Фанфики
Главная » Статьи » Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Детка. Глава 17

Мои коммуникативные связи также не отставали от мистера Каллена, что стало для меня большим открытием. В обычной жизни редко кто стал бы звонить мне больше двух раз подряд. Но, видимо, все у меня шло через одно место, потому как стоило нам сесть в машину, мобильник в заднем кармане джинсов ожил и зашевелился под воздействием вибросигнала. А затем полилась легкая ритмичная музычка. Первые две минуты я тщательным образом старалась ее игнорировать. По крайней мере, делать вид, что сия соната не имеет ко мне совершенно никакого отношения. И к слову о невезении и навязчивых оппонентах на том конце провода: мне потрудились перезвонить. Блядь, настойчиво желая услышать сегодня мой голос. Чуть ли не ультиматум поставили своим упрямством.

Какие еще были сопутствующие проблемы? На каждого отдельного абонента у меня стояла собственная мелодия. Так что определить, кто так уперто набирал своими пальчиками мой номер, не составило большого труда. И с каждой новой ноткой это имя вбивалось у меня алыми буквами в мозг.

Что было в этой ситуации не так? С одной стороны от меня сидел Каллен, на первый взгляд полностью погруженный в свои дела, а на линии висел Майк, ожидая ответа. И как-то между собой они абсолютно не контачили, не соединялись в одной плоскости. Одного, определенно, необходимо было исключить. Это мне подсказывала моя неожиданно проснувшаяся женская интуиция. И, возможно, природная хитрость.

Третьего захода телефонного теракта не выдержал даже водитель, неодобрительно покосившись на меня через зеркало заднего обзора. Каллен же лишь слабо кивнул мне, не поднимая глаз, и тихо бросил:

- Ответь.

Что-то в его голосе прозвучало такое, что отбило у меня желание поспорить по этому поводу. Он мог бы сказать полноценную фразу, смысл которой сводился бы примерно к следующему: разберись со своими трудностями или я сделаю это за тебя, кто бы тебе сейчас не звонил, и чтобы ты не делала, дабы это скрыть, я все равно все узнаю.

А мог процедить одно короткое слово.

Смысл от этого не менялся.

- Реклама, - предприняла я последнюю попытку замять неловкость и равнодушно пожала плечами. А-ля, это происходит каждый божий день, не вижу причин для беспокойства.

- Ну так послушай, что предлагают, - холодно улыбнулся он, как бы подводя черту под дальнейшими моими предлогами.

Я медленно потянулась к телефону. Медленно поднесла его к уху. Медленно нажала клавишу вызова. И тут на меня обрушились нескончаемые потоки информации. Приблизительно я была в курсе, о чем пойдет речь. По всем срокам Венеция должна была ворваться в нашу с Майком жизнь уже буквально через несколько недель, но без моего полного и безоговорочного согласия, вопрос так и остался висеть в воздухе. Во-первых, раньше я не воспринимала его предложение всерьез, а потому оттягивала решение до будущего месяца, года, жизни. А во-вторых, именно сейчас мне в голову пришла идея, что Венеция - это очаровательный город, в котором мне непременно хотелось бы поселиться до конца своих дней. Разрываемая внутренними противоречиями, я выслушивала нюансы получения визы, маршрут нашего путешествия, историю местных достопримечательностей. И все это под изысканным соусом ньютоновского нетерпения перед предстоящей поездкой. С таким рвением к итальянской культуре, Майку бы работать в каком-нибудь турагентстве, где денно и нощно на все лады расхвалять «благодатный край, полный ароматного винограда и не менее ароматной любви». Уверенна, от клиентов у него бы отбоя не было.

- Детка, ты меня слышишь? – вклинился в мое гробовое молчание Майк.

Но слышала его не только я. А как минимум, еще двое человек в салоне.

Похоже, они тоже поддались на уговоры Майка и уже вовсю грезили о солнечном береге Средиземного моря. Судя по напряженной тишине в машине, нарушаемой только звуком двигателя, грезы были живыми и красочными и полностью захватили умы рядом сидящих мужчин. 

Но как девочке порядочной, мне предстояло отказаться от предложенного европейского трипа. И, возвращаясь к совсем недавно посетившей меня идее, отказаться не без сожаления. Лишь на секунду представив, что я могла бы свалить на другой континент и провести там незабываемое лето, на сердце становилось тепло и свободно. Но дела грешные никак не позволяли мне подобной роскоши.

- Слышу, Майк, - отозвалась я.

Наверное, называть его по имени в присутствии Каллена было не слишком тактично.  Да и вообще весь разговор проходил в условиях крайней неловкости. Не надо иметь экстрасенсорных данных, чтобы понять: ситуация становилась неконтролируемая, грозясь закончиться полным безумием. Это, блядь, как говорить о сексе с родителями. Те же ощущения.

- Извини, но у меня другие планы, - и не удержалась, добавила. -  Ага. Хорошая работенка подвернулась. Денежная. 

- А она не сможет подождать недельку-другую? – не унимался он.

Я покосилась в сторону Каллена. И то, не покосилась, а, скажем, совершила героическую попытку посмотреть чуть левее себя. Дальше этого дело не пошло, и я трусливо отвернулась обратно к окну. 

- Да, нет, я уже приступила, ничего не получится.

- Ты многое теряешь, - как будто посочувствовал он. Хотя я в этом и не нуждалась, предпочитая сочувствовать исключительно самой. Себе. Посторонняя помощь мне для этого не требовалась. Тем более, Майка. Захотелось немного реабилитироваться.

- Да мне не привыкать. То одно терять, то другое, - жизнерадостно оповестила я. – Зато потом ого-го…

Что именно «ого-го», я уточнять не стала. Быстренько повесила рубку. Пусть думает, что «ого-го» почти наступило. Ну, или вот-вот наступит. Да, такое, что его Венеция представится детским утренником на природе.

- Друг? – почти сразу же насмешливо поинтересовался Каллен. С таким деланным безразличием, что мне показалось, попроси я его разрешить уехать, и Италия была бы у меня в кармане.

- Знакомый, - нехотя поправила я. – Однокурсник.

- Вряд ли простой знакомый пригласил бы тебя дальше кино.

- Значит, это не простой знакомый, а волшебный.

- И много у тебя таких волшебников?

Майк – единственный и неповторимый, ты только что размножился почкованием и обзавелся десятками клонов. Потому что я сказала:

- Хватает, - немного подумала и добавила, - хватало. – А потом торжественно закончила, - И будет хватать.

Аминь. Я искренне верила, что моя мантра будет услышана на небесах, и на Майке не закончится людская доброта по отношению ко мне. И чтобы не сглазить, переплюнула через левое плечо. 

- Изабелла, - тихо позвал он, таким тоном будто собирался раскрыть передо мной все тайны мира. Честное слово, так начинают свои лекции профессора у нас на кафедрах. О чем пойдет речь, однако, тайной не было.

- Ты же понимаешь, что значат подобные приглашения?

- Да-а-а, - протянула я. – Неделю беспредела и полного отрыва. И не называйте меня, пожалуйста, Изабеллой.

Иначе я никогда не избавлюсь от ощущения, что нахожусь на уроке естествознания.

- Изабелла, - упрямо повторил он.

- Слушаю, мистер Каллен, - сквозь зубы. С ударением на каждом гребаном звуке его фамилии.

- Мы приехали как пять минут назад. 

Ближайшим отелем оказался одним из самых дорогих отелей города. В такой не зайдешь случайно только лишь от того, что у тебя нет времени искать другой, более подходящий. В такой вообще просто так не зайдёшь, если не хочешь оставить в нем свою годовую зарплату за одну ночь. Это дело исключительно привычки - выбирать лучшее из представленного.

Я же пока с умеренной долей любопытства наблюдала за происходящим, молча следуя за Эдвардом. В чем-то наслаждалась процессом: слаженными действиями персонала, их вежливыми улыбками и их же желанием везде и во всем помочь. Красивым интерьером, больше напоминающим музей, выдержанном в строгом классическом стиле: два цвета, хром, дерево и мрамор. Эхо шагов, собственное отражение на любой доступной поверхности, стерильная чистота. И люди, как единая часть этого организма, идеально вписывающиеся в окружающую обстановку; как будто покрытые прозрачной пластиковой оболочкой богатства и роскоши. Спешащие по своим делам, не обращающие внимание ни на что вокруг - уверенные и красивые. Как на подбор. Мимо. Дальше. По курсу.

Но стоило нам войти в небольшое пространство лифта, как мои мысли кардинально изменили свое направление. Я вдруг четко поняла, что произойдет между нами дальше. Едва мы останемся наедине. Едва за нами закроются двери номера. Не будет больше разговоров, уговоров и экспериментов. Никаких сюрпризов. Здесь и сейчас Каллен уже не удивит меня своим непредсказуемым поведением или действиями. Может быть, в другой раз, но точно не сегодня.

От него буквально исходила сокрушительная волна желания. Сильная и бескомпромиссная. Невозможно было ошибиться в его намерениях. Невозможно было ошибиться, что через несколько мгновений обязательно, непременно, стопроцентно случится секс.

Мысль не слишком свежая и не блещущая своей оригинальностью. Любой другой человек, имеющий гендерную принадлежность к женскому полу, давно бы уже разобрался в подобных нюансах. Мне же эти выводы дались не так легко и не так быстро.

Пальцы неуверенно сжали плотную ткань джинсов. Впереди еще достаточно этажей, чтобы свыкнуться с неожиданным открытием, принять его и как-то определиться со своим к нему отношением.

Словно почувствовав появившуюся вдруг между нами напряженность, Каллен по-хозяйски положил мне руку на талию, чуть притянул к себе. Видимо, чтобы у меня уж точно не осталось никаких сомнений на счет моего ближайшего будущего. Жест, в целом, уже довольно привычный и сам по себе ничего не означающий. Сколько раз за последние дни, он поступал точно так же и за этим ничего не следовало. Но сегодня он обрел совершенно иные оттенки. Теплые, настойчивые, определенные. Без каких-либо недоговоренностей. Не будь вместе с нами в кабине других людей, уверенна, дело бы закончилось гораздо более серьезными намеками. Но люди были. И они с интересом, будто закоренелые вуаеристы, на нас поглядывали. Стало невыносимо жарко. Я боролась с подступающим стыдом и нахлынувшим вдруг желанием. По телу разлилась приятная расслабленность. Реакция на его близость была однозначной и не допускающей никаких других вариантов. Что-то на уровне инстинктов.

Я как могла воскрешала в памяти другие подобные моменты. Если быть точной, то всего один. В надежде, что это вернет меня в тонус. Немного охладит, и мозг начнет работать в более адекватном режиме. Но фантазия неслась гораздо быстрее умственных процессов, загоняя все приемлемые доводы в глубокий чувственный аут. Особенно, когда его ладонь спустилась к пояснице и легонько погладила кожу под футболкой.    

В этот момент, я могла бы попросить у него, о чем угодно. И не услышала бы отказа. Все было в моих руках. В том числе, сам Каллен. Если бы я только могла сейчас выдать хоть одно связное предложение.

Плавная остановка кабины. Назад к реальности. Несколько долгих секунд, перед тем как двери открылись. Легкое ошеломление, как будто удивилась, что оказалась здесь. Подняла взгляд, облизала пересохшие губы.  

- Вперед и налево, - краткая инструкция у самого уха. Интимно, охрипшим голосом. Мягким прикосновением дыхания к шее. В такт словам рука скользнула вверх по позвоночнику, чуть подтолкнув вперед.

Строить грандиозные планы времени уже не было. Открылась дверь, впуская меня в просторный номер. Задержись я хоть на мгновение на пороге, то непременно бы заметила выдержанный в строгом стиле номер. Я бы успела обвести взглядом серебристые стены с тисненым рисунком, бледно зеленые шторы, темно-серый ковер и отделку из черного дерева. Меня бы обязательно впечатлила терраса с кофейным столиком и двумя плетеными креслами, с которой открывался прекрасный вид на город. Короче, мне было бы чем заняться. Изучать обстановку можно было бы достаточно долго. Если бы…

Если бы я почти сразу же не оказалась прижатой им к первой попавшейся вертикальной поверхности. Раздался звон стекла – чудесная абстракция в тонкой рамке рухнула на пол и разбилась. Господи, похоже, это скоро станет традицией – непременно что-нибудь уничтожить.

Его руки действовали быстро и четко, стягивая с меня футболку, расстегивая пуговицы на моих джинсах. Губы накрыли рот в сумасшедшем рваном поцелуе. Не поцелуй, а настоящий шторм: сильный, властный, сметающий все на своем пути. Не дернуться, не увернуться. Крепко сжатые его ладонями запястья, над головой, крест-накрест. Не прилагая никаких усилий, как куклу. К стене.

Будем честны, этот момент после того самого первого раза я представляла себе не единожды. В подробностях. В разных вариантах. Во всех красочных нюансах. Сначала с неприятным чувством отрешенности, затем с болезненным любопытством, а потом и с откровенным нетерпением. Каждое его, якобы случайное прикосновение, приближало меня к признанию, что я хочу этого не меньше. Блядь, это было нелегкое признание. Потому что только сейчас, именно в это мгновение, стоя на цыпочках, с задранными над головой руками, чувствуя его губы у себя на груди, я мысленно согласилась.

Да. Хочу. Да. Не меньше.

По крайней мере, попробовать еще раз.

Я не знаю, как так получалось, но его пальцы оказывались именно там, где мне больше всего хотелось. Дотрагивались до тех мест, где находились самые эрогенные зоны. И да, я в курсе, что это такое – центр управления человеком. Чувственные коды, эротические пароли, интимные позывные. Когда рассудок вылетает к чертям с орбиты в космическое пространство. В иные солнечные системы, другие Вселенные.

Прижал всем телом плотнее к стене, так что стало уже почти невозможно дышать. И, кажется, вторая чудесная абстракция в тонкой рамке только с другой стороны, упала к ногам и разлетелась на осколки. Но она волновала меня еще меньше первой.

Одним движением, рывком – джинсы скользнули по ногам вниз. Переступила, избавилась. Не разрывая поцелуя. Сама не заметила, как стала отвечать. Так же дерзко и жадно. Без страха и мыслей, что делаю что-то не так. Подстраиваясь под его лад, примеряясь к темпу. Чтобы синхронно. Ловила ритм. Языком, зубами – мягкую кожу, до крови, губы.

- Отпусти, - где-то между. Пока хватала воздух ртом. Дернулась, высвобождаясь. – Отпусти, блядь, руки. Больно.  

Секундная пауза. Только его сбивчивое дыхание. В густой тишине номера. Склоненная на мое плечо голова, мягкое прикосновение волос к шее. Картина маслом. Взгляд в пространство за его спиной. И томительное ожидание. Свободы.

Еще секунда. Пальцы разжались.

- Не убегу, - мое. Насмешливое. – Не бойся.

Откуда это только вообще взялось? Этот голос, интонации. Уверенность, что он вообще чего-то боится. Тем более, моего ухода. Хоть сейчас, хоть через час. Ну, сменятся лица. Какая разница.

Размяла онемевшие запястья, восстанавливая кровоток. В нижнем белье, посреди разбросанной на полу одежды; смешная, одуревшая от наглых ласк, собирающая осколки последнего, разумного. Для следующего, безумного. Как перед прыжком в воду задержала дыхание. Сигналом – нетерпеливое прикосновение к груди, без нежности, настойчиво. Ниже, ладонями к животу, еще ниже. Тепло от пальцев, медленно разливающийся восторг по телу. Почти щенячий, переполняющий, переливающийся через края. Вырывающийся криком из горла. Стоном.

- Куда ж ты денешься от меня, детка?  - уверенное, непоколебимое. Проникновение. Внутрь. По нервным окончаниям. Сначала медленно, возмутительно медленно. Как пытка – жестокая, изысканная, умелая. С очарованием и профессионализмом палача. Лишающая последней возможности что-либо ответить.  Если считать, что это только начало, то раунд я уже на первых минутах полностью и безвозвратно проиграла.

- Идем, - шаг назад. В потемневшем взгляде – космос, невесомость, звездная пыль. В серо-зеленых глазах ожидание – томительное и теплое, словно нагретая солнцем слюда. За то что сразу не пошла, обхватил за шею – как будто ошейник одел и повел за собой. Почти грубо, почти силой. И все-таки осторожно, как своенравную породистую гончую на престижной выставке. – Послушания, Изабелла, я жду от тебя только его.

Ну, как тут поспоришь. В одних тонких приспущенных на бедра трусиках, с растрепанными волосами и, главное, в состоянии глубокого парализующего возбуждения. Рядом с ним. У которого даже рубашка осталась застегнутой на все пуговицы. Ни капли хаоса в одежде, словно он пришел на совещание вести очень важные переговоры.

Быстрым движением ладони в спину, на диван. Потеряла равновесие, упала на колени – мягкая обивка, запах кожи. И тут же его руки на талии, горячие пальцы стягивают остатки белья, удерживают, не дают перевернуться.

- Руки перед собой в замок, - прошипел, прикусив мочку уха. Знакомое. Слышанное ранее. Там, в самолете. Незаконченное.

Послушно, крепко переплела пальцы между собой. Уткнулась лицом в запястья, как в молитве, и закрыла глаза. По позвоночнику – быстрое прикосновение губами. По позвоночнику раскаленная лава. Нетерпеливое движение бедер к нему навстречу, чтобы убедиться, что я не одна на грани.

- Прекрати играть, - отстранился, как будто раздраженно. – Ты еще к этому не готова.

Шорох одежды, тихое ругательство, и моя едва заметная улыбка. Еще крепче пальцы, до побелевших костяшек. В голове призрачная мысль, шальная, как пуля, неожиданная, недоверчивая – а вдруг не понравится, а вдруг снова больно. Как много тогда я в этой жизни пропущу.

- Только аккуратно, - попросила. – Пожалуйста, сделай все аккуратно.

Слова глухие, срывающимся голосом.

И тут же почувствовала, как он вошел, медленно заполняя собой всё внутри меня. Замер, заставляя привыкнуть к ощущениям, принять их. Как тело охватывает волна удовольствия. Неожиданная, как цунами. Ни на что до этого не похожая. Сильная и мощная, накрывающая с головой. В которой легко захлебнуться и сдохнуть. Заскулила тихо, прикусывая тыльную сторону руки до глубоких отпечатков зубов на коже, пока на языке не появился вкус крови. Выдохнула.

Его ласковые поглаживания по спине. И шепот:

- Тише. Не торопись.

И начал двигаться во мне, придерживая бедра руками, помогая поймать ритм, следовать ему, повиноваться. Это оказалось так просто, так естественно и невероятно приятно. Внизу живота нарастало напряжение, требующее разрядки, разливалось по венам, превращая кровь в сплошной искрящийся раствор эндорфина. Чистое удовольствие. С каждым новым движением. Все сильнее. Взрывоопасней.

По тактам, по нотам, с нарастающим темпом. Все глубже. Пальцы до боли сжимали мои предплечья, оставляя красные следы, путались в волосах, скользили по всему телу. Пока из горла не вырвался крик. Пока не смешался с его коротким сдавленным стоном. Пока не наступила темнота.

- Черт, блядь, - через несколько долгих минут тишины и абсолютного бездействия. Возвращения в реальность. Наклонился и поцеловал сзади в шею. Быстро и коротко. – Умница.

Сел рядом – красивый, уставший, и погладил по спине, отпустил.

Языком по пересохшим губам, прикрыв ладонью рот. Подтянула ноги к груди, уткнулась лбом в колени. Еще не очень в себе, еще чувствуя отголоски оргазма в теле, еще переживая их, переваривая. Без слов, без комментариев. Снова и снова. Слушала как сердце нехотя успокаивается, как пульс медленно возвращается в привычный ритм. И не верила. Не верила, что такое бывает.

На ковре его рубашка, брошенная, сорванная. Потянулась, накинула на плечи. Мягкий запах туалетной воды, мужской, приятной, коснулся кожи, обволок разгоряченное тело.

- Отлично, - сказала и ушла в спальню, забралась на огромную кровать, натянула сверху тонкую простынь. Закрыла глаза и почувствовала, как начинают ныть расслабленные мышцы.

- Когда я вернусь, у нас будет больше времени, - Каллен появился на пороге и остановился, прислонившись плечом к стене. Окинул меня взглядом.

- Хорошо, звоните, - пробормотала я. Звуки рождались тяжелыми и неповоротливыми. Сил, чтобы шевелить языком уже не осталось.

- Эммет тебя ждет, чтобы отвезти домой.  

- Подождет? – поинтересовалась, не открывая глаз. Казалось, заснуть я могла в любое мгновение, рискуя уже не услышать его следующую фразу.

Он усмехнулся, вкрадчиво и тихо.

- Подождет. Когда проснешься, позвони на ресепшен, тебе принесут ужин.

- Мгм, - не разжимая губ.

- Рубашку вернешь?

Я утомленно застонала и демонстративно спрятала голову под подушку. Как там было дальше я уже не узнала, почти сразу же погрузившись в сон. Сквозь серую пелену, его голос, приказом, кому-то «Глаз с нее не спускай». То ли реально, то ли не очень.  После чего наступила долгожданная тишина. 

________________________________________________________________________________
_Привет, наши ненасытные Детки! Спасибо, за ВСЕ ваши комментарии, за ваши отзывы и предположения. 
Особую благодарность выражаем тем, кто принял участие в нашем очередном опросе.Было очень интересно читать о ваших предположениях. Но, недооценивать Беллу и Эдварта не стоит, думаем, вы наглядно убедились в этой главе. Надеемся, вы и дальше будете так же активны в отношении наших героев и нашей команды!
Та Дам! У нас есть победители. Те, кто оказался ближе всего к истине.
_По обоюдному согласию нашей команды , ближе всех оказалась Детка по имени -  shillerlina666 !!!
_
Так же победителями становятся Детки - Мери и Fenix8 !!!
ПОЗДРАВЛЯЕМ!!!
_ Ну и перейдем к нашему следующему вопросу : 
 Куда отправится Белла после фееричного оргазма подаренного Калленом?
_Не забываем ставить  + если вы хотите участвовать в опросе. :)
Обнимаем! 



Источник: http://robsten.ru/forum/71-1757-45
Категория: Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+ | Добавил: МеломанкА (07.07.2015)
Просмотров: 2117 | Комментарии: 44 | Рейтинг: 5.0/50
Всего комментариев: 441 2 3 4 5 »
avatar
0
44
спасибо
avatar
0
43
Загадочность продолжается)) 
Каллен, как всегда, на высоте со своей интригой)
avatar
0
42
Наконец случилось уже что-то реальное и они вдвоем к этому пришли. girl_blush2 Интересно как у них после этого будут складываться отношения?..  Спасибо за продолжение! good 1_012
avatar
0
41
Большое спасибо!!!
avatar
0
40
Большое спасибо  lovi06032 lovi06032 lovi06032
avatar
0
39
Большое спасибо.
avatar
1
38
ох))) детка надеюсь скоро научится пользоваться моментами, когда у Каллена можно попросить все что угодно))) она умненькая)) «Глаз с нее не спускай» боится что может рвануть в Венецию? 
+думаю ограничится визитом к подругам, хотя черте ее знает, пути автора мне  неисповедимы))))
avatar
0
37
good
avatar
0
36
Спасибо за продолжение)! good
avatar
1
35
Это, конечно, превзошло все ожидания) Ох, горяч Каллен))))
+++ Не знаю как сформулировать, но ей захочется увидеть кого-то из своих близких, потянет со страшной силой)Папу, или подруг своих, и она попросит об этом Эдварда, и он ее отпустит повидаться,может как-то так...Ну а продолжение страсти,не спеша и со вкусом само собой) girl_blush2
1-10 11-20 21-30 31-40 41-43
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]