Фанфики
Главная » Статьи » Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Его величество случай. Глава 6
Глава 6. Как НЕ останавливаться и надо ли это делать…

Я обдумывала случившееся минуту. Потом еще две минуты, потом, наверное, и все пять. И обнаружила, что мозг, как чистый лист бумаги, не способен сгенерировать ответ на вопрос, что произошло, сам по себе. Требуется помощь со стороны. Но, поскольку главный виновник моих проклятий покинул квартиру и унес с собой свою загадку, мне не стоит даже пытаться…
Еле оторвав пятую точку от стула, я поплелась в душ. В ванной заглянула в зеркало шкафчика: бледная, растрепанная, с яркими припухшими губами, вот только взгляд пустой и равнодушный.
Так, надо поплакать. Согласно законам жанра, от этого становится легче.
Горький ком подкатил к горлу, слезы собрались в уголках глаз, но ни одна не пожелала скатиться вниз. Зараза!
Возможно, дело застопорилось из-за того, что я отвлеклась на раздевание, сопровождаемое воспоминаниями о том, как Эдвард касался меня тут, там, что он при этом шептал… Кажется, на моем теле не осталось ни одного места, которое бы не помнило или жар прикосновения, или нежность поцелуя, или огонь взгляда. Я, точно губка, вся пропиталась его запахом и теплом, окончательно стала его.
Девушка только для Эдварда Каллена. Навсегда…
- Будь ты неладен, Каллен! – зло прошипела я и потянулась, чтоб распахнуть душевую кабинку. Сейчас смою все с себя. И спущу в водосток свою чертову манию!
Настойчивый звонок в дверь остановил меня…
Это могла быть только Элис. Три часа ночи или три часа дня - ее это не волнует. Кроме того, она предупредила меня, что нагрянет ко мне с допросом.
Обмотавшись полотенцем, я поковыляла открывать. В голове я репетировала ее возможные вопросы и свои ответы на них. Конечно, камнем преткновения стало бы: «А где Эдвард?» Что же сказать? Соврать или … правдоподобно соврать?
Вернув лицу обычное выражение, я щелкнула замком и распахнула дверь.
На моем пороге стоял самый неожиданный гость – Эдвард Каллен. Я ухватилась за косяк, не доверяя своим подогнувшимся коленям.
- Бел-ла, - он запнулся, произнося мое имя, его взгляд пробежался от моего лица вниз, по короткому, едва прикрывающему бедра полотенцу, и достиг босых стоп.
Он сглотнул, снова поднял глаза к моему лицу.
Как от единственной искры тока вспыхивает лампочка, так и я мгновенно вспыхнула от этого взгляда, а только что погребенное под толщей отчаяния вожделение воскресло и плавно расправило крылья внизу живота.
- Вернулся, - прошептала я, абсолютно раздавленная силой своего желания, подчиненная гипнозу горящих глаз.
- Я не смог уехать, - хриплым голосом ответил он. Бархатистый вкрадчивый баритон породил новую волну слабости в моих ногах.
- Даже два шага от тебя – это слишком далеко.
Каллен шагнул ко мне и захлопнул за собой дверь. Я отступила чуть в сторону, его глаза ловили каждое мое движение, фиксировали каждый мой вдох и выдох. Ох уж эти его глаза! От такого взгляда не только колотится сердце и обрывается дыхание. Такой пронзительный взгляд требует отдаться его обладателю немедленно. Здесь и сейчас.
- Так почему ты ушел?
Я облизала губы, чем вынудила его внимание сосредоточиться на них. И да, я ощущала это: густое облако электричества, покалывающее кожу, обволакивающее нас, притягивающее все ближе и ближе друг к другу.
Он сделал еще один шаг ко мне синхронно с моим шагом в сторону. Такое завораживающее танго, вероятно, со стороны выглядящее забавно.
- Ты собралась меня угостить, и я будто очнулся. Я такой идиот, Белла. Знаю, что нужно остановиться, для начала пригласить тебя на настоящее свидание, но не могу заставить себя убрать от тебя руки и не перестаю дико хотеть… Все должно было быть не так. Я ни к чему тебя не обязываю, только позволь мне остаться. Могу даже поспать на диване в гостиной…
Я кивнула. Вот уж дилемма: то ли стукнуть его, то ли броситься на шею.
- Ты действительно такой идиот, Каллен. После всех этих месяцев, что я воображала секс с тобой…
Сознание даже не отметило момент, когда мой зад взгромоздился на прохладную и уже ставшую родной поверхность этажерки, а его тело прижалось к моему. Жизненно важным приоритетом оказались его губы и язык, жадные, неустающие, заполонившие весь мой мир. Полотенце сдалось мгновенно, сгинув куда-то к чертям собачьим, зато теперь его ладони заняли свое законное место, накрыв мою ноющую сверхчувствительную грудь. Медлительные пальцы, вызвав у меня стон и судорогу наслаждения, скользнули к твердым соскам, обхватили их, вернулись обратно.
Я инстинктивно сдвинулась на край, ответив на его поцелуй таким же глубоким напором, подняла ноги и обернула их вокруг его бедер. Так хорошо… Так невероятно хорошо: моя раскрывшаяся, пульсирующая, саднящая от желания промежность была доставлена точно по адресу. Грубая джинсовая ткань, прятавшая его выпирающую эрекцию, жестко массировала самую истерзанную и истомившуюся точку моего тела, доводя до безумия и сладострастной дрожи преддверия экстаза.
Нет, моим фантазиям не грозит смешаться или затеряться в реальности. Потому что такую реальность слабО вообразить даже профессиональному в работе по созданию эро-образов воображению.
Разве я воображала, что буду десятки раз шептать его имя, словно молитву, и исступлённо стонать, пока его пальцы то сжимают, то теребят мои соски, губы оставляют тягучие, влажные поцелуи за ухом, на моей шее между ключицами, а его член, пока еще заключенный в броню одежды, толкается в меня, дразня будущим проникновением, полным обладанием?…
Разве воображала я, что сгорю до горсточки пепла и вообще потеряю себя, как только его руки обхватят мою талию, заставят отклониться назад, рот захватит сначала один сосок, затем другой, а его язык будет кружить, терзать, поклоняться?…
Нет, я не воображала, что все мои оргазмы, пережитые во снах, будут выглядеть бледной и смешной тенью рядом с этим, когда перед глазами завращались галактики света, тени, радуги и звезд.
И это при том, что он еще и не начинал страстно и откровенно ласкать меня, а я не касалась его обнаженной кожи, удовольствовавшись тем, что вцепилась в его плечи, так и оставшиеся спрятанными под рубаху, а затем, в момент своего пика, - в густые пряди волос на затылке.
В какой-то момент я испугалась, что не могу дышать, а мое сознание и чувства так и не вернутся из нирваны, в которую сорвались благодаря Эдварду. Внизу живота сокращалось и дрожало жидкое тепло, голова была будто в тяжелом тумане.
С трудом открыв глаза, я обнаружила себя в колыбели объятий своего парня. Своего великолепного парня. Своего горячего парня, просто крышесносящего эксперта моих оргазмов. Личного эксперта. Навсегда.
Его глаза смотрели с захватывающей нежностью, губы сложились в мягкую улыбку. Ангел? Нет, настоящий дьявол, соблазняющий на еще одно бесстыдство, но теперь уже с ним в роли жертвы моих ласк.
Удовлетворенно вздохнув и улыбнувшись, я зарылась пальцами в ежик его всклокоченных волос. Пытаясь привести их в порядок, легко царапала кожу его головы. Вероятно, со стороны мы с ним представляли чудесную картину: абсолютно голая я, верхом на этажерке, все еще не отошедшая от пыла страсти, и он, одетый, но будто переживший ураган, помятый, лохматый и такой теплый. И по-прежнему возбужденный. Легкомысленно хихикнув, я потерлась носом о щетину на его подбородке. Что за удовольствие, щекоткой пробегающее по всей моей коже и отдающееся даже там, между ног.
- Это то, о чем ты мечтала? – зашептал он, легко касаясь губами моего виска.
Я снова хихикнула: он, должно быть, шутит. Конечно, в одежде было потрясающе, но теперь он нужен мне без нее. А я нужна ему.
Обвив руками его шею, я подняла лицо, чтобы встретиться с его довольным взглядом, и вместо ответа коротко проинструктировала:
- Спальня. Иди через гостиную.
Он иронично фыркнул и быстро поцеловал меня в губы.
…В полутьме комнаты, слегка рассеиваемой проникающими сквозь незадвинутые занавески уличным светом, взволнованное и решительное лицо Эдварда, казалось, стало частью сладкого миража… Только это уже не будет миражом. Никогда.
Каллен поставил меня на пол, и я тут же схватилась за его одежду.
Сейчас! Наконец-то!
Он что-то пытался сказать (бесполезно, у губ, исследовавших мое лицо, явно было другое намерение), но не остановить меня. Длинные пальцы, невесомо лежащие на моих бедрах, вырисовывающие на них круги, так же отвлекали дорожками разбегающихся от прикосновений мурашек, но я бы разозлилась, если бы он убрал от меня свои руки.
Я была точно экспресс, набравший полную скорость, не удивительно, что рубашка и джинсы очень скоро оказались отброшенными в сторону, а сам Эдвард, почти обнаженный – в полном моем распоряжении.
Я не растерялась, я была повсюду: мои руки ласкали и поглаживали, губы требовали и поглощали. Его тело – это моя смерть. От очередного оргазма.
Потом он захотел взять контроль над ситуацией. Сев на край кровати, он обнял меня за ягодицы и притянул к себе, в следующий момент поцелуи уже обжигали живот.
Нет-нет! Что это он себе позволяет!
Я остановила его, положив ладони на его лицо, подняв его вверх. Наклонившись, я оставила быстрый поцелуй на его немедленно раскрывшихся мне навстречу губах, опустилась на пол и дернула на себя его боксеры, освобождая, наконец, кусочек моего рая… Нет, не кусочек. Кусочек – немыслимое преуменьшение. Это сам рай. Или явление райской благодати на земле, сейчас плотно охваченное моей рукой. Или захваченное… Порабощенное…
Теперь я знаю, что ждала только Эдварда Каллена. И спешила тогда, со своим первым разом, да и сейчас спешу, потому что, черт меня дери, устала ждать его!
- Белла, ты не должна.., - скороговоркой выпалил он, но я была неумолима.
Сейчас нет времени объяснять ему, что для меня это важнее, чем весь кислород, содержащийся в земной атмосфере. И прежде чем Эдвард успел закончить свою фразу, мой рот завладел его возбужденной, гранитно-твердой плотью.
Да! Теперь Эдвард Каллен в моей абсолютной, деспотичной власти. Пусть он оглушительно стонет мое имя и просит пощады, я лишь ускорю процесс доведения его до совершенного безумия.
Но он обыграл меня, воспользовавшись моей заминкой. И вот я уже под ним. Спину защипала прохлада простыней, но я целиком и полностью отдалась чувству обнаженного тела Эдварда, гладкого, поражающего жесткостью мышц, закрывшего меня, отрезавшего от остального мира. Особенно – чувству его эрекции, приятной тяжестью прижавшейся к моему бедру.
Вот теперь он заметно замедлился, даже его дыхание, хоть и шумное, стало размеренным, поцелуи, все еще долгие, стали нежнее, осторожнее, захват на моем бедре – мягче. Словно он смаковал меня: шею, груди, живот. Словно я была его долгожданной сахарной конфеткой.
- Ты издеваешься, да? – возмутилась я, когда его язык мучительно неторопливо прошелся по моему набухшему соску и заставил меня крепко сжать бедра в поисках хоть какого-нибудь облегчения.
Вдавливая пальцы в упругую кожу, я провела ими вверх по его позвоночнику, погрузила в волосы на затылке. Эдвард, подняв голову, скользнул носом по моей щеке и ласково коснулся каждого моего закрывшегося века.
- Я наслаждаюсь, - произнес он, обдавая жарким дыханием мои губы. – Слишком долго ждал тебя.
Мы были так близко, так надежно прилеплены друг к другу, соприкасаясь большей частью тела, но, однако, пока еще не одним целым!
- Вот именно поэтому не смей тянуть. Ты меня мучаешь, - возразила я и, пробравшись рукой между нашими животами, чуть раздвинув бедра, обхватила его член, провела большим пальцем по головке.
Разве можно быть таким возбужденным и все еще не во мне?
Мы оба простонали: я – от очередного витка нестерпимого вожделения, он – от острейших ощущений. В последовавшем затем поцелуе уже, слава богу, не было ни нежности, ни дегустации, лишь чистый всплеск бешеной страсти.
Это просто невероятно, как сильно я его хочу. Что я вообще могу так хотеть. Причем всего его: каждую частичку, каждый вдох, прикосновение, мысль.
- Тебе не о чем беспокоиться, - сбивчиво говорила я, как только он позволил мне отдышаться после атаки своих губ. – Даже о прелюдии. Она и без того у нас длилась пять часов, а до этого еще и три месяца.
Глаза Эдварда блеснули иронией, он кивнул, затем приподнялся, собираясь встать.
- Ты куда? – я уцепилась за его шею, бедрами стиснула его ягодицы, требуя, чтобы он ни на секунду не разрывал нашего контакта.
Никуда не отпущу!
Этот нахал негромко рассмеялся и, покрывая поцелуями мое плечо, решил объяснить:
- В джинсах у меня…
Что? Еще ждать? Если это все, что его беспокоит…
- Не надо, - оборвала его я, развернув лицо к своему, щетина царапала ладони, отчего нервы, будто оголенные искрящиеся провода, буквально раскалились добела.
Разве он не видит, что я уже дрожу от предвкушения?
- Об этом тоже не беспокойся. Я доверяю тебе. Я люблю тебя.
- Повтори, - от резкого страстного тона мое лоно сжалось и запульсировало. Я поерзала бедрами, увлажняя его теплую каменную плоть, предостаточно раздразнившую меня.
- Я люблю тебя, - послушно повторила я. – А ты люби меня. Сейчас.
И я почувствовала это: мощное вскипающее пламя пробежало по моему телу, от низа живота и до самых кончиков пальцев ног и рук, когда он проник в меня.
Толчки были плавными и медлительными, но для меня, для моей лихорадки долгого-долгого ожидания, каждый являлся ярчайшим контрастом боли и удовольствия, и ступенькой к мультиоргазменной выси.
- О боже, - я закрыла глаза, полностью растворяясь в неописуемо острых и сильных ощущениях: он, твердый, неукоснительно ведущий нас к эпицентру удовлетворения, вонзающийся в меня, его губы и язык, вовлекающие в бесконечный глубокий поцелуй, атласно-гладкая кожа его спины и бедер, звук нашего дыхания и стонов, плавное покачивание матраса.
- Скажи еще раз, - выдохнув в мое ухо, Эдвард прикусил мочку одновременно с резким толчком вглубь меня, я вскрикнула.
- Да! Я люблю тебя.
- Еще, - стон и выдох в мою шею, дорожка поцелуев вниз к груди.
- Люблю.
Собой я уже не владела. Он владел мной. Каждое его движение внутри, кажется, цепляло и задевало какие-то глубинные нити, запутывающиеся и стягивающиеся в единый ком напряженного блаженства, которым целиком стала я. Наслаждение бурным потоком подхватило остатки моего сознания, затопило каждую клеточку тела, подожгло сердце. Толчки Эдварда стали быстрее, грубее и беспощаднее. Волны оргазма поглотили меня, безвольную, податливую, унося далеко к звездам, заплясавшим перед моими глазами. Один за другим накаты экстаза омывали меня, пока я не потерялась в сверкающем океане этого крещендо чувств: твердая плоть, ритмично врывающаяся в меня, приносящая все новый и больший взрыв, звук моего имени, сорвавшийся с его губ, напрягшаяся сталь его мышц, влажная кожа, нетерпеливые движения моих бедер навстречу его толчкам и потом щекочущее, разливающееся внутри меня тепло.
Когда шторм страсти стал стихать, вернув мне часть способности осмысливать происходящее, а движения Эдварда замедлились, я распахнула глаза. Больше всего мне сейчас хотелось увидеть его лицо. Я нуждалась в этом даже больше, чем в глотке воздуха и успокоении бегущего со спринтерской скоростью сердца.
Хмельной взгляд, устремленный на меня, раздувающиеся ноздри, раскрытые губы - опасно бесподобен, совершенен и божественен.
Заключив в ладони любимое лицо, я соединила наши губы в сладком поцелуе обожания. Мы оба еще не отдышались, наше дыхание смешивалось и разделялось на двоих.
Перекатившись на бок, Эдвард с силой прижал меня к своему взмокшему торсу, практически не давая дышать, продолжая целовать меня, ловя прижатыми к шее губами каждый удар моего взбесившегося пульса, пальцы хаотично танцевали по моей спине. Я подтянула руку к его груди, чтобы так же приветствовать каждый тяжелый, быстрый толчок его сердца, и, уткнувшись носом в его ключицу, дышала влажным мускусным запахом, запахом нашей любви. Страсть таяла в охватившей вдруг потребности просто изучать, касаться, впитывать его тело, вкус, не отрываться от его кожи или губ.
Его поцелуи сместились ниже, уже ласкали верх груди. Еще ниже. Один сосок попал в плен горячего рта, другой – предприимчивых пальцев.
Да что же он делает со мной!
- Эдвард, - громко простонала я, уже чувствуя подступающее затмение нового желания.
- Люблю тебя, - отозвался он шероховатым соблазняющим голосом.
Боже, я только успела собрать останки моего тела, пережившего сильнейший оргазм, и не уверена, что второй экстаз не истощит меня до состояния мумии…
Оставив крошечный поцелуй между моими грудями, он подтянулся вверх, запустил руки в мои волосы, путая в них пальцы, и посмотрел на меня долгим взглядом. И молчал. В полутьме я не могла точно различить, что именно было в глубине его глаз: удовлетворение, обожание, любовь?
Все вместе. Ведь в моем сердце тоже стучит все это. Нет, поет, без труда достигая самых высоких нот.
Я улыбнулась и получила в ответ такую же широкую счастливую улыбку.
Ха! Мы точно два кота, до отвала наевшихся сливками.
Ласково коснувшись моих губ своими, Эдвард произнес, с улыбкой качая головой:
- У меня нет слов.
Играя, я осторожно пропускала его взлохмаченные шелковистые волосы сквозь пальцы.
- Опять? – насмешливо спросила я, вызывающе приподняв одну бровь.
Издав смешок, он поцеловал мой лоб.
- Ну-у-у, за исключением: «Я чертовски сильно тебя люблю», «Я жалею о том, сколько времени потерял».
Он нежно обводил пальцами контур моих губ, дуги бровей, щекотал нос, щеки и лоб. Даже тусклый свет не скрывал восторженное сияние его глаз, поглощающих каждую черту моего лица.
- И еще, - зашептал он, уже проводя носом волнующий путь от моей щеки вниз, к шее. – «Я невероятный счастливчик» и «Ты моя навсегда, имей это в виду, потому что я жуткий собственник». И да, последнее, но очень важное: «Я не собираюсь отпускать тебя из этой постели еще долгое, очень долгое время».
Как он проделывает это? Практически невинно касается (не считая, конечно, того, что его великолепно обнаженное тело прижимается к моему, не давая мне остыть, держа в перманентном предчувствии большего), произносит незамысловатые слова, а я снова задыхаюсь, снова в горячке возбуждения.
Выпустив его волосы, мои пальцы не спеша, наслаждаясь каждым совершенным упругим дюймом, пропутешествовали вниз по спине. Ладони обхватили его ягодицы как раз в тот момент, когда наши губы сомкнулись в ловушке нового головокружительного поцелуя.
Я прикусила его верхнюю губу и красноречиво подтолкнула его бедра к раздвинутым своим, вновь предлагая себя, замечая, как отлично он готов к покорению очередной вершины.
- Теперь не надо слов, - попросила я, уже одурманенная его стоном и мягким проникновением.
И слов действительно больше не было.

***


Открыв глаза, я снова зажмурила их из-за ослепляющего света позднего утра и несколько секунд соображала, что меня разбудило. Спать ведь хотелось невыносимо.
Нога затекла.
Попытавшись ее вытянуть, я моментально осознала одновременно несколько вещей. Даже не так: маленькую вселенную ощущений, обстоятельств, событий. Фееричную вселенную с без конца взрывающимися сверхновыми.
Лодыжка оказалась зажата между ног Эдварда, кажется, продолжающего крепко спать, ветерок его дыхания шевелил волосы на моей макушке. Сильные руки крепко обнимали меня, волоски на груди щекотали спину, бедра вжимались в мою попку.
Хм, похоже, он не лукавил, говоря накануне нашего второго раза о своем намерении не отпускать меня из постели. Он был тогда серьезен. А сейчас твердо серьезен.
Осторожно освободив ногу, я продолжила поражаться цепочке происшествий, приведшей к столь сказочному финалу. И снова видела себя, в отчаянии колотящей по стеллажу, забирающейся в красивом платье на сломанную табуретку, падающую с нее, спешащего ко мне Эдварда, дикую панику в его глазах, наш первый поцелуй, его жар, его руки, его желание… Крик миссис Коуп (принесли же ее черти не вовремя!) и…
О нет! Чарли. Если она расскажет ему…
Я впилась в кулак зубами, бессмысленно желая переиграть ситуацию. Вот к чему может привести мой несчастливый случай.
Глубоко вздохнув, Эдвард пошевелился, лицо погрузилось в мои волосы, губы коснулись затылка, послышалась музыка для моих ушей в виде его шепота:
- Белла.
Завораживающе лаская, длинные пальцы спустились вниз по моему животу, затем по-собственнически решительно пробрались между бедер, накрыли мое мгновенно увлажнившееся лоно, один дерзко проник между складочек.
Я закусила губу, но стон пронзительного удовольствия и ожидания подавить все же не удалось.
Мой несчастливый случай? Мой счастливый случай!
… Он был уже во мне, когда раздался звонок в дверь. Но я слишком везучая девушка, чтобы слышать и видеть хоть что-нибудь кроме Эдварда Каллена.

---------------------------------------------------------


От автора: Как видите, все сложилось более чем удачно)) Осталось узнать, кто же звонил в дверь, отвлекая наших влюбленных, и оценить, насколько же счастливый конец у истории)) Все это - во вторник)) Благодарю своих читателей за их интерес, отзывы и комментарии) А Нине amberit спасибо огромное за редакцию)

Источник: http://robsten.ru/forum/71-1760-4
Категория: Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+ | Добавил: Awelina (07.09.2014) | Автор: Елена Савенкова
Просмотров: 935 | Комментарии: 19 | Рейтинг: 5.0/25
Всего комментариев: 191 2 »
avatar
0
19
Ну наконец то все счастливы . А в гости , кто то из родственников заявился не иначе . Спасибо большое .  girl_blush2 girl_blush2 girl_blush2 girl_blush2 girl_blush2
avatar
1
18
hang1 hang1 hang1
avatar
1
17
Эдвард молодец!:) Я в него верила и надеялась, что он вернется!:)
Спасибо за главу:!)
avatar
1
16
Здорово, что он вернулся! dance4 Честно, не ожидала! giri05003
Аллилуйя! hang1 good Спасибо огромное, за главу! lovi06015 lovi06032
avatar
1
15
не дают покоя нашим голубкам giri05003 giri05003 giri05003
avatar
1
14
Большое спасибо ! hang1 hang1 hang1
avatar
1
13
Спасибо большое.
avatar
1
12
Все таки вернулся dance4 ! Молодец,вот у них какая жаркая ночка получилась good спасибо lovi06032
avatar
1
11
ох, как же хорошо, что у них все хорошо! спасибо!
avatar
1
10
Кто бы это мог быть? Элис, Чарли? giri05003 Благодарю
1-10 11-19
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]