Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


В голове у них только дети/Babies on their mind - Глава 7

Глава 7

Эдвард не понимал, как день может идти так медленно и одновременно так быстро.
Он не мог дождаться свидания с Беллой. Их первого настоящего свидания, хотя у него еще были теплые воспоминания об ужине в пиццерии во вторник.

Вечер, когда он ее поцеловал. Целый день он фантазировал о поцелуях, как прижмется к ее пухлым, восхитительным губам. Весь ужин, когда она говорила или смеялась, желание усиливалось. К концу вечера Эдвард ничего не мог с собой поделать, он либо поцелует ее, либо сойдет с ума. Не зная, какой получит ответ, но неспособный ни коим способом остановиться, он наклонился и выполнил часть своей фантазии.

И она была подобна небесам. Всплеск желания, который он ощутил, прикоснувшись к ней губами, был ошеломительным. Ее губы, словно самый нежнейший бархат, с привкусом пиццы, колы и аромата, который принадлежал только Белле. Она мягко застонала, когда он аккуратно прошелся языком по ее нижней губе, и потребовался весь самоконтроль, чтобы не наброситься на нее. Он сознательно держал ее тело подальше от своего, чтобы не напугать доказательством того, как он реагирует на нее.

Мысль о том, чтобы избегать любых связей с коллегой, исчезла, словно туман в полуденную жару. Это притяжение было в разы сильнее всех, что были раньше. Словно Белла была магнитом, а он беспомощно был пойман ее силовым полем.

Несмотря на то, что она замучила бы, выпытывая нужную ей информацию, он попросил у Элис номер Беллы. Он хотел узнать, к чему приведет их притяжение, и надеялся, что Белла чувствовала то же самое. Он начнет с традиционной вещи. Пригласит на свидание.

Как и ожидалось, Элис так просто номер не хотела давать. В первую очередь она должна была узнать все интересующие ее подробности.

   — Итак, тебе действительно нравится Белла. Я так и знала.
   — Просто дай мне номер, Элис.
   — Ты собираешься пригласить ее?
   — Это не твое дело.
   — Конечно, мое. Ты — мой брат, она — моя подруга. И меня это касается.
   — Элис!
   — Я видела, как вы смотрели друг на друга в прошлую субботу. Это было горячо!

О, Господи! Все было намного хуже, чем он ожидал.

   — Элис, ты дашь мне ее номер или нет?
   — Да, да, конечно, дам. Итак, куда ты ее поведешь?

Бесполезно бороться с заранее проигранным делом, поэтому Эдвард сдался.

   — Я не уверен. Куда-нибудь в Порт-Анджелес, я полагаю. Может, порекомендуешь что-нибудь.
   — Ах, да, я знаю несколько прекрасных местечек. Там...
   — Элис, дай, пожалуйста, номер Беллы, чтобы я мог ее пригласить, — сказал он насмешливо.

Элис засмеялась и ответила.

   — Ты сейчас ей позвонишь?
   — Да, если ты сначала дашь мне номер.
   — Хорошо, хорошо. Убедись, что красиво пригласил ее.
   — И что, как думаешь, я должен сделать? Письмо отправить? Я расспросил девушек, прежде чем пригласить тебя? — парировал он.
   — Ой, ты знаешь, что я имею в виду. Удачи.

Элис, наконец, положила трубку. И теперь, когда у него есть номер Беллы, он внезапно занервничал. Что делать, если она не захочет его видеть? Что, если он не правильно воспринял ее сигналы? Успокаивая себя, он набрал ее номер.

У него было чувство, близкое к эйфории, когда она сказала «да». Бессмысленно было лгать самому себе, она постоянно была в его мыслях, и ему было жаль, что ее не было рядом, когда она сказала ему, что чувствует то же самое. Он целовал бы ее, пока оба не почувствовали головокружение.

Его тело говорило, что желало намного большего, но Эдвард хотел взять медленный темп. Он хотел познакомиться, узнать ее лучше и если это означает игнорирование потребностей тела, он пойдет на это. Если выдержит.

Той ночью Эдварду приснилась Белла, в его снах он делал с ней все, что хотел, что его тело жаждало сделать с ней. Он проснулся от ломоты во всем теле. Со стоном он перевернулся на другой бок и постарался снова заснуть. С переменным успехом.
Заспанные глаза и плохое настроение мгновенно улетучились, когда он увидел Беллу. Боже, как он хотел ее. Ее реакция, когда он сказал, что хочет поцеловать ее, была бесценна. Было трудно не засмеяться, и, если бы он были одни, он бы сделал это.
Весь день связь между ними была сильной и постоянной. Каждый взгляд, каждое прикосновение, случайное или нет, были пропитаны сексуальной химией. Для всех остальных они выглядели не более чем коллеги, но Белла и Эдвард знали, как на самом деле обстоят дела.

Эдвард сейчас ехал на своем Volvo, чтобы забрать ее, тело его застыло в ожидании. Он чувствовал себя подростком, который идет на свое первое свидание, нервничал и волновался. Он переодевался раза три: это джинсы не нравятся, эта рубашка слишком простая, эта слишком повседневная, а эта, наоборот, слишком нарядная. Наконец, удовлетворенный выбором, он захватил цветы, купленные по дороге, и вышел из дома.
Глубоко вздохнув, он постучал в дверь и услышал, как она передвигалась по квартире. Как только открылась дверь, воздух покинул легкие Эдварда. Белла была такой красивой, такой сексуальной, и его тело не могло не отреагировать. На ней были обтягивающие и не оставляющие места для воображения джинсы. Высокие каблуки туфель только подчеркивали ее и без того длинные ноги. Образ довершал шелковый синий топ, обтягивающий грудь и подчеркивающий шею и плечи.

Она экстрасенс? Как она угадала, что синий — любимый цвет Эдварда? Его глаза переместились на лицо, нежный румянец подчеркивал ее естественную красоту; а ее карие глаза и обрамляющие лицо эти шикарные волосы. О ее волосах он слишком часто фантазировал.

   — Привет, Эдвард, — застенчиво улыбнулась она.
   — Белла. У меня нет слов, чтобы описать твою красоту. Ты похитила мое дыхание, — он протянул ей букет.

Она снова залилась румянцем и приняла цветы.

   — Спасибо. Они прекрасны, — сказала она вдыхая мягкий аромат розовых роз. Эдвард был рад, что выбрал именно розы. Они напоминали о ней, красивые, хрупкие, но обманчиво сильные.
   — Я рад, что они тебе понравились. Они напоминают тебя.

Она снова улыбнулась.

   — Мне кажется, ты мне льстишь.

Эдвард усмехнулся на ее подозрительный взгляд.

   — Поверь, каждое слово — правда. Ты себе и не представляешь, с каким нетерпением я ждал сегодняшний вечер.
   — Проходи, а я пока поставлю цветы в воду, — сказала она, разворачиваясь к кухне.

Эдвард практически застонал, когда смотрел ей вслед. Ее зад слишком выделялся в этих джинсах, еще чуть-чуть и у Эдварда потекут слюни. «Возьми себя в руки, мужик. Она не кусок стейка. Нет, но я бы с радостью ее попробовал.» Эдвард покачал головой, прочищая голову, прежде он выдаст себя.

Он осмотрелся вокруг, отмечая, какой по-домашнему уютной выглядела ее квартира. Я яркие подушки и коврики добавляли цвет, наряду с красочными картинами на стенах. Придиванный столик был заставлен фотографиями, и был большой соблазн их посмотреть. Небольшая, но современная кухня, с причудливыми стульями и столом, а кастрюльки и посуда висела почти над головой.

   — Итак, куда мы идем? — она спросила, найдя вазу.
   — Элис предложила местечко под названием Стейхаус Питаю. Сказала, что там готовят замечательные стейки, наряду с другой едой, если тебе не нравятся стейки.
   — Я слышала о нем. У него неплохие отзывы. Я никогда там не была, и звучит неплохо. — Она выбросила мусор и вымыла руки. — Отлично, я готова.

«Ох, я тоже!»

   — Пойдем, — сказал он вместо этого и подвел к машине.
   — Отличный автомобиль, — заметила она, как только приземлилась на кожаное сиденье.
   — Это просто автомобиль, — пожал он плечами, — У него высокая оценка безопасности, он экономичный и неплохо работает. Все что мне и нужно, — признался он, — Я не очень разбираюсь в машинах.
   — Ты врач, — покачала она головой, — Разве врачам не положено иметь какой-нибудь необычный автомобиль. По меньшей мере BMW.

Эдвард засмеялся.

   — Я еще не дошел до той части в учебниках, так что можно все свалить на мое невежество.

Легкая непринужденная беседа продолжалась вплоть до Порт-Анджелеса. Эдвард был поражен, что при общем незнании друг друга, им было настолько комфортно рядом. Даже паузы в разговоре не казались неловкими.

Фоном в машине играла классическая музыка. Белла поинтересовалась, какая это композиция, и Эдвард сказал, что это был «Лунный свет» Дебюсси.

   — Мне нравится классика, но часто я не знаю названия. Ты можешь сказать название, и я скажу, что не знаю ее, но стоит тебе ее напеть, и я сразу узнаю, — объяснила Белла.
   — Это довольно распространенно. Потому что множество классической музыки используется в качестве фона в фильмах или на телевидении, и мы запоминаем ее, даже не осознавая. Знаешь, моя любовь к классике началась еще в детстве, когда я смотрел Looney Tunes.
   — Ничего себе, я тоже любила персонажей Looney Tunes, — воскликнула Белла, — Наверное, я знаю каждую серию.
   — Не ты одна. И представь, сколько классической музыки было использовано в этих мультфильмах?
   — Никогда не задумывалась об этом, но ты прав. Мне нравился «The Barber of Seville’», потому что там были Багс и Элмер Фадд.
   — Он мне тоже нравился, — засмеялся Эдвард, — Кто твой любимый герой? Мой Даффи Дак. Он был настоящей занозой в заднице, но неизменно смешил меня каждый раз.
   — А мне тоже нравился Даффи, но любимым был Сильвестр. Было очень жалко, что он только один раз, всего один все-таки смог съесть ту канарейку, Твитти.

Они смеялись, вспоминая любимые моменты мультфильма, и, казалось, время пролетело совсем незаметно, когда приехали в Порт-Анджелес.

Эдвард провел Беллу внутрь, его рука придерживала ее за спину, изысканный старосветский жест, который он подглядел у отца и который быстро у него перенял.

Их провели к столику и вручили меню.

   — Что будешь пить, Белла? — спросил он.
   — Просто лимон, лайм, думаю, — ответила она с улыбкой, — Не думаю, что тебе понравится, если я напьюсь на первом свидании.
   — Оу, ну не знаю. Я бы не прочь был увидеть другую сторону Беллы Свон.
   — Нет, нужно сохранять ясную голову. Кроме того, я хочу запомнить каждый момент сегодняшнего вечера.

Эдвард наклонился и погладил рукой тыльную сторону ее ладони, желая почувствовать нежную кожу. Белла посмотрела на него и развернула руку так, что он обхватил ее ладонь. Эдварду было тяжело вспомнить, что они здесь делали.

Они не сказали не слова, сконцентрировавшись на том, что их руки были соединены, пока не пришла официантка, чтобы принять их заказ, она не сводила глаз с горячего парня с необычным цветом волос.

   — Я рад, что ты сегодня пришла, — сказал Эдвард.
   — Я тоже.
   — И все, что я сказал на днях. Я серьезно не могу перестать думать о тебе. Я не знаю, почему, но ты затронула меня в первую нашу встречу. У меня никогда не было подобного, — признался он.

Взгляд Беллы смягчился, она посмотрела на него.

   — Я знаю, что ты чувствуешь. Мне кажется, я не могу контролировать это. Клялась, что никогда не заведу отношений с тем, с кем работаю, но я не могу это остановить... независимо от того, что это.

После ее слов Эдвард почувствовал легкость, что наполнила все его существо. Он ощущал, что могут взлететь.

   — Почему бы нам и не узнать друг друга?

Белла только кивнула и дотронулась до его руки. Она первая нарушила молчание.

   — У меня долгое время не было отношений.
   — Почему? Ты такая красивая, умная, сексуальная. Я не могу поверить, что никто не заинтересовался тобой, — спросил он, поражаясь глупостью местных мужчин.
   — Дело не в этом. Мне предлагали встречаться, но я всем отказывала. Я была довольна своей работой, друзьями. Просто не видела в этом смысла. Пока не приехал ты, — он увидел румянец на ее щеках и потянулся, чтобы погладить ее.
   — Не смущайся. Мне очень льстит, что я изменил твое мнение. Поскольку со мной было то же самое. Я избегал отношений на протяжении нескольких лет, были, конечно, легкие увлечения, но он ничего не значат для меня.
   — Я одна из них, — тихо спросила она.
   — Нет, с тобой все по-другому. Как и ты, я не понимаю, что это такое, чем все может обернуться, но я хочу выяснить. Я хочу попробовать «это» с тобой. Ты мне очень нравишься, Белла. Меня тянет к тебе, как ни к тому другому, — он посмотрел на ее красивое лицо. — И я очень хочу поцеловать тебя.

Белла улыбнулась ему.

   — И я не возражаю.

Эдвард втянул воздух, радуясь, что сидит за столом, который прикрывал его.

   — Ну, смотри, я предупредил тебя, что буду целовать сегодня вечером, — хрипло предупредил он.
   — Жду этого с нетерпением, — ответила она.

В это время вернулась официантка с их заказами, нарушив тем самым чувственное волшебство между ними.

Их разговор немного сбавил обороты, пока они ели, к великому облегчению Эдварда.

   — Знала, что синий — мой любимый цвет? — просил он.
   — Серьезно? Я не знала. Но запомню на следующий раз.
   — Белла, ты идешь на Рождественский Бал? — его спрашивали, пойдет ли он на ежегодное торжество для сотрудников, проводимое в городском клубе. Не зная ничего об этом, он расспросил подробности.

Мероприятие требовало строгий костюм, галстук, и позволяло распускать сотрудникам волосы. Оно проходило за две недели до Рождества, и, по-видимому, имело оглушительный успех.

   — Рождественский Бал? Я не планировала, — ответила она.
   — Меня спрашивали, пойду ли, и я подумал, наверное, будет весело. Хочешь пойти со мной?

Белла уставилась на него широко распахнутыми глазами.

   — Ты хочешь пойти со мной? Ты понимаешь, что после этой ночи о нас пойдут слухи?

От ее ответа сердце Эдварда немного упало. Неужели она не хочет пойти с ним?

   — Я знаю, но меня это не волнует. Белла, я как никто другой должен это понимать, но не хочу. Я просто хочу провести вечер с тобой.
   — Что ты имеешь в виду, говоря, «как никто другой»? — спросила с любопытством она, зацепившись за его слова.

Эдвард вздохнул и провел рукой по копне своих волос. Он не хотел отвечать, но молчание обидело бы ее.

   — Карлайл не говорил, что я перевелся из-за «проблем» на предыдущей работе? — она покачала головой, и он продолжил. — Я стал жертвой ложных обвинений в сексуальных домогательств.
   — Ох, Эдвард, что случилось?

Безмерно счастливый, что она автоматически не посчитала, что обвинение было правдой, Эдвард рассказал ей историю с Таней и ее заблуждениями. Он ничего не пропустил, гнев в его голосе был очевидным.

Белла взяла его за руку, даря ему комфорт.

   — Мне жаль, что так произошло. У Тани, очевидно, проблемы с принятием таких невинных действий. Я рада, что все подозрения были сняты. Не то чтобы я поверила хоть в одно, даже после такого короткого общения с тобой. И да, я хотела бы пойти с тобой на бал.

Он осторожно сжал ее руку.

   — Спасибо.
   — Это я должна благодарить тебя за приглашение, — запротестовала Белла.
   — Нет, не за это. Что не поверила в ложь. Что не задала вопроса, есть ли в обвинениях хоть доля правды.
   — Эдвард. Может, я и знаю тебя всего ничего, но мне кажется, я неплохо разбираюсь в характерах людей, и я ни за что не поверю в подобное. Словно тебе нужно упрашивать поверить в себя. Кроме того, тот, кто так сильно любит детей, как я, не может по-другому, — поддразнила она.
   — Ты удивительна, ты знаешь об этом?
   — Снова вынуждаешь меня покраснеть.
   — Не так уж это и тяжело. Тем более мне нравится твой румянец.

Когда их еда закончилась, Эдвард предложил прогуляться по набережной. Был конец ноября, но ночь была ясной. У них обоих были куртки, поэтому Белла с готовностью согласилась. Ведя Volvo вниз по набережной, Эдвард взял Беллу за руку, когда они медленно шли вдоль линии воды, их сопровождала фоновая музыка.

   — Эдвард, я могу тебя спросить?
   — Конечно. О чем хочешь.
   — Почему у тебя не было серьезных отношений? Ты красивый и идеальный. Ты что-то вроде игрока? Да?

Эдвард остановился и посмотрел на нее.

   — Белла, я хочу тебе рассказать что-то, что я никогда не рассказывал ни одной другой женщине. Ты должна это знать, потому что я хочу, чтобы в отношения ты вступала с открытыми глазами, зная всю правду. Если после этого, ты откажешься от меня, я пойму, — сказал он печально.

Момент истины настал. Тайна, которую знала лишь его семья, это не то, что можно сообщать женщине, от которой ничего не ждешь. Он надеялся и молился, что Белла не отвернется от него.

   — Что такое, Эдвард? — обеспокоенно спросила она. — Ты меня пугаешь.

Видя страх и непонимание, написанное у нее на лице, Эдвард взял ее руки и притянул ее к себе. Даже через куртки, ощущать ее в своих объятиях было волшебно.

   — Мне очень жаль, я не хотел тебя пугать, Белла, — Он отпустил ее и, взяв за руку, продолжил прогулку, — Когда мне было 19 мне, был поставлен диагноз — рак яичек.
Белла сжала его руку, в поддержке, но ничего не сказала.
   — Он был огромным шоком, поскольку ни у кого в семье ничего подобного не было. Я был на первом курсе медицинской школы: вечеринки, беззаботное времяпрепровождение, все кажется несерьезным, когда ты в колледже. Мне прописали лучевую и химиотерапию, после которой, как мне сообщили, я был свободен от болезни.
   — Не было повторов? Рецидивов? — спросила Белла.
   — Я проходил обследование в течение пяти лет, и ничего не было выявлено. Но, к сожалению, химиотерапия имела последствия, и я оказался бесплодным.
   — Мне так жаль, — выдохнула Белла, — И шансов нет?
   — Онколог сказал, что в десяти процентах случаев тело, в конечном итоге может излечиться самостоятельно и снова начать вырабатывать сперму, но я уже ни на что не надеюсь. Перед лечением отец предложил мне сохранить сперму, если вдруг я стану бесплодным, а я хотел детей. Конечно, в 19 лет не это стоит в центре, хотя я всегда мечтал о детях, и сделал так, как предложил отец. Поэтому, теоретически, у меня могут быть дети, но не естественным путем, — он грустно улыбнулся.
   — Именно поэтому ты так переживаешь, когда видишь, как некоторые люди игнорируют здоровье и благополучие своих детей?
   — Да, наверное, поэтому. Сначала я не очень переживал по этому поводу, был полностью сосредоточен на излечении рака, а затем догонял программу, что пропустил из-за лечения. Но с каждым годом я все сильнее благодарен отцу за его мудрость, — Эдвард посмотрел на Беллу, — Я избегал серьезных отношений, потому что я не хотел об этом говорить..
   — Тогда почему ты рассказываешь все мне? — осторожно спросила Белла.
   — Потому что, как я уже говорил, ты другая. Мои чувства отличаются. Я хочу, чтобы ты знала всю правду, прежде чем принимала решения. Это не ярмарка, от этого зависит твоя жизнь. Это не спор о том, за какую футбольную команду мы болеем, это решение, которое имеет огромное значение в нашей дальнейшей жизни, если мы столкнемся в этим в будущем. Я видел тебя с младенцами и знаю, что однажды ты станешь прекрасной матерью. И ты должна понимать, что со мной это невозможно.

Эдвард замолчал и опустил голову, все еще тело было напряжено. Что она сделает? Она уйдет? Он не станет обвинять ее, если она так и сделает. Для первого свидания это был очень серьезный разговор, но он не смог бы жить с мыслью, что причинил ей слишком много боли, не рассказав всей правды с самого начала. Мысленно он начал корить себя за ее отказ, потому что это было чертовски больно.

   — Эдвард, — Белла развернулась и посмотрела на него, затем протянула руку и прикоснулась к его щеке, нежно поглаживая ее, — Спасибо за честность со мной. Я понимаю, насколько это тяжело для тебя. Но для меня ничего не имеет значения. Меня никогда и ни к кому не влекло так, как к тебе. Я смогу с этим смириться. Давай пока оставим все это, и, если настанет прекрасный день, и мы приблизимся к этой линии, тогда и будем думать об этом. А сейчас я хочу просто быть рядом с тобой. Ты уже для меня важен, и я не могу позволить тебе уйти.

Эдвард почувствовал слезы в глазах и безжалостно убрал их. Она хотела быть с ним. Она знала правду и принимала его таким, каким он был.

Опустив глаза, он изучал ее красивое лицо, ее глубокие карие глаза не выражали ничего кроме принятия, и он больше не мог ждать. Потянув на себя, он наклонился и поцеловал ее.

Это поцелуй был совершенно не похож на тот, что был во вторник. Он содержал всю подавленную страсть и желание, которые чувствовал с тех пор, как встретил ее.
Руки Беллы легли ему на шею, в то время как его — ей на талию, позволяя ей прочувствовать доказательства того, что она с ним сделала.

Их губы синхронно двигались. Эдвард усилил давление, его язык просился попасть в усладу ее рта. Белла приоткрыла рот, вступая в противоборство с его языком.

Пульс Эдварда зашкаливал, его дыхание было неустойчивым и рваным. Одна его рука запуталась в ее длинных волосах, удерживая ее на месте и не прерывая поцелуя. В конечном счете, губы Эдварда прошлись по щеке, ниже, к мочке уха. Ее прерывистый стон прошел сквозь его возбужденное тело, когда он лизнул нежную кожу за ушком. Ее пальто препятствовало дальнейшим действиям, поэтому Эдвард остановился. Он прислонился лбом к ее, их прерывистое дыхание клубами вылетало на холодный воздух.

   — Спасибо, — прошептал Эдвард.
   — За поцелуй? — дразнила Белла.
   — Да, за поцелуй, за сегодняшний вечер и что ты не ушла, — ответил он и подарил ей быстрый, чувственный поцелуй, — Становится довольно холодно. Я должен отвезти тебя домой.

Белла кивнула, и они направились к машине, руки Эдварда были обернуты вокруг ее плеч. Время от времени, он целовал ее в макушку, чувствовал дрожь, проходящую через нее. Он чувствовал себя так... так... он даже не мог описать свое состояние. Если бы у него были крылья, вероятно, он бы взлетел. Это ощущение счастья было ему незнакомо. И все благодаря Белле.

Ведя машину, Эдвард держал руку Беллы в своей, нежно поглаживая кожу большим пальцем. После тяжелого разговора они придерживались легких тем, рассказывая друг другу забавные истории, которые случались за время их работы.

   — Однажды женщина на последних месяцах беременности шла по коридору в комнату ожидания. Когда она проходила мимо меня, я заметила, что край ее платья был заправлен в нижнее белье. Вероятно, она была в дамской комнате и не заметила, что произошло. Она шла достаточно быстро, и мне пришлось практически бегом ее догонять. Когда же я, наконец, ее догнала, и приостановила и прошептала, что случилось. Бедняжка стала ярко-красной, торопливо выдернула подол и поспешила сесть. Я знаю она пыталась проигнорировать смешки, которые так и вырывались из нее, — рассмеялась Белла.

Эдвард улыбнулся.

   — Это ничуть не лучше, чем весь день ходить с расстегнутой ширинкой.
   — Даже хуже, — подтвердила Белла, — Весь ее зад был выставлен на обозрение.
Припарковавшись перед домом Беллы, Эдвард выключил двигатель, для того, чтобы проводить девушку до дверей ее квартиры.
   — Эдвард, может, зайдешь? — спросила Белла.

«Я? Успокойся, мужик, тебя приглашают просто так.»

   — А ты уверена? — ответил он.
   — Я не готова вот так расстаться. А ты? — спросила Белла.

Покачав головой, Эдвард вышел из машины и помог девушке. Они шла наверх, держась за руки, в квартире она взяла его пальто и повесила у двери.

   — Может, хочешь что-нибудь выпить? — спросила она, приглаживая волосы.

Эдвард ласково улыбнулся. Она выглядела нервной, поэтому Эдвард поспешил ее успокоить. Взял обе ее руки в свои и улыбнулся.

   — Белла, пожалуйста, пойми. Я не сделаю ничего такого, к чему ты еще не готова. Я обещаю. Я просто хочу быть рядом с тобой, — Оставив быстрый поцелуй в уголке рта, он продолжил, — Я хочу тебя. Захотел с самой первой секунды, как мы столкнулись, и нет ничего такого, чего я хотел бы больше, чем заниматься с тобой любовью всю ночь напролет, и, если ты еще не готова, просто скажи, и я ничего не сделаю. Поэтому, пожалуйста, перестань нервничать, рядом со мной тебе нечего бояться.

Белла прижалась и обняла его.

   — Я боюсь, что не смогу остановиться. И я не боюсь тебя, нисколько. Только немного нервничаю, я так сильно хочу тебя, что боюсь потерять контроль над собой.

Эдвард крепче ее прижал и поцеловал ее волосы.

   — Когда мы будем готовы, мы оба потеряем контроль, и это будет просто великолепно.
Подняв голову, Белла посмотрела ему в глаза. — Но это не значит, что мы не сможем дурачиться время от времени, не так ли? — спросила она развязно.
   — Конечно, нет! Я очень хочу валять дурака с тобой, — усмехнулся он.

Их губы снова соединились, языки начали свой замысловатый танец. Теперь, когда куртки им не мешали, у их рук появилась большая свобода действий, и этим они оба не преминули воспользоваться.

Постепенно они переместились в зал, где Эдвард сел и притянул ее на свои колени, ни на секунду не прерывая сцепление губ. Пульс Эдварда ускорился, когда руки Беллы вплелись в его волосы, и она попыталась взять все под свой контроль. Руки Эдварда были сцеплены на ее талии, его пальцы проникли под материал кофты, чтобы прикоснуться к атласной коже.

Когда Белла задела его болезненную эрекцию, Эдвард простонал и схватил за талию.

   — Белла, — выдохнул он, — ты понимаешь, что делаешь?
   — Да, — пробормотала она, прежде чем проложить дорожку поцелуев по его горлу, — Ты такой вкусный. — Она освободила одну руку, провела пальцами по шее и аккуратно расстегнула первую пуговицу на рубашке. Сердце Эдварда застучало с волнением, когда ее ручка проникла под рубашку, прошлась по груди, а он зашипел, когда ее пальчики задели сосок.

Даже не успев подумать, Эдвард развернулся так, что Белла упала на спину, а он навис над ней, разведя ее ноги и устроившись между ними. Эдвард упивался их поцелуями, поскольку именно об этом бесконечном количестве раз он мечтал в своих снах. Их языки боролись за превосходство, хотя здесь и не будет проигравших.

Эдвард застонал, пока ее руки бродили по его спине, а затем она выдернула рубашку из брюк.

   — Боже, ты пытаешься меня убить?
Белла захихикала напротив его губ. — Нет, о нет. Это просто так, забава.

И они снова и снова погружались в поцелуи, руки исследовали тела друг друга. Рукой Эдвард провел по ее ноге, одетую в джинсы, желая почувствовать голую кожу. Помимо воли он начал двигать бедрами в ее сторону, пытаясь хоть как-нибудь облегчить невыносимую боль. Это не помогло. Существовал лишь единственный выход, но Белла была к нему пока не готова.

Не в силах сдержаться, он начал потирать кожу ее живота, поражаясь мягкостью. Он отчаянно хотел пройтись по нему губами, попробовать, какова она на вкус. Вместо этого кусал кожу шеи, упиваясь стонами удовольствия, вырывающимися из ее рта.

Его рука переместилась выше и, достигнув груди, слегка сжала ее. Чувствовать эту мягкость — выходило за рамки его воображения. Когда же он зажал сосок и легонько начал перекатывать, Белла закричала.

Этого хватило, чтобы Эдварда вытащило из наполненного страстью тумана. Открыв глаза, он увидел Беллу, на ее лице было выражение, скорее всего в точности повторяющее его собственное. Глаза наполнены желанием, быстрое и прерывистое дыхание, под рукой он чувствовал скорость, с которой билось ее сердце.

Он убрал руку от груди и расправил блузку. Он сел и перетянул ее к себе на колени, заключая в объятия. Они просто сидели в тишине, позволяя телам успокоиться, прекрасно осознавая, что потребуется много усилий, чтобы заново разжечь огонь желания.

   — Мне надо идти, — пробормотал он ей в волосы.

Белла кивнула, и еще крепче сцепила руки вокруг него.

Освободившись, он встал и снова заключил Беллу в объятия.

   — Господи, будет так тяжело видеться с тобой на работе. Каждый раз, когда я вижу тебя, единственное чего я хочу, это схватить тебя и поцеловать, — тихо сказал он.

Белла рассмеялась.

   — Я понимаю тебя. Ты не поверишь, сколько у меня было фантазий с тобой, с тех пор, как ты здесь работаешь.
   — Ммм, звучит заманчиво. Я хочу услышать о них когда-нибудь, — сказал Эдвард.
   — Может быть, когда-нибудь я и расскажу тебе о них, — ответила она, глядя на Эдварда снизу вверх.

Он не мог сопротивляться соблазну поцеловать ее еще раз. Каждая клеточка тела кричала, чтобы он уложил ее в постель, и вряд ли Белла будет сильно сопротивляться.

Оторвав от нее губы, он освободился.

   — Белла, мне действительно нужно уйти раньше, чем нарушу данное полчаса назад обещание.

Белла надула свои полные и красные от поцелуев губы. Взывая к каждой капле самоконтроля, Эдвард взял ее за руку и повел к двери.

   — Пока, Белла. Спасибо за удивительно прекрасный вечер. Ты дежуришь в эти выходные?
   — Я работаю завтра после обеда и в воскресенье, а потом до среды дома.

Эдвард кивнул.

   — А я на вызовах, поэтому, надеюсь, мы где-нибудь сможем пересечься. Могу я увидеть тебя в воскресенье после дежурства?

Белла согласилась.

   — Мне бы этого хотелось. Я закончу в четыре.
   — А почему бы тебе не прийти ко мне. Я покажу, что сделала мама и даже попытаюсь приготовить для тебя обед.
   — Ты умеешь готовить? — спросила Белла.
   — У меня получаются неплохие стейки и салат. И боюсь, это предел моих кулинарных способностей.
   — Звучит замечательно. Я приеду после работы.
   — Буду с нетерпением ждать, — пробормотал он и подарил ей прощальный поцелуй, прежде чем заставить себя уйти.

После одного ужасно долгого взгляда, Эдвард все-таки ушел. Ему казалось, что к своей машине он плыл, у него было такое приподнятое настроение, что оно казалось незаконным.

С широкой улыбкой на красивом лице Эдвард всю дорогу домой мечтал о Белле. Время в разлуке тянулось бесконечно долго.

Перевод - Кудряшка=)

__________________________________________________
Вот и состоялось долгожданное первое настоящее свидание.
Романтично, но с горьким привкусом.
Со всеми мыслями, рассуждениями да и просто так прошу
сюда



Источник: http://robsten.ru/forum/63-1911-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: -marusa122- (09.04.2015) | Автор: перевод - Кудряшка=)
Просмотров: 719 | Комментарии: 17 | Рейтинг: 5.0/25
Всего комментариев: 171 2 »
avatar
0
17
Спасибо за главу .
avatar
1
16
Да Эдвард здесь такой ласковый и романтичный с Беллой :giri05003: и после разговора и договоренностей с Беллой одарив ее:lovi06032:после повез  zarulem а вот и откровение  12  а после совместного ужина их неистовый и горячий поцелуй о да продолжение в ее квартире:girl_blush2::hang1: и их чувства зашкаливали сталкиваясь :lubov:едва не :ladoshi:
avatar
0
15
Спасибо за свидание! Вот это искропад!!!!
avatar
0
14
Отличное свидание JC_flirt
avatar
0
13
Эдвард столько успел пережить и Белла молодец, поддержала его. спасибо за горячее свидание! ждем свидания у него дома! hang1
avatar
0
12
спасибо за главку! good
avatar
0
11
Спасибо за перевод lovi06032
avatar
0
10
Спасибо за замечательную главу good
avatar
1
9
Великолепное первое свидание, они точно долго не продержаться. Спасибо за продолжение.
avatar
0
8
Вау! Неожиданно! Спасибо!
1-10 11-17
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]