Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Медовые яблоки. Ауттейк 1. Кукла.

Лиза.

 

Кукла.

 

Раз. Раз. Раз. Два. Три.

Раз. Раз. Раз. Два. Три.

Поворот.

Раз. Раз. Раз. Два. Три.

Поворот.

Руки на пояснице отсчитывают ритм.

Поворот.

Зеркало.

Кукла. Белая кожа. Голубые волосы. Нет глаз. На месте глаз зияющие черные дыры.

Очень странно, что я вижу эти дыры. Ведь у меня нет глаз. Кукла – Я.

Нитка дергает вверх – рука вверх.

Руки на пояснице отсчитывают ритм.

Нитка дергает другую руку вверх – рука вверх.

 

Звонок. Тошнота. Резко открываю глаза.

Лежу в тишине совсем немного, до второго звонка, через две минуты.

 

Темнота. Снег. Почти всегда темно…

Черно-Белое Всё.

- Привет, куколка, готова?

- И тебе не хворать, Буратино.

 

Раз. Раз. Раз. Два. Три.

- Куколка, следи за моей рукой.

- Слежу.

 

Раз. Раз. Раз. Два. Три.

- Евтушенко, спину. Егор, придержи её… Спина! Рука, Евтушенко, рука!

 

Темнота. Черно-Белое всё.

- Куда ты сейчас, куколка? Эй, Мальвина, подожди…

Тошнит…

- Ты домой?

- Да, тебя подвезти?.. За мной Олег приедет.

- Будет классно, давай. Что нового у тебя, мы давно не говорили… ты все время бежишь.

- Нормально. Обычно. Как всегда.

Смотрю в карие глаза.

- Странная ты.

- Ничего странного во мне нет.

- Зачем ты танцуешь? Ты не любишь… не умеешь.

- Умею.

- Да брось, куколка, с тем же успехом я мог бы таскать утюг по паркету.

- Не таскай.

- Не могу. Я накосячил в прошлой жизни, с меня причитается. Карма.

Глаза смеются.

- Тогда терпи, Егор.

Выходя из машины.

- Пока, пряничная девочка.

- Пока, Буратино.

Олег, водитель папы, улыбается, глядя через зеркало заднего вида, ловлю его теплый взгляд с морщинками-лучиками и улыбаюсь в ответ – тепло.

- Что нового, малышка?

- Не знаю, все старое.

- У такой молоденькой хорошенькой девушки? Кавалер? Тот парень, что стоял рядом с машиной, ничего такой, тебе не показалось?

- Какой? Не помню… Значит старенький. Старенький, дряхленький пень.

- Ну, а Егор?

- Егор?

- Егор. Был бы хорошим кавалером, а Лиза?

- Это же Егор… ффффууууууууууу.

Смеётся, лучики бегут по лицу – тепло.

 

 

Решила. Перечитала. Выучила. Еще раз решила. Еще… раз.

Квартира слишком большая для меня одной. Сто шестьдесят метров и лоджия на южную сторону.

Разве здесь есть южная сторона? Здесь везде холодно.

Папы нет. Уже неделю. Командировка.

Темно. Холодно.

Уууууууууууу – крикни. Ууууууууу – отзовется.

 

 

- Привет, папочка, ты дома?

- Да!

Прыгаю прямо на шею.

- Папа…

- Как ты тут одна? Мне неприятно тебя оставлять, но ты ведь понимаешь, надо...

- Понимаю… папа… папка… ух… ты вкусно пахнешь.

- Смешная… Пойдем, рассказывай.

 

 

- Елизавета, мне надо с тобой поговорить.

- Да, пап.

- У тебя четыре по экономике, скорей всего в году тоже.

- Она факультативная.

- Какое это имеет значение. Почему четыре?

- Я не сдала эссе. Два раза.

- И?

- Меня тошнило.

- И?

- Я боюсь… её…

- Лиза, какие бывают оценки?

- Пять и два…

- Значит у тебя что, Елизавета?

- Два…

- Ты не можешь иметь два. Понятно?

- Да.

- Что тебе понятно?

- Я не могу иметь два…

- Два – это для неудачников. Два – это для проигравших, Лиза.

Ты не должна бояться учителя. Никогда. Надо просто сдать. Что надо делать, чтобы сделать?

- Начать делать… Контролировать ситуацию.

- Начни сдавать, завтра.

- Меня тошнит!

- Тебя всегда тошнит. Или ты поборешь свой страх или он тебя, понимаешь?

- Это тяжело, папа!

- Лиза, мне, по-твоему, легко? Я семь лет не был в отпуске. Семь! Ты пойдешь и сдашь всё, что должна, Лиза.

- Я боюсь её…

- Ты слишком эмоциональна. Слишком, Лиза! Я очень много терплю от тебя, очень! Но я не стану терпеть два, даже по факультативному предмету. Достаточно того, что я терплю эту твою придурь с архитектурой… Приспичило тебе ходить на курсы, ходи, но зачем, Лиза, скажи мне?

- Я хочу на архитектора… я хочу идеальный дом.

- Не бывает идеальных домов, Лиза. Образование должно быть фундаментальным, ты должна смотреть вперед. Мы говорили сотни раз… Зачем ты ходишь в эту студию… как она… рисуешь… это отнимает массу времени, Лиза. Скажи мне, что это нарисовано?

- Грустная табуретка.

- Грустная… грустная табуретка. Не бывает грустных табуреток. Табуретка это четыре ножки и доска. Ей не бывает грустно. И весело ей тоже не бывает. Табуретка – это кусок доски! Ты слишком эмоциональна, ты приписываешь свои эмоции, Свои, людям и даже предметам, окружающим тебя. Хватит дурить, Лиза. Это не страшно, ты должна это сделать.

- Да.

- Я завтра проверю.

- А если…

- Елизавета, мы не обсуждаем если, ты должна научиться преодолевать страх и трудности. Ты обрезала волосы, почему? Почему, Лиза?

- С ними трудно... я не справилась.

- А должна была.

-Ты тоже не справился!

- Я мужчина. Это твои волосы. Ты! Не справилась, я промолчал. Ты крысу завела, Лиза. Крысу! Я молчал. Твоими грустными табуретками обвешан весь дом, я молчу. Но завтра ты пойдешь и сдашь это эссе, я звоню классному руководителю. Ты поняла меня, Елизавета?

- Да.

 

Раз. Раз. Раз. Два. Три.

Раз. Раз. Раз. Два. Три.

Поворот.

Раз. Раз. Раз. Два. Три.

Поворот.

Руки на пояснице отсчитывают ритм.

Поворот.

Зеркало.

Кукла. Белая кожа. Голубые волосы. Нет глаз. На месте глаз зияющие черные дыры.

Очень странно, что я вижу эти дыры. Ведь у меня нет глаз. Кукла – Я.

Нитка дергает вверх – рука вверх.

Руки на пояснице отсчитывают ритм.

Нитка дергает другую руку вверх – рука вверх.

 

 

Утро. Второй звонок. Ненавижу холод. Иду в душ. Холодный.

Закаляет.

Перечитала. Восемь раз. Рассказала зеркалу, отражению куклы.

Сдам.

 

Блузка – белая. Форма – черная.

Черно-Белое все.

 

- Евтушенко, ты готова поведать миру своё эссе?

Тошнит.

- Евтушенко, я жду.

Тошнит.

- Евтушенко, класс ждет.

Не могу. Бегу. Паркет под ногами старый.

Кафельная плитка - белая. Ромбы на ней – черные.

Черно-Белое все…

Рвет.

Неудачница. Все учителя смирились - неудачница. Все. Кроме Маргоши.

Она права. Папа прав. Надо делать, чтобы сделать…

Контролировать ситуацию.

Рвет.

Обрезала волосы.

Завела крысу. Крыса умерла. Все умирают. Неудачница. Не справилась.

Не контролировала.

 

- Лиза… Лиза… девочка, вставай.

Туфли – черные. Плитка – белая.

Черно – Белое все.

- Лиза, пойдем.

Тошнит. На юбку Елены Павловны. Желчью.

Не контролировала.

- Лиза, пойдем… девочка.

 

- Тебе лучше?

- Да, спасибо…

- Думаю, мне надо поговорить с Маргаритой Александровной, как ты на это смотришь?

- Нет!

- Лиза… страх публичных выступлений – это нормально. Иногда он проходит, иногда нет.

Не нужно переступать через себя.

- Нужно контролировать ситуацию.

- Лиза, не все можно контролировать…

- Все!

- Хорошо, мы потом поговорим.

 

- Ты говорила про Филиппа… а что про волосы?

- Вы помните Филиппа?

- Конечно, очень сложно забыть крысу, который так часто посещал школу, что его поставили на довольствие в столовой. Он был красивым и умным. И домик у него был особенный…

- Он умер… все умирают…

- Крысы мало живут, ты знаешь. Но ведь это не меняет того, что он был славным парнем, правда?

Тепло.

- Так что с волосами? Можешь рассказать?

- У… меня… у меня были длинные волосы, а я их обрезала, сама, в ванной, вот.

- Ну… по-моему, тебе очень идет стрижка. Ты очень красивая.

- Кукла…

- Нет, девушка... Расскажешь, почему ты обрезала волосы?

- Я не справилась… Когда мама… мамы… эм… когда мама умерла… она всегда заплетала мне волосы. Мыла, а потом заплетала, чтобы не путались… они все время путались, мама говорит… говорила, что это домовой их запутывает, потому что любит меня… И потом, после… когда уже… совсем не стало… после похорон… я не мыла волосы… совсем… они расплелись. Бабушка… она делала больно… дергала… они запутались сильно… Папа сказал, что надо уксусом и расчесать… я не смогла… больно… не контролировала... и обрезала, сама, в ванной, вот.

- Лиза…сколько тебе было лет… двенадцать?

- Да…

- В этом возрасте сложно справиться с длинными волосами, а у тебя густые, красивые волосы… И стрижка очень тебе идет.

- Правда?

- Конечно, правда.

- Лиза, я вызвала твоего папу… ты не возражаешь?

- Я… Я… мне…

- Мне бы хотелось с ним поговорить.

Тошнит.

- Тебе не следует бояться. Я контролирую ситуацию, - подмигивает.

Смешно.

 

Коридор длинный.

Ботинки – черные. Глаза – карие.

- Как ты, куколка?

- Что ты здесь делаешь? У тебя урок!

- Эй, Мальвина, у меня литература, забей. Как ты?

- Не справилась… Снова…

- Маргоша – сука!

- Неа… это я… не контролировала…

- Лиз, Маргоша – бешеная сука, мочалка она, понятно? А ты – куколка… Пойдем в столовку, утюг, я угощаю.

- Такой щедрый?

- Ага, банкую… сегодня мы с тобой танцуем… па-ра-ра-пам-пам-па

Дорогие читатели не забывайте благодарить автора – Наташу и редактора - Свету.

Не знаю как вам. А мне жалко эту девочку - куклу. Читая о том как она жила после смерти матери, я понимаю почему она так долго прощалась с поляной в конце их с Андреем лета. Она знала, что улетает от солнца. И не так удивительно теперь, что она сделала всё, чтобы вернуться в тепло. Туда, где всё как хочет она, а не так как надо другим. Мы как всегда ждём вас на Форуме.

 



Источник: http://robsten.ru/forum/36-1685-1
Категория: Собственные произведения | Добавил: Vita404 (10.05.2014) | Автор: lonalona
Просмотров: 401 | Комментарии: 7 | Рейтинг: 5.0/21
Всего комментариев: 7
avatar
0
7
Такой жесткий папа. ППЦ!

спасибо! lovi06015
avatar
6
Спасибо! good lovi06032
avatar
5
ужасно конечно. до безумия жаль девочку. и снова убеждаюсь, как ей подходит Андрей!
спасибо!
avatar
4
Спасибо...не так грустно...потому как знаем, что впереди будет Андрей...
avatar
3
Я ПРОСТО УРЕВЕЛАСЬ...бедный ребенок.
avatar
2
Не живет а существует cray
avatar
1
Боже мой, какой ритм!
Спасибо!
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]