Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 12+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Читая Рассвет. Глава 37. Часть 2

«И ты полагаешься, что ей нужно позволить жить».
Я громко зашипела, и была не одна. Половина вампиров в нашей линии вторила моему протесту. Низкий звук яростного шипения повис в воздухе.
Несколько свидетелей Волтури также поддержали его.
Эдвард сжал моё запястье.
Аро не поворачивался к источнику шума, но Амуна этот протест явно встревожил.
«Я не приезжал сюда, чтобы выносить приговор», - двусмысленно проговорил он.
Аро слегка рассмеялся.
«Только твое личное мнение».
Подбородок Амуна приподнялся.
«Я не вижу опасности в ребенке. Она учится ещё быстрее, чем растет».
Аро кивнул и развернулся.
«Аро?» - окликнул его Амун.
Аро обернулся.
«Да, друг?»
«Я дал показания. У меня больше нет дел здесь. Моя спутница и я хотели бы покинуть вас».
Аро тепло улыбнулся.
«Конечно. Я рад, что мы немного поболтали. Я уверен, что скоро мы вновь свидимся».

- Думаю, ты действительно нравишься ему, Карлайл, - произнес Джаспер. – Он выбрал твою сторону, когда вопрос зашел о Ренесми, даже, когда стало понятно, что Аро хотел услышать от него, что она опасна. И теперь он может покинуть поле боя, вместо того, чтобы присоединиться к армии Волтури…
- И ты думаешь, это только потому, что ему нравится Карлайл? – спросил Эммет, закатив глаза.
- Да, - ответил Джаспер. – Думаю, у Карлайла сильная связь со своими друзьями, по крайней мере, с теми, кто остался свидетельствовать на нашей стороне… сильнее, чем можно было ожидать, - проговорил Джаспер. – Столько людей решилось сражаться на нашей стороне, а ведь он ничего не делал, чтобы заставить их остаться.

Амун поджал губы в тонкую линию, признавая скрытую угрозу. Он коснулся руки Кеби и они скрылись в лесу. Я знала, что они будут очень быстро и долго бежать.
Аро скользнул назад, в восточную сторону нашего ряда. Его охранники неловко толпились рядом. Он остановился перед массивной фигурой Шивон.
«Привет, дорогая Шивон. Ты прекрасна, как и всегда».
Шивон склонила голову в знак согласия.
«А ты?» - спросил он. - «Ты ответишь на мои вопросы точно так же, как и Амун?»
«Да», - ответила Шивон. – «Но я добавлю немного больше. Ренесми понимает ограничения. Она не опасна для людей - она воспринимается ими лучше, чем мы. Она не подвергает их жизни опасности».
«Ты в этом уверена?» - трезво спросил Аро.
Эдвард заворчал.
Молочно-красные глаза Кайуса прояснились.
Рената потянулась в сторону своего господина.
Гарретт освободил Кейт и продвинулся вперед. Он проигнорировал руки Кейт, поскольку она попыталась предостеречь его и на сей раз.

Напряжение продолжало нарастать после каждой реакции Аро на услышанное.

Шивон ответила не сразу.
«Я не думаю, что понимаю, о чем ты».
Аро слегка отодвинулся от неё, немного небрежно, однако теперь его охрана - Рената, Феликс и Деметрий - оказались к нему ближе, словно бы его тени.
«Нет никакого нарушения закона», - промолвил Аро умиротворенным голосом, но каждый из нас смог понять, что развязка скоро.
Я попыталась укротить гнев, рвущийся из горла, и направила его на укрепление щита. Я хотела быть уверенной в том, что все защищены.
«Никакого нарушения закона», - повторил Аро.
«Следовательно, нет никакой опасности?»
«Нет», - покачал он головой. – «Это отдельная проблема».

Каллены зашипели.
- Ренесми не опасна! – вместе произнесли Элис с Розали.
- Она ни для кого не представляет опасности, - добавил Эдвард.

Единственным ответом было то, что мы все напряглись ещё сильнее. Мэгги, стоящая в конце нашей группы, гневно покачала головой.
Аро шагал с глубокомысленным видом, я заметила, что каждый его шаг приближал его к охране.
«Она уникальна... крайне, невозможно уникальна. Такая утрата была бы, если бы мы убили что-то столь прекрасное, как она. Особенно в свете последних событий».
Он тяжело вздохнул. Казалось, что ему не хотелось продолжать.
«Но есть опасность - опасность, которая не может быть проигнорирована».
Никто не ответил на его утверждение. Наступила мертвая тишина, поскольку он продолжал свой монолог, который звучал так, будто бы он говорил для себя.
«Так нелепо выглядит прогресс людей, поскольку вера в науку выращивает их и управляет их миром, они более близки к открытию, чем мы. И всё же, сейчас мы чувствуем себя более свободными из-за их неверия в сверхъестественное, однако их технологии ставят под угрозу наше существование, если бы они желали этого, они бы давно нас раскрыли. Смогли бы даже уничтожить некоторых из нас».

- Как, черт тебя подери, это относится к Ренесми? – сердито спросил Эммет.
- Уверен, он желает привести какой-то глупый пример, - зарычал Эдвард.

«Тысячи и тысячи лет наша тайна была больше вопросом удобства, чем фактической безопасностью. Прошедшее столетие родило такое оружие власти, что они подвергают опасности даже бессмертных. Теперь наша тайна спасает нас от этих слабых существ, которыми мы питаемся».
«Это удивительный ребенок», - он опустил свою руку вниз, как будто хотел дотронуться до Ренесми, хотя теперь он был далеко от неё, почти в пределах войска Волтури, - «если бы мы могли знать с абсолютной точностью о её возможностях, но нет, она по-прежнему окутана мраком тайны от нас всех. Мы ничего не знаем о том, кем она станет! Ее собственные родители страдают от неизвестности ее будущего».

Эдвард зашипел, зная, что именно его мысли использует Аро.

«Мы не можем знать, что она сделает, когда вырастет».
Он сделал паузу, акцентируя своё внимание и свою речь на своих свидетелях. Его интонации чем-то напоминали элементы зомбирования. Смотря на них, он продолжил.
«Только известное безопасно. Только известное терпимо. Неизвестность является... уязвимостью».

- И ты решил это после того, как подарил ей всего лишь несколько месяцев жизни! – зарычала Розали. – Даже не дав ей шанса доказать, что она не представляет опасности для нашего рода!

Злобная улыбка появилась на лице Кайуса.
«Что ты имеешь в виду?» - холодно поинтересовался Карлайл.
«Тише, друг мой», - Аро улыбнулся, его лицо было столь же доброе, его голос столь же нежный, как и всегда.
«Не делай поспешных выводов. Давайте посмотрим на эту проблему с разных сторон».
«Могу я представлять одну из сторон, подлежащую рассмотрению?» - Гарретт подал прошение, выйдя вперед.
«Кочевник», - изрек Аро, раздумывая, после чего кивнул.
Гарретт приподнял подбородок. Его глаза сосредоточились на свидетелях Волтури. Он обращался именно к ним.
«Я приехал сюда по просьбе Карлайла, как и другие, свидетельствовать об этой девочке», - проинформировал он. – «Это больше не является необходимостью, так как все мы знаем, кто она такая».
«Я остался, чтобы засвидетельствовать кое-что ещё. Вы!» - он направил свою руку в сторону внимательных вампиров. – «Двоих из вас я знаю. Маккена, Чарльз и я могут видеть, что многие из вас являются такими же странниками, как и мы. Подумайте тщательно над тем, что я вам сейчас скажу».
«Эти древние не прибыли сюда для правосудия, как они вам сказали. Мы многое подозревали в отношении них, и многое сегодня было доказано. Они прибыли сюда, введенные в заблуждение, но с оправданием за их действия. Засвидетельствуйте теперь, поскольку они ищут повод продолжить их истинную миссию. Они изо всех сил пытаются найти оправдание в их истинной цели, - уничтожить эту семью».
Он указал на Карлайла и Таню.

- Мне очень нравится этот парень, - улыбнулся Эммет.
- Он говорит то, что у него на уме, он всегда был таким прямолинейным, - усмехнулся Джаспер.
- Он также умеет подобрать правильные слова, - с улыбкой проговорил Эдвард.

«Волтури здесь для того, чтобы убрать тех, в ком они чувствуют соперников».
«Возможно вы, как и я, смотрите на эти золотые глаза, как на чудо. Но древние смотрят и видят кое-что помимо их странного выбора. Они видят власть. Эти странные с золотыми глазами отрицают свою природу. Но взамен они нашли кое-что большее, чем простое вознаграждение их желаний. Я провел небольшое исследование здесь и кое в чем убедился. Их крепкие семейные узы стали следствием отказа от крови. Их мирный характер дает такую возможность. Нет никакой агрессии, которую мы видели в больших южных кланах, которые росли и уменьшались так быстро из-за дикой вражды. Нет никаких мыслей о лидерстве. И Аро знает это лучше, чем я».

- Видите… отличная речь, - заметил Эдвард. – Уверен, множество свидетелей думают так же.
- Неужели ему так уж нужно было называть нас «странными»? – обиделся Эммет.

Я наблюдала за лицом Аро, поскольку слова Гарретта осуждали его, я ожидала напряженного, нервного ответа. Но лицо Аро выражало то же вежливое удивление, будто показывая, что ему безразличен этот спектакль.

- Не думаю, что это так, - опроверг Джаспер. – Могу представить, что все видят правду в словах Гарретта, после того, что случилось не так давно.

«Карлайл убедил нас, тех, кто прибыл ему на помощь, что ему не нужны воины, а только лишь свидетели. Эти свидетели», - Гаррет указал на Шивон и Лиама, - «согласились свидетельствовать, чтобы остановить правосудие Волтури, чтобы Карлайл мог представить доказательства невиновности Калленов».
«Но некоторые из нас задавались вопросом», - его взгляд остановился на Элеазаре, - «если Карлайла, с его правдой, будет достаточно, чтобы остановить правосудие, то, что сделают Волтури - защитят безопасность нашей тайны или защитят свою власть? Они прибыли, чтобы разрушить противозаконное создание или образ жизни этой семьи? Они могли быть удовлетворены тем, что опасности здесь нет? Что это всего лишь небольшое недоразумение? Или они действовали бы без оправданий со стороны правосудия?»
«У нас есть ответ на все эти вопросы. Мы услышали это в словах Аро, в нетерпеливой улыбке Кайуса. Их охрана - только бессмысленное оружие, действующее так, как им скажут. Так что теперь появляются другие вопросы. Вопросы, на которые вы должны ответить нам. Кто управляет вами, кочевники? Вы действуете по чужой воле, вопреки собственной? Действительно ли вы свободно выбираете свой путь, или Волтури решают, как вам жить? Я приехал сюда, чтобы засвидетельствовать. Я остаюсь, чтобы бороться. Волтури ничего не стоит убить ребенка. Они хотят уничтожить нашу свободу».
Он повернулся, чтобы стать лицом к древним.
«Вы за этим приехали, не так ли? Не надо лжи. Будьте честны в своих намерениях, так как мы честны в своих. Мы хотим защитить свою свободу. Или вы уходите или начинайте атаковать. Выбирайте, позвольте свидетелям увидеть истинную проблему, которую обсуждают здесь».

Эммет кивнул, соглашаясь с последними строками, надеясь, что Волтури отбросят притворство.

Гарретт снова обратился к свидетелям Волтури. Его слова имели влияние на них – это было заметно по выражениям их лиц.
«Вы можете присоединиться к нам. Если вы думаете, что Волтури позволят вам жить после того, что вы увидели или услышали здесь, то вы ошибаетесь. Мы все можем быть уничтожены», - он пожал плечами, - «но, с другой стороны, возможно и нет. Возможно, мы находимся на более твердой почве, чем они думают. Возможно, Волтури встретили, наконец, достойных противников. Я обещаю вам это, хотя, если мы падем, падете и вы тоже».
Он закончил свою горячую речь, возвращаясь к Кейт, после чего чуть заскользил вперед, приготовляясь к нападению.
Аро улыбнулся.
«Очень милая речь, мой революционный друг».
Гарретт оставался готовым к нападению.
«Революционер?» - проворчал он. – «Против кого я восстаю, позволь спросить? Ты – мой король? Ты желаешь, чтобы я был таким же подхалимом, как и твоя охрана?»
«Тише, Гарретт», - молвил Аро терпимо. – «Я помню, когда ты родился. Ты всё ещё патриот, как я вижу».
Гарретт зарычал.
«Давайте спросим наших свидетелей», - предложил Аро. – «Давайте услышим их мысли прежде, чем примем решение. Скажите нам, друзья».
Аро повернулся к нам спиной и направился в сторону возбужденных наблюдателей, которые передвинулись ещё ближе к краю поляны.
«Что вы думаете обо всем этом? Я могу уверить вас, что ребенок не то, чего мы боялись. Мы рискнем и позволим жить этому ребенку? Мы сделаем наш мир опасным, чтобы сохранить невредимой эту семью? Или вы считаете, что Гарретт прав? Вы присоединитесь к ним в борьбе против наших внезапных проявлений доминиона?»

- С их стороны это будет умным поступком, - ответил Эммет.
- Но я сомневаюсь, что они так поступят, - произнес Джаспер. – Для них это будет значить – столкнуться с непобедимой силой… Могу представить, что они с большим удовольствием убежали бы, чем принимали чью-то сторону.

Свидетели встретили его пристальный взгляд с осторожностью на лицах. Маленькая темноволосая женщина кротко смотрела на темного белокурого мужчину в стороне.
«Это наш единственный выбор?» – внезапно спросила она у Аро. – «Быть с вами или быть против вас?»
«Конечно, нет, моя очаровательная Макенна», - фыркнул Аро, будто ужасаясь этой фразе, тому факту, что любой может прийти к такому заключению.

- Ага, как только кто-то мог додуматься до такого? – саркастически проворчал Эммет.

«Вы можете уйти, как это сделал Амун, даже если вы не согласны с решением совета».

- О да, Амун ушел с миром, после того, как ты «очень тонко» пригрозил ему, - заметил Джаспер.

Макенна посмотрела на лицо своего спутника, он кивнул.
«Мы не приезжали сюда для борьбы». – Она сделала паузу, выдохнула, затем продолжила. – «Мы приехали сюда, чтобы засвидетельствовать. И наши слова - эта семья невиновна. Всё, чего требовал Гарретт, является правдой».
«Ах», - печально выдал Аро. – «Я сожалею, что вы видите нас такими. Но такова природа наших обязанностей».
«Это не то, что я вижу, а то, что я чувствую», - спутник Макенны говорил высоким, возбужденным голосом.
Он поглядел на Гарретта.
«Гарретт говорил, что у них есть возможность распознавать ложь. Я также знаю, когда слышу правду, а когда ложь». – Он придвинулся ближе к Макенне, ожидая реакции Аро.
«Не бойся нас, друг Чарльз. Без сомнений, патриот действительно верит тому, что говорит». - Аро слегка хихикнул, и глаза Чарльза сузились.

- Ага… все свидетели обречены, - произнес Эммет.

«Это всё, что мы хотели сказать», - произнесла Макенна, - «теперь мы уходим».
Она и Чарльз медленно двинулись в сторону леса, не поворачиваясь, прежде чем оказались в листве деревьев. Один из незнакомцев последовал их примеру. Я оценила отвагу тех, кто остался. Правда, некоторые были слишком смущены, чтобы принять правильное решение. Но большинство, похоже, прекрасно знали, что происходит, и они выбирали нас. Я была уверена в том, что Аро тоже это знает. Он отвернулся и направился в сторону своей охраны. После чего он к ним обратился:
«Нас превосходят по численности, мои дорогие», - сказал он. – «Мы не можем ожидать помощи извне. Мы должны оставить этот вопрос неразрешенным, чтобы быть спасенными?»
«Нет, хозяин», - прошептали они в унисон.

- Я не понимаю, зачем он вообще к ним обращается, если они все равно не пойдут против него и сделают то, что он прикажет, - пробормотал Джаспер.

«Защита нашей мировой ценности может пошатнуться, если нас станет меньше?»
«Нет», - выдохнули они. – «Мы не боимся!»

- Все в унисон, я уверен, - изрек Джаспер, качая головой.
- Больше всего мне это напоминает неприкрытое подхалимство, - усмехнулся Эммет.

Аро улыбнулся и повернулся к своим компаньонам, одетым в черные одеяния.
«Братья», - мрачно начал Аро, - «есть кое-что, что мы должны рассмотреть».
«Давайте посоветуемся», - сказал Кайус нетерпеливо.
«Давайте посоветуемся», - Маркус повторил фразу своим безразличным тоном.
Аро повернулся и встал как можно ближе к другим древним. Они соединили руки, чтобы сформировать черный треугольник. Как только Аро сосредоточился на тихом совещании, ещё двое свидетелей исчезли в лесу. Я надеялась, что они сделают это быстро. Спокойно я отстранила руки Ренесми от своей шеи.
«Ты помнишь то, что я тебе сказала?»

Эсми вздрогнула. Она не думала, что сможет сказать им: прощай, что сможет без слез отпустить их, не выказав никаких эмоций для вражеской армии.

Слезы хлынули из глаз Ренесми, но она кивнула.
«Я люблю тебя», - прошептала она.
Эдвард наблюдал за нами своими глазами цвета топаза.
Джейкоб уставился на нас.
«Я тоже тебя люблю», - сказала я, и коснулась её медальона, - «больше, чем собственную жизнь».
Я поцеловала её в лоб. Джейкоб тревожно зарычал.
Я коснулась его и зашептала ему в ухо.
«Подождите, пока они полностью не отвлекутся на нас, а затем бегите. Бегите как можно дальше отсюда».
Лица Эдварда и Джейкоба были охвачены почти одинаковыми масками ужаса, несмотря на то, что один из них был волком.

- Ты выглядишь как дворняга, Эдди, - попытался пошутить Эммет, и эта картина действительно казалась ему забавной, но его голос был напряжен, а на сердце тревожно.

Ренесми коснулась Эдварда, и он взял её на руки. Он сильно сжал её в своих объятиях.
«Это то, что ты скрывала от меня?» - прошептал он, гладя её по голове.
«От Аро», - выдохнула я.
«Элис?»
Я кивнула.
Его лицо искривилось от понимания и боли. Его лицо - копия моего собственного, когда я соединила подсказки Элис воедино вчера вечером.
Джейкоб успокаивающе заворчал.
Эдвард поцеловал лоб Ренесми и усадил её на Джейкоба. Она проворно взобралась к нему на спину, удобно устроившись между его лопаток. Джейкоб повернулся ко мне, его выразительные глаза были полны муки, грохочущие рычание разрывало его грудь.
«Ты единственный, кому я могу доверить её», - пробормотала я. – «Я знаю, что ты сможешь защитить её, Джейкоб».
Он вновь тихо зарычал, после коснулся моего плеча.
«Я знаю», - прошептала я, - «я тоже люблю тебя, Джейкоб. Ты всегда был моим лучшим другом».
Слеза, размером с бейсбольный мяч скатилась по его щеке и упала в красновато-коричневый мех чуть ниже его глаз.
«До свидания, Джейкоб, мой брат... мой сын», - прошептал Эдвард.

Розали напряглась, но ничего не сказала.

Другие не обращали внимания на прощальную сцену. Их глаза неотрывно смотрели на черный треугольник, но я могла сказать с точностью, что они слушали.
«Надежды нет?» - прошептал Карлайл. В его голосе не было никакого страха. Только понимание происходящего.
«Надежда есть», - пробормотала я.

- Она – источник надежды, а это много значит, - заявил Эммет.

Она, должно быть, твердила себе: «Я ведь знаю только свою судьбу».

Элис закатила глаза: - Не знаешь.
- Ты знаешь, это все твоя вина, что она так думает, - заметил Эдвард.
- Я хотела, чтобы Несси была в безопасности… но это не значит, что я думала, что вы все умрете, - ответила Элис.

Эдвард взял мою руку. Он знал, что это и его касается. Когда я говорила про свою судьбу, я подразумевала и его тоже. Мы были половинками одного целого. Эсми тяжело вздохнула позади нас. Она двинулась мимо нас, коснувшись наших лиц, чтобы стать рядом с Карлайлом и взять его за руку. Внезапно мы были окружены, наши свидетели, помощники, друзья тихо шептали прощания, говорили про то, что любят нас.
«Если мы переживем это», - прошептал Гаррет Кейт, - «я буду следовать за тобой, куда бы ты ни пошла, женщина».
«Теперь он говорит мне это», - пробормотала она.

Эсми улыбнулась, хотя она по-прежнему ощущала боль из-за того, что происходит.

Розали и Эммет поцеловались быстро, но неистово.
Тиа ласкала лицо Бенжамина. Он бодро улыбнулся, поймал её руку и приложил к своей щеке.
Я не успела разглядеть все сцены любви и прощания, потому что была внезапно отвлечена от происходящего давлением за пределом моего щита.

- Они начали атаку, - сказал Джаспер, и все напряглись.
- Но они еще не огласили решение, - заметил Эммет.
- Похоже, они и не собираются этого делать, - холодно произнес Джаспер. – Охрана атакует, пока они совещаются.
- Так нечестно, - возмущался Эммет. – Ублюдки! Жулики!

Я не могла сказать, когда это началось, но было такое чувство, что это было направлено на края нашей группы. На Лиама и Шивон особенно.
Давление не нанесло ущерба, спустя какое-то время оно ушло. Не было никакого изменения в треугольнике, но, возможно, был какой-то сигнал, который я пропустила.
«Приготовьтесь», - прошептала я, - «сейчас начнется».

- Это был конец главы, - промолвил Эммет, протягивая книгу.
- Я не могу, - ответила Эсми, качая головой.
- Я буду читать, - произнес Джаспер, забирая книгу.

 

Конец 37 главы
Категория: Переводы фанфиков 12+ | Добавил: Lovely (21.03.2011)
Просмотров: 1381 | Рейтинг: 5.0/6
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]