Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Чёрная пантера с бирюзовыми глазами. Глава 7. Три тысячи.

                                                                                    Глава СЕДЬМАЯ  

                                  ТРИ ТЫСЯЧИ

 

      Гейб взял меня за руку, и какое-то время мы просто молча бежали рядом. Остальные оборотни растянулись цепочкой, которая слегка извивалась, огибая вековые сосны, но при этом держа точное направление. Возможно, у того, кто бежал впереди – я пока не знала его имени, – был компас, или GPS-навигатор, а может, он ориентировался по звёздам или по магнитному полю Земли, я не знаю. В любом случае, у нас был ведущий, и думать о том, куда именно нужно бежать, мне было не нужно. В принципе, я ведь указала на карте место, где встретила Вэнди, вот туда-то мы и направлялись. Моя миссия проводника начнётся ещё не скоро.

        Мне уже стало казаться, что Гейб не расслышал мой вопрос, что вряд ли, или просто не хочет на него отвечать, но через пару минут он глубоко вздохнул и начал очередной рассказ.

        – Потому что мой отец – эгоист, каких поискать. Всё его детство, которое, как ты понимаешь, было очень долгим, его баловали, холили и лелеяли.

        – Родители, видимо, очень его любили?

        – Своих родителей он вообще не знал. Мать его умерла при родах, а вот кто отец – загадка. Всё, что его мать говорила о своём соблазнителе, это то, что он был «царь леса», как она его называла. Она встретила его, собирая в лесу ягоды. Соблазнив её, он больше не появлялся. И ребёнком своим не интересовался. В итоге мой отец стал сиротой, едва родившись. К счастью, его взял на воспитание дальний бездетный родственник. Очень богатый по тем временам. Он и его жена просто обожали приёмного сына – малыш был невероятно красив и обаятелен, он очаровывал любого, кто оказывался рядом. Даже его холодная кожа их не смущала. И то, что он рос намного медленнее обычных детей – тоже. Он же был особенным, сыном «царя леса». Так что с него буквально сдували пылинки, исполняли все капризы, едва на него не молились.

       – И совершенно избаловали, – понимающе закивала я.

       – Да. Он легко шагал по жизни, получив неплохой старт в виде богатых родителей и красивой внешности, потом этот бонус в виде суперсилы и других сверхспособностей. У него хватило ума скрывать ото всех свою сущность оборотня, да и силу он использовал весьма умело, но славу непобедимого воина всё же снискал. Женщины на него просто вешались, и он этим вовсю пользовался, даже когда был женат. Он уверен, что законы морали – это не для него.

       – Милую картину ты нарисовал. Почему-то мне очень захотелось ему врезать.

       Гейб расхохотался.

       – Какая ты кровожадная. Но боюсь, когда ты его увидишь, то изменишь своё мнение. Как я уже упоминал, отец может быть весьма очарователен, это что-то типа его дара. Врождённая особенность.

       Я пожала плечами. Гейб может петь своему отцу любые дифирамбы – меня ему не переубедить. Я абсолютно уверена, что на свете не может существовать кто-то, ещё красивее и обаятельнее, чем он.

       – Так что насчёт детей?

       – В первый раз это вышло случайно. Как я говорил, женщин у него было предостаточно, и периодически то одна, то другая объявляла его отцом своего ребёнка. Как ты понимаешь, тест на отцовство у него занимал пару секунд и был стопроцентно точным.

       – Да уж, достаточно было просто потрогать малыша, и всё становилось ясно. Если, конечно, там не приложил руку его собственный папаша. Точнее – не руку…

       – Интересное предположение. Никогда об этом не задумывался. Но вряд ли. Кем бы ни был мой дед – больше он в той местности не объявлялся, уж мы бы это знали. Так что все бастарды отца – его собственные. Но вернёмся к нашим баранам.

       Однажды, когда отец уже и не надеялся ни на что, решив, что я был чем-то случайным и неповторимым, «тест на отцовство» дал положительный результат. Малыш был таким же холодным, как и мы. Его мать была щедро одарена, и с лёгкостью отказалась от сына. Так у нас появился Ричард. Я к тому времени уже стал бессмертным – как я говорил раньше, несколько своих шансов отец упустил. И я очень обрадовался, что в нашей семье появился малыш. Я сразу его полюбил. Но, как оказалось, отец испытывал к ребёнку несколько иные чувства.

       – Какие?

       – Собственнические. Для него главным было обладать этим ребёнком, чтобы тот принадлежал ему. Сам по себе малыш Уолси мало его интересовал. Поэтому его воспитанием пришлось заняться мне, тем более, что вскоре отец отправился на очередную войну, завоёвывать очередную порцию славы.

       – Адреналинщик, – хмыкнула я. – Погоди, я что-то упустила? Кто такой малыш Уолси?

       – Это я по привычке. Я имею в виду Ричарда, просто тогда его звали Уолси.

       – Слушай, я понимаю, что уменьшительно-ласкательные имена порой очень сильно отличаются от полных. Но как у вас получилось именно это имя – я не представляю. Тут же ни одна буква не совпадает. Или это было прозвище.

       – Нет, это было самое настоящее имя. Полное. Ричардом он стал гораздо позже. Уже после завоевания Англии норманнами.

       Я решила пока отбросить мысль о том, что событие это произошло почти тысячу лет назад. Я подумаю об этом завтра. Переварю вместе с прадедушкой Гейбом.

       – Но почему? Уолси – вполне милое имя.

       – Пожалуй. Были и похуже. Только вот имена эти, как бы это сказать, из моды вышли. А мы в то время старались не выделяться. И не подчёркивать лишний раз своё бессмертие старинными именами. Так что отец из Квеннела превратился в Александра, Уолси стал Ричардом, Туки – Теодором, Уорвик – Уильямом, а Гуннихильда – Эмилией. Ну и остальные тоже, не стану тебя утомлять перечислением.

       – Гунни…  Гунни… как?

       – Гуннихильда. Старшая из моих сестёр.

       – Господи, как можно назвать так ребёнка?! Вы её что, сразу же возненавидели?

       – Поверь, в своё время это было очень модное и красивое имя, – усмехнулся Гейб.

       – А ты, – подозрительно прищурилась я. – Ты же тоже сменил имя, верно? И как же тебя звали раньше?

       – Катберт, – пожал Гейб плечами.

       – Катберт, хммм… – я покатала имя на языке, пытаясь «распробовать» и вынесла вердикт: – Жить с этим можно, но Габриэль всё же лучше.

       – Дело привычки. Кстати, оно означает «блистательный», – скромно заметил Гейб. – Я про Катберта.

       – Ух ты! – восхитилась я, а потом вновь подозрительно прищурилась. – А откуда ты это знаешь? В интернете нашёл?

       – Ага, погуглил, – рассмеялся Гейб. А успокоившись, покачал головой. – Миранда, я это просто знаю. Это же не какой-то набор звуков, это было обычное слово. На староанглийском.

       – Ты знаешь староанглийский?

       – Конечно, знаю. Я говорил на нем большую часть своей жизни.

       Бо́льшую? Он сказал БОЛЬШУЮ часть жизни?

       – Ну же, Рэнди, спроси же его, наконец! – послышался сзади насмешливый голос Пирса. – Иначе тебя просто разорвёт от любопытства. 

       Я вздохнула. Ладно, я задам этот вопрос, как бы не боялась услышать ответ. Я и так уже поняла, что мой Гейб очень и очень стар. Календарно стар. Но так ли это страшно, если физически ему навеки тридцать? Глубоко вдохнув, я выпалила:

       – Гейб, сколько тебе лет?

       Какое-то время он не отвечал, поглядывая на меня вроде бы даже с опаской. Потом вздохнул и выпалил:

       – Я родился в двенадцатом веке.

       – Ух ты! – выдохнула я. С ума сойти! Ему аж восемьсот лет, даже больше! По человеческим меркам – безумно много. Но я, кажется, уже стала перестраивать свой мозг под нечеловеческие реалии. Началось всё с того момента, когда Вэнди впервые рассказала мне про бессмертных, и я сообразила, что тоже являюсь таковой. За эти несколько дней я постепенно стала привыкать к этому. И возраст Гейба меня практически не шокировал. Ну, подумаешь, восемьсот лет! Или даже девятьсот. Да ерунда совсем, на фоне вечности. Стоп. Тут что-то не сходится...

       – Гейб! Объясни, как ты мог родиться в двенадцатом веке, если норманны завоевали Англию в одиннадцатом? Уж это-то я точно помню! Ты что, меня обманываешь?!

       – Нет! – воскликнул Гейб и отчаянно замотал головой. – Я тебя не обманываю, я действительно родился в двенадцатом веке... До.

       – До? – не поняла я. – Что значит «до»?

       Вокруг нас раздалось сдержанное хихиканье – похоже, некоторым оборотням, которые внимательно слушали наш разговор, очень понравилось наблюдать за мучениями Гейба. Хотя смеялись не все. Я заметила, что остальные посматривают на него с сочувствием, а на меня… как-то непонятно, словно бы с опаской.

       А Гейб, вновь глубоко вздохнул, покусал губу, бросил на меня нерешительный взгляд, потом снова отвёл глаза и, наконец, глухо, но чётко и раздельно, чтобы не допустить неправильного толкования, уронил:

       – До. Нашей. Эры.

       Мои кости куда-то вдруг исчезли из моего тела, и, выпустив руку Гейба, я опустилась на землю там, где в тот момент находилась. Задом я приземлилась прямо на какую-то сучковатую корягу, но даже  не заметила этого. Мой мозг бился в конвульсиях, пытаясь переварить новую информацию. Он уже смирился с тем, что Гейбу почти девятьсот. Цифра невероятная, но, почему-то всё же казавшаяся вполне реальной. Я могла себе это представить. Я решила, что это не страшно. Но другая ЭРА?!

        Новая информация сбила меня с ног. Буквально!

        – Т-т-тебе т-т-три т-т-т-тыс...  т-тыс…

        Я никак не могла выговорить то, что огненными буквами пылало у меня в голове.

       Оборотни, так же прервавшие свой бег, столпились вокруг меня. Гейб опустился передо мной на корточки и печально покачал головой.

       – Вот этого-то я и боялся.

       Краем сознания я заметила, как Адам дал Пирсу подзатыльник.

       – Кто тебя за язык тянул!

       – Я ж не знал, что она так отреагирует! Она же одна из нас!

       – Да, но воспитывалась-то, как человек. Забыл, как человеческие женщины реагируют, когда впервые узнают наш возраст? А ведь мы их перед этим долго подготавливаем!

       – Да что ты ему объясняешь! – покачал головой другой оборотень, тот, что был в нашей колонне за лидера. – Он же мальчишка совсем, ещё ни разу женат не был. Вот встретит свою женщину – поймёт. Им, молодым, только б посмеяться.

      – Ты прав, Ричард. Поймут, когда время придёт. – И Адам пренебрежительно махнул рукой в сторону тех оборотней, что прежде смеялись над Гейбом. Теперь они выглядели пристыжёнными. – Мальчишки!

       Всё это я воспринимала краем сознания, машинально отметив знакомое имя – Ричард. Брат Гейба. «Малыш Уолси». Но остальная часть моего мозга все ещё отказывалась связно мыслить.

       Я почувствовала, как руки Гейба бережно подняли меня с земли, и оборотни снова тронулись в путь. И вновь меня посетило это чувство покоя, уюта и защищённости. Меня окружал такой знакомый и уже родной запах того, без кого я больше не мыслила своей жизни. Я была там, где мечтала провести остаток вечности – в объятиях моего мужчины.

       И в этот момент, когда мозг все ещё зачарованно наблюдал за пылающими цифрами, не в силах собрать разбегающиеся мысли в кучку, встрепенулось моё сердце. Оно взяло огнетушитель, и вылило море пены на цифры, оставив от огня только пшик. А потом ткнуло пальцем в обуглившиеся останки, быстро превращающиеся в кучку пепла, и спросило:

       «Неужели ЭТО настолько важно? Важнее того, чтобы провести жизнь вот в этих объятиях, чувствуя, как бьётся его сердце, как сильные руки берегут и лелеют тебя, как эти прекрасные бирюзовые глаза смотрят тебе прямо в душу? Неужели ты откажешься от всего этого из-за каких-то цифр?»

       «Нет!» – едва не взвыла я вслух! Господи, да что это со мной! Ну, разве можно так реагировать? Разве от того, что я теперь знаю точный возраст Гейба, он стал другим? Разве я уже больше не чувствую эту невероятную связь между нами? Нет и нет, на все вопросы!

       Мне стало жутко стыдно! Это ж надо было так расклеиться, и из-за чего?! Гейб же не виноват, что родился во время совсем другой эры! Так нельзя!

       Я развернулась, обняла его руками за шею и жарко зашептала в ухо:

       – Прости, прости! Я такая дура!

       – Ты совсем не дура. И твоя реакция вполне нормальна. В принципе, на фоне остальных, ты отреагировала очень даже спокойно.

       – Правда? Это хорошо. А то мне стало так стыдно за мою истерику.

       – Истерику? – расхохотался Стивен. – Да ты не знаешь, что такое настоящая истерика. Ты была спокойна, как удав. Да и оклемалась просто моментально.

       Я смущённо улыбнулась, и через плечо Гейба посмотрела на тех мужчин, что бежали вслед за ним. Я увидела только добрые, ободряющие улыбки, кое-кто даже подмигнул мне. Видимо, это правда. Моя истерика показалась таковой только мне одной. Можно выдохнуть и расслабиться.

       Я опустила голову на плечо Гейба, внимательно рассматривая его точёный профиль. Наконец он не выдержал и повернулся ко мне.

      – Что?

       – Тебе правда три тысячи лет?

       Гейб внимательно вгляделся в моё лицо, и, видимо, его удовлетворило увиденное, потому что он расплылся в лукавой улыбке и усмехнулся.

       – Даже немного больше. Тебе назвать точную цифру?

       – Не обязательно, – помотала я головой. – А ты мне расскажешь?

       – О чём?

       – Обо всём! Как раньше жили? Что ты видел? В каких исторических событиях ты участвовал? А в крестовых походах ты бывал? А Вильгельма видел? А Колумба? А Иисуса? Он правда ходил по воде? А Моисей на самом деле раздвинул Красное море? А...

       – Стоп-стоп-стоп! Боюсь, что с этими вопросами – не ко мне. Я почти нигде не бывал. И от сражений держался подальше. И от всяких прочих событий. Всё, что я видел – это лишь близлежащие окрестности нашего поместья. В отличие от моего отца, я никуда не ездил. У меня на руках было поместье, которым нужно было управлять и люди, о которых нужно было заботиться.

       – И дети твоего отца, которых нужно было растить.

       – Верно. Так что вряд ли я могу рассказать много интересного. Хотя с Колумбом я встречался. Ты знала, что он был блондином?

       – Правда? Испанец?

       – Да. Мы с ним неплохо пообщались. Мне было интересно узнать об открытых им новых землях. Я уже давно начал задумываться о переезде. Наша семья разрасталась, в основном за счёт папашиных детей, и мы начали привлекать слишком много внимания. А в то время как раз пышным цветом расцвела охота на ведьм. Не хотелось попасть под горячую руку инквизиции. Пришлось чуть ли не в подполье уйти – мы не выезжали за пределы нашего поместья, опасаясь провокаций. Особенно мы волновались за всё ещё смертный молодняк. Так что я оплатил постройку нескольких кораблей, нанял команду, загрузил корабли припасами, собрал практически всю семью, и мы эмигрировали в Америку.

       – Ну, вот, а говоришь – рассказывать не о чём! Это же всё безумно интересно! Трудно было?

       – Да не особо. В отличие от первых человеческих переселенцев, многие из которых умирали просто от голода, холода и болезней, мы были гарантированно от всего этого защищены.

        – Болезни и холод – понятно. А голод? Мы же едим намного больше, чем люди, так что прокормиться, наверное, было сложнее? Или я снова глупость говорю?

       – Рэнди, ну ты сама подумай, – бегущий впереди нас Адам не выдержал, и присоединился к разговору. – Человек будет полдня бродить по лесу с ружьём, чтобы в итоге принести домой пару кроликов. Мы можем сбегать в лес на полчасика, и принести парочку оленей. Есть разница?

       – Или представь, как человек весь день рубит вековое дерево, – подхватил ещё один оборотень, мне не знакомый. – Потом два дня подкапывает его корни, потом ещё полдня вытягивает из земли пень, это при условии, что у него есть воловья упряжка. Как ты думаешь, как быстро он сможет раскорчевать под посевы поле, достаточно большое, чтобы прокормить семью? А мы эти деревья просто выдёргивали.

       – Вы тоже там были?

       – Да, были. Нам, конечно, не по три тысячи лет, как некоторым, но переезд в Америку многие из нас застали.

       – Три тысячи лет! – эта цифра как-то незаметно перестала меня пугать и начала зачаровывать. – Гейб, ты хоть понимаешь, какой ты уникальный?

       – Эй, мне, на минуточку, тоже три тысячи! – раздался притворно-негодующий голос Ричарда. – Не такой уж он и уникальный.

       – Но Гейб всё же старше! Так что ты в пролёте, «малыш Уолси», – и я показала ему в спину язык.

       Я вдруг осознала, что чувствую себя в этой компании легко и непринуждённо, словно меня окружали родные братья. И когда я успела НАСТОЛЬКО влиться в эту семью?

       – Эй, я всё видел! – воскликнул Ричард. Я опешила.

       – Он правда нас видит? – зашептала я в ухо Гейба. Я ведь точно знала, что в тот момент Ричард  был повёрнут ко мне спиной.

       – Он просто догадался, – успокоил меня Гейб.

       – Колись, ты мне рожу скорчила или средний палец показала? – насмешливо поинтересовался Ричард, не оборачиваясь.

       – Язык показала, – честно ответила я.

       Ричард расхохотался. Остальные подхватили. Настроение у всех было явно приподнятое, словно бы мы не на боевую операцию шли, ладно, бежали, а… ну, не знаю… на рыбалку что ли. Но мне это нравилось. И я заулыбалась вместе со всеми.

       Просто поразительно, как же быстро у меня изменилось настроение. Мне хотелось, чтобы этот наш поход длился долго-долго, настолько мне нравилось находиться среди этих славных ребят, в объятиях Гейба, в его сильных руках… Что? В его руках? Он что, всё это время так меня и несёт? А я преспокойненько на нём еду? И даже не замечаю этого? А остальные?

       Я расцепила руки, которыми всё это время обнимала Гейба за шею, и смущённо зашептала:

       – Гейб, я могу сама идти, меня уже не обязательно нести.

       Вопросительно поднятая бровь.

       – Тебе неудобно?

       – Нууу… – как бы ему объяснить. – Физически-то мне очень даже удобно, спасибо.

       – А в чём проблема?

       – Мне неудобно, что ты меня несёшь, хотя я могу идти сама. – И, практически уткнувшись ему в ухо, едва слышно уточнила. – Перед остальными неудобно!

       – Не выдумывай ерунды, детка! – раздался голос Ричарда. – Пусть несёт, если хочет, не обращай на нас внимания.

       Ё-моё, он минимум в шестидесяти футах (* около 18 метров)  от нас, а я шептала настолько тихо, что сама едва себя слышала. Здесь вообще можно хоть что-то сохранить в секрете?

       – Видишь, Миранда, никто не возражает. Да и мне лучше, когда ты у меня на руках, чем когда болтаешься где-то сбоку. И разговаривать удобнее.

       – Но тебе, наверное, тяжело! – привела я последний аргумент, и тут же сама поняла, какую глупость сморозила.

       Оборотни расхохотались, а Гейб с насмешливой улыбкой покачал головой.

       – Вес-то в тебе воробьиный.

       Ну и ладно! Кому хуже, если Гейб меня несёт? Если ему это нравится, кто я такая, чтобы лишать его этого удовольствия? Да и себя тоже.

       И я снова обвила его шею руками, положила голову ему на плечо и попросила:

       – Расскажи ещё, как вы в перебрались в Америку.

       И Гейб рассказал. О том, как строились корабли – он лично контролировал, чтобы всё было сделано качественно, а для пассажиров были предусмотрены все возможные в то время удобства. Как продуманно делал запасы на дорогу и не только. Каких животных взяли с собой. Трюм одного из кораблей оборудовали под хлев. Второго – под запасы всевозможных семян и съестных припасов. Третьего – под вещи и инструменты, которые могли понадобиться.

       За многовековые жизни оборотни овладели разными полезными специальностями, что тоже очень помогло при освоении новых земель. Конечно, с охотой проблем не было, но ведь нужно было ещё и построить жильё и для людей, и для животных. Нужно было заниматься земледелием, шить одежду из шкур и шерсти – а шкуры нужно было предварительно выделать, шерсть остричь, спрясть, соткать или связать.  Нужно было находить уголь и железную руду, добывать металлы, ковать инструменты. Делать глиняную посуду, мебель, класть камины.

       В общем – все нужные навыки для выживания на новой земле, где невозможно было съездить в город и купить необходимое, у них были. И  немногочисленным смертным жёнам и детям были созданы все условия для комфортного и безопасного проживания. Они даже, в каком-то смысле, были более защищены, чем в своём старом доме – здесь им не грозили ни эпидемии, свирепствующие в Европе, ни религиозные фанатики.

       Я, как зачарованная, слушала рассказ Гейба, к которому постепенно присоединились почти все остальные оборотни. Лишь трое – Стивен, Пирс и Диллон, – были слишком молоды и не застали тех времён. Остальные с удовольствием припоминали всякие интересные истории, делясь ими со мной. Просто удивительно, как легко и просто меня приняли в это закрытое сообщество. Ко мне относились как к сестрёнке или племяннице, и я просто млела: после стольких лет одиночества у меня, наконец-то, появилась семья.

       Итак, переезд в Америку не стал для оборотней чем-то особо сложным. Это даже внесло некое разнообразие в их довольно скучное существование. Единственной проблемой было лишь то, что долгое время они держались слишком уединённо – в старом поместье к ним привыкли, а здесь индейцы их сторонились, чувствовали в них «нелюдей». Как результат – почти два века в семье не рождались дети. Человеческим жёнам просто неоткуда было взяться – поселения белых были слишком немногочисленны и замкнуты, да и там с женщинами была напряжёнка.  

      К тому же со временем, по мере того, как белые осваивали континент, оборотни переносили своё поселение всё дальше, пока, около трёхсот лет назад не обосновались там, где живут до сих пор. Эта долина в горах стала настоящей находкой – тогда нормальных проходов в неё вообще не было, лишь пара едва проходимых перевалов. Для оборотней это проблемой не было, я сама в этом лично убедилась. Так что здесь они обосновались уже окончательно.

       – А как же дорога, по которой привезли мою машину?

       – Её мы проложили немногим более ста лет назад. Уже после того, как я официально выкупил всю окрестную территорию. А до этого пробраться в Долину можно было только по двум перевалам. Один мы в итоге расчистили, чтобы превратить в дорогу, а второй засыпали. Въезд в Долину постоянно охраняется, окрестности патрулируются. Нам не нужны тут незваные гости.

       – Такие, как я?

       – Не говори глупости! Раз тебя привела Гвенни – ты именно званый гость. Впрочем, теперь ты даже не гость, ты – наша, верно?

       – Конечно! Вам от меня больше не избавиться.

       Я сказала это как бы в шутку, но потом посерьёзнела.

       – Я слишком долго была одна. Это так тяжело.

       – Теперь ты не одна, девочка, – Гейб тоже вдруг стал очень серьёзен. Было такое чувство, словно он давал клятву. – И больше никогда не останешься одна. Обещаю.

       Со счастливой улыбкой, я вновь положила голову ему на плечо, но вдруг широко зевнула. А ведь ещё даже не полночь. Наверное.

       – Поспи, Миранда. Ты устала.

       – Но ты спал ещё меньше меня!

       – Ненамного. И мне вполне хватило. Став бессмертными, мы меньше нуждаемся во сне. Четырёх-пяти часов в сутки хватает с избытком. А ты, хотя уже и бессмертная, но всё ещё не взрослая.

       – Я взрослая! – едва не взвыла я. – Спроси у Люси, она подтвердит.

       – Ладно, хорошо, взрослая. Но ты всё ещё растёшь, меняешься. Ещё не застыла. Значит, сна тебе требуется гораздо больше. Так что давай, закрывай глазки и поспи, сколько успеешь.

       – Нисколько не успеет, – подал голос Ричард и остановился. Следом замерли и все остальные.

       – Мы на месте? – спросил у него Гейб.

       – Практически. Теперь нам нужна твоя помощь, детка.

       Ричард подошёл ко мне и протянул планшет. Экран был разделён на две половины, одна из которых представляла собой карту, на которой был проложен путь от Долины оборотней до того самого места, в которое я ткнула пальцем там, в гостиной. Вторая половина тоже представляла собой карту, но гораздо более крупного масштаба – она охватывала лишь пару десятков квадратных миль вокруг конца той линии, что была обозначена красной точкой.

       – Мы сейчас находимся вот здесь, – Ричард ткнул пальцем в эту красную точку. – Куда нам двигаться дальше?

       Я взяла планшет и немного покрутилась, пытаясь соотнести окружающее нас пространство с картой. Не получилось – вокруг были только деревья.

       – Это что, GPS-навигатор?

       – Вроде того.

       – Так, я не совсем понимаю, где мы сейчас, но если мы подойдём вот к этому повороту, – я указала на знакомую дорогу на карте, – то дальше я вас выведу туда, куда нужно.

       Ричард кивнул и, глядя на экран, побежал дальше. Остальные – следом. Через пару минут мы вышли именно туда, куда было нужно. Потрясающе! Надо будет закачать себе такую же программу. И разобраться, как ею пользоваться. Потому что никаких «через сто метров поверните налево и бегите ещё полчаса» я оттуда не слышала. Оттуда не раздавалось ни звука, но Ричарду это нисколько не мешало.

       Спрыгнув с рук Гейба, я огляделась и уверенно направилась вглубь леса. Мимо того места, где я спрятала машину, в сторону поляны, на которой я впервые увидела Вэнди. Хотя прежде я проделала этот путь по деревьям, двойной след всё ещё читался настолько чётко, словно на ветках были развешаны ярко-красные флажки, указывающие путь.

       На этот раз ведущей была я. Но Гейб не отставал от меня ни на шаг, снова держа меня за руку. На поляне мой запах закончился, зато запах Вэнди стал более чётким – до этого места она бежала по земле. Мы мигом преодолели оставшиеся километры. Просто удивительно, как смертная малышка смогла пробежать их, умудряясь уходить от погони. Видимо, у неё была фора.

       Лес внезапно закончился. Перед нами было пустое, без деревьев и кустарников, пространство, а наш дальнейший путь преграждала колючая проволока. След Вэнди привёл нас к тому месту, где она протиснулась под ограждением – в земле было небольшое углубление, заросшее травой. Оно не бросалось в глаза, но его глубины было достаточно, чтобы малышка смогла выбраться наружу. Взрослому там было бы не пролезть.

       Запах людей и собак уходил в сторону. Решив поинтересоваться, куда именно, мы последовали за ним, не выходя из леса на открытое пространство, и, примерно в полумиле, увидели ворота – именно оттуда преследователи выбежали в погоню, а потом шли вдоль забора, ища след малышки. Скорее всего, не будь с ними собак – они, видимо, не смогли бы её догнать. Но тогда я бы не заинтересовалась собачьим лаем в «безлюдной» местности и не встретила бы Вэнди. А без меня её всё равно бы поймали, рано или поздно.

       За забором находилось приземистое двухэтажное кирпичное здание, весьма мрачное. Я заметила, что на всех окнах были решётки. По двору расхаживали часовые с собаками. У ворот была будка с охраной, а перед ней – шлагбаум. А над двором возвышалась вышка с прожектором, который равномерно обегал весь двор. Просто удивительно, как Вэнди удалось пробраться через всю эту охрану? А может её усилили после побега малышки?

       Табличка над проходной привлекла моё внимание. Чёрные буквы на жёлтом фоне гласили: «Тюрьма для особо опасных преступников». Но меня привлекла даже не надпись, а знакомая эмблема в виде щита в углу таблички. Я дёрнула Гейба за рукав и, когда он обернулся, кивком указала ему на табличку.

       – Странно, – нахмурился он. – Жидковато охраны для тюрьмы такого ранга. Да и один забор – тоже слишком мало.

       – Табличка явно для камуфляжа, – покачал головой Ричард. – Чтобы отпугивать случайно забредших сюда законопослушных граждан. А вот что там внутри, и какая там охрана – скоро узнаем.

       – Ну, – поинтересовалась я. – Какой у нас план? 

 

Жду ваших впечатлений на форуме



Источник: http://robsten.ru/forum/75-1771-1
Категория: Собственные произведения | Добавил: Ксюня555 (25.10.2014) | Автор: Ксюня555
Просмотров: 541 | Комментарии: 12 | Рейтинг: 5.0/43
Всего комментариев: 12
avatar
1
11
3200 с лишним лет!   4 Ох..фигеть!   4  

Спасибо!  lovi06032
avatar
0
12
Поменьше. 3184 года, всего-навсего!  giri05003
avatar
2
10
да, дорогой автор!
удивили с возрастом Гейба - такого точно не ожидаешь!
avatar
1
9
Спасибо за главу! lovi06032
avatar
1
8
Возраст Гейба впечатляет...не то слово...надеюсь мама Венли тоже здесь.ну или хотя бы есть подсказки в напрвлении.
спасибо за очередную интересную главку
avatar
1
6
план-это хорошо) спасибо за главу!
avatar
1
5
Спасибо...я тоже в шоке...три тысячи... 12 вот эта разница в возрасте... fund02002
avatar
0
7
Лет эдак через миллион она станет вообще незаметной.  fund02002
avatar
0
4
Спасибо за главу! good
avatar
1
3
Спасибо большое.
avatar
1
2
благодарю cvetok01 cvetok01 cvetok01 cvetok01 cvetok01
avatar
1
1
Большое спасибо за главу  good lovi06032
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]