы мы могли слушать музыку.

- Что это за песня? - спросила она, когда мелодия сменилась.

- Книга любви The Magnetic Field. Но поет Питер Габриэль.

- Красивая.

- Даже на половину не такая красивая, как ты, любовь моя. Ты принесла красоту в мою уродливую жизнь с той минуты, как я встретил тебя.

Эдвард сжал ее крепче.

- Я до сих пор не верю, что ты в моих объятиях после всех этих лет… и любишь меня.

- Я всегда любила тебя, Эдвард. Даже когда ты не узнал меня. — Белла прижалась ухом к его груди, пока он напевал в такт музыке.

Когда песня сменилась, Эдвард пробормотал ей в шею.

- У меня есть подарок для тебя.

- Я бы предпочла твои поцелуи.

- Я обрушу на тебя дождь поцелуев, если ты примешь мой подарок.

Он улыбнулся и достал что-то из кармана пиджака и протянул ей. На дорогой карточке было что-то написано по-итальянски.

- Я не понимаю. — Она посмотрела на него.

- Прочти, - призвал он, глаза горели.

Это было объявление из галереи Уффици из Флоренции, и в нем говорилось об открытии эксклюзивной выставки необычной коллекции иллюстраций Боттичелли к Божественной комедии Данте в декабре; иллюстрации, которые раньше не выставлялись на публике. В объявлении дальше говорилось, что выставка стала возможной благодаря щедрости профессора Мейсена, как подарок его невесте, мисс Изабелле Свон.

Она с удивлением уставилась на него.

- Эдвард, твои иллюстрации. Не могу поверить.

- Счастье сделало меня щедрым.

- Как на счет юридических вопросов? И как ты их купил?

- Мой адвокат нанял команду экспертов, чтобы проследить происхождение, следы теряются в конце девятнадцатого века. После этого никто не знает кому они принадлежали. И раз они являются частью частной коллекции, я владею ими легально и законно. В честь нашего свадебного торжества, я хотел поделиться ими. За одним исключением.

Белла вопросительно посмотрела на него.

- Иллюстрация, которую я дал тебе, не будет частью коллекции. Это иллюстрация только твоя, делай с ней, что пожелаешь.

- Ее место рядом с остальными. Вот почему я ее вернула. — Она покраснела и посмотрела вниз на землю. — Ты смутил меня, однако.

- Неужели? Как?

- Моим именем на объявлении о выставке. Выставка привлечет международное внимание. Не говоря уже, что студенты и профессора моего факультета услышат об этом.

Эдвард нахмурился. — Я не подумал об этом. Это легко поправить. Я попрошу, чтобы твое имя убрали из объявления. Это только макет.

Белла протянула руку и дотронулась до его подбородка. — Ради тебя я переживу это смущение. То что ты делаешь, очень щедро с твоей стороны. Я всегда думала, что иллюстрации должны увидеть люди и насладиться ими.

- Ты научила меня не быть эгоистом, любовь моя.

Она поцеловала его, жадно пробуя его губы.

- Ты научил меня принимать подарки.

- Ну тогда мы два сапога пара. — Он покашлял и убрал прядь волос с ее лица. — Ты будешь сопровождать меня на выставке? Нас просили открыть выставку лично. Дороте Витали устраивает в честь нас ужин, подобный тому, что был в прошлом году после лекции.

- Конечно я поеду с тобой. Спасибо.

- Хорошо. Возможно мне удасться найти укромный уголок в музее, чтобы…

Белла могла поклясться, что Эдвард покраснел, но в полутьме было сложно сказать.

Он прочистил горло. — Ты думала о том, когда мы поженимся?

- Да.

- Ну, как насчет следующего лета?

- Нет.

Его глаза опустились в землю и на лице отразилось разочарование.

Она захихикала.

- Следующее лето слишком долго. Как на счет следующего месяца? Приблизительно ко времени выставки?

Глаза Эдварда устремились на нее.

- Я бы женился на тебе хоть завтра, если б мог. Ты уверена? У нас остается мало времени на подготовку к свадьбе.

- Я хочу, чтобы наша свадьба была маленькой и простой, если не возражаешь. Я устала от жизни в одиночестве в моей норе хоббита. Я хочу быть с тобой. — Она встала на цыпочки и приблизила губы к его уху. — И не только потому, что я хочу, чтобы ты согревал мою постель.

Рычание раздалось из груди Эдварда, он крепко поцеловал ее приподнимая от земли. Она выдохнула ему в губы и пара обнялась, прежде чем он отстранился.

- А как же твоя учеба? - пробормотал он и поставил ее на землю.

- Многие аспиранты женаты. Даже если я буду видеть тебя только по ночам в постели, это уже больше чем сейчас. Пожалуйста не заставляй меня ждать.

Он засмеялся, погладил ее по щеке тыльной стороной руки. — Как будто я могу заставить тебя ждать. Как будто ожидание не убивает меня. Пусть будет декабрь.

- В декабре в Ассизи.

- С медовым месяцем определилась? - он с намеком поднял брови. — Хотела бы отправится в какое-то определенное место? Париж? Венеция? Таити?

- Куда угодно, мне везде будет хорошо, пока я с тобой.

Он легонько ее сжал. — Благослави тебя за это Бог. Тогда я сделаю сюрприз.

Она снова его поцеловала и еще в течение минуты ощущала, что мир кружится вокруг нее. Все исчезло, пока она таяла в его объятиях.

- Я хочу тебе кое-что показать, - сказал он наконец, оторвавшись от ее губ.
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Kindy (03.08.2012)
Просмотров: 3257 | Комментарии: 5 | Рейтинг: 4.9/35
Всего комментариев: 5
0
5   [Материал]
  Я уже устала ждать, когда будут полноценые отношения у этих двоих...

0
4   [Материал]
  Эдвард же, сам изнемогает от желания к ней но, терпимо с уважением выжидает течения времени...................................... 
Они такие преданные друг другу, еще обсуждая, вовсю делятся переживаниями.................................................................... .... 
Белла нетерпелива, безума от любви к нему и нуждается в более, откровенных проявлениях чувств...................................................................... 
Они с радостью, проводят праздники  с семьями и наслаждаются в их компании.........................................................................  
У Эдварда настолько проникновенн/голос, да романтично обставил и ох изысканно, обходясь с Беллой оу словно, в сказке она......................................

3   [Материал]
  dance4 dance4 dance4

2   [Материал]
  fund02016

1   [Материал]
  good

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]