Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Доминика из Долины оборотней. Глава 24. "Яйца пашот" и волшебный пузырь. Часть 2.

Глава ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

«ЯЙЦА  ПАШОТ»  И  ВОЛШЕБНЫЙ  ПУЗЫРЬ

Часть 2

3 ноября 2020 года, вторник

      – Ты действительно приспосабливаешься с невероятной скоростью, – покачала головой Клер. – Может, потому, что обратилась совсем ребёнком?

 

     – Я не ребёнок! Уже нет! – возмущённо воскликнула я, с опаской поглядывая на Фрэнка, не решит ли он, чего доброго, согласиться  с Клер.

     В этот момент из дверей клиники вышел Томас.

     – Джеффри, ну, правда, я в порядке. Давай не будем сегодня переливание делать. Или отложим на вечер, а?

     – Нет, Томас, твоя нога ещё далеко не в порядке, – покачал головой доктор. – Извини, но прерывать лечение пока нельзя.

     – Ну, хотя бы один разочек, – заскулил мальчик.

     – Ты вроде бы нормально переносил переливания, – удивилась я. – С чего вдруг не хочешь именно сегодня?

     – С того! – насупился мой маленький дядюшка. – Под капельницей больше часа лежать нужно. А ребята сейчас новый мотоцикл Кайла обкатывать будут, я посмотреть хотел. Я же пропущу всё!

     – Так в чём проблема? – пожал плечами Фрэнк. – Выпей кровь, и не придётся лежать под капельницей.

     – Его рвёт от крови, – напомнил Джеффри.

     – А это уж зависит от того, насколько сильно он хочет взглянуть на новый мотоцикл Кайла, – Фрэнк широко улыбнулся Джеффри, тот понимающе кивнул в ответ.

     – Я выпью! – мальчик нетерпеливо затанцевал на крыльце и потянул доктора за рукав халата. – Джеффри, я выпью! Пойдём!

     Я проводила глазами исчезнувшую в дверях клиники парочку и обернулась к группе своих родственников, успевших собраться возле нас.

     – У Кайла появился мотоцикл?

     – Да, Пирс ему вчера купил, – пояснил Питер. – Просто привёз и вручил.

     – Ну, а как же! – усмехнулся Морган. – У Кристиана есть, а у Кайла нет. Разве мог Пирс пережить подобное?

     «У Пирса новый бзик, – послышалось с соседей улицы. – Теперь обижают и ущемляют не его самого, а его «сынишку». Вот и восстанавливает справедливость».

     – Жениться ему нужно, – вздохнула Клер. – Он явно созрел для отцовства. Да только где он жену-то найдёт, из Долины не вылезает, разве что на пару дней.

     «Моя жена ещё не родилась, – послышался голос Пирса. – Когда придёт время, я её встречу. А то, что я хочу немного побаловать парнишку – так что в этом плохого? Его и так жизнь обидела, пусть хоть чему-то порадуется»

      – Он прав, – кивнула я. – Кайл заслужил немного заботы, он прошёл через ад, не забывайте.

     В этот момент дверь клиники с грохотом распахнулась, и на крыльцо, вытирая губы, выбежал Томас.

     – Я выпил! Я смог! И меня не вырвало! Всё, больше никаких капельниц.

     – Я же говорил – всё дело в мотивации, – шепнул мне Фрэнк.

     – Ники, Фрэнк, привет! – подбежал к нам мальчик. Я не решилась обнять его, просто протянула руку, по которой он хлопнул, после чего замахал отбитой ладошкой. – Ух! Ты и правда стала взрослой. Я всё поверить не мог. Слушай, раз ты теперь сильная и быстрая, как взрослые, подбрось меня к дому Гейба, а то я всё пропущу.

     – Давай-ка лучше я, – Фрэнк подхватил парнишку на руки, кивнул мне, и мы побежали в сторону дома Гейба. Я, вообще-то, планировала сначала сходить домой, но не думаю, что это займёт много времени.

     – Ну, и как тебе погружение в шум толпы, – поинтересовался Фрэнк.

     В то же мгновение на меня обрушился гул и шум, мешанина разговоров, которые я в последние минуты как-то не замечала.

     – Ох, ну, зачем ты напомнил? – простонала я. – Похоже, у меня получилось закрыться, я сама не заметила – как. А теперь всё вернулось.

     – Ты закрылась? – Фрэнк смотрел на меня широко открытыми глазами. – Уже? И на что это было похоже?

     Я поискала какое-нибудь подходящее сравнение.

     – Словно бы передо мной табло аэропорта. Я его вижу целиком, но читаю только те строчки, которые мне нужны.

     – Очень верное сравнение. Вот только чему-то подобному мы учимся постепенно, а сначала в голове просто мешанина из голосов.

     – Да? У меня как-то само получилось. Я слышала только то, что имело отношение к нашему разговору, на остальные голоса внимания не обращала.

     – А что с шумом?

     – Фрэнк! Не напоминай! Он только исчез, и опять...

     – Ты успела закрыться за то время, что мы обменялись парой фраз? Невероятно...

     – Видимо, да. Ты – удивительно отвлекающий фактор, я тебе уже говорила? Но я всё время срываюсь, не могу сознательно удержать защиту.

     – Солнышко, то, что ты ставишь её бессознательно – вообще невероятное достижение. Поначалу это требует от нас сознательного усилия, а ты перепрыгнула эту стадию. Впрочем, чему я удивляюсь? Учитывая, сколько всего ты «перепрыгнула» при перерождении…

     – Мне вообще нравится прыгать, – довольно улыбнулась я. Приятно узнать, что я такая особенная, учитывая, что мне от этого только плюсы.

     В этот момент мы добежали до дома Гейба и притормозили. Фрэнк опустил Томаса на землю, и тот, слегка прихрамывая, рванул за дом.  

     – Идёмте, они там, на вертолётной площадке, – и он исчез за углом.

     – Посмотрим? – поинтересовался Фрэнк.

     – Ну, раз уж мы здесь, – мне тоже стало любопытно.

     – Мотоциклы – это громко, – предупредил он меня. – Очень громко.

     – Думаешь, если я буду на соседней улице, будет тише?

     – Вряд ли. Ладно, пойдём, полюбопытствуем.

     – Надеюсь, шум мотоциклов не разбудит малышек?

     – Малышки уже проснулись. Иначе близнецы не позволили бы устраивать это безобразие под окнами детской.

     Мы свернули к задней стене дома, и Фрэнк ткнул пальцем в сторону раскрытого окна второго этажа. Возле него стояли братья Рэнди с малышками на руках. Остальные девочки разместились внизу, на одном из столов, оставшемся после последнего пикника, усевшись в рядок и жуя булочки с джемом. Видимо, там им, ради безопасности, велели сидеть взрослые, которые тоже были здесь – Рэнди с Гейбом, её родители, а так же Филипп и Люси. Последние, видимо, привели сюда Стейси, которая с удовольствием болтала с Бетти и Гвенни, точнее – Вэнди.

     Неподалёку стояли два мотоцикла, черно-красный Кристиана и второй, черно-серебристый, по виду – совсем новый, видимо, принадлежащий Кайлу. Сам Кайл, Кристиан, Бредли, Брайан и Томас топтались возле него, что-то рассматривая, ощупывая, подкручивая, протирая и полируя. В общем – мальчики игрались с новой игрушкой. Мы подошли к группе взрослых, поприветствовав друг друга.

     – А где Лаки? – мне хотелось ещё раз послушать мысли пса, после уток хотелось некоего разнообразия.

     – Он у Джулии. Увязался за Джереми, тот пошёл поиграть с Эриком. Ему скучновато с девочками, а вот с Эриком он сразу подружился.

     – Один пошёл? – я с удивлением взглянула на родителей Рэнди. Насколько я успела узнать, гаргульи даже подростков без присмотра не оставляют, а Джереми всего пять.

     – Конечно, нет, – рассмеялась Элли, мама Рэнди. – Его повёл Адам и обещал глаз с него не спускать. У Джереми здесь появилась целая куча «нянек», хотя здесь вроде бы безопасно.

     – Абсолютно безопасно, – подтвердила я, вспомнив, как сама бегала по Долине ещё совсем малышкой в полном одиночестве, испытывая невероятное чувство свободы. И лишь гораздо позже узнала, что присмотр за мной всё же был, просто незаметный.

     В этот момент на поляне нарисовался Пирс, держа подмышкой что-то чёрное.

     – Кайл, ты забыл куртку.

     – Ой, Пирс, да ладно тебе! – застонал Кристиан. – Мы же не по трассе гонять собираемся. Пару кругов по поляне, на небольшой скорости. Тут вообще-то земля и трава, тут, даже если и упадёшь – не разобьёшься.

     – Ты можешь кататься хоть голым, мне без разницы, а Кайл ещё толком не выздоровел, – огрызнулся Пирс, глядя, как Кайл безропотно, с лёгкой улыбкой, надевает специальную простёганную байкерскую куртку.

     – Кристиан! – негромко окликнула Рэнди, а когда тот оглянулся, мотнула головой в сторону ангара.

     С недовольным выражением лица, но без единого слова возражения, парень исчез в ангаре, а через полминуты появился оттуда, натягивая точно такую же куртку, что и Кайл. Я заулыбалась. Похоже, Рэнди крепко держит всю семью в своих крошечных ручках. Просто удивительно, насколько же точно она вписалась в роль жены главы семьи. Точнее – пока невесты, но заботилась она обо всех практически вровень с Гейбом, и все слушались её так же беспрекословно, как и его. Да уж, судьба не ошиблась, сводя этих половинок.  

     – Можно, я всё же не буду надевать наколенники, – негромко спросил Кайл у Пирса.

     – Ладно, – махнул рукой тот, тяжело вздохнув. – Но шлем наденешь обязательно.

     – Господи, у меня такое чувство, словно бы мне снова девять лет, я впервые встала на ролики, и папа упаковывает меня во всё, что только можно – шлем, наколенники, налокотники, перчатки, под всем этим – простёганный костюмчик. Я во всём этом едва двигаться могла, какое уж катание, – шепнула я так, чтобы Кайл не услышал.

     – Да, с наколенниками Пирс, конечно, перестарался, – покачал головой Филипп. – Но, вообще-то, парнишка совсем хрупкий, человек же. У наших ребятишек хотя бы иммунитет есть. А этот такой беззащитный. Не удивительно, что Пирс над ним трясётся – всё же мотоциклы далеко не самая безопасная игрушка.

     – Случись что – мы всегда успеем их подхватить, – пожал плечами Гейб. – Хуже, когда нас нет рядом. Знаете, – обратился он к Коулу, отцу Рэнди, – я начинаю смотреть на ситуацию вашими глазами. Пожалуй, ваш обычай с «няньками» для молодняка стоит взять на вооружение.

     В этот момент парни завели мотоциклы и принялись кататься по кругу по поляне. Кристиан был прав – скорость была совсем небольшой, но, учитывая, что Кайл ещё только учился – это было оптимальнее всего.

     – Это хорошо, что они по траве катаются, – пробормотал отошедший к нам Томас. – Ни грязи, ни пыли. Почти. Мотоцикл будет легко мыть.

     – С чего это вдруг тебя озаботило? – удивилась я. – Не тебе же его мыть.

     – В том-то и дело, что мне. Я целый месяц должен буду мыть мотоцикл Кристиана. Это моё наказание.

     – За что?

     – За то, что угнал его. Туда, где Рэнди встречалась с Линдой, мне же нужно было как-то добраться! На велосипеде я бы час пилил, я же не мог напрямую, через горы.

     – Ты ехал на мотоцикле? – ахнула я. – С ума сошёл!?

     – Ой, не начинай, а! Мне хватило причитаний Рэнди. Я ведь нормально доехал, ничего же не случилось, так зачем теперь-то ахать?

     – Ладно, не буду. Пусть тебя Гейб наказывает.

     – Не-а! Он хотел, но Рэнди не разрешила. Сказала, что с меня и так довольно. Тем более что Кристиан мне уже придумал наказание за угнанный мотоцикл, а за одно и то же два раза не наказывают!

     – Будущий юрист, – хмыкнул Фрэнк.

     – Ники, я смотрю, ты уже вполне освоилась? – обратился ко мне Гейб. – Я слышал, что ты уже научилась закрываться?

     Ба-бах! На довольно громкий рёв мотоциклов, к которому я уже как-то притерпелась, тут же наслоился шум всего посёлка, который прежде я как-то умудрилась отсечь. И это было намного хуже, чем в тот момент, когда мы только вошли в посёлок. Причём, если прежде, до перерождения, мотоциклы заглушили бы для меня более дальние шумы, то теперь я слышала каждый звук, шум или фразу отдельно, не зависимо от того, как далеко и тихо они звучали.

     – Ох, зря ты её спросил, – раздался сочувственный голос Рэнди.

     Я успела лишь удивиться, как она это поняла, и в этот момент к моим губам прижались губы Фрэнка. Я мгновенно забыла про окружающий меня шум и с энтузиазмом ответила на поцелуй, уже привычно запустив пальцы в его волосы. Отдаваясь долгожданному поцелую – мне казалось, что с последнего прошло безумно много времени, – я перестала обращать внимание на окружающий мир, чувствуя себя и Фрэнка заключёнными в некий непроницаемый пузырь, который укрывает нас от всех и вся.

     Я не знаю, сколько прошло времени, прежде чем я услышала свист и аплодисменты. Оторвавшись от губ Фрэнка – но не от него самого, поскольку обвилась вокруг него, как плющ, – я обернулась и увидела троицу парней, выражающих свой восторг по поводу увиденного. Четвёртый, Кайл, вёл себя более сдержано, но тоже смотрел на нас с улыбкой, как, впрочем, и остальные присутствующие, разве что Томас не разделял всеобщего восторга, сморщившись от отвращения. Что поделать – возраст, для него пока что поцелуи – нечто гадкое и отвратительное.  Я улыбнулась в ответ всем окружающим и пожала плечами.

     – Фрэнк – лучший отвлекающий фактор на свете.

     – Я бы могла поспорить, но не стану, – усмехнулась Рэнди, приклеиваясь к боку Гейба. – Похоже, его метод отвлечения сработал?

     – Ещё как!

     Осознав, о чём мы говорим, я приготовилась к тому, что шум снова накроет меня, ведь раз я о нём вспомнила – бессознательная защита должна была вновь рухнуть. Но ничего не произошло.

     Мотоциклов я не слышала по простой причине – они молчали. Сами ли парни остановились, или им дал знак кто-то из тех, кто понял, что со мной происходит – не знаю, но гул железных коней больше не бил по моим барабанным перепонкам. Но почему держалась моя защита от остальных шумов, мне было непонятно. Я же об этом сейчас думаю... Я обвела растерянным взглядом окружающих, прислушалась – да, снова эффект «табло». Всё могу слышать, но слышу только то, что хочу. Не понимаю... Я, конечно, рада, но как?

     – Что случилось, Солнышко? – Фрэнка, похоже, встревожил мой растерянный вид.

     – Шум пропал.

     – Я, собственно, на это и рассчитывал, – он довольно прищурился.

     – И не вернулся, – продолжила я. – Я про него вспомнила, а он всё равно не вернулся.

     Лица окружающих вытянулись. Точнее – взрослых окружающих, перерождённых.

     – Ты хочешь сказать, что поставила защиту? – Филипп смотрел на меня круглыми глазами. – Сама? УЖЕ?

     Защиту? И тут я вспомнила про «пузырь», в котором укрылись мы с Фрэнком. Похоже, он так и остался вокруг нас. Но он же воображаемый, я его придумала. Да, но Фрэнк говорил мне про воображаемую защитную стену, может, это и есть мой пузырь?

     Филипп всё ещё вопросительно смотрел на меня, и я ответила:

     – Кажется, да. Когда Фрэнк меня целовал, мне показалось, что мы с ним находимся в защитном пузыре. И, похоже, этот пузырь никуда не делся, так и остался.

     – Ничего себе... – Рэнди заворожённо смотрела на меня, качая головой. – Ты с одного поцелуя научилась тому, чему мы учились неделями!

     – А то и месяцами, – подхватил Пирс. – Ники, ты хоть осознаешь, насколько тебе повезло?

     – Осознаю, – я ещё крепче прижалась к Фрэнку, хотя это казалось невозможным, и потёрлась щекой о его грудь, давая всем понять, в чём именно мне повезло.

     – Возможно, наличие рядом половинки сыграло свою роль? – задумчиво проговорил Коул. – Прежде никто из нас не обращался, уже имея половинку, так что сравнивать не с чем.

     – Если дело именно в этом, то мы учтём опыт дяди Фрэнка, – послышалось со второго этажа.

     Ну, конечно! Близняшкам ведь тоже предстоит перерождение, и рядом, без сомнения, будут их половинки. Пусть и у них всё будет так же, как у нас с Фрэнком, если дело именно в этом.

     – А Алана и Себастьян? – напомнила Рэнди. – Они же тоже половинки, и встретились до перерождения. Что с ними?

     – Первой переродилась Алана, и её наставницей была Оливия, – ответил Гейб. – Себастьян, конечно, её постоянно навещал в тот период, но прошли недели, прежде чем она смогла прикасаться к нему без опаски навредить. А когда переродился Себастьян... Мы их в посёлке месяца два не видели, но вряд ли это как-то связано с его способностью или неспособностью ставить защиту. Не забывайте, они несколько лет не могли... кхм... – быстрый взгляд в сторону детей. – Ну, вы поняли!

     – Мы поняли, дядя Гейб, – откликнулась широко улыбающаяся Бетти, и Гейб слегка застонал.

     – Короче – дорвались, – хмыкнул Пирс. – Думаю, они нашли более интересное занятие, чем пазлы собирать. Так что эта парочка определённо не показатель.

     – Скажи, Ники, а что представляет собой твой «пузырь»? – спросил Гейб, явно желая увести разговор в сторону от занятий «дорвавшейся парочки». – Ты его видишь? Чувствуешь?

     – Нет, не вижу, – помотала я головой, вслушиваясь в свои ощущения. – Просто знаю, что он есть.

     – И сложно тебе его удерживать? – это уже Филипп.

     – Да я его и не удерживаю, – пожала я плечами. – Просто знаю, что он есть, вот и всё.

     – А убрать его сможешь? – поинтересовался Пирс.

     – А зачем?

     – Ну, мало ли. Вдруг понадобится.

     – Не знаю. Я как-то не особо хочу его отпускать, вдруг не получится сделать снова?

     – У тебя все получится, – подбодрил меня Фрэнк. – Если понадобится – я снова тебя поцелую. В первый раз это вроде бы сработало.

     – Хорошо, что Синклер вас не видит, – ухмыльнулся Пирс.

     «Зато прекрасно слышит, – раздался вдруг голос отца. – Может, не стоит экспериментировать? Просто удерживай этот «пузырь» и дальше, Ники».

     – Я его уже сняла, пап, иначе не услышала бы тебя. Или услышала бы? – я вопросительно взглянула на окружающих, слегка морщась от какофонии звуков.

     – Думаю, ты бы услышала, раз Синклер обращался к тебе, – пожал плечами Филипп. – Ты ведь не звуконепроницаемой стеной отгородилась, просто отключилась от того, что тебе не нужно. Но если какой-то звук или фраза важны для нас – наш внутренний радар это определит и позволит данному звуку пройти сквозь защиту. Иначе бы мы просто «глохли», наш слух становился бы бесполезным. Но защита не делает нас глухими, она как бы... сортирует звуки по важности и нужности.

     – Думаю, ты уже можешь снова ставить защиту, –  с беспокойством глядя на меня сказал Фрэнк.

     – Попробую, – кивнула я.

     Мне самой уже хотелось уйти от этого шума. Поскольку мы только о нём и говорили – бессознательная защита тоже не приходила. Итак, пузырь. Невидимый пузырь, защищающий меня от всего. Ну? Ну же! Я попыталась ещё раз, и ещё. Не получалось... Зря я всё же сняла защиту, вдруг это была случайная удача?

     – Солнышко, ты как? – Фрэнк явно почувствовал мою растерянность.

     – Никак, – вздохнула я. – Не получается...

     – Думаю, тебе снова нужно её поцеловать, – внесла предложение Рэнди.

     – Я же говорил – не нужно снимать защиту, – голос отца звучал совсем рядом, оглянувшись, я увидела, как он, с мамой на руках, выходит из-за дома Гейба.

     – Тебе помочь, Солнышко? – похоже, Фрэнку было всё равно, здесь мои родители или нет, если нужно – он готов целовать меня у них на глазах.

     – Погоди минутку, – я была совсем не против поцелуя, но... – Я хочу попробовать ещё раз.

     Я закрыла глаза и постаралась сосредоточиться. Что я делаю не так? В прошлый раз я представила, что мы с Фрэнком в непроницаемом пузыре, и это сработало, а сейчас... Вот! Вот оно! Не я, а МЫ в пузыре! Мы с Фрэнком. Только мы вдвоём, защищены от всего мира.

     – Сработало! – выдохнула я, потому что какофония звуков, словно по команде, отошла куда-то на задний план.

     Я попробовала лавировать между звуками, прислушиваться то к одному, то к другому разговору – и у меня получилось! Я управляла своей защитой так, словно родилась с ней.

     – Вы были правы, – обратилась я к окружающим. – Всё дело во Фрэнке. В моей половинке. В том, что он рядом. Я не знаю, как и почему, не могу объяснить, но это определённо работает!

     – Отлично, – голос отца звучал несколько... кисло. – Думаю, теперь Фрэнку не нужно тебя целовать, верно?

     – Синклер! – возмущённо воскликнула мама.

     – Неверно, – покачал головой Фрэнк и, подхватив меня на руки, крутанул вокруг своей оси, а потом поцеловал. Этот поцелуй был совсем лёгким, невесомым, но всё равно очень сладким. – Я так горжусь тобой, Солнышко.

     – Я тоже, Ники, я так тобой горжусь и так за вас рада, – мама просто сияла, глядя на нас. – Спасибо тебе, Фрэнк. Я очень рада, что ты есть у моей дочери. Синклер?

     – Что? – отец сделал непонимающие глаза. Мама сердито хлопнула его по руке. – Дорогая, ну зачем ты это сделала? У тебя же теперь ладонь будет болеть!

     – Ох, ну что за человек! Фрэнк, я уверена, что Синклер тоже счастлив, что именно ты стал половинкой нашей Ники. Ты идеально ей подходишь, я с каждым днём всё сильнее в этом убеждаюсь.

     – Просто не обязательно целовать её у меня на глазах, – проворчал отец.

     – Неисправим, – рассмеялся Гейб.

     – Кто бы говорил, – Рэнди шутливо пихнула его в бок. – Мне заранее страшно за братьев, когда близняшки подрастут.

     – Ну, вроде бы тут уже с пузырями разобрались? – вмешался Бредли. – Мы можем дальше кататься? А то эти ваши разговоры про половинки и поцелуи становятся утомительными.

     – Вперёд, – дал ему отмашку Гейб, и парни поменялись куртками, шлемами и мотоциклами – пришла очередь Брайана и Бредли кататься. Это, в принципе, было уже не особо интересно, поэтому я решила воспользоваться тем, что мы здесь, и расспросить своего дядюшку о завтрашней поездке.

     – Гейб, – я уже перестала спотыкаться на этом имени, привыкла. – А кто ещё полетит с нами на Виргинские острова?

 

     Вот Ники и научилась ставить защиту. С помощью своей половинки она "изобрела" волшебный пузырь, который укрывает её от всех ненужных шумов.
     Кстати, а как вы думаете, кто ещё полетит на острова с нашими героями? Кроме трёх парочек туда отправятся ещё четверо (не считая пилотов). С двумя вы пока не встречались, но ещё двое вам очень даже хорошо знакомы. Есть предположения?

     Жду ваших впечатлений на форуме.



Источник: http://robsten.ru/forum/75-1899-1
Категория: Собственные произведения | Добавил: Ксюня555 (10.09.2015) | Автор: Ксюня555
Просмотров: 248 | Комментарии: 22 | Рейтинг: 5.0/27
Всего комментариев: 211 2 »
avatar
0
21
благодарю cvetok01 cvetok01 cvetok01 cvetok01 cvetok01
avatar
1
19
Спасибо..ничего папе придется смириться...сам с собой он понимает как повезло его дочери...просто некоторым мужчинам сложно показать свои "слабости"...
avatar
0
20
Папа держит марку. Не может же он вот так сразу взять и смириться.  giri05003
avatar
1
17
Половинки и поцелуи , это главная мотивация . Хоть я и повторяюсь , всё равно , Вы классно пишите . Спасибо .
avatar
0
18
Феномен половинок - вещь так до конца не изученная и таящая в себе много непознанного и загадочного. И почему бы не оказывать ещё и такой вот "побочный эффект"?  JC_flirt
avatar
1
15
Маленькиий дядюшка Томас готов даже выпить кровь лишь бы посмотреть на 'мотогонки'. Может Пирс с Кайлом рванут. Спасибо за продолжение.
avatar
0
16
Мальчишки - они такие мальчишки...
Думаешь, Пирс отпустит Кайла куда-то в потенциально опасное путешествие? Ой, сомнительно...  girl_wacko
avatar
1
13
Спасибо за продолжение! Уж жду не дождусь чего-то погорячее))). lovi06032
avatar
0
14
Будет погорячее, обещаю. Рейтинг говорит сам за себя. Но пока нашим ребяткам просто негде.  girl_blush2
avatar
1
11
Френк стал катализатором в освоении всех премудростей Ники
avatar
0
12
Абсолютно верно. Как это работает - объяснить невозможно, но факт остаётся фактом.  JC_flirt
avatar
1
9
Хо-хо!Конечно Синклер сейчас выдвенет свою кандидатуру!!!
Спасибо!
avatar
0
10
Ха! Да кто ж его возьмёт-то? Он же голубкам всю малину испортит. А Рэнди этого не допустит, а стало быть и Гейб тоже.  giri05003
avatar
1
8
Ники просто умничка и Френк тоже! kisssss
Спасибо большое за продолжение!!! good good good
avatar
1
6
Спасибо за главу lovi06032 lovi06032 lovi06032
Уж слишком опекающий отец у Ники
avatar
0
7
Папу тоже можно понять. Он из средневековья, к тому же единственная очень долгожданная дочка... 
Неудивительно, что любой, пытающийся её "отнять" - враг. Это уже не разум, а инстинкты работают.
avatar
1
5
Спасибо за главу good lovi06032
1-10 11-13
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]