Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Доминика из Долины оборотней. Глава 23. Змейка, костёр и Посейдон. Часть 2.

Глава ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ

ЗМЕЙКА, КОСТЁР И ПОСЕЙДОН

Часть 2

2 ноября 2020 года, понедельник

     – Сколько я всего пропустила, – покачала я головой. – А ведь прошло всего дня три.

     – Ничего, завтра ты их всех увидишь, – пообещал Фрэнк.

 

     – Правда? – обрадовалась я. Сама-то я думала, что ещё пару дней до отъезда на острова проведу в добровольной изоляции.

     – Да, – подтвердил Фрэнк. – Думаю, ты готова к новому этапу тренировок – вырабатывать навык отстранения от шума. Со звуками природы ты прекрасно справляешься, причём бессознательно, пора переходить к голосам. Это сложнее, но если не пробовать, то не научишься.

     – Говоришь, и со звуками природы она справляется? – брови отца взлетели едва ли не до середины лба. – УЖЕ?!

     – Ой! – стоило Фрэнку об этом сказать, как шум ударил по моим ушам.

     Со мной такое уже бывало, так что я прекрасно знала, что стоит мне отвлечься – и всё пройдёт. Но пока это было громко, очень громко!

     – Она закрывается, пока что бессознательно, – пояснил Фрэнк. – А когда вспоминает об этом, вот, как сейчас, например, то снова слышит весь окружающий шум.

     – Как сейчас? – отец вопросительно взглянул на меня, и я кивнула, подтверждая слова Фрэнка.

     – Да, – пояснил тот. – Ники в подобных случаях слегка морщится, между бровей появляется маленькая морщинка, и взгляд становится... не знаю, как описать... в общем, меняется взгляд. Вот, как сейчас.

     – Ты, похоже, читаешь её, как книгу, – улыбнулась мама. – Даже я не заметила никаких изменений.

     – Человеческому взгляду это сложно заметить, практически невозможно, – успокоил её Фрэнк.

     – Кхм... Вообще-то я тоже ничего не заметил, – растерянно пробормотал отец. – Ники ойкнула, да, но чтобы прямо в лице изменилась?..

     – Фрэнк прав – я на самом деле сейчас ощутила «звуковой удар». Уж не знаю, меняется ли что-то у меня на лице, но угадал он точно.

     – Они половинки, Синклер, – мама положила руку отцу на плечо. – Вспомни рассказы Коула – они настроены друг на друга и могут замечать то, что больше никто не видит.

     – Наверное, так оно и есть, – кивнул отец. – И если Фрэнк говорит, что Ники уже умеет закрываться – значит, это правда. Ему виднее.

     – В первый раз будет сложно, Солнышко, – обратился ко мне Фрэнк. – Но это нужно. Ты научишься отстраняться. И лучше потренироваться здесь, чем без подготовки сразу попасть в шумный город. Самолёт, конечно, будет частным, но две пересадки – в Грейт-Фолсе и на Пуэрто-Рико, – это, буквально, скопище людей и звуков. Даже ночью.

     – Я предупрежу народ, чтобы особо не шумели, – сказал отец.

     – Нет! – замотала я головой. – Если не будет шума – в чём тогда будет смысл тренировки? Если бы я оставалась в Долине ещё долго – тогда это было бы разумным, постепенное погружение в реальность. Но у меня нет на это времени, осталось двое суток до нашей миссии. Я должна быть готова!

     И пусть даже моя голова будет трещать от шума – сейчас она, хотя бы, не болит, как вчера, так что выдержу. Может, мне удастся так же быстро освоить этот навык, как и все остальные? Раз уж я такая быстрообучаемая...

     – Мы принесли вам ужин, – сказала мама, меняя тему. – И, конечно же, хотели просто пообщаться. Мы соскучились по тебе, доченька. Твой папа рассказал мне о твоей тренировке на склоне. Жаль, что сама я не могла это видеть – вы были слишком далеко, да и передвигались, по словам Синклера, слишком быстро. И даже окажись я рядом – ничего бы не разглядела.

     – Ох, это было так здорово! – воскликнула я, вспоминая свои впечатления. – Бег мне показался неинтересным, а вот прыжки очень понравились! Знаешь, я практически летала!

     И я начала пересказывать все свои сегодняшние открытия и достижения, пожалуй, за исключением удачного похода в туалет, тут я просто сказала, что после возвращения к пруду ни один предмет одежды от моих рук не пострадал, пусть сами догадываются, о чём я.

     Фрэнк время от времени дополнял мой рассказ, но в основном молчал. В начале рассказа он выдвинул для мамы один из стульев, а сам уселся на другой, усадив меня к себе на колено. Я тут же прижалась к нему, не прерывая свой рассказ и игнорируя отца, который закатил глаза, слишком, на мой взгляд, утрированно.

     К тому моменту, когда я закончила свой эмоциональный рассказ, был уже поздний вечер, судя по тому, что на небе вместо солнца висела луна. Родители засобирались домой.

     – Ох, засиделись мы, а вы голодные, – сокрушённо покачала головой мама. – И всё уже остыло, наверное.

     – Это не проблема, – успокоил её Фрэнк. – Мы с удовольствием съедим и холодное. Но вообще-то, кое-что можно будет подогреть и на костре.

     – На костре? – обрадовалась я. – Здорово!

     – Ну, а как же? – улыбнулся моему восторгу Фрэнк. – Побывать в «походе» и не посидеть у костра? Не поесть слегка пригоревшего мяса? Кстати, мясо на ужин будет, или мне поймать?

     – Будет, будет, – рассмеялась мама. – И бифштексы есть, и отбивные, и куриные окорочка.

     – Вот и замечательно! – я захлопала в ладоши, от одного только перечисления у меня потекли слюнки, а представив всё это, подогретым на костре, с «прихваченными» огнём краешками, пропахшее дымком... Мммм... Скорее бы!

     – Шампуры принести? – поинтересовался отец.

     – Сейчас Герб принесёт, – улыбнулся Фрэнк. – Как только я задумал идею с костром, я связался с Коулом, он попросил шампуры у Гейба и поднапряг сыночка. Ничего, на пару минут оторвётся от своей малышки, тем более, что она уже спит, и Гил прекрасно сможет один присмотреть за обеими девочками. А вот и он, кстати.

     На поляну вылетел парень, невероятно похожий на Роба. Брат его и Рэнди, один из  близнецов, которого мы видели в песочнице, рядом с малышками. Вывалив на траву кучу металлических прутьев, он заглянул в палатку, широко улыбнулся и, оглядев всех, зацепился взглядом за нас с Фрэнком.

     – Привет, дедуля, привет... ммм... племяшка, всем пока!

     И испарился, словно бы его тут и не было.

     – Племяшка? – отец поднял брови.

     – Спасибо, что не «бабуля», – хмыкнула я, вспомнив, как Эрик предложил мне «тётушку» в качестве альтернативы «сестрёнке».

     – Думаю, он решил не нарываться и вычислил родство через Рэнди и Гейба, а не через меня, – криво улыбнулся Фрэнк. – За «бабулю» я б его прибил на месте, и он это понимает.

     – Рановато Ники в «бабули», даже через тебя, – отец был явно не в восторге от подобной возможности, кажется, позабыв, что у меня уже есть куча правнуков, спасибо Ричарду.

     – Я согласна на племяшку, – пожала я плечами. – Не принципиально. И потом, я думаю, Герб просто пошутил.

     – Пойдём, Синклер, – мама одним лёгким прикосновением к руке отца разгладила морщины на его нахмуренном лбу и вернула раздутым ноздрям прежнюю форму. – Пока ты снова не нашёл очередной повод для расстройства.

     Он в ответ лишь крякнул и направился к столу, где стал складывать в большую сумку тару, оставшуюся от обеда. Ужин уже стоял на столе.

     – Вы уж извините Синклера, – доверительно шепнула нам мама. – В последние дни он просто сам не свой. Возбуждается из-за любой ерунды.

     – Я всё слышу! – оповестил её отец, не оборачиваясь.

     – Я знаю, – довольно улыбнулась мама в ответ.

     – Я что, на самом деле такой бука в последнее время? – поинтересовался он, забрасывая сумку на плечо и беря маму на руки.

     – Временами, – она погладила его по щеке. – Ники, Фрэнк, до завтра.

     – Пока-пока! – с этими словами отец выбежал из палатки, а потом исчез за деревьями.

     – Пока, – чуть растерянно пробормотала я, глядя на место, где они исчезли. – Фрэнк, а когда я смогу обнять маму?

     – Возможно, уже завтра. Ты делаешь такие успехи, что я этому совсем не удивлюсь. Ну, что, ужин?

     – Да! Да! – я радостно подхватила свёртки и контейнеры, сколько уместилось в руках, что-то хрустнуло, но мне было уже всё равно.

     Рассмеявшись, Фрэнк забрал у меня часть добычи, в том числе и помятый контейнер, и мы вынесли всё на улицу, разложив в облюбованном месте. После этого Фрэнк дал мне задание – расчистить до голой земли нарисованный им круг и обложить его бортиком из речной гальки. Пока я обдирала с земли дёрн с травой, он наломал дров с той части расколотого им же дерева, которая, по его словам, всё равно засохнет, у другой половины вроде бы был шанс. Когда небольшой «шалашик» из веток уже был сложен в центре приготовленного мною кострища, я спохватилась.

     – Ой, а спички?

     – Зачем? – улыбнулся моей растерянности Фрэнк, после чего взял пару кусков дерева и стал с невероятной скоростью тереть их друг об друга. И буквально через минуту на нашей поляне вовсю горел костёр, потрескивая, стреляя искрами и отчаянно дымя – дрова были всё же сыроваты. Ничего, с дымком будет даже вкуснее!

     Дав костру слегка прогореть, Фрэнк воткнул по краям четыре столбика с рогульками, на них положил две перекладины, после чего вымыл руки и начал нанизывать куски мяса на шампуры и раскладывать те на прутья.

     – Не хочешь попробовать? – спросил он, протягивая мне контейнер с отбивными.

     – Пожалуй, – кивнула я.

     Лишняя тренировка не помешает. Отмыв от земли руки, я стала аккуратно протыкать шампуром мясо. Вроде бы получалось неплохо, я представляла, что отбивные – это куски зефира, а шампур – трубочка для коктейля, и прикладывала ровно столько усилий, чтобы не раздавить «зефир» и не переломить «трубочку». Предложенный Рэнди метод действовал на ура.

     Закончив, я торжественно вручила Фрэнку свой «шашлык», который он не менее торжественно принял и поместил над огнём. За это время он успел разобраться со всем остальным мясом, но пара шампуров остались не у дел – похоже, Герб выгреб из кладовки Гейба всё, что там нашёл.

     – Как насчёт запечённой рыбы? – задумчиво разглядывая пустой шампур, поинтересовался Фрэнк. – Здесь вроде бы водятся карпы?

     – Я только за! Только у нас ни удочки, ни сети...

     Фрэнк посмотрел на меня с ласковой и чуточку жалостливой улыбкой, после чего быстро скинул брюки и футболку и, оставшись в одних боксерах, нырнул в пруд, распугав уток. Я, застыв, глядела на разбегающиеся по воде волны, и, не успели они успокоиться, как из воды вылетела здоровенная рыбина и плюхнулась практически мне под ноги. Я ахнула и инстинктивно отпрыгнула, а рыбина начала извиваться и двигаться в сторону пруда. Это заставило меня очнуться. Нет уж, голубушка, не для того Фрэнк тебя ловил, чтобы ты удрала!

     Я подлетела к карпу и схватила его за хвост. Не рассчитала силу и оторвала кусок хвостового плавника, а рыба продолжила прыгать к воде. Ладно, попробуем иначе. Перекрыв рыбине дорогу к отступлению, я присела на корточки и стала ладошками пихать её в сторону от пруда, предположив, что так нанесу меньше ущерба нашей будущей еде. Успешно отбуксировав рыбину достаточно далеко от берега, я увидела, как из воды вылетает следующая. Тут уж я была наготове, у второй карп быстро оказался в компании первого.

     Полюбовавшись на дело рук своих, я почувствовала запах пригорающего мяса и ринулась переворачивать «шашлыки». Вроде бы и костёр уже не особо жаркий, но всё же кое-где краешки прихватило. Ничего, так даже вкуснее, утешила я себя и, отщипнув подгорелый кусочек, сунула его в рот. Вкусно, даже несмотря на привкус сырой рыбы на пальцах. Я отщипнула ещё кусочек, но тут за моей спиной раздался плеск, я обернулась и ахнула, забыв, что собиралась делать и как меня зовут. Из воды выходил БОГ! Не знаю, какой, наверное Нептун или Посейдон, какие ещё боги из воды выходят? Хотя и без трезубца, но с большой рыбиной в руке – он был прекрасен!

     Я и прежде видела Фрэнка голым по пояс, но сейчас, практически обнажённый, поскольку мокрые, облепившие тело боксеры мало что скрывали, он меня практически ослепил и нокаутировал. Открыв рот, я, как зачарованная, смотрела, как вода стекает по его выпуклым мускулам и как рельефные мышцы перекатываются под блестящей от воды и лунного света кожей.

     Я почувствовала уже знакомое томление под ложечкой, но в этот раз оно было гораздо сильнее, и к нему присоединилось странное чувство в тайном местечке внизу живота, заставившее меня непроизвольно сжать ноги. Кожа вдруг стала невероятно чувствительной, мне казалось, что ткань футболки просто царапает мои соски, хотя прежде она казалась мне мягче пуха. Тяжело дыша пересохшим ртом, я буквально пожирала глазами фигуру Фрэнка, не в силах отвести взгляд, да и не желая его отводить.

     Совершенно не замечая моей реакции, Фрэнк вышел из воды, вытирая рукой воду с лица и тряся головой, отчего вода с его волос разлеталась в стороны, как с отряхивающейся собаки.

     Отшвырнув рыбу к двум другим, он широко улыбнулся мне, с видом мужчины, добывшего мамонта.

     – Вот. И никакие удочки нам не нужны.

     Я продолжала стоять, не шевелясь и даже не моргая.

     – Солнышко, что случилось, – встревожился он, заметив моё странное поведение, потом пригляделся повнимательнее и, кажется, обо всем догадавшись, окинул себя взглядом, потом вновь взглянул на меня. Его взгляд буквально обдал меня жаром, а весьма многозначительный бугор в боксерах стал увеличиваться на глазах.

     – Прости, Солнышко, – пробормотал он, исчезая  в палатке.

     И как только я перестала его видеть, с меня словно бы морок спал. Я плюхнулась на траву, стараясь выровнять дыхание и осознать произошедшее.

     – Что это сейчас было? – едва слышно проскулила я, но Фрэнк, конечно же, услышал.

     – Это желание, Солнышко, – донёсся из палатки его голос, а потом – медленные вдохи-выдохи. Похоже, он пытается успокоиться, так же, как и я. Я стала дышать в такт его дыханию и поняла, что начинаю расслабляться, меня потихоньку «отпускает».

     – У меня бывало прежде нечто похожее, но не так сильно, – пожаловалась я, машинально поворачивая «шашлыки», поскольку вновь почувствовала уже знакомый, чуть горелый запах.

     – Это моя вина. Нужно было остаться в брюках, – сокрушённый голос Фрэнка слышался одновременно с шуршанием одежды. – Я понимал, что нас тянет друг к другу физически, это нормально, это природа, мы половинки... Я понимал и пытался как-то держать это всё в рамках, контролировать. А сейчас вот дал маху, не подумал, забылся, спровоцировал тебя, прости. Я понимаю, тебе сейчас не по себе...

     – Тебе тоже, – я прекрасно понимала реакцию Фрэнка, не такая уж я и наивная.

     – Да, но у меня больший опыт в том, как справляться с подобными ситуациями.

     Фрэнк вышел из палатки, уже сухой, одетый и с ножом в руке, на его новой футболке красовалась надпись: «Ни стыда, ни совести, ничего лишнего». Присев возле меня на корточки, он погладил меня по щеке костяшками пальцев. Я тут же вцепилась в его руку и прижалась щекой к ладони.

     – Нам нужно немного продышаться, Солнышко, – с кривой улыбкой сказал он, заглядывая мне в глаза своими завораживающими синими глазами. – Сними мясо с огня, пока не подгорело. А я займусь рыбой.

     Я послушно стала спихивать мясо с шампуров в контейнеры и миски, наблюдая, как ловко Фрэнк чистит и потрошит рыбу, промывает её сначала в реке выше пруда, а потом – чистой водой из бутылки. Отрезанные головы он запустил на другой берег. Сначала такой поступок меня удивил, а потом я заметила уже знакомую мне лису, которая осторожно подкралась к рыбьей голове, а потом стала с жадностью её грызть.

     – А я её даже не заметила, – покачала я головой.

     Фрэнк куда-то исчез, но тут же появился, держа в руке какие-то растения, которыми стал натирать рыбу, я почувствовала непривычный, но довольно приятный запах.

     – Соли у нас нет, но это тоже подойдёт, – пояснил он свои действия. – Будет не так пресно. А лису я тоже не видел, я её почувствовал. По запаху.

     – А я – нет...

     – Всё приходит со временем, не грусти, Солнышко, – Фрэнк нанизал рыбу на шампуры и расположил над огнём, потом палкой разворошил пирамидку почерневших поленьев, превратив их в ровный слой углей.

     – Но разве я не должна теперь чувствовать все запахи намного сильнее? – мне было даже немного обидно.

     – Ты и чувствуешь. Просто пока не научилась их опознавать. Вот клубнику, например, ты узнала сразу, поскольку прекрасно знала этот запах до перерождения. С другой едой у тебя, видимо, тоже нет проблем. А вот с людьми – другое дело. Или с той же лисой – разве прежде ты её нюхала?

     – Нет, – захихикала я.

     – Ты сейчас очень многому учишься заново, как ребёнок. В раннем детстве ты прекрасно могла видеть разных животных, но то, что рыжая, пушистая, с хвостом – это лиса, а с крыльями, перьями и плоским клювом – утка, ты узнала постепенно, со временем. Так и сейчас – ты чувствуешь запахи, но не узнаёшь.

     – Понятно, – вздохнула я. – Почему-то раньше мне казалось, что переродившись, я сразу всё буду уметь. Не думала, что многому придётся учиться. А для тебя это тоже стало сюрпризом?

     – Нет. Я присутствовал при обучении старших братьев. Перерождение Раймундо стало для всех сюрпризом – я уже рассказывал, что отец не ожидал этого, ведь в нас с братьями лишь четверть крови истинных гаргулий.

     – Сколько же её тогда у Рэнди и Роба?

     – Одна шестьдесят четвертая. Но сейчас перерождение детей с таким минимальным количеством «инопланетной» крови нас уже не удивляет. А вот тогда отец этого не ожидал. Но когда Раймундо, ни разу за все прошедшие восемнадцать лет даже не чихнувший, вдруг свалился с сильнейшим жаром, он сразу понял, что происходит. Поэтому быстро переправил нас всех в нашу собственную долину. Против вашей она совсем маленькая, не более пяти квадратных миль, но нам вполне хватало. Зато там было полное уединение, и никто из посторонних не мог видеть того, что по неумению творил Раймундо. А мы за всем этим наблюдали, а потом брат делился своими открытиями и ощущениями. Так что я был полностью в курсе того, что меня ждало.

     – Я никогда не наблюдала за чьим-то перерождением. Чаще всего новообращённый с отцом или каким-нибудь другим родственником уходил подальше от посёлка. И если новичок и делился с кем-то своими ощущениями – то уж точно не со мной. Я знала всё в самых общих чертах. Наверное, когда время моего перерождения приблизилось бы, то мне кто-нибудь обязательно бы всё подробно объяснил. Но...

     – Да уж, твоё перерождение застало всех врасплох, – усмехнулся Фрэнк. – Так, рыба вроде бы готова, будешь?

     Я с удивлением поняла, что посуда, стоящая на траве между нами и ещё недавно наполненная разнообразным мясом, пуста, а я сижу, держа в руке кружке с остатками компота, причём держу её за ручку.

     – Ой! Мы уже всё съели? А я даже и не заметила! И я что, пила компот и даже кружку не помяла?

     – Да, – улыбнулся Фрэнк. – Я слегка удивился, глядя, как ты берёшь кружку за ручку, но решил ничего тебе не говорить. И ты прекрасно справилась, даже не замечая этого.

     – Невероятно... – пробормотала я. – Мне даже не пришлось вспоминать, что кружка из «пластилина».

     – Из пластилина?

     – Ну, это мы с Рэнди придумали. Для разных предметов – из чего они теперь как будто сделаны. Ты же первым предложил мне «бумажную ложку», помнишь?

     – Просто позабавил именно пластилин. Но ты права – это действительно, похоже. Так ты будешь рыбу?

     – Да! Да, конечно! – хотя я, в принципе, была уже сыта, но не попробовать пойманную Фрэнком рыбу, да ещё зажаренную на костре, я не могла. Взяв предложенный мне шампур с нанизанной на него рыбиной я задумалась, куда бы мне её пристроить, чтобы начать расковыривать. Словно догадавшись о моей проблеме, Фрэнк сказал:

     – Кстати, ты в курсе, что теперь можешь есть рыбу прямо с костями?

     – Правда? – я удивлённо взглянула на него, а потом сообразила, что так оно и есть. Теперь мне не нужно опасаться, что кусочек рыбьей кости воткнётся мне в горло или поцарапает желудок. Я стала для этого слишком крепкой и неуязвимой.

     – Правда, – кивнул Фрэнк. – Ты просто попробуй.

     После чего взял другой шампур и впился зубами в спину карпа, словно это был кусок филе, даже не оторвав предварительно спинной плавник. Я тут же последовала его примеру и почувствовала, что и плавник, и кости стали невероятно мягкими и нежными, легко жуясь и не доставляя ни какого дискомфорта.

     Когда я съела своего карпа целиком, с хвостом, хребтом и рёбрами, мне в голову пришла ещё одна мысль. Ещё раз осмотрев разложенную на траве грязную посуду, я подняла на Фрэнка недоумевающие глаза.

     – А где куриные кости? – Фрэнк лишь широко улыбнулся мне в ответ. – Я их что, тоже съела?!

     – МЫ их съели, – уточнил Фрэнк.

     – Но... Раньше...

     И тут я вспомнила, что раньше я просто обдирала мясо с окорочков, не беря их в руки. А в этот раз, видимо, задумавшись и увлёкшись разговором, я их просто съела. Целиком. С костями. Даже не заметив этого.

     – Ты теперь многое можешь есть такого, чего раньше не могла, – пояснил Фрэнк. – И твой желудок всё переварит, не волнуйся.

     – Я когда-нибудь перестану удивляться?

     – Солнышко, ты очнулась всего сутки назад. Дай себе ещё хотя бы пару дней. Хотя... Сюрпризы могут выныривать и позже, всего не предусмотришь.

     Покончив с рыбой, мы уселись в обнимку у костра, в который подбросили ещё дров, смотрели на языки пламени, на летящие искры, и разговаривали.

     Я расспрашивала Фрэнка о его перерождении, точнее – о том, как он осваивался в новом теле. Мы сравнивали впечатления, искали отличия. Конечно, главным отличием стало его умение летать – подобное мне даже представить было сложно, это ведь дополнительная пара конечностей, как-то же ими нужно управлять. Впрочем – я ведь тоже теперь могу превращаться в пантеру, и это уже сложно представить Фрэнку. Хотя моё прежнее превращение было коротким и не особо приятным – и физически, и морально. Одно воспоминание об окровавленном лице Фрэнка всё ещё заставляло меня содрогаться. Поэтому я решила пока отложить новые попытки – хватит мне и того, что приходится в новом двуногом теле осваиваться, четвероногое-то в разы сильнее. Нет уж, будем действовать постепенно. Кстати, по словам Фрэнка, гаргульи тоже сначала осваивают «человеческую» форму, а уж потом – «крылатую». Всему своё время.

     В какой-то момент я заметила, что Фрэнк пытается подавить зевок, и тут же насторожилась.

     – А сколько сейчас времени?

     – Где-то второй час, примерно, – бросив взгляд на небо, ответил Фрэнк.

     Я мельком отметила ещё одно его умение – определять время по звёздам, видимо, приобретённое в то время, когда и часов-то ещё не было, по крайней мере – наручных. Но это знание я оставила на потом, меня поразило, насколько уже поздно. Сама я спать совершенно не хотела, ведь после перерождения нам достаточно и половины прежнего времени, чтобы выспаться, но гаргульи в этом плане не меняются. Бедняга Фрэнк, он пытается подстроиться под меня. Я тут же широко зевнула.

     – Ой, как уже поздно! Не удивительно, что у меня глаза слипаются. Сидеть у костра так здорово, но пойдём лучше спать.

     – Солнышко, извини, но актриса из тебя никакая.

     – Всё равно – пойдём. Зачем тебе мучиться зря?

     – Да какое это мучение, не выдумывай. Понимаешь, мне всегда мало времени, которое мы проводим вместе. После девяти сотен лет одиночества, я всё никак не насмотрюсь на тебя.

     – А я – на тебя. Но не волнуйся – я обещаю прийти к тебе во сне, будешь там на меня смотреть. – Я вспомнила рассказ Рэнди о его сне и слегка покраснела.

     – Хорошо, – согласился, наконец, Фрэнк и, поднявшись, стал быстро наводить порядок на поляне, в том числе – потушил костёр. Я активно ему помогала, и мы управились буквально за минуту. Пока я бегала перед сном под иву, более уверенно и уже второй раз «без потерь», Фрэнк разобрал наши постели и переоделся ко сну, но на этот раз кроме пижамных штанов на нём осталась футболка, что меня несколько разочаровало. Но я понимала, что после сегодняшнего случая с рыбалкой, он старается меня лишний раз не провоцировать. Сама я так и осталась в футболке Дэна с надписью про пиво.

     Когда я улеглась на свою половину «кровати», Фрэнк, как и прошлым вечером, поправил мне подушку и подоткнул укрывающую меня простынку. Потом устроился на своей половине, на расстоянии вытянутой руки.

     – Ты не обнимешь меня? – чуть обиженно пробормотала я.

     Фрэнк ласково погладил меня по щеке, потянувшись, поцеловал в лоб и снова отстранился.

     – Прости, Солнышко, нам, похоже, нужно слегка придержать коней, а то я сорвусь. Моя выдержка оказалась не такой прочной, как я считал.

     – Ладно, – вздохнула я, понимая, что после сегодняшнего и я буду несколько иначе реагировать на ласки Фрэнка. Если он считает, что нужно слегка притормозить – значит, так и сделаем. В конце концов, осталось менее двух суток до того момента, когда… Мои щёки полыхнули жаром, а дыхание участилось при мысли о том, что тогда произойдёт. Я испугалась, что Фрэнк это заметит, но поняла, что он уже крепко спит.

     Я сама стала потихоньку расслабляться, чувствуя, что меня начинает клонить в сон. И тут Фрэнк беспокойно заворочался, стал, не просыпаясь, шарить вокруг себя, пока не наткнулся на меня. После этого он уже привычно затянул меня на себя, что-то удовлетворённо мурлыча, пристроил мою макушку себе под подбородок, завернул меня в свои объятия и расслаблено засопел.

     Я улыбнулась, поняв, что спокойно спать Фрэнк может только чувствуя меня рядом. Но меня это устраивало, так что я слегка поёрзала на нём, устраиваясь поудобнее, и быстро заснула под колыбельную его дыхания.

     Вот и очередное новое умение Ники вынырнуло - она может спокойно есть рыбу с костями, не боясь подавиться. Ну и умение "закрываться" от шума, оказывается, не такое уж простое дело, как думала Ники, делая это, в общем-то, без проблем.
     Как вы думаете, как долго продержится благое намерение нашей парочки "придержать коней"? Насколько их хватит?

     Жду ваших впечатлений и предположений на форуме.



Источник: http://robsten.ru/forum/75-1899-1
Категория: Собственные произведения | Добавил: Ксюня555 (02.09.2015) | Автор: Ксюня555
Просмотров: 264 | Комментарии: 23 | Рейтинг: 5.0/23
Всего комментариев: 231 2 »
avatar
23
Спасибо за продолжение! lovi06032
avatar
1
21
Не знаю, сколько продержится эта "сладкая парочка", но у меня терпения уже маловато! Отца в ссылку ненадолго и вперёд! girl_blush2 fund02002
avatar
0
22
Интересно, как это папу в ссылку ушлют из родного дома? Да и куда?
Проще потерпеть.  JC_flirt
avatar
1
20
спасибо большое.
avatar
1
18
Спасибо..им так хорошо..вдвоем на природе...такие расслабленные..не считая желания, которому выхода пока нет...ну придержать коней им всё-таки удастся (придется) я думаю...мужчина у нас дюже ответственный...папа в затылок дышит...вся родня тоже бдит...мы с ними будем ждать эти два дня...не просыпаясь, шарить вокруг себя, пока не наткнулся на меня. После этого он уже привычно затянул меня на себя, что-то удовлетворённо
мурлыча ..
.порадовало, а то придумал на расстоянии и руки JC_flirt
avatar
0
19
Это он в сознании очень ответственный и старается держаться. Но во сне все преграды рушатся, и Фрэнк может спать спокойно лишь крепко прижимая Ники к себе.
Чтобы не украли его сокровище.  fund02002
avatar
1
16
интересно.. и когда время ч?))).. спасибо автору.. как всегда .. радуете меня..  lovi06032
avatar
0
17
Пожалуйста. Но время ч всё равно не скажу. Но не более трёх суток, обещаю и клянусь!  JC_flirt
avatar
1
14
Спасибо. Ах, Ники бабуля - так смешно.  Очень интересно про то, что замечают половинки между собой, но не видят другие.  Может скоро и маму обнимит. В реале ждать дня два, а  во сне отрываются сейчас наверно по полной.
avatar
0
15
Не знаю, как там у Ники, она сны не видит, точнее - не запоминает. Но вот Фрэнку явно снится нечто, заставившее покраснеть Рэнди. Бедняга.
Ну, ничего, пара дней - и...  girl_blush2
А такими темпами Ники и правда скоро сможет маму обнять.  dance4
avatar
1
9
я думаю, они не продержатся еще 2 дня. сорвутся раньше. giri05003 girl_blush2 fallow111 bokseri bp bounce8
avatar
0
13
Судя по тому, как их колбасит, бедненьких, эта версия вполне имеет право на существование.  girl_blush2
avatar
1
8
Спасибо за продолжение!  good lovi06032
avatar
1
7
Учёба идёт семимильными шагами. Ждём выхода Ники в люди.
avatar
0
12
Берегитесь, люди, к вам идёт Ники!  12
avatar
1
6
hang1 hang1 hang1
Спасибо за продолжение! good
1-10 11-15
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]