Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Амиру. Глава 5

Глава 5 Софи

Девушка открывает глаза и поводит затекшими плечиками – неудобно.

Девушка садится на постели, ставя на пол аккуратные ножки с красным лаком на ногтях.

Девушка одергивает футболку, в которой спала, - чью-то футболку - ручкой с красным лаком на ногтях.

Девушка поворачивается и изучает лицо, которое сопит на соседней с ней подушке. Странно.

- Эх, просыпайся, - толчок в плечо.

- Уууууууу… - в подушку.

- Телефон есть?

- Там, - неопределенный взмах рукой.

Там… девушка идет в неопределенное там, находит телефонный аппарат, быстро набирает номер, присаживается на краешек стула. Её колени сдвинуты, она смотрит на красный лак.

- Антон...

- Мама звонила?

- И что ты сказал?

- Да, повезло тебе, даже сама себе завидую, - растягивая гласные.

- Я? – растерянный взгляд, кивок в сторону парня на кровати, шепот: – Как тебя зовут?.. У Макса.

- Эм, не знаю, - взгляд в окно. - Где-то в центре.

- Сама доберусь, я домой.

Девушка идет по улице, стремительно, плавно покачивая бедрами, обтянутыми узкой джинсовой юбкой, пальчики с красным лаком надежно скрыты туфельками на высоком каблуке. Девушка откидывает прядь волос, немного раздражаясь, что не убрала волосы, но так эффектней. Девушке прохладно, но она не съеживается, не кутается в кофточку. Она идет ровно, она несет себя. Она знает себе цену. И эта цена высока.

У девушки стройные ноги, упругая попа, аккуратная грудь, гладкий живот, длинные волосы.

На девушке дорогая одежда. На девушке улыбка. Девушка знает правила. Не думать. Не вспоминать. Не дышать.

Эта девушка не Соня, теперь она - Софи.

 

Амир

Последний раз я видел Соню, когда с её матерью мы привезли её домой. К ней домой. В дом, в котором больше не было её сына, сына Марата, после похорон Марата и Вани.

Ваня – странное имя для сына Марата. Марату оно нравилось.

Соня была белая, синими были ногти, губы и круги под глазами. Она вцепилась в мою руку с такой силой, что после этого еще долго оставались синяки. У меня не было сил, моя мать была убита горем, отец еле передвигался по дому, Рафида плакала, казалось, не переставая. А я должен был вернуться к жене, моей беременной жене. Я должен был встать и оставить Соню. Но я не мог. Позволяя терзать свою руку, я сидел и молился только об одном – не взвыть тут, прямо тут, на этом диване, в этом доме, глядя на эту фигурку, на результат того, что я сделал… Подошла мама Сони, оторвала её руку от моей и сказала:

- Иди, мальчик.

Я не был мальчиком, я мог бы помочь, если бы знал, как, имел хоть какое-то представление…

- Все, что вы могли, вы уже сделали, вся ваша семья. Мне жаль твоего брата, но уходи. Она справится. Она – сильная.

И вот я тут, в её городе, сижу на подоконнике в общаге, где остановился у своего приятеля, и думаю, что звонить Соне было вовсе не такой хорошей идеей, как это казалось в самом начале. Но что сделано, то сделано. Я позвонил, Сони не было, я передал куда прийти и во сколько и теперь ждал. Ждал, что она не придет.

Намечалась студенческая пьянка, я редко в таких принимал участие, жена, ребенок, теперь еще… Но отказаться я не мог, да и не хотел, в конце концов, повод был напрямую связан со мной, и, откровенно говоря, хотелось оттянуться, отдохнуть.

Все уже рассаживаются, потирая руки в удовольствии, как раздается тихий стук в дверь.

Иду открывать, понимая, кто там. Страшно. Мне страшно.

Открываю.

Оглядываю.

Длинные черные волосы, слишком черные для её бледной кожи, красная помада, красный лак на аккуратных ногтях, красное платье, слишком короткое для её стройных ног, и туфли. На таких каблуках ходят?

И стеклянные глаза. Ничего не выражающие глаза – это странно, аномально, такого не может быть.

Она невероятно красивая, яркая, её духи окружают, обволакивают…

- Ну, так и будешь смотреть? Мне покрутиться для лучшего обзора? Я могу… - говорит она, проводя кончиком язычка по нижней губе и заглядывая через плечо. – О, какой шарман!

Отодвигая меня в сторону, делает шаг в комнату, тем самым открывая мне вид на спину. Платье слишком короткое для таких ног.

- Это Соня, моя… родственница, дальняя.

Резкий поворот головы, взгляд ничего не выражающих глаз.

- Софи. Я – Софи. Ну, мальчики, так и будете сидеть? Или начнете ухаживать за дамой?

Соня пропускает мимо злобные взгляды местных красоток, их попросту не существует для такого создания, как Соня. Она быстро барабанит пальчиками по столу, слушает каждого, иногда невзначай задевает по плечу, убирая невидимую пушинку, облизывает губы, растягивает гласные, перемежает речь французским. Соня танцует, четко попадая в рваный ритм, её бедра двигаются резко и точно в такт, её руки взлетают вверх. Соня сидит нога на ногу. Соня пьет. Соня не пьянеет. У Сони стеклянные глаза.

- По какому поводу собрание бомонда? – «нда» со щелчком красных губ.

- У Амира родился сын! Второй! – кажется, мальчик рядом явно охмелел. Откровенные похотливые взгляды на Соню рождают желание выбить ему зубы нахрен.

- Оу, пятилетка за три года, - пальчики стучат по столу, – и как назвали?

- Марат, - после паузы, смотрю в глаза, в ничего не выражающие глаза.

- Класс, - взгляд на мальчика рядом, - подай мне соль, милый.

Когда все расходятся, Соня сидит, оседлав «милого», что-то шепча ему на ухо и поглаживая его ногу. Хочу оттащить «милого» от Сони, выбить ему зубы, переломать ребра, хочу затащить Соню в душ, смыть черную краску с волос и красную помаду с её губ. Хочу там же отыметь Соню, вдавливая её руки в стену, а свои руки в её бедра.

Я выхожу из комнаты, громко хлопнув дверью.

Через некоторое время, слишком короткое время - отмечаю не без удовольствия - Соня выходит, аккуратно закрывая за собой дверь. Я стою в конце длинного коридора, и она идет ровно на меня, её бедра не раскачиваются в ритм её шагов. Её глаза стеклянные, и я вижу усталость.

- Куришь? – Соня.

- Нет.

- А я покурю, пойдем, если не возражаешь.

Идем, я не возражаю, смотрю на тонкие пальцы, тонкую сигарету и губы, уже без красной помады.

- Я пойду, Амир, было приятно тебя увидеть.

- Куда ты пойдешь? Ночь.

- Ты, наверное, заметил, - показывает рукой на себя, - я - взрослая девочка, могу о себе позаботиться, доберусь.

- Нет, ты останешься!

Запястье в руке. Глаза в глаза. Тишина.

- Ладно, но где… там… эм… ну, он скорее мертв, чем жив, - смеется, – я бывает, знаешь, заигрываюсь.

- Заметил, - смеюсь, - спи со мной.

Запястье в руке. Глаза в глаза. Тишина.

- Только держи свой женатый член при себе.

- Обещаю.

Соня засыпает почти сразу, повернувшись ко мне спиной, в моей рубашке. После чего я подтягиваю её к себе и прячу лицо в её волосах. От Сони пахнет алкоголем и полчаса назад побывавшим в ней мужчиной, который сопит за шкафом, и я ненавижу это. Но волосы Сони пахнут так же. Свежей травой. Молоком. Липой, цветущей напротив нашего дома в далеком селе на средней Волге.

****

Софи проснулась позже Амира, он отвел её в душ, сопроводил вниз, на вахту, где Соня сделала быстрый звонок, и они стояли на улице, где Соня курила, а Амир смотрел на неё.

Без помады, без туши, с волосами, заплетенными в косу, с бледной кожей, стеклянными глазами и глубокими синяками под ними. Резко остановившаяся «девятка» вывела Амира из задумчивости, но Соня даже не пошевелилась, она продолжала курить, сидя на скамейке, устремив взгляд в никуда. Из «девятки» вышел парень, скорей, мужчина лет тридцати на вид. Он, подойдя к Соне, присел на корточки рядом, взял сигарету из её рук и, затянувшись, отдал Соне.

- Антон.

- Софи, детка, мы же договаривались, если ты ночуешь где-то, предупреждай меня, я опять придумывал что-то для твоей мамы.

- Извини.

- Ты пила? Блядь, тебе не надо пить, ты знаешь, с тем, что ты…- взгляд на Амира. – А это кто?

- Родственник, дальний.

- Детка, ты переключилась на родственников, - мужчина смеется.

Соня молча, ровно в лицо мужчины, показывает средний палец. Двумя руками.

Мужчина, смеясь, поднимает Соню на ноги, собственнически шлепая по заднице, отводит в машину и потом говорит:

- Бывай, дальний родственник.

- Бывай, - Амир смотрит, как Соня достает таблетку, запивает её водой и закрывает глаза, вытягиваясь на переднем сиденье автомобиля.

Под громкую музыку машина со свистом уезжает, увозя от Амира запах липы и Соню, которая теперь Софи.

Через двенадцать часов скорый поезд увозил Амира из родного города Сони, города, сменившего называние, как Соня - имя.

Амир сидел в поезде, глядя в окно, и думал. Он думал о Соне, о своей семье, о том жарком летнем дне после трех суматошных дней свадьбы, когда они спокойно сидели за столом на улице и разговаривали за завтраком. Амир притянул к себе Назиру, положа руку ей на плечо и убрав от пальцев волосы… Он еще помнил другие волосы в своих руках, другие плечи, но теперь все это не имело никакого значения. Он всеми силами в это верил. Старался верить.

Флешбек

-Так, ты теперь вроде как с Соней, - Рафида обращается к Марату, смотря удивленно и попеременно то на него, то на дом через дорогу.

Амир поднимает глаза и, проследив глазами за взглядом Раф, видит Соню, которая развешивает постиранное белье на веревку. На ней розовый сарафан. Амир помнит этот сарафан, с детским рисунком по краю подола.

Удивленные взгляды матери, отца и деда обращаются к Марату.

- Вроде как, - спокойно, не поднимая глаз от тарелки и с аппетитом продолжая поглощать завтрак.

- Но ты её не знаешь! – Рафида.

- А ты знаешь?

- Знаю.

Марат продолжает молча есть, невозмутимо глядя в тарелку.

- Знаешь, значит. Тогда скажи-ка мне, Рафида, чего боится Соня?

Молчание повисает в воздухе, Амир не может вспомнить, чего боится Соня, Рафида хмурит лоб - разве Соня умеет бояться.

- Змей, она боится змей, очень сильно. Иногда они ей снятся, лет с тринадцати, тогда она не спит ночами, а потом засыпает днем. Тогда мы с ней уходим в лес, к дальнему озеру, и она спит там. Только сначала я клянусь, что если я увижу змею, то сразу её разбужу, – смеется. - Еще она воды боится и, на самом деле, не любит плавать. Ей противно опускаться в воду, только она говорит, что страх можно взять за горло и крепко его держать. Тогда вопрос проще: куда хотела поступать Соня?

- Она в торговом учится, - с уверенностью заявляется Рафида, победно смотря на Марата.

- Ага, а куда хотела? – обводя взглядом присутствующих. – Она журналистом хотела стать, её очерки печатали еще в школе.

- Ух ты, - присвистнул Амир. – Молодец – Соня!

- И самый простой вопрос. Самый. Как зовут отца Сони?

Все недоуменно переглядываются: мать, отец, бабушка - все знают, как зовут маму Сони, но отца… Что о нем говорить, «этот» - его имя.

- Эрнест. Его зовут Эрнест. А Соня – Софья Эрнестовна, - спокойно и с какой-то гордостью говорит Марат.

Переводя взгляд от Рафиды к Амиру, он продолжает:

- Она пичкает всех идиотскими рассказами о рыбах и головастиках, о танцующих драконах и говорящих птицах. Она придумывает игры по своим правилам, мы все время играем по её правилам, по её историям, но никто из вас не знает о Соне даже самых простых вещей. Никто.

- А ты знаешь? – настороженно произносит мама.

- Знаю, мам.

- И что ты собираешься делать? – Раф.

- Я женюсь на ней, - звучит слишком уверенно для такого заявления.

- Но она же не татарка! – в один голос вскрикивают бабушка и мама.

- Плевать! Мне плевать, я женюсь на ней, когда она захочет, если захочет, и мне плевать, что Софья Эрнестовна, - «Эрнестовна» с оттягом, – не татарка.

- Не моли чушь, - тихо, почти с угрозой, говорит отец.

- Угу…

Амир смотрит во все глаза на Марата, он давно отпустил плечи Назиры, его руки вцепились в край стола, он понял, к чему это «угу». Любой бы понял, любой…

- Марат, - шепчет мама. – ты же не... ты… не... мог…

- Мог. И сейчас могу.

Амир раньше, чем успевает понять, раньше, чем успевает взять себя в руки, раньше, чем успевает вздохнуть, вскакивает, оттолкнув стул, и подлетает к Марату. Схватив его за ворот рубашки, он глядит в спокойные глаза брата и хочет одного – стереть этот спокойный взгляд, уничтожить саму мысль о Соне в мозгу Марата, в своем мозгу, потому что в этот момент он понимает, что Марат взял то, что принадлежало Амиру. Взял просто, Амир сам отдал ему в руки Соню… И Амир не может его винить, он просто хочет стереть спокойный взгляд. В тот день Амир почувствовал боль, жгучую, наверное, такую чувствовала Соня несколько дней назад, когда шептала: «Пожалуйста»

Оттаскивает его отец, шипя в лицо, что Амир должен думать о своей жене, он должен уважать её, а не набрасываться на родного брата из какой-то… и ругательства тонут в недобром взгляде Амира.

Конец флешблека

В тот день Амиру удалось убедить Назиру, что дело всего лишь в том, что он приглядывал за Соней с детства, и ему просто не нравится, что Марат поступает так опрометчиво по отношению к Соне и к себе. Через час Амир видит, как Марат и Соня встречаются на середине улицы. Как он приподнимает Соню, прижимая к себе. Прокрутив её, как ребенка, Марат целует ее в щеку и, обняв, куда-то уводит. Отец недовольно ведет плечами, а Амир с удовлетворением замечает, что Марат не поправляет ей пряди волос.

Дорогие читатели, не забывайте благодарить автора – Наташу и редактора - Нюру. Ждем вас на Форуме.



Источник: http://robsten.ru/forum/36-1640-1
Категория: Собственные произведения | Добавил: lonalona (25.02.2014) | Автор: автор lonalona
Просмотров: 717 | Комментарии: 10 | Рейтинг: 5.0/24
Всего комментариев: 10
0
10   [Материал]
  Да што ж такое.
Опять Башарова вспомнила!
И Чулпанка за русским замужем.
Да у меня подружка была - чистая татарка, так та аж за двумя русскими успела замужем побывать. А за одним из них  - два раза.
Объяснять трусость национальностью проще всего.

9   [Материал]
  -Плевать! Мне плевать, я женюсь на ней, когда она захочет, если захочет...блин ну почему Амир так не может? bang

8   [Материал]
  Спасибо  lovi06032

4   [Материал]
  Спасибо за главу! lovi06032

3   [Материал]
  тихо офигиваю от впечатлений

5   [Материал]
  тоже словей нет? или как их там... словов, что-ли? girl_wacko Нат, соберусь с мыслями и сразу отпишусь, пока внутри у меня не пойми чего творится... но это очень хорошо. fund02016

6   [Материал]
  Приходи  fund02016

7   [Материал]
  Нюр, можно громко поофигивать.
Автора побить, или обнять и поплакать. 
Спасибки за все, включая тихий пофигей.  fund02016

2   [Материал]
  Спасибо за главу!  good lovi06032

1
1   [Материал]
  Н-да, тяжелые 90-тые, потерянная девушка... cray cray cray cray

Ladies, спасибо за главу! lovi06032 lovi06015 good

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]