Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Ступая по шёлку/Младшая дочь Короля. Глава 12. Бесчисленное войско.

Глава 12

Бесчисленное войско.

 

Айола почти не видела мужа своего Горотеона, даже на прогулки они выезжали не каждый день и в разное время, о котором младшая дочь Короля не могла знать заранее. И если Царица не отказывалась, Царь Дальних Земель приходил сам в покои её и беседовал с Айолой, рассказывая о текущих делах Дальних Земель.

Не один раз Айола присутствовала на совете и знала советников в лицо и по именам, к слову её всегда прислушивались, и часто оно было решающим. У Царицы стало меньше времени на библиотеку, но она каждый день ходила к мальчикам, зная, что сердца их скучают и просят ласки матери или старшей сестры.

Ночи, почти все, Горотеон проводил с женой своей, чему она была несказанно рада, он появлялся вечером и не выходил из покоев Царицы Дальних Земель до самого утра, уходил же раньше, пока младшая дочь Короля ещё спала. Когда же Царь не приходил, он предупреждал заранее, и младшая дочь Короля приказывала наутро рабыням не произносить ни слова, и они молчали до самой ночи.

Тело Айолы быстро менялось, живот её рос, а грудь наливалась, походка становилась неспешной, и часто Царица утомлялась ещё до обеда и проводила дни свои, когда не было совета,  в праздности.

- Как же я буду править Дальними Землями, муж мой, если уже сейчас я чувствую усталость?

- Никто не устанавливает точное время советов. Я уйду с войском, когда первая посевная будет окончена и собрана подать, тебе будет легче, но у тебя есть наместник и советники с правом голоса, в вопросах незначительных  тебе следует положиться на них, Царица. Вершить верховный суд тебе не следует вовсе, жёны, в чьём чреве младенец, часто бывают несправедливы или излишне мягки, что позволено жене мужа своего, но не дозволительно Царице Дальних Земель. Любой спор могут решить старейшины поселений и судьи… но никогда не отказывай в суде простолюдинам.

- Что такое верховный суд?

- Суд над изменниками Царства или мятежниками. Над любым, чьё поведение, вольное или невольное, угрожает Царской семье, казне или границам Дальних Земель. За всё это полагается смерть, Царица, но сердце твоё – сердце юной девы, тебе не следует вершить подобный суд. Преступники будут дожидаться моего решения, если будут таковые.

Всё это говорил Горотеон, лёжа на постели Царицы, и руки его привычно гладили спину и ноги Айолы. Она любила такие моменты, перетекающие в ночи, не только ласками одаривал её муж, но и нежностью. Засыпала Айола спиной к мужу своему, тогда как руки Царя Дальних Земель обнимали Царицу и неизменно лежали на заметном животе Айолы. 

В ночь, когда прибыла Кьяна и её окружение, Айола не вышла встречать родственников, не следует Царице самой выходить за порог своих покоев и стоять в дверях, подобно рабыне. Она слышала, как в западном крыле, там, где находится женская половина, но далеко от её покоев, суетятся рабыни и ведут гостей в их покои.

После обеденного сна Царица Дальних Земель послала рабыню, чтобы та передала, что скоро придёт Царица, но рабыня вернулась ни с чем, никто из служанок жены брата Царицы не понимал наречия Дальних Земель, и Айола вошла в покои Кьяны без предупреждения.

Волосы Кьяны были темны и вились, пряди, спадающие по плечам, были перетянуты нитями изо льна, как и у Айолы когда-то. Платье её было удобным, с тонкой вышивкой, но пояс не давил каменьями, а рукава не были украшены плотной тесьмой. Синие глаза смотрели немного испуганно, но, увидев Айолу, Кьяна повеселела и обняла её.

- Ты носишь ребёнка, Айола, это прекрасно.

- Скоро и твоя пора придёт, Кьяна, и ты понесёшь от мужа своего Хели.

- Вероятно… - всё, что ответила ей Кьяна.

Царица Дальних Земель рассказывала про местные обычаи и традиции, про законы Главной Богини, стараясь не пугать родственницу, помня, как была напугана и удивлена окружающими её вещами и поступками придворных и рабынь, но и озвучивала всё ясно. Кьяна – жена мужа своего и родственница Царской семьи, а значит – требования к ней выше, чем к любой другой жене или юной деве. Ей нельзя будет выходить на улицу, только во внутренний двор и сад, но сейчас тепло, и цвет уже начался, так же там есть удивительный фонтан и пруд с диковинными рыбами, которые спали всю зиму во льду, но теперь проснулись и позволяют гладить их по спинам.

Кьяна не расстроилась тому, что в Дальних Землях Главная Богиня не позволяет жёнам выходить на улицу без позволения мужа своего. Там, где она росла, тоже ни девам, ни жёнам нельзя было выходить на улицу, и даже жене запрещено было появляться на мужской половине дома или замка. Даже служанок в мужской половине не было, вместо них – юные мальчики, не вступившие в пору мужественности. Никто из жён, юных дев или служанок не знал, что происходит на мужской половине. Спят ли мужи на кровати или не спят вовсе? Свобода передвижения в замке Линариума всегда немного пугала Кьяну, поэтому она спокойно восприняла своё заточение и, кажется, даже была рада ему.

Айола показала так же, как пользоваться ручкой от канализации, гасить свечи, что витражи в комнатах открываются, и можно пустить свежий воздух. Никто не сможет заглянуть в женские покои, ведь соседнее крыло было в отдалении и стена глухой. Также Айола рассказала про соусы и сок, показала благовония и крема, сказав, что они делают кожу мягкими, подобно лепестку розы.

Кьяна, с позволения, провела по руке Царицы и в удивлении смотрела на Айолу.

- Твоя кожа такая… Айола, где волосы, которые предписаны женщине природой и богами? – Она даже поднесла руку к свече с зеркалом, чтобы поверить глазам своим. – Ты больна?

- Здесь жёны удаляют волосы для мужа своего, на теле женщины не остаётся волос…

- Совсем?

- Совсем….

- Ооооооооооо…

Царица подала короткий знак рукой, и рабыни удалились, оставив её с Кьяной наедине. Она приподняла подол платья, самую малость, но стыд покрыл её тело, и она отвела глаза.

- Как это делают? – Кьяна легонько дотронулась до ноги, чуть выше щиколотки, и тут же отпрянула в стыде.

- Сначала опускают тело твоё в горячую воду, а потом выщипывают специальными приспособлениями, кожа твоя горит от горячей воды и боли… и всё это похоже на пытку…

- Ооооо… ты это терпишь?

- Да, - Айола пожала плечами, - так велит закон Главной Богини, и это радует тело и дух мужа моего, Горотеона. Разве ты бы, Кьяна, не пошла на многое, чтобы порадовать мужа своего, Хели?

- Не знаю, если бы закон велел – пошла бы… Но это больно… должно быть.

Младшая дочь Короля не стала говорить Кьяне, что ей пришлось прочувствовать боль сильнее, и муж её взял на себя всё наказание, на память о котором видны шрамы на руках его, как и один на спине её.

- Скажи, Ианзэ приехала с тобой? – аккуратно спросила Айола, не зная реакции жены своего брата Хели.

- Вы были дружны? О, это хорошо, она настолько грустна после смерти мужа своего, ведь в чреве её ребёнок… Возможно, ты сможешь разговорить её или развеселить, она печальна и часто плачет. Хели сказал, что Ианзэ лучше всего отвлечься, да и война грядёт… Ианзэ же без опеки мужа осталась, а отец её слишком стар… Король сказал, что скоро замок будет полон вдов, и назначил им пансион, и детям их, помимо имущества, что переходит жене от погибшего мужа своего, но Ианзэ позволил покинуть замок.

- Да, мы были дружны. Спасибо, что позволила ей войти в своё окружение, Кьяна, ты очень добра.

- Это ты добра, что позволила нам переждать войну здесь, и муж твой, Царь Дальних Земель. Мы все напуганы, все, только сестра ваша Эфталия, что останется на троне, пока мужчины будут на войне – спокойна. Мы встретили Хели, когда он возвращался, он сказал – ты стала Правящей Царицей… Для меня это удивительно, Айола. Никто из женщин моей страны даже не выходит из дома… но ты и сестра твоя готовы править… Мужчинами.

- Это обязанность, Кьяна, и я напугана ею, но если муж уходит утром по делам своим – обязанность жены сохранить дом в чистоте, а семью в здравии. Просто дома наши с Эфталией больше… а мужья вернуться не вечером. Но Кьяна, если Хели взойдёт на трон, ты станешь Королевой наравне с мужем своим, пока дети твои не войдут в пору царствования… как наш отец правит Линариумом, хотя жена его, Истинная Королева, умерла уже давно…

- Я не смогу.

- Тебе придётся, Кьяна. Никто из людей не выбирает судьбу свою… Только Боги вправе решать, как сплести нити жизни человека.

- Ты права Айола, права, никто не может знать судьбу свою…

Младшая дочь Короля долго пробыла в покоях Кьяны, узнавала и узнавала новости из родного края, она плакала над потерями и смеялась или радовалась победам. В сердце её не было тревоги, лишь об Ианзэ, к которой и пришла вечером, удивившись её виду. 

Белокурая, прекрасная девушка сидела с потухшим взглядом, от слез лицо её опухло, волосы, собранные льняной лентой, были не расчёсаны. Она сидела на кровати, вокруг стояли яства, и расстроенные рабыни сидели в углу комнаты. Ианзэ не дала прикоснуться к себе, обмыть себя с дороги, и даже яства ей показались невкусными, хотя мальчик с кухни сбился с ног, принося новые и новые кушанья и сласти.

- Ианзэ? – Айола в растерянности смотрела на тоску в глазах некогда самой красивой девы их замка и не могла поверить, что это произошло с ней. - Ианзэ, милая моя, тебе нужно поесть… в чреве твоём младенец. - Царица увидела тень страха на лице Ианзэ и присела рядом. – Не опасайся меня, я не причиню вреда тебе и младенцу твоему, я обещала брату моему Хели заботиться о вас, и сдержу слово, ведь взамен он пообещал не искать смерти своей…

- Он пообещал тебе это?

- Да, он пообещал и сдержит слово, милая Ианзэ, но и ты позволь мне сдержать своё обещание и позаботится о тебе. – Она подала знак, и рабыни начали готовить воду и уносить яства, чтобы принести новые, горячие.

- Тебе нужно поесть… скажи, что ты хочешь? Мясо ли, птицу или рыбу… ты можешь пожелать любое, и это будет доставлено в твои покои немедля.

- Всё слишком… ах, Айола, не обижайся, но от еды Дальних Земель всё во рту горит, и остаётся горечь или излишняя сладость… Я бы хотела, чтобы еда имела свой натуральный вкус.

- Хорошо, я скажу, и тебе будут готовить без приправ. Позже, когда ты привыкнешь, ты сможешь сама себе выбрать по вкусу, но не отказывайся от сластей, они удивительны на вкус, как и фрукты. Ещё рабыни обучены готовить отвары, не отказывайся от них, если вкус их будет приятен тебе. С помощью отваров можно вызвать в человеке сон или бодрость…

- Зелье? Они могут меня отравить?

- Что ты, Ианзэ, никто в этом дворце и за пределами его не сможет навредить тебе. За вред члену Царской семьи полагает смерть, и будет она ужасна, даже если вред этот был незначительный и нанесён по неосторожности.

- Но я не…

- Ты названная сестра мне, милая, и будет так, пока вы живёте здесь. Никто, ни человек, ни зверь, не имеет права причинить вред или даже подумать о подобном в отношении названной сестры Царицы Дальних Земель и младенца её. И ты вдова воина, Ианзэ, это очень почётно и уважаемо здесь… Пока не прошёл траур, ты не можешь выходить из своих покоев, но по истечению его ты можешь сама выбрать себе мужа или остаться одной до конца дней своих, и даже Главная Богиня не может указать вдове – как ей поступать с судьбой своей…

- Я… не выйду более замуж, Айола, никогда.

- Ты не можешь этого знать, Ианзэ, не можешь.

- Ты не понимаешь!

- Я понимаю. И знаю. Но ты не знаешь судьбы своей, как и я или Кьяна. Пока же отведай блюда, что принесли с кухни, думаю, тебе понравится, и давай поблагодарим этого мальчика, уверена, он напуган и ждёт, когда его накажут…

- За что же?

- Он не угодил тебе, - Айола пожала плечами, - как и старший повар. Здесь очень жестокие законы, и рабы больше понимают страх, чем ласку… Я позже расскажу тебе всё, пока же обмойся, руки рабынь умелые, они не причинят тебя вреда или боли, и поешь.

Айоле не часто удавалось видеться с гостьями, время её было поделено между советами, которые она не пропускала, и часто решение оставляли за ней, прогулками с мужем и временем, когда Горотеон был просто мужем её и дарил Айоле поцелуи и ласки, а она одаривала его.

Часто, переступая порог покоев Царицы, он подавал знак, и рабыни покидали их, тогда Горотеон улыбался, поднимал на руки свою юную жену и целовал её губы столь долго, что казалось – воздух исчезает вокруг. Но Айоле не хотелось заканчивать поцелуи, она лишь смещала губы свои на шею и грудь мужа своего и продолжала поцелуи. Она многое узнала о том, как ублажить тело и дух своего мужа, и делала это с удовольствием, ведь он отвечал ей тем же, иногда удивляя Царицу ласками. А когда она смотрела в глаза Горотеона, он лишь улыбался и иногда говорил, что его Царица ещё юная дева, к тому же чрево её носит наследника, но он обещает показать своей Царице новые ласки, когда вернётся с войском от границ Линариума. И как бы не уставала младшая дочь Короля, тело её просило ласки, порой не один раз за ночь или утром, и муж всегда давал ей это.

- Я буду тосковать по тебе, Горотеон, - она говорила тихо, уткнувшись лбом в шею Царя Дальних Земель, яремную ямку, так называли это место в книге, что прочитала Айола.

- Не нужно, жена моя, тоска и слёзы жён лишь осложняют путь мужа и воина, Царица. У Правящей Царицы  много забот, и нужды Дальних Земель обширны, тебе некогда будет предаваться тоске… как сестре твоей названной, Ианзэ. Тоска в глазах её пугает, Айола. Я не хочу, чтобы твои чудесные глаза, меняющие цвет, потухли…

- Муж её погиб, но ты ведь не погибнешь.

- Я не погибну, жена моя, не погибну. Но и Ианзэ тоскует не по мужу своему.

- Что? Аааааа…

- Я знаю её, видел, когда приезжал…

- Ты покараешь её? Или Главная Богиня?

- Нет, она названная сестра твоя, и если Главной Богине понадобилась она здесь, значит, так тому и быть. Жёны не всегда вправе выбирать судьбу свою, а сердце мужа сильно, как должно быть. Хели – храбрый воин, но сердце его слабо, судьбу же Ианзэ решили боги, и она такова, какая есть. Я не стану вмешиваться, Айола.

Иногда Кьяна приходила в покои Царицы и долго рассматривала украшения и наряды, дивясь на роскошь и богатство, которое почти не замечала Айола. Волосы её были украшены жемчугом, а высокие пояса расшиты каменьями, на пальцах были перстни, а на мантилье переливались преломлённым светом алмазы… Одежда её была в несколько слоёв, из шёлка или парчи, обувь с вышивкой, и всё это вызывало восхищение в Кьяне. Вскоре, по приказу Царицы, у Кьяны появились украшения и шёлковая одежда, волосы её украшали каменья, а пояса, тесьма по подолу и рукавам,  были обсыпаны камнями так, что Айола недоумевала, как же Кьяна ходит в этом изобилие камней и вышивок? Часами жена брата могла перебирать украшения и гребни для волос, и даже в покоях своих ходила так, словно она отправлялась на пиршество или брачную церемонию. Рабыни шептались, что Кьяна проводит многим больше времени, ухаживая за телом своим, нежели любая из наложниц, и спит до обеда.

Ианзэ же, к расстройству Айолы, редко приходила в покои к Царице, шепнув однажды, что боится встречи с Горотеоном, которого она знала только как грозного Царя Дальних Земель и не верила в его великодушие. Когда же пришла, Ианзэ дивилась мозаике на стенах и льняным покрывалам, после чего Айола отослала ей в покои несколько покрывал и широкое ночное платье и застала вечером счастливо плачущую девушку. Сердце её наполнилось радостью, что она сумела угодить возлюбленной Хели, а значит, и он не станет искать смерти, если та обойдёт его.

- Завтра, на рассвете, мы выступаем, жена моя…

- Завтра?! Нет! – наследник стал сильно быть в животе Айолы, словно почувствовал страх матери.

- Завтра, мы ждали достаточно, время уходит… Поцелуй меня, жена моя, я не знаю, когда ещё губы мои коснуться твоих, сейчас мне нужно уходить для последних указаний войску, и меня не будет до рассвета.

- Нет… не уходи, муж мой. Твоё войско так сильно, оно справится без тебя, а я – нет! Не уходи на войну, смерть может настигнуть тебя, муж мой. – Айола плакала, почти задыхалась, глаза её приобретали с каждой слезой, выпавшей из глаз, всё более фиолетовый оттенок, и сверкали, подобно редким камням.

- Айола, долг…

- Долг! Я не хочу слышать ничего о долге, я хочу каждый день видеть своего мужа, и каждую ночь, а не…

- Царица, именно долг привёл меня в Линариум, и именно долг побудил вас вступить в брак с варваром… Но судьба милостива ко мне, и она одарила меня любовью самой прекрасной жены и Царицей  – Дальние Земли. Мой долг уйти сейчас с войском, а ваш – править в моё отсутствие и произвести на свет наследника. И судьба будет милостива и к вам, Царица, позволив мне вернуться к жене своей и сыну. А теперь – поцелуй меня, сейчас.

Никогда Айола столь долго не целовала мужа своего, перебирая руками волосы и цепляясь за одежду его изо всех сил, пока он всё же не покинул её покои.

Утром же, так и не уснув, она приказала мальчикам раскатать шёлк к ступеням дворца, на площади у которого стояли войска и сам Царь Дальних Земель. Никогда ещё Айола не видела такое множество воинов, которые склонили головы, как только появились мальчики с шёлком и первые шесть стражников, что шли рядом с Царицей, ещё шесть шли за спиной её. Ни одной жены или юной девы не было на площади или в городе, война – дело мужчин, и мужи прощаются с жёнами своими в тишине покоев, а не на улице, но это вряд ли могло остановить Царицу Дальних Земель. Она видела тень улыбки на лице Горотеона, когда он подъехал к ступеням, и уже немолодой всадник подсадил Царицу на коня Царя… Седло в этот раз было не для перевозки жён и младенцев, но Айола, умевшая держаться в седле, удобно села и поправила широкий плащ, который полностью скрыл Царицу.

- Я опасался, что мне самому придётся нарушить традиции и прийти к тебе в покои утром, Царица, - тихо, одаривая теплом своего дыхания.

- Ты знал, что я выйду?

- Знал, моя Айола, моя Истинная Королева, Царица Дальних Земель и жена моя.

- Тогда, может, ты и поцелуешь меня, не казнишь за это воинов своих?

Горотеон отъехал довольно далеко, с ним рядом был только всадник, но любому воину, подними он голову, было бы видно, как загораются щеки Царицы от поцелуя мужа её, и как сверкают глаза её от ласки, подаренной Царём.

- Поцелую, - поцелуй был лёгким, почти невесомым, и Айола схватила за вьющиеся на ветру волосы Царя, прося о большем. Улыбаясь, он дал ей это.

- Ты приедешь, когда родится наш сын?

- Только смерть остановит меня, я приеду, когда придёт время наследнику появиться на свет, приеду и первым возьму его на руки. – Он ещё раз поцеловал свою Царицу и подал знак всаднику, который легко пересадил Царицу с коня Горотеона на своего.

- Я оставляю тебе своих всадников, Царица.

- Но они – самые верные люди тебе!

- Именно поэтому я доверяю им жизни своей семьи, Айола, они в твоём распоряжении. Дальние Земли под рукой твоей, Царица.

Всадник, в седле у которого сидела Айола, которая только сейчас увидела, что шёлка нет под ногами, а значит, нога её не может ступать на землю, подъехал вплотную, и Царь Дальних Земель поцеловал руку с кольцом Айолы. Лицо её было скрыто шапероном, и юная Царица могла только догадываться, что строй воинов преклонил колени свои, как это делали мужи в зале, клянясь ей в верности.

- Вы первая Царица Дальних Земель, которой присягнули воины и всадники Царя, - сказал немолодой всадник, ставя её на шёлк и даже легко поправляя ей складки на платье, рабыни побоялись выйти на ступени перед таким количество воинов.

- Что это значит?

- Любой из них умрёт не только за Дальние Земли или Царя, но и за вас, Царица. Любой военачальник подчиняется вам, и даже Царь не в силах приказывать вам.

- Кааак?

- Ну… - всадник нагнулся и прошептал, - как муж жене, совсем немного… наедине, пока войско не видит. Ваши права равны.

- И я могу завести себе наложниц?

- На вашем месте я бы их разогнал, - немолодой всадник улыбался, глядя на Царицу, мимо которой проходили войска, глядя строго впереди себя, но, равняясь со ступенями, склоняли головы, а потом такими же ровными рядами шли дальше.

Айола догадывалась, что, возможно, кто-то из юных воинов всё же глянул ей в лицо, ведь их было бесчисленное множество, и они  проходили и проходили, и командиры их не могли уследить за всеми, возможно, воинов этих скоро не будет  в живых… И если сам Царь Дальних Земель сделал её Правящей Царицей, поцеловал руку её при войске своём, и сами воины, которым невозможно указывать, потому что отдают они жизни свои, присягнули ей в верности, то не будет большого вреда для юных воинов, что бросали украдкой взгляд, что видят они Царицу свою.

 

Кажется, случилось, то, что ждали почти все читательницы. 

Я про наложниц, ура, их можно убрать)) Это в качестве шутки. 

 

Итак, по итогам двенадцать глав, младшая дочь Короля Линариума стала сначала Царицей, потом Правящей Царицей, а теперь первой и единственной за всю историю, кому присягнуло войско Дальних Земель. 

Не знаю кому как, а мне такие чудеса кажутся неоправданными... даже с учетом того, что это сказка. 

Может быть следующая глава, а именно ауттейк про Царя даст нам ответы на эти вопросы и другие вопросы.

А пока... пока Айола осталась править. 

Посмотрим, как она справится:) 

Форум. 

 

 

 



Источник: http://robsten.ru/forum/75-2023-22
Категория: Собственные произведения | Добавил: lonalona (17.11.2015) | Автор: lonalona
Просмотров: 393 | Комментарии: 22 | Рейтинг: 5.0/23
Всего комментариев: 221 2 »
avatar
1
22
Какая прекрасная мысль!!! разогнать наложниц smile152 Похоже у Айолы появляются союзники. Огромное спасибо за главу . Восхищаюсь талантом нашего автора ! good
avatar
1
21
Спасибо за продолжение!
Я думала, что Горотеон оставит с Царицей пожилого всадника (забыла имя его), но он оставил всех. За царицу можно быть спокойной. только тосковать она будет сильно. Мне так кажется.
avatar
1
20
Благодарю за продолжение! Спасибо!!!  good
avatar
1
19
Спасибо за продолжение!  good
avatar
1
18
Спасибо за продолжение.
avatar
1
17
Спасибо за главу!!!!  Муж присягнул жене, я в восторге! Думаю таким образом он пытается защитить её ,и воины могут отдать за неё жизнь. Ох умный царь. То же жду главу от Горотеона, очень интересно, прочитать про его жизнь до Айолы, его мотивы и  мысли.... good
avatar
1
11
Большое спасибо!
Не сразу удалось начать читать Вашу книгу. Присоединяюсь на середине. Захватывает... еще раз спасибо!
avatar
0
16
Спасибо, что читаете.
avatar
2
10
Спасибо за главу good lovi06032
avatar
1
9
СПАСИБО!!!
avatar
1
8
Ух!Я скоро буду отписываться за главу одними междометиями!
Ну,крутяк,крутяк!
Совсем не много времени прошло,как Айола стала правящей Царицей и осталась одна в Землях Дальних.Молодец Горотеон,что дал ей всадников-они защитят ее,при опасности и дадут совет мудрый!
А может с самого сватовства Горотеон надеялся на то,что Айола сможет править?Очень жду аутейк от Царя!И потом,Наташа,ты же обещала,что откроешь нам секрет почему Горотеон выбрал именно Айолу в жены!
avatar
0
15
Самый верный поступок Горотеона в том, что он оставил ей всадников. Всё же Царица, сколь угодно правящая - уязвима, а под такой охраной ей ничего не может грозить.
Да, мы узнаем, почему же Горотеон выбрал именно Айолу , многое узнаем, что-то о прошлом Царя, что-то о сегодняшних событиях. Так сказать - подковёрные игры.
1-10 11-16
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]