Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Доминика их Долины оборотней. Глава 8. Бессмертная. Часть 2.

Глава ВОСЬМАЯ

БЕССМЕРТНАЯ

Часть 2

 

                                                                                                     28 октября 2020, среда

     – Вы что, не слышите, что я вам говорю? – воскликнула женщина в недоумении. – Я – бессмертная!

     – Мы тоже, – наконец нарушил молчание Дэн, пожимая плечами.

     – Да нет же! Вы, наверное, не поняли! Я не про бессмертную душу говорю. Не про реинкарнацию. Я физически бессмертна! Мои раны зарастают на глазах. Меня не берут никакие смертельные болезни. Я не могу умереть! Ну, по крайней мере – не от голода, – чуть тише прошептала она.

     – Пирс, покажи ей, – попросила я, поскольку он вышел из «кухни» с очередной тарелкой в руке.

     – Нет, ну это уже перебор! – возмущённо воскликнул он, роясь одной рукой в кармане. – Уж ты-то точно младше меня, а значит, не можешь мною командовать.

     – Я твоя бабушка! – веско уронила я и показала ему язык.

     Утрированно-тяжело вздохнув, Пирс вытащил из кармана складной нож, потом передал тарелку дяде Ричарду и, раскрыв нож, резанул им по своей ладони.

     Брызнула кровь. Эбби вскрикнула и уткнулась лицом в грудь дяди Ричарда.

     – Уйди от нас, псих! – зарычал тот на Пирса. – Ты пугаешь мою Эбби.

     – Пирс, нужно было палец порезать, – застонала я. – Чуть-чуть. Зачем было ладонь-то полосовать?

     – На вас не угодишь, – буркнул тот, отходя и сжимая пораненную руку в кулак. – Всё, крови не видно, можешь кушать, Эбби. И извини, что напугал.

     – Бабушка? – шепнул мне на ухо Фрэнк.

     – Троюродная, – так же шёпотом ответила я. – Я в семье из третьего поколения, а Пирс – из пятого. Он – правнук моего дяди Гейба.

     – А сколько всего в вашей семье поколений?

     – Десять, считая с деда Алекса.

     – В нашей семье пока только шесть, считая с меня, – вмешался в разговор Дэн. – И, как ты, видимо, уже догадалась, Франциско – из второго поколения.

     – А я – из шестого, – добавил Роб.

     – Я вот что подумал... – задумчиво протянул Пирс. – Раз уж мы теперь родня... Я буду командовать тобой, Роб. Я старше и на поколение выше.

     – Да неужели? – хмыкнул тот. – Моя сестра собирается замуж за твоего прадеда, внучек.

     – Пойду, повешусь, – вздохнув, пробормотал Пирс.

     – Ну, иди, повиси немного, если заняться больше нечем, – ухмыльнулся Дуглас.

     Пирс надулся, отошёл к дивану, на котором всё ещё безмятежно спал пленник, приподнял его ноги, уселся на диван и положил ноги парня себе на колени. Его лицо выражало обиду на весь мир. Я мысленно захихикала. Пирс обожал играть в страдальца, которого все угнетают, а мы ему подыгрывали. На самом деле никакой обиды Пирс ни на кого не держал, да и никто его особо не ущемлял, просто это было старой семейной шуткой, которая до сих пор ему не надоела.

     Я пожала плечами и только собралась задать Дэну очередной вопрос, как меня остановил удивлённый вскрик Пирса:

     – А это ещё что за фигня?

     Дружно обернувшись к нему, мы увидели, что он недоумевающе рассматривает свою пораненную руку, даже трёт пальцем ладонь.

     – Куда всё подевалось? Рана должна была заживать минут пять, а ещё и минуты не прошло. Она просто исчезла! – бормотал он.

     – Пахнет кровью, – нахмурился Фрэнк.

     – Ну, да, – оттирая ладонь послюнявленным пальцем, откликнулся Пирс. – Кровь осталась, а рана исчезла. Совсем.

     – Человеческой кровью, – уточнил Фрэнк.

     Мы все разом оглянулись на Эбби, но она была полностью поглощена своим обедом, а дядя Ричард снова кормил её с ложечки. Причём в этот раз он делал это явно не по необходимости, а ради удовольствия. Он был всецело поглощён своей возлюбленной, и если бы это была её кровь, он заметил бы первым. Осознав это, мы дружно перевели взгляд на спящего мужчину и так же дружно ахнули. На его левой ладони, свесившейся с дивана, красовался точно такой же порез, который ещё несколько секунд назад украшал ладонь Пирса. Тот, чертыхаясь, вскочил с дивана и пережал рукой запястье мужчины, чтобы уменьшить кровотечение, которое у человека было намного обильнее, чем у оборотня.

     – Аптечка там, – ткнул Фрэнк пальцем в нужную дверь, и через мгновение Роберт уже выносил оттуда знакомую мне коробку.

     – Прости, парень, я же не знал, – бормотал Пирс, наблюдая, как Дуглас накладывает на пораненную ладонь тугую повязку, словно спящий мужчина мог его слышать.

     – Похоже, придётся зашивать, – нахмурился Дуглас. – Кто умеет?

     Все переглянулись и отрицательно покачали головами.

     – Тут ведь, наверное, полно врачей... – пробормотал Дуглас задумчиво.

     – Эти садисты? И вы хотите допустить их к человеку? – возмутился Фрэнк, глядя на мою ногу, явно вспоминая, что эти так называемые «врачи» делали со мной.

     – В любом случае – они смогут сделать это лучше, чем кто-либо из нас, – вздохнул Дэн. – Сейчас кого-нибудь из них сюда доставят.

     – Зато теперь мы знаем его дар, – задумчиво протянула я. – Хотя, по мне – так это скорее проклятье. Он не просто исцелил Пирса – он забрал его рану себе.

     – Ну, зачем? – жалостливо простонал Пирс. – У меня прошло бы через несколько минут. А бедняге теперь много дней мучиться. И зачем я только полоснул так глубоко? Хотел, чтобы было поэффектнее, а человеку теперь страдай!

     – Ты же не знал, – Дуглас успокаивающе похлопал его по плечу.

     – Возможно, ему не придётся мучиться так долго, – сказал Дэн. – Не забывай, у нас есть лекарство.

     – Странно, почему же он не вылечил Ники? – задумчиво произнёс Фрэнк.

     – Скорее всего, это происходит лишь на определённом расстоянии, – предположил Пирс. – Моя рана исчезла, как только я сел рядом с ним, не раньше.

     – Даже не вздумай подносить меня к нему! – воскликнула я, глядя, с каким выражением лица Фрэнк рассматривает пленника.

     – Нет, Ники, конечно, я этого не сделаю, – покачал он головой. – Очень жаль, что он не может просто исцелять, не забирая боль себе. Хорошо бы он смог вылечить тебя. Но как бы я этого не хотел... Нет, я не сделаю подобной подлости.

     В этот момент в «дверях» показался уже знакомый мне мужчина-гаргулья. Коннор, вспомнила я. На плече он нёс связанного человека в белом халате, а в другой руке у него был пакет с чем-то непонятным.

    – Дед, я не понял, – немного недовольно проговорил он, приподнимая руку с пакетом. – То вам нужно оборудование для переливания крови, то уже не нужно, то снова нужно. Вы уж определитесь, что ли! Кстати, вот вам врач, как заказывали.  

     – Нужно, Коннор, нужно, просто объект поменялся.

     И Дэн ткнул пальцем в мужчину с перебинтованной рукой. Коннор спустил доктора на пол, и тут же раздался испуганный женский вскрик. Оглянувшись, я увидела, что Эбби прижалась лицом к груди дяди Ричарда, явно ища у него защиты. А тот покровительственно обнимая её одной рукой – в другой была тарелка с недоеденной кашей, – недовольно глядит на человека в белом халате.

     – А можно его куда-нибудь убрать с глаз долой? – поинтересовался он. – Этот человек пугает мою Эбби.

     – Без проблем, – пожал плечами Коннор, вновь закидывая испуганно оглядывающегося человека на плечо. – Как я понял, там есть ещё комнаты? – проговорил он, шагая к двери «кухни». – Вот там и расположимся. Я могу дать раненому свою кровь, если нужно.

     Пирс, подхватив мужчину на руки, направился следом, бормоча:

     – Хорошо, что бедняга спит. Но когда-нибудь он всё же проснётся. Надеюсь, здесь есть хорошее обезболивающее.

     После их ухода, дядя Ричард заворковал, поглаживая волосы Эбби.

     – Всё, плохой дядя ушёл. Он никогда больше не причинит тебе вреда. И никто не причинит, клянусь. А теперь – доедай кашку, тебе нужно набираться сил.

     Послушно оторвавшись от его груди, Эбби взялась за недоеденную кашу, а я задала-таки Дэну вопрос, который возник у меня, как только я сообразила, какая связь между Рэнди и Эриком. Я даже задала этот вопрос самому Эрику, но ответ получить не успела.  

     – Дэн, Эрик ведь тоже гаргулья?

     – Да, конечно, – он явно был удивлён моим вопросом. – Неужели у тебя возникли сомнения? Достаточно лишь взглянуть на него...

     – Я не только глядела на него, я его трогала. Эрик горячий! Почему? Вы же все холодные. МЫ все холодные. А он горячий. Почему он такой... особенный?

     – Эрик не особенный, Ники, он обычный. Обычный ребёнок. Все наши дети до перерождения ничем не отличаются от человеческих.

     – Правда? – для меня это было новостью.

     – А как, по-твоему, Рэнди умудрилась жить среди людей? – поинтересовался у меня Дэн – До её перерождения никому и в голову не приходило, насколько она необычная.

     – Я... я как-то не задумывалась, – растерялась я. – Мне неизвестны такие подробности.

     – Отец, ну что ты, в самом деле. Сам-то ты как давно узнал о существовании Рэнди? А Ники и без этого было о чём подумать в последние дни.

     – Да, что-то я не сообразил. Почему-то думал, что все в курсе.

     – В Долине, думаю, все, – вмешался Дуглас. – О спасении Томаса и «волшебной крови» в курсе вся семья. Но вот то, что у ваших детей тёплая кожа, для меня, например, такая же новость, как и для Ники.

     Тут все трое усмехнулись. На мой удивлённый взгляд ответил Фрэнк.

     – Пирс сказал, что он-то это знал. Такой довольный, что хоть в чём-то превзошёл Дугласа. И даже средний палец ему через стену показал.

     – Но это же не видно, – возразила я.

     – С ним же Коннор, а значит, нам видно, – усмехнулся Дэн.

     Итак, получается, что я Пирса и не вижу, и не слышу, Дуглас слышит, но не видит, а Дэн и Фрэнк и видят, и слышат. Забавно. А если вдуматься, то дядя Ричард сейчас не то что Пирса, он и нас не слышит, сосредоточившись на Эбби. И я так за него рада!

     Эбби сказала, что бессмертна, и это здорово. Она, конечно, выглядит заметно старше дяди Ричарда, но это не страшно. Всё же она уже не древняя старушка, и даже не пожилая женщина. Могло быть гораздо хуже. Решив ещё разок полюбоваться этой чудесной парой, я взглянула в их сторону и ахнула, уже не помню в который раз за сегодня.

     В объятиях дяди Ричарда сидела девушка, юная и прекрасная, выглядевшая лет на двадцать, может, чуть старше. Идеально гладкая кожа лица оттенялась нежным румянцем, огромные зелёные глаза смотрели на нас с любопытством, изящный ротик украшала нежная улыбка.

     – Ричард, не корми её больше! – испуганно воскликнул Дуглас.

     – Почему? – искренне удивился тот.

     – Потому что после следующей тарелки она может превратиться в ребёнка!

     Эбби заливисто рассмеялась, словно колокольчики зазвенели на ветру.

     – Нет, ребёнком я уже не стану, – ответила она Дугласу. – Это и есть моё истинное обличье. Я всегда такая. Уже очень давно. И никогда раньше не менялась.

     – Расскажи нам, девочка, – попросил Дэн, присаживаясь на подлокотник дивана, рядом с Фрэнком. Дуглас примостился на другом. Щенок, всё это время тихо лежащий в уголке дивана, поднял голову, взглянул на него, но, убедившись, что с дивана его сгонять никто не собирается, снова опустил морду на лапы и, как и все, с интересом уставился на Эбби.

     – Меня зовут Абигайл Беннет. Первые двадцать два года своей жизни я была самой обыкновенной. Мой отец был фермером, мой муж был фермером. Моя жизнь была тяжёлой, но она ничем не отличалась от жизни всех женщин, которых я знала. Тяжёлая работа с самого детства, раннее замужество, частые роды. К двадцати двум годам я родила пятерых детей, но в живых осталось лишь двое.

     Я увидела, как глаза Эбби наполнились слезами, и сама чуть не расплакалась от жалости к ней. Но, как оказалось, самое страшное было впереди.

     – Мы жили в беспокойное время. Набеги индейцев были чем-то привычным, до нас постоянно доходили известия о том, что чью-то ферму сожгли, или где-то кого-то убили. Это было частью нашей жизни, мы к этому привыкли. Но однажды они напали на нашу ферму.

     Голос Эбби звучал все глуше, слезы уже не стояли в глазах, а бежали по щекам.

     – Не надо, – прижавшись губами к её волосам, почти простонал дядя Ричард. – Если тебе больно это вспоминать, то не надо.

     – Нет, я хочу рассказать. Хочу объяснить, как я стала такой. Хотя, если честно, и сама этого не понимаю. В общем, индейцы убили моего мужа, детей и... меня.

     – Но ты жива! – воскликнул Дуглас.

     – Верно. И этого я не понимаю. Индейцы долго пытали нас с мужем. Точнее, мне это показалось очень долгим. Я... я не стану вдаваться в подробности, но это было ужасно. Последнее, что я запомнила – с меня сняли скальп.

     Тошнота подкатила к моему горлу, единственное, что меня удержало от падения в обморок – это осознание, что Эбби цела, совершенно цела, и что бы с ней ни сделали когда-то давно, теперь она жива и здорова.

     Я видела, как напряглись лица мужчин, как зажмурился и сморщился, словно от сильной боли, дядя Ричард. Даже щенок уткнулся мордой в лапы и тихонько заскулил.

     Эбби ласково погладила дядю Ричарда по щеке, а он перехватил её руку и прижался к ней губами.

     – Я не знаю, сколько прошло времени до того момента, как я очнулась, – продолжила свой рассказ Эбби. – Но пепелище нашего дома, на котором я лежала, уже остыло. Рядом я увидела обугленные тела мужа и детей, сама я была частично присыпана обгоревшими обломками досок, я была вся чёрная от угля и копоти, но на мне не было ни единой царапины. И кожа головы была на месте, и даже волосы.

     – Словно птица Феникс, – прошептал Ричард. – Ты воскресла из пепла.

     – Да. И я не понимаю, как это произошло. Вот после этого я и стала такой, как сейчас. Перестала стареть. Любые мои раны заживали за минуты. И я не могла больше умереть. Я пыталась. Много раз...

     – Зачем? – ахнул Ричард.

     – Я устала. Так устала. Я одна. Ты ещё молод и не поймёшь этого, но... Когда одиночество длится веками – это страшно!

     Молод? Она это про дядю Ричарда? Я переглянулась с Дугласом и поняла, что он подумал о том же самом. Эбби ждёт большой сюрприз. Похоже, она все ещё не поняла, в чьё общество попала. Я пыталась вспомнить, упоминался ли у нас в разговоре возраст? Про поколения говорили, да, но точные возраста не называли. Да и слушала ли нас Эбби? А Пирс так и не закончил свою «демонстрацию»...

     – Больше ты не одна, – глядя ей прямо в глаза, словно бы давая клятву, сказал дядя Ричард. – Я всегда буду рядом. Я никогда тебя не оставлю!

     – Оставишь, – прошептала она, гладя его по щеке, и слезы вновь покатились у неё из глаз. – Меня все оставляют. Все умирают. И я снова буду одна. А я не смогу. Не смогу...

     Она уткнулась ему в грудь и зарыдала. Дядя Ричард гладил её но спине, целовал в макушку и шептал про то, что никогда не оставит её, но Эбби, видимо, считала, что это просто слова, просто утешение, а не правда. Он в растерянности посмотрел на нас, словно прося о помощи, и я не выдержала.

     – Фрэнк, поднеси меня к ним, пожалуйста.

     – Но твоя нога...

     – Уже почти не болит. Пожалуйста, я не могу на это смотреть!

     Недовольно вздохнув, Фрэнк осторожно поднял меня на руки, подошёл к дивану напротив и присел на корточки, продолжая держать меня на руках, как в люльке. Я изо всех сил «держала лицо», поскольку даже минимальное движение заставило ногу заныть сильнее. Конечно, с прежней жгучей болью эта и рядом не стояла, но в последнее время, пока нога была неподвижна, я порой даже забывала, что она у меня ранена, на что-нибудь отвлекаясь. Но теперь моментально вспомнила. А показать это Фрэнку, который внимательно за мной наблюдал, было нельзя – расстроится.

     Ладно, у меня и так слезы на глазах от рассказа Эбби, надеюсь, если у меня и проскользнёт гримаса боли, её тоже можно будет списать на проявление жалости. И это не будет обманом – мне, действительно, было безумно её жалко.

     Положив руку на вздрагивающее плечо, я спросила:

     – Эбби, а сколько тебе лет?

     Она оглянулась и прошептала:

     – Уже более трёхсот.

     – Угу, – кивнула я, принимая к сведению. Примерно этого я и ожидала, учитывая её рассказ о нападении индейцев. – Эбби, ты уже почти час сидишь на руках у дяди Ричарда. Ничего в нём не показалось тебе необычным?

     – Он прекрасен! – подняв восхищённый взгляд на его лицо, прошептала девушка.

     – Само собой, – согласилась я. Все оборотни были прекрасны, красивее были разве что гаргульи, точнее – мой Фрэнк. Но для Эбби, конечно же, именно дядя Ричард был самым прекрасным созданием на земле. И кто я такая, чтобы с ней спорить? – А кроме этого? Ну, же, Эбби, положи ладонь ему на щёку и скажи, что ты чувствуешь?

     Эбби сделала, как я попросила. Она всё ещё слегка всхлипывала, но рыдания прекратились. Её тонкие пальчики гладили щёку дяди Ричарда, скорее лаская, чем исследуя, но я заметила момент, когда она, наконец-то поняла, что я имела в виду. Её пальцы дрогнули и застыли, потом она прижала к его щеке всю ладошку и слегка нахмурилась.

     – Ричард, твоя кожа... Она... она же… холодная... – в растерянности прошептала девушка.

     Для закрепления эффекта, я взяла её вторую руку, дав почувствовать прохладу своей кожи, а потом приложила её пальцы к плечу Фрэнка.

     – Вы все холодные! – ахнула Эбби. В её голосе не было страха, только удивление, и это хорошо.

     – Да, мы все холодные, – кивнула я. – Но это ещё не всё. Пирс, конечно, слегка перестарался, но ты всё же должна это увидеть.

     Я взглянула на Дугласа через плечо Фрэнка, но вперёд выступил Роберт.

     – Давайте-ка лучше я, эффект будет заметнее. Дуглас, у тебя есть нож?

     Присев рядом с нами на корточки, он обратился к Эбби, которая в это время зачарованно ощупывала лицо дяди Ричарда. Интересно, она уже сообразила, что его кожа не только холодная, но и очень плотная? Судя по тому, как нежно, едва касаясь, она гладила его лицо – вряд ли.

     – Эбби, я хочу показать тебе один фокус. Не пугайся, это не страшно.

     С этими словами он вытянул перед ней указательный палец и с силой ткнул в его подушечку кончиком ножа. Выступила крупная капля крови, но не стекла, а осталась на месте.

     – А-а тепе-ерь... внима-ание! – голосом циркового конферансье затянул он. – Три! Два! Один! Алле-оп!

     И быстрым движением стёр каплю крови ладонью другой руки, после чего продемонстрировал Эбби абсолютно целый, неповреждённый палец.

     Это впечатлило даже меня! Я слышала, что гаргульи регенерируют в разы быстрее нас, но теперь сама в этом убедилась. Потрясающее зрелище!

     – Но... но... – в растерянности забормотала Эбби, глядя на палец Роба. – Он же...

     – Да, Роб регенерирует, – кивнула я. – Так же, как и ты. И все мы – тоже. И последнее – кроме меня и Роба, все, кто сейчас находится в этой комнате, старше тебя.

     – Это правда? – слабым голосом обратилась она к дяде Ричарду.

     – Правда, моя хорошая. Я действительно старше тебя. И намного.

     Я мысленно улыбнулась – не стоит пока Эбби знать, насколько дядя Ричард её старше. А точнее – во сколько. Это, действительно, может шокировать, а с неё на сегодня и так достаточно потрясений.

     Эбби переводила растерянно-вопросительный взгляд с одного мужчины на другого, получая утвердительные кивки. Когда её взгляд в итоге остановился на мне, я ободряюще ей улыбнулась.

     – Я, конечно, гораздо моложе тебя, но и мне уже пятьдесят лет.

     – Но что же это значит? – её глаза снова метнулись к лицу дяди Ричарда.

     – Это значит, что ты никогда больше не останешься одна, – глядя ей в глаза, твёрдо произнёс он. – Все, кто находится здесь, бессмертны. И я – тоже.

 

     Вот мы и узнали, в чём состоит "дар" мужчины, а так же увидели истинный облик Эбби. Повезло Ричарду, верно? В следующей части мы узнаем историю Эбби после того, как она стала бессмертной и ещё кое-что интересное.
    А пока - жду ваших впечатлений на форуме. 



Источник: http://robsten.ru/forum/75-1899-1
Категория: Собственные произведения | Добавил: Ксюня555 (09.05.2015) | Автор: Ксюня555
Просмотров: 351 | Комментарии: 20 | Рейтинг: 5.0/32
Всего комментариев: 201 2 »
avatar
1
19
Так интересно, но когда же проснётся человек - целитель и меня очень интересует щенок - кто он?
avatar
0
20
Всему своё время. Человек проснутся не скоро ещё, а вот кое-что про щенка мы узнаем в следующей главе.  JC_flirt
avatar
18
Спасибо за продолжение главы! lovi06032
avatar
1
17
спасибо! dance4
avatar
1
14
благодарю cvetok01 cvetok01 cvetok01 cvetok01 cvetok01
avatar
1
13
Спасибо...да повезло им обоим...это счастье найти свою половинку, а знать, что ещё и вместе навсегда это потрясающе...как у них весело там.. Бабушка? – шепнул мне на ухо Фрэнк. fund02002
avatar
0
16
Ну нужно же было ей Пирса авторитетом задавить. Вот и припомнила родственные связи. И не важно, что тот её почти на 90 лет старше.  fund02002
avatar
1
12
Мы знаем, что Эбби бессмертная и что востает из пепла, но мы не знаем кто она и откуда взялась. Эта ее способность не может быть человеческим даром, а значит и она не совсем человек.
Спасибо большое за продолжение! good :good: good
avatar
0
15
Да, мы этого не знаем, и, скорее всего - никогда не узнаем. Скорее всего это у неё такая мутация. Наверное.  JC_flirt
avatar
1
10
Половинка не умерла и 300лет ждала своего суженного.Ух!
Спасибо!
avatar
0
11
Он ждал её дольше. Так что всё у них будет замечательно!  dance4
avatar
1
9
Спасибо огромное за продолжение lovi06032 lovi06032 lovi06032
avatar
1
8
Спасибо огромное.
avatar
1
7
Большое спасибо ! good
1-10 11-14
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]