Фанфики
Главная » Статьи » Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Код ДНК. Глава 10. Пепел

BPOV

Я проснулась от ощущения, что в мозг забивают бетонные сваи. Причем очень быстро. Стучало во лбу, в висках, в затылке, выворачивало наизнанку, давило на веки. Еще несколько секунд, скрючившись в неудобном кресле, я пыталась понять, где нахожусь и что происходит. Не сразу дошло, что это не установка фундамента в моей голове, а всего-навсего сильный стук в дверь. Тело свело судорогой, и попытки выпрямить ноги отозвались дикой ломотой во всем теле. Сколько же я проспала? В комнате царил сумрак, и лишь тонкая полоска света от уличного фонаря пробивалась между мягко колышущимися в приоткрытом окне занавесками. Совершенно непонятно, прошло ли несколько минут или же несколько часов. Я потерла воспаленные глаза, зевнула, зябко передернула плечами. Надо бы до кухни доползти, что ли...

Дверь снова задрожала под ударами чьих-то рук. Я застыла в кресле, одеревенев от страха. Ощущение реальности вылилось на меня словно ведро ледяной воды, а грохот был практически физически ощутимым. Казалось, я не просто замерла телом, а даже не дышала. Это происходило на подсознательном уровне, выходя из-под контроля. Чёртова неврастеничка. Стук продолжался, а я, крепко обнимая себя руками и до крови впиваясь пальцами в кожу, пыталась изо всех сил представить себя невидимкой, спрятаться от опасности, раствориться, исчезнуть. Только бы не нашли, только бы не нашли, только бы...

- Белла, черт возьми, открывай!!! - раздался на лестничной площадке громогласный вопль Маккарти, и звуки соприкосновения его кулаков с несчастной древесиной моей двери резанули по мозгам, снова всколыхнув подутихнувшую было боль.

Господитыбожемой!

В этот момент я испытала крайне противоречивые чувства. С одной стороны - волна облегчения от того, что опасность мне не грозит, что не будет повторения того кошмара. Хотя… отчасти кошмар, может, слегка другой, и повторялся, когда я вспомнила, как сегодня меня исключили, а затем… Карлайл Каллен. С тошнотой, что подкатила к горлу, было практически невозможно справиться, но я сумела пересилить позывы организма и, насколько было возможно втянув воздух в легкие, понимала, что жива и цела. Пока.

А с другой все было не так радужно - Макккарти примчался явно по мою душу. Не вовремя. Совсем не вовремя.

"Черт, что ему надо?.." - пробормотала я, нехотя поднялась и, прихрамывая - ноги от долгого сидения в одной позе затекли - направилась ко входной двери.

Неужели так сложно оставить меня в покое. Хотя бы ненадолго. Не доставать меня своей опекой и просто понять, что мне нужно побыть одной. Порой Эммет был навязчивым, и грани чьего бы то ни было комфорта его мало волновали. Как бы я ни любила этого здоровяка, но сейчас мне его гиперопека была нафиг не нужна. Да, пусть невежливо и некрасиво, но единственное, чего я хотела в данную минуту - послать его к чертям и пойти спать. И нормально выспаться. В своей кровати, растянувшись во весь рост и обнимая руками подушку. И чтобы ничего не снилось. Особенно то, что произошло, или то, что грозовыми тучами нависло над моей чертовой жизнью.

Но не успела я открыть замок, как Маккарти ворвался в квартиру, наваливаясь на меня всем телом.

- Что ты, мать твою, сделала со своим телефоном, Свон??? – заорал он, схватив меня за плечи и прижав к стене. В его глазах сменяли друг друга ярость и паника, и непонятно было, чего больше. Он был зол, но вместе с тем смертельно напуган. Но почему? Я еще могла понять его страх за меня, учитывая, сколько раз он пытался связаться со мной, пока я "гостила" у Карлайла Каллена, пусть я и сказала, что все хорошо, но тут было что-то еще... Он дышал тяжело, словно пробежал марафон: ноздри нервно раздувались, а широкая грудная клетка, коей он припечатал меня к декоративной штукатурке стены, так часто вздымалась, что я слышала его колотящееся сердце... И реально испугалась - никогда еще не видела друга настолько… таким.

- Ты… чего? – задыхаясь, просипела я, сделав попытку вырваться из его железной хватки. Впрочем, безуспешно.

- Твой бар, Белз... - выдавил Эммет.

- Что мой бар? - непонимающе переспросила я. Никакой реакции. Да сколько можно? Я пнула Маккарти по голени, и когда он, охнув, ослабил хватку, с силой его оттолкнула.

- Качок, ты чуть не придавил меня! Что не так с моим баром? Приперся тут, напугал до чертиков…– возмущенно бубнила я, поправляя сбившуюся футболку, а затем собирая в небрежный пучок растрепавшиеся волосы. И вдруг как озарение: - А сколько сейчас времени? Утро, вечер или день? Вчера или сегодня? Что-то я слегка потерялась во времени.

- Ты что, пила? – ахнул Эммет, снова схватил меня за руку и, притянув ближе, принюхался.

- Пусти, папочка! - рявкнула я и вырвалась. - Если пила - это мои проблемы!

- Идиотка! Что происходит? В последнее время я не узнаю тебя! - Маккарти отшатнулся, вцепился себе в волосы и заметался по комнате.

- Ты пришел сюда посреди ночи или чего там сейчас по времени, чтобы меня оскорблять или еще что-то? – спросила я, сложив руки на груди и наблюдая за его передвижениями, от которых меня начинало мутить. А еще дрожь. Тело пробивал озноб, и все, что я хотела, это укрыться теплым одеялом, чтобы перестать слышать звук цокающих зубов.

- Ну да! - проревел друг и, остановившись, ткнул в меня пальцем. - Как еще я могу преподнести тебе такую замечательную новость, что твой чертов бар подожгли! Можешь дальше пить, спрятавшись тут с выключенным телефоном, и пусть все думают, что ты сгорела нахрен вместе с ним!!!

Эммет орал так, что, кажется, его слышал весь район. Его голос срывался на фальцет. Казалось, что моментами он от высоких тонов начинал визжать, как истеричная блондинка. Наконец, высказав мне все, что думал по поводу моего поведения в последние дни, зная его, странно, что не упомянул еще о влиянии Эдварда, Маккарти шандарахнул кулаком в стену рядом со мной и, зайдя в гостиную, обессиленно плюхнулся в кресло, мрачно ожидая моей реакции.

А я, пропустив мимо ушей практически все его слова, вычленила только два, последовав за ним.

- Мой бар… ч-что? – заикаясь, выдавила я. Мозг не желал принимать такую информацию. Да нет, не может этого быть, это ошибка, это прикол, это развод, это неудачная шутка…

На секунду я увидела себя, объятую жарким болезненным пламенем, скорчившуюся под барной стойкой, которая была скорее клеткой, нежели защитой… Картинка оказалась настолько реалистичной, что я, побледнев, медленно сползла по холодной стенке на пол.

Глаза затопила пелена слез, а пальцы нервно вцепились в волосы, словно желая выдрать из головы столь ужасающее видение. Нет. Вчерашние события не были последней точкой. Последняя точка сейчас, вот эта. Но… кому это было надо? Может… может, это… как его… Джеймс добивается своего места у власти и намекает мне, что не следует слушать его старшего брата, или… Эдвард, узнавший о моей новой миссии? Что? Черт… что я несу, только сумасшедшая могла бы думать о таком, но…

- Белз, поднимайся, - потрепал меня по плечу Эммет, - надо ехать.

- Куда? - я настолько глубоко нырнула в свои переживания, что не сразу сообразила, зачем и куда он меня зовет.

- Туда, милая. В бар. Ты как хозяйка должна присутствовать.

- Но я… не хочу, Эм! – подняла я глаза на друга и, приняв помощь, поднялась, пытаясь удержаться на своих двоих.

- Так надо, - улыбнулся он, но гребаную гримасу на его лице улыбкой было назвать сложно. Я обняла Эммета, вдыхая запах сладких духов его подружки, которыми от него веет каждый раз, когда он срывается с места. Вероятно, его тоже вырвали из теплой постели, заставили переться к месту происшествия, и все только потому, что он лично знаком со мной, а после еще и отправили искать меня. Но… он что-то говорил, что думал…

- Эмм, - повернулась я к копу, выпуская его из странных и скорее нужных мне, нежели ему, объятий, - почему ты думал… что я сгорела вместе с баром?

МакКарти помедлил, но понимание, что дать ответ мне придется, быстро заставило его говорить.

- В баре была девушка, Беллз. Та блондинка, которая вечно виляла задом перед посетителями…

- Таня? – ошарашено вскрикнула я. – Она… она… мертва?

- Нет, к счастью. Состояние не из лучших, но жить будет. Правда, помнится мне, она без тебя там не бывает, а не все еще разгребли, поэтому что мне оставалось думать?

И друг был прав. Таня никогда не находилась в баре, когда меня не было, и уж тем более не открывала его, если на то не было причин. Но, вероятно, наш не особо теплый разговор днем она не восприняла серьезно и решила и дальше подзаработать. Возможно, она ждала меня, а получила…

- Все так плохо? – я просто стояла и смотрела на МакКарти, ожидая обычной правды.

- Не все потеряно, Белз. Мы справимся…

Стресс… Он поглотил меня всецело, и я, казалось, должна была протрезветь и начать воспринимать всю жестокость происходящего, но я, наоборот, пьянела еще больше. По крайней мере, ощущалось именно так. Перед глазами все плыло, меня мутило, в голове образовалась тяжелая вязкая пустота. Может, это организм так реагировал на происходящее со мной? Защитная реакция такая своеобразная?

Эммет бросил на меня быстрый взгляд, наклонился вперед и, не отрывая взгляда от дороги, вытащил из бардачка бутылку воды. Я благодарно улыбнулась и, жадно припав к горлышку, осушила ее в одно мгновение. Стало немного легче, правда, не настолько, чтобы прийти в себя окончательно. Пока мы двигались по спящему еще городу, я пыталась понять, как дошла до жизни такой, где совершила ошибку и что нужно сделать, чтобы кривая моего существования хоть как-то выровнялась. К несчастью, мало что дельного приходило в голову. Кажется, я задремала. Теплый воздух кондиционера, заботливо отрегулированного для меня Маккарти, дул прямо в лицо, я пропитывалась им, погружаясь в мир забвения, туда, где можно все забыть, обойти или просто проснуться от этого кошмара. Вроде так просто - не было ничего, не со мной, не из-за меня...

На перекрестке нас подрезал какой-то старый седан. Эммет ругнулся и надавил на клаксон. Я подпрыгнула от неожиданности, вывалившись обратно в действительность, сморщилась от едва ощутимой головной боли и мысленно застонала. Нащупав в кармане куртки упаковку с тайленолом, которая валялась там еще со времен моего чертового похищения, я закинула последнюю имеющуюся в блистере таблетку в рот, надеясь на то, что боль пройдет, и, выдохнув, растянулась на кресле. Господи, ведь как бы я ни врала себе, ни пыталась отчаянно переубедить, что все это ложь, все равно четко знала, где границы моей чертовой реальности. И это приносило еще больше боли. Я не была душевнобольной, но медленно сходила с ума и не знала, на сколько еще меня хватит.

Мы завернули за угол, и я вытянула шею, пытаясь разглядеть издалека, насколько велик масштаб трагедии. По крайней мере, столпотворения, как обычно бывает на каких-то происшествиях, не наблюдалось. Видимо, люди утратили интерес к произошедшему, как только пожар потушили - огня я тоже не видела - и выяснили, что пострадавших нет. Улицу оживляли лишь мигалки полицейских автомобилей и громкие разговоры пожарных. Одни сворачивали шланги, другие что-то обсуждали возле конкретно обгоревшего здания. Слава богу, кирпичные стены выдержали температуру, но порядком закоптились. Стекла в оконных проемах были выбиты, пожарными или огненным потоком, я не знала, и тонкие струйки молочного дыма поднимались вверх.

Ощутимо пахло гарью.

Нас остановил офицер полиции, но, увидев значок Эммета, махнул рукой, позволяя подъехать поближе к бару.

- Белз, ты тут? – окликнул меня друг.

Я молча посмотрела на него и выбралась из машины. На улице было прохладно, а в машине очень тепло, и я вздрогнула, ощутив перепад температур. А может, этот озноб был вызван совсем не холодом, а нервным перенапряжением, вполне может быть. Потянув рукава ветровки и безрезультатно пытаясь согреться и унять дрожь, я двинулась в сторону того, что когда-то было моим баром. Или вообще никогда не было моим. Чертов груз моего выбора. Остановилась, затаив дыхание. С трудом сглотнула колючий ком в горле и пыталась не кашлять от странного запаха, что здесь витал.

Вот оно, то немногое, что осталось у меня, и оно пахло неудавшимся барбекю.

- Мисс Свон? – я повернула голову. Ко мне подошел немолодой полицейский. Смотрел он участливо. Наверно, в его глазах я выглядела жалкой. – Мне нужно задать вам пару вопросов. – Ну да, жалей не жалей, а работу делать надо.

- Да, конечно, - кивнула я, вырывая себя из ступора. – Завтра, в участке, я отвечу на все ваши вопросы.

- Прошу прощения мисс, это само собой, но я должен спросить вас сейчас.

- Я упрощу вам задачу, офицер, - огрызнулась я. – Нет, я не знаю, кто это сделал. И я без понятия, кому было нужно жечь мой бар, ведь это все, что у меня осталось от покойного мужа, который, к слову, был одним из вас! Возможно, кто-то так хотел свести счеты с Майком, но видимо просто, черт подери, опоздал! Майк ведь был копом, и не мне вам рассказывать, сколько у вас, копов, в этом мире врагов!

Не знаю, почему я решила говорить именно это, но тактика нападения мне казалась самой удачной, да и незнание о делах Ньютона тоже должно было дать мне фору прийти в себя. И, вероятно, это подействовало на моего собеседника. Полицейский нахмурился и, открыв рот, хотел что-то сказать, но, вздохнув, просто посмотрел за мою спину.

- Офицер, она обязательно ответит на все ваши вопросы, я лично прослежу, - прогромыхал позади меня Эммет и набросил мне на плечи свою тяжелую кожаную куртку поверх нескольких слоев моей одежды, и куртки в том числе, словно прочитав мои мысли, что мне не хватало того, что было на мне, или я просто так содрогалась от холода, что это можно было заметить визуально.

- Хорошо, - недовольно согласился коп, вздохнул и протянул мне какие-то бумаги. Я перевела взгляд на Маккарти, он одобрительно кивнул. И я подписала их. – Обязательно посмотрите, не пропало ли чего.

Офицер козырнул и отошел.

- Все действительно не так плохо, Беллз. Мы все отстроим…

- А нужно? – уставилась я на Эммета, задавая этот вопрос не так ему, как себе. У меня нет денег, чтобы восстанавливать убытки. Нет сил бороться за то, что не приносит радости. Я просто устала от всего, что навалилось на меня после смерти Майка и того, как я начала тянуть этот бар, который и вовсе у меня хотят отобрать. Ну и пусть теперь отбирают. Вот такой как есть. И делают все, что захотят!

- Не говори глупостей, Свон, - Эммет посмотрел на пожарников, один из которых ему кивнул. – Я пойду спрошу, насколько безопасно помещение, а ты просто побудь тут, ладно? Или иди в машину.

- Хорошо, - кивнула я.

Эммет ушел. Я осталась стоять. Кутаясь и понимая, что мне становится только холоднее. Ощущая дрожь и опять вернувшуюся тошноту. Сдерживая порывы кашлять и пропуская вдохи. А еще пыталась… просто пыталась понять, как мне действовать дальше. Не в жизни. Не завтра. Не вечером. А сейчас. Куда пойти. С чего начинать. Кого просить о помощи. К кому звонить, чтобы поставить хотя бы временные двери и окна, ведь я трезво понимала, что если там что-то и осталось, то без присмотра мародеры вынесут все до последней пылинки, если за это можно получить деньги.

Я просто была одна. И сейчас это ощущалось как никогда сильно.

Улица пустела. Машины разъезжались. Одиночество ощущалось холодом и безысходностью. Холодными ладонями потерла горячие щеки, подняла голову и посмотрела на небо. Тяжелые тучи рассеивались. Светало.

 

EPOV

- Тебе нужно смотреть по сторонам, когда ты гуляешь, - смачно затянувшись, Джеймс бросил окурок под ноги и, проехавшись по нему носком ботинка, оттолкнулся от моей машины и, ухмыльнувшись и сунув руки в карманы, посмотрел на меня. – Знаешь, ведь несчастные случаи так часто происходят в этом городе.

Я застыл на месте не только физически, но и морально, не зная, чего ожидать от братца. Если это мой конец, то будучи к нему так близко, я пока не был готов его принять. Жажда к жизни стала едва ли не умопомрачительной, но какая жизнь ожидала меня впереди?

Джеймс был глуп, жесток и непредсказуем во всех своих поступках, и сейчас одному Богу было известно, какого хрена он здесь делает. Неужели его терпению пришел конец, и он просто застрелит меня на парковке у центрального пляжа на глазах пары десятков свидетелей?

- Чего тебе, Джеймс? – рявкнул я, подходя к нему ближе.

Сейчас два мира, казалось, столкнулись гребаной грозой. Он, такой весь из себя в чищеных до блеска ботинках, и я, в потертой куртке и с несколькодневной щетиной на лице. Никто бы не сказал, что мы… братья.

- Решил, что тебя твоя подружка послушается, если ты скажешь ей отдать мне то, что мне нужно, - ухмыльнулся Джеймс.

- Я не знаю, что тебе нужно, но, вероятно, этого у нее нет, ведь в противном случае, лишь бы не иметь дела с тобой, она бы давно отдала тебе это, - посмотрел я на брата, желая побыстрее закончить этот разговор.

- Я пока что прошу по-хорошему. Ее. Призови к ее здравому смыслу, и все останутся целы.

- Это все? – рявкнул я, ожидая, пока он отойдет от моей машины, тем самым позволив мне убраться отсюда к чертям.

- Да. Хотя нет. Я подумал, что было бы неприлично с моей стороны не пригласить тебя на нашу свадьбу с Розали Хэйл. Подумал, что лучше сделать это лично, - Джеймс растянул губы в широкой довольной улыбке и, достав из кармана бежевый с золотым оттиском конверт, бросил мне его под ноги. – Надеюсь, ты не придешь!

Потирая ладонью лицо, я стоял и боролся с желанием врезать ему и поднять чертов конверт, чтобы наконец-то своими глазами убедиться в чертовой свадьбе, чтобы увидеть имя Розали на дорогой бумаге и, возможно, даже просто отпустить ее, как бы мне тяжело ни было это признать. Но любое из этих действий было бы знаком моей слабости в глазах Джеймса, хотя сомневаюсь, что и гребаной силы во мне еще хоть немного осталось.

- Надеюсь, Розали будет счастлива, - едва сообразив улыбку, выплюнул я и хотел сесть в машину, чтобы убраться отсюда подальше, как братец нанес очередной удар.

- Конечно, будет! От моего ребенка она не пожелает избавиться, ведь я не ты, Эдвард, и я знаю, где мое место, - ухмыльнулся Джеймс и уже хотел отвернуться, но я ему не дал.

Крепко схватив его за плечи, я развернул брата практически на сто восемьдесят градусов и вжал его в свою машину, переваривая услышанные только что слова. Нет, я не верил. Это был чертов бред, но я хотел услышать это еще раз и найти хоть что-то, что подтвердит намерения Джеймса просто спровоцировать меня. Но, как бы я ни всматривался в его лицо, он просто-напросто смеялся.

- Что ты сказал? – прошипел я, практически чувствуя, как хрустят мои зубы от той силы, с которой я их сжал.

- Да ты не знал, - изобразив напускное удивление, он даже не попытался меня оттолкнуть, а лишь ядовито ухмыльнулся. – Да-да, младший братец, Розали сделала аборт, когда ты бросил ее. Она приняла верное решение. Все принимают верные решения. Все, кроме тебя.

Я что было силы ударил его о свою машину еще раз, но улыбка не сходила с лица Джемса, он наслаждался.

- Ты несешь чертов бред, это низко даже для тебя, - выплюнул я, чувствуя, как сильные руки до адской боли заламывают мне руки, разнимая нас с Джеймсом. Его ребята подоспели очень вовремя, ведь еще бы мгновение - и не осознавая, или, наоборот, чересчур пропитавшись эмоциями, я бы сделал то, чего добивался Джеймс. Я бы попался на гребаную провокацию и дал ему повод действовать так, как ему выгодно. В этом и был весь Джеймс, он никогда не играл по правилам и даже выводил людей на эмоции только грязью.

- Считай, я просто напомнил тебе твое место, - бросил брат и кивнул своим амбалам, чтобы меня отпустили.

Я же был подобно раненому зверю, униженному, уставшему, разбитому изнутри. Ребенок. В этот момент это все оказалось таким близким и практически реальным, словно я мог прикоснуться к воздуху, которого не существует, как и моего ребенка больше. Все намного проще, когда не касается самого себя. Но теперь мне, черт подери, с этим жить. С осознанием того, что женщина, которую я любил и боготворил, не просто оставила меня ради статуса в обществе и денег, с чем я практически смирился, как и с тем, что этот фальшивый брак с моим братом должен случиться. Она сделала роковой выбор не в мою… не в нашу пользу, убив новую жизнь в себе. Новую жизнь, которая начиналась с моего генома и моего ДНК. Новую жизнь, у которой была огромная судьба. Новую жизнь, ради которой я был бы готов делать разные, даже самые ужасные вещи. Лишь бы только эта новая жизнь была.

Теперь же ничего не было. Земля словно ушла из-под ног. Такой эмоциональной встряски у меня не было с того дня, как я стал никем. Эта новость стала чертовски важной, и мне нужно было докопаться до правды. Как и всегда. Но правду мне мог сказать только один человек на этой планете, и это была Розали Хэйл.

Мог ли я принимать и понимать правильность своих поступков? Я не знал. Я, просто позабыв обо всем на свете, поехал к зданию суда. Мне нужно было просто увидеть… ее.

- Послушай… просто успокойся… пока, - твердил Джаспер, нависнув надо мной. Лоран солидарно покачивал головой, соглашаясь с блондином и словно ожидая от меня того, что я реально послушаю их и сделаю соответственно – буду тратить драгоценное время. Но я не мог ждать. Ни одной гребаной минуты времени. И я выходил из себя. Чувствуя, что никотин, который, пробираясь под кожу и пропитывая легкие, оставлял только странное отвращение, я попытался глубоко вдохнуть, чтобы свести мысли воедино. Мне это уже слишком надоело, но трезвый ум — это, несомненно, залог гребаного успеха, потому что другая моя сторона была чертовки пропитана злостью до последней молекулы. А злость, как известно, знала свое дело: она брала верх, делая меня слепым и слабым. И это было отвратительно.

- Я не могу успокоиться, Джаспер. Ты что, ничего не понимаешь? Она была беременна! Мать твою, она убила моего ребенка, - заорал я на друга.

- Ты не знаешь этого точно…

Но я не дал ему заговорить, громко рассмеявшись.

- Знаю! Мне было достаточно ее взгляда, когда я просто спросил ее об этом в лоб, понимаешь? – что было сил я со всей присущей мне злостью зарядил кулаком по столу. – Я знаю Розали наизусть. Мне не нужно что-то слышать, мне достаточно было ее видеть. Эти глаза, которые округлились до такой степени, словно она увидела перед собой гребаного призрака. Дрожащие губы. Приподнятую грудь, которая задержалась на вдохе, ведь Розали Хэйл больше не дышала после того как я ее спросил!

- Все равно, не нужно делать поспешных выводов, - подбирая слова, словно он говорил на чужом для него языке, Уитлок пытался меня вразумить, то и дело поглядывая на Лорана.

- Я был спокойным слишком долго, - улыбнулся я, перекатив между пальцами металлическую зажигалку, подаренную мне Уитлоком после нашего первого успешного дела, которая сейчас сровнялась с температурой моего тела и уже не отдавала тем будоражащим холодком, который свойственен металлам.

- Твою мать, - рявкнул друг.

Джаспер посмотрел на Лорана взглядом «ему пора в психушку» и расстегнул пару пуговиц на своей рубашке, словно это поможет ему лучше дышать. Хотя сегодня в этом кабинете воздух был неимоверно душным, и я чувствовал, как у меня на лбу образуются капельки пота.

Моро обогнул стол, садясь обратно в свое кресло, и спустя мгновение кабинет заполонил дым его любимой сигары. Похоже, в своем безумии я больше не был достоин его слов, только этого взгляда. И нет, в нем не было ни капли осуждения. Только интерес. Лоран смотрел на меня как на гребаный препарат под микроскопом, изучая, слегка прищурив свои большие от природы глаза.

- И что ты будешь делать? – с неким интересом протянул Моро, смакуя сигару, и я практически услышал, как Уитлок, находясь за моей спиной, зарычал. - Вызовешь младшего брата на дуэль из-за экс-подружки? Заставишь его отдуваться за ваши общие проблемы из прошлого? Бросишь ему в ноги перчатку? Тебе давно пора перестать изображать из себя сопляка и просто идти дальше, Эдвард. Отпусти Розали! Смирись с болью и отпусти все то, что произошло. Отпусти все это дерьмо! Не лезь на рожон… не сейчас, когда у тебя начинает что-то складываться.

Я ухмыльнулся, практически его не слушая, наверное, потому что понимал, если услышу этот гребаный здравый смысл… то не сделаю той глупости, которую я задумал. А я, мать вашу, просто обязан что-то сделать. Обязан показать ей, что я, нахрен, живой и существую, пусть и не в ее жизни. И, возможно, это даже могло бы стать точкой, огнем, с которой и сгорит моя связь с золотой девочкой. Так же, как сгорело мое будущее с ней, наша связь и наш ребенок. Так что да, перчатка — это хорошая идея. Но мне в голову пришло кое-что другое, более эффектное. Не всегда же только братцу радоваться трофеям!

- Посмотри на меня и скажи, что ты, черт возьми, задумал, - заорал Джас, опять появляясь в моем поле зрения. Его руки от нервного напряжения поддались тремору, и даже сигарета, которой он затягивался чертовски усердно, похоже, не приносила другу облегчения. Но я не мог его винить за то, что он хотел сберечь мою задницу в то время, когда впору было думать о своей.

- Идея бросить Джеймсу в ноги вызов достойна Оскара, и я, пожалуй, ее использую, - оскалился я, почесывая подбородок, - только вот «перчатка» будет… немного красная и металлическая. Я не просто уведу тачку, которую Розали подарил мой брат, но и отправлю гребаную груду металла к звездам!

Лоран и Джаспер переглянулись и уставились на меня как на призрака. Я даже догадывался, о чем они думают и как это поможет меня остановить. Но пока никто из них не произнес ни слова. Да и слова были не нужны. Я уже все решил и ликовал от того, что обрету чертово превосходство хоть над одной ситуацией в последнее время.

Да, я был одержим и понимал это трезво и отчетливо, как и то, чем это все может закончиться. Но я не мог иначе. Я не мог подарить Розали Хейл идеальный покой, потеряв свой.

Сложив руки на груди, я повернулся в сторону Джаспера всем телом, улыбаясь шире чеширского кота. Главное, после этого просто отправить друга и Эллис в долгосрочный отпуск.

- Милый, ты ведь мне поможешь устроить большой бум? – рассмеявшись, посмотрел я на Уитлока.

- Нет! Я в этом не участвую! – поднял руки он, практически заорав. – Ты - гребаный больной на всю голову урод!

- Отчего же? – состроил рожицу я. – Это будет весело, поверь мне, пупсик.

- Это не будет весело! Брось. У тебя есть Белла… я думал, ты переключился и…

- Не ввязывай ее в это! Белла есть сейчас, а Розали - это вся моя гребаная прошлая жизнь!

Казалось, мои зубы заскрежетали от того, с какой силой я их сжал. Моя сладкая девочка не относилась к этому никак. Я хотел так думать и переубеждал себя в этом, мысленно мечась между прошлым и будущим, которое было чертовски реально, и в котором была именно Белла. Но разве для того чтобы идти вперед, не нужно разобраться со своими демонами? А для меня Розали и Джеймс и есть мои демоны!

Джаспер ухмыльнулся, понимая, что мой гребаный ступор связан с замешательством в выборе.

- Она уже одна из нас, пупсик, - выплюнул Уитлок. – И этим ты не сделаешь ваши отношения лучше. Я думал, она, наконец-то, та, кто вправит твои гребаные мозги, но знаешь, ты неисправим. Она очередная игрушка? Ха… ты заигрался. Ты уже не тот Эдвард Каллен…

- Ладно, справлюсь без тебя, - выплюнул я, прерывая чертов монолог, не желая слушать очередную порцию анализа моих мыслей.

Странная тишина, что повисла в кабинете хозяина данного заведения, словно намекала о том, что мне еще раз нужно хорошо подумать, но включать мозги, вероятно, было последним в списке дел на сегодня. Я смотрел перед собой, вглядывался в пустоту, где четко была видна картинка выражения лица Розали, когда она узнает, что больше нет ее кукольной тачки, как она разозлится, отчего ее довольно пухлые губы станут настолько узкими, что их будет сложно отличить от остального лица. Розали Хэйл в злости всегда закусывает губы, это ее способ обрести спокойствие. У меня гребаного способа успокоиться нет, а те, что хоть немного помогали, уже нихрена не действуют. А еще Розали будет знать, что я могу ее достать и достану, если мне это будет нужно; и сделаю ее кукольную жизнь невыносимой, заставив отвечать за содеянное.

- Эдди, это чертовски большая ошибка, - обеспокоенно посмотрел на меня Лоран, выдыхая тяжелый дым, открывая второй раунд гребаных дебатов. – Исход может быть непредсказуем.

- Чего ты решил добиться, идиот? – дал мне подзатыльник Джаспер. – Смерти для нас всех? Бери свою новую пассию в охапку, снимай свои сбережения, увози ее в Майами и живите там долго и счастливо!

Но ни ангел в обличии Лорана на левом плече, ни дьявол в обличии Джаспера на правом не были достаточно убедительными. И я просто закурил. Хотя в действительности просто хотел убраться отсюда, но странное желание остаться пересиливало все остальное.

Метания Джаспера туда-обратно уже начали меня раздражать. Хотелось попросту сказать ему расслабиться, пойти выпить пива и поехать домой к Эллис и, возможно даже, сделать с ней парочку горячих вещей, которые понравились бы не только ей, но и их общему малышу, что, к слову, доказано каким-то там университетом исследований. Но он был здесь. И ладно, пару часов спустя, когда я подостыл внутри своего котелка, я почти согласился; если так подумать, Уитлок был чертовски прав. Моя идея заслуживала не только оскароносного взрыва, но и не менее оскароносной пули в лоб за дерзость. И я отлично понимал, что под перекрестный огонь попадут все, кем я, черт подери, дорожу. Опять это дежавю. Все, к чему я прикасаюсь, рушится. Из-за меня. Из-за моих гребаных решений. Но где отыскать гребаный тайный уровень с бонусными решениями для моей чертовой жизни? Второго шанса ведь не будет. Это… то, что сейчас происходит, и то, что я еще жив, и есть мой гребаный второй шанс.

От мысли о том, что я могу лишиться своей сахарной девочки, меня передернуло. Вероятно, сейчас и было то самое время, когда пора остановиться. Но мог ли я это сделать? Даже ради нее?

Остановилось, казалось, только время. Ну или я просто мыслями уже был не здесь, а там, где Белла, которая не отвечала на мои звонки, но мое нахождение здесь было более важным, и как бы иногда безрассудно я бы ни поступал, я это понимал как никогда. Пока я не разберусь с собой, мои гребаные призраки прошлого будут настигать нас, и ее в частности, а это мне не нужно. Оставалось только верить в то, что МакКарти позаботится о девочке не на словах , и сейчас, когда я не рядом, он сможет дать ей защиту. А я… я, мать его, должен поставить гребаную точку в своих отношениях с братом. По крайней мере, с одним из них. И, может быть, действительно укатить в гребаный Майями, хотя солнце и пляжи не мой конек, и надеяться на то, что за нами туда не явятся. Вот только разве голая надежда - это выход?

Лоран и Джаспер все еще продолжали что-то говорить, и это что-то было явно адресовано мне, но я уже их не слышал. Я принял для себя решение. Если Джеймс так хочет веселиться, чего же отказывать брату? Сначала разберусь со старой семьей, а лишь тогда начну строить новую. Я не могу до конца своих дней бегать как гребаный школьник, ожидая, что проблемы решатся сами. Выходов немного, и, возможно… плохой исход будет лучшим вариантом для Беллы… лучшей жизнью без меня.

- Эдди, твою же мать, - толкнул меня Джаспер, отвлекая от мыслей, - ты чертова ходячая проблема.

Я посмотрел на друга, не понимая его упорства по привлечению моего внимания, пока не увидел еще одну вещь, которую ожидал здесь увидеть меньше всего. Точнее не вещь. Человека. За спиной друга, распахнув тяжелые двери, стоял судья Хэйл. Тот самый Дэвид Хэйл, что являлся отцом Розали и возлагал на меня слишком большие надежды, которые я в итоге так и не оправдал. Сильный. Жестокий. Скользкий. Он был из тех мужчин, которые имели все и играли на столько сторон, на сколько им было выгодно. У судьи Хэйла таких сторон было чертовски много, и все, кроме его должности судьи федерального окружного штата, были по ту сторону закона – по мою сторону. Он дал понять это тогда. И давал понять это сейчас всем своим видом, что вот он в своем костюме за пару тысяч баксов превосходит всех в этой комнате властью и влиянием. И сомневаюсь, что он пришел сюда на пиво.

- Мистер Моро, - словно показывая какое-то напускное уважение, произнес Хэйл, хотя все мы знали, что у этих двоих были сугубо рабочие, но особо тесные отношения. Да и для меня Хэйл до сих пор бил практически основным источником дохода, ведь именно для него мы с Джаспером и уводили тачки.

- Судья Хэйл, - поднялся Лоран, словно знал, что будет дальше.

Вероятно, я уже тоже знал.

- Эдвард, нам нужно поговорить, - уверенно произнес он, словно проехавшись катком по мне. Бывший будущий тесть очень редко шел на контакт раньше, а сейчас и подавно. Всю работу, которую мы с Уитлоком делали для него, проворачивали через Моро. В личных встречах нужды не было. А сейчас он здесь, в разгар дня пришел, чтобы повидать… меня. Похоже, все вокруг начнет разваливаться раньше, чем я предполагал.

Бросив взгляд на зажигалку, которую переминал в пальцах, я сунул ее в карман и перевел взгляд обратно на судью.

- О чем? – бросил я и поднялся.

- Наедине, - не менее уверенно произнес он и посмотрел на ребят.

- Надеюсь, не надо напоминать, что это место - нейтральная территория? – выходя из кабинета и забирая с собой Джаспера, который был не в восторге,оставляя меня одного, произнес Лоран, поравнявшись со своим гостем. Судья в ответ лишь кивнул и сделал несколько шагов вперед. Что ж, если Хэйл здесь по инициативе Моро, в ход пошли отчаянные меры.

Когда дверь закрылась, я услышал тяжелый вздох, пока меня буравили взглядом. Судья Хэйл не был из слабонервных людей, но в данный момент его что-то грызло изнутри. И это было чертовски плохо, раз уж он здесь. Плохо для меня.

- Я надеюсь, разговор будет коротким? – нарушил молчание я, стараясь держаться так, словно мы какие-то одноуровневые млекопитающие, хотя каждый из нас в душе, ухмыляясь, понимал, что это далеко не так. Просто страх, который внушал этот человек людям вокруг, не действовал на меня должным образом. Да, я боялся его, ведь власти, особенно сейчас, у этого мужчины было куда больше моего, но в остальном мы уже давно все, казалось бы, решили.

- Все зависит от тебя, Эдвард, – ухмыльнулся Хэйл. – Ты догадываешься, почему я здесь?

- Понятия не имею, - закивал я. – Хотя… может, из-за этого?

Я положил на стол слегка скомканный, но так ловко выуженный из внутреннего кармана конверт с гребаным приглашением на свадьбу.

Хэйл растянул губы в улыбке и, расстегнув свой пиджак, засунул руки в карманы брюк.

И, конечно, я догадывался, почему он здесь. Точнее, хотел верить в это, ведь, зная меня раньше, Хэйл мог легко догадаться, что слишком поздно отмененный заказ не запретит мне докопаться до истины. Или… Вероятно, дочурка проболталась о том, что встретила сегодня меня у суда, и я был далеко не в хорошем расположении духа, или о тачке, хотя папочка редко решал ее вопросы с ухажерами, пока дело не дошло до меня. Или… судью, наконец-то, окончательно достало то, что Розали встречалась с Джеймсом, который не так покладист в плане политики взаимоотношений и верности кому-то одному, и это относится не только к женщинам. Слишком много гребаных «или».

- Меня волнует безопасность моей дочери, Эдвард. Обеих дочерей, - медленным холодным тоном говорил он, - и у меня есть основания полагать, что им грозит опасность. Сейчас я приставил к ним охрану, но этого недостаточно.

- Безопасность ваших дочерей не моя забота, - ответил я и вздохнул. Была ли вероятность, что сейчас дело совсем не во мне?

- У нас был уговор, а ты его нарушаешь. Нехорошо это все. Ты же мне как сын, я думал, мы поняли друг друга хорошо. А сейчас ты играешь в какие-то детские игры, Эдвард. Нашел себе какую-то недалекую серую мышь, губишь себя и наши планы, которые были построены чертовски давно. Так легко плюешь на прошлое. Пойми, ты не можешь плыть в обоих кораблях одновременно. Ты настолько заигрался, что не видишь уже выхода позади. Ты или за нас, или тебя не должно быть в этом чертовом городе...

- Меня скоро не будет здесь. Никакого уговора нет, а планы, - я ухмыльнулся, - планы… в прошлом. Посмотрите, где я и кто я!

- Ты должен сдержать свое слово, Эдвард, не привязываясь к координатам! – практически заорал Хэйл. - Она… они должны быть в безопасности!

Его речь меня вдохновляла, но этого для меня было недостаточно. Мы никогда не были на равных, точнее, он всегда считал себя выше, и вот сегодня приходит и говорит мне о каких-то планах и нарушенных словах? С моих губ сорвался смешок. Я уже давно не был тем, кто кому-то чем-то обязан, особенно Хэйлу, и сейчас меня больше беспокоила Белла, чем Розали, которая может за себя постоять и рядом с которой Джеймс с пушкой и парой увесистых ребят и которая… черт подери, уже для меня не существует после того, что эта дрянь сделала. И хотя да… от странного чувства тревоги под кожей прошла странная ненавистная мне дрожь, ведь Розали Хэйл не была мне чужой, и я определенно к ней что-то чувствовал и по эту минуту, это более были не мои проблемы… и уж точно не мой выбор. Да и сомневаюсь, что угон тачки — это угроза безопасности для золотой девочки. Уверен, братец купит ей еще не одну такую.

- Мистер Хэйл, - процедил я сквозь зубы, подняв на него глаза, - наша сделка стала недействительна очень и очень давно. Боюсь, я больше не могу принести вам пользы. О безопасности ваших девочек вам надо говорить с Джеймсом, сейчас это его забота. Да и поиметь обеих Хэйл вместе ему придется по душе. Он любит соединять бизнес и собственное удовольствие. Уже ведь ни для кого не осталось секретом, что Джеймс с завидной регулярностью имеет младшую Хэйл, пока старшая бдит его репутацию и пробивает ему путь на трон.

- Думай, что говоришь, иначе тебя не спасет даже то, что ты Каллен, - зло прошипел Хэйл, сжав кулаки, и, спустя мгновение схватив меня за рубашку, притянул к себе. Я слышал, как трещали нити швов на тонком материале не первой свежести, а Хэйл вблизи был похож на чумного пса с налитыми кровью глазами и полным слюны ртом. Он застыл так на несколько секунд, прежде чем отпустить меня и отступить на шаг.

- Боюсь, то, что я Каллен, только создает мне проблем, а не решает их, - поправив рубашку, посмотрел на него я.

- Эдвард, ты мне как сын. И я прошу тебя как сына: позаботься о безопасности моих девочек!

- Дэвид, при всем уважении, я не понимаю о чем вы говорите! – не выдержал я, чувствуя себя последним гребаным дураком. – Если вы о машине…

- Я плевать хотел на машину, Эдвард! Что-то надвигается, ты и сам это прекрасно понимаешь. Я боюсь, что уже может быть поздно что-то предпринимать, но, несмотря на это, я дам тебе время подумать и сделать выбор. И я надеюсь, что ты примешь правильное решение.

Хэйл сделал еще шаг назад, словно это он шарахался от меня, посмотрел на наручные часы и, ухмыльнувшись, молча покинул кабинет Лорана, оставив меня в гребаном замешательстве. Я никогда не видел его таким, но то, что все твердят о гребаных переменах, вероятно, нельзя спускать на тормозах.

Я остался сидеть один на один со своими мыслями. Закурил в итак переполненном дымом помещении и, прикрыв глаза, слушал едва уловимые нотки джаза, что лился с колонок в коридоре. Розали Хэйл всегда была чертовой проблемой. Раньше – приятной, сейчас, черт подери, назойливой. И не только она, но и ее младшая сумасбродная сестренка Вики, которая не одну ночь провела ранее с Джеймсом. Сейчас только остается додумывать, как они делят очередного из Калленов, но это, нахрен, не мои проблемы. Я не хочу возвращаться к ним… к грузу ответственности за золотых девочек.

Как же сложно все становится. Но свой выбор я сделал уже давно. Тут нечего думать и обдумывать.

А вот действовать, раз уж времени не так и много, как раз таки стоит.

Поднявшись и стянув со спинки стула свою куртку, я быстрым шагом направился к выходу. Злость так и бушевала во мне. Почему в одночасье все решили говорить мне, что нужно делать. Я и сам все знаю. Надо довести это все до конца, и пусть Джеймс делает, что хочет. Я не нянька, у него есть Карлайл, который, к слову, тоже обладает частью гена, заставляющего его быть ответственным за этого мелкого ублюдка.

- Ты куда, Эд? – спросил Джаспер, хватая меня за руку, тем самым заставляя на мгновение остановится в шумной толпе бара. - Что хотел Хэйл?

- Я угоню эту тачку, Джас. Сегодня. И сожгу ее дотла. К чертям. Сожгу. Сделаю гребаный фейерверк как на четвертое июля, – зло прошипел я и, вырываясь, стремительно направился по намеченному курсу на выход.

- Не делай глупостей, - кричал мне вслед Уитлок, но я его уже не слышал. Шум от посетителей сменился шумом жизни города. Вдохнув полную грудь, я нырнул в машину и направился в сторону городского совета, туда, где работала Розали.

Четвертое июля было гребаным знаменателем. Тогда я тоже взорвал тачку. Правда, среди пустыни, и мне пришлось ехать в чертовом кадиллаке Уитлока на заднем сидении, притворившись мирным пассажиром, пока Эллис рассказывала, как давно она мечтала побывать в Мексике. Да… фейерверк был еще тот. И практически все время, пока я ехал, перед глазами стоял на повторе момент того гребаного взрыва, от которого я едва унес ноги. Но потом картинка пропала, и я не знал, что происходит, просто чувствовал что-то неладное.

Я бы мог добраться в центр намного быстрее, но моя интуиция словно что-то чувствовала, заставляя меня нарезать круги по городу, прежде чем я туда приехал. Остальное время, что я колесил, все было занято мыслями. Зачем я это делаю. Мое сознание словно было под гипнозом, словно запрограммировано делать именно это, без возможности послушать здравый смысл Уитлока и просто все отпустить. Каждый раз, когда я сворачивал направо, уезжая подальше, невидимая сила заставляла меня сворачивать обратно, снова и снова приближая меня к городскому совету. Я пытался переубедить себя или решить, что делать, просто посмотреть или угнать тачку средь белого дня. Решения так и не было, а я уже был здесь.

Я припарковался напротив, как всегда, чтобы хорошо видеть и вход в здание, и машину, и кафе, в котором так любила обедать Розали.

Достав из кармана ключи от этой злосчастной машины, я улыбнулся. Эта игрушка доставила мне хлопот. Чего только стоило сделать эти чип-ключи. Облокотившись на машину, я просто стоял и ждал, пока Роуз покинет свое пристанище, откинув в сторону мысли.

К парковке подъехал черный спорткар. Какого черта? Джеймс. Кто бы сомневался, что он все еще играет на публику. На женскую публику. Он как всегда. Вышел. Закурил. Поправил майку, из-под которой блеснул пистолет, потянулся в тачку, выудил куртку и надел ее на себя, осматриваясь. Псевдохозяин.

Дверь в здание отворилась, и оттуда выпорхнула Розали. Отлично, братец увезет ее на своей тачке, чем облегчит мне задачу. Она широко улыбнулась и, поправив белоснежные волосы, повернула голову назад. Я затаил дыхание, ожидая, что ее недалекая помощница как обычно засеменит за ней, протягивая ей сумку. Но глазами я все еще всматривался в Розали. Она даже сейчас заставляла меня забывать, как дышать. Даже после того, как я узнал, что она сделала.

Сразу за ней сверкнула рыжая копна волос. Вместо помощницы была сестра. Вот оно что – причина, по которой Джеймс здесь. Немного ниже ростом, едва увидев солнце, скрыла глаза темными огромными очками младшая Хэйл. Теперь я понял, кому улыбалась Розали и для кого так прихорошился мой младший братец. Словно в средневековье: старшему наследнику старшая из сестер, младшему – та, что поменьше. Только вот планы неожиданно изменились. Младшему досталось все.

Розали достала что-то из сумочки и, положив в руки Виктории, поцеловала сестру в щеку. Младшая Хэйл широко улыбнулась, и даже несмотря на темные очки, я знал, что улыбалась она никак не сестре и ловила явно не ее взгляд. Она так откровенно прямо здесь под открытым небом имела мыслями и взглядом Джеймса. Они стоили друг друга.

Младшая Хэйл пошла к машине. Черт. Я не так себе это планировал.

- Роуз, ты как всегда портишь мои планы, - пробормотал я, понимая, что сегодня эта машина катает другого.

Вик скрылась в машине сестры, сама же Роуз застыла возле Джеймса, подарив ему протяжный поцелуй в щеку. То еще зрелище. Ну что же, значит, сегодня не судьба.

Отвернувшись, я ударил кулаками по крыше своего вольво, а затем, положив голову на руки, пытался размеренно дышать. Все, что я сейчас хотел – привести мысли в порядок. Возможно, даже оказаться рядом с Беллой, в ее теплых объятиях, которые, возможно, смогли бы мне помочь переключиться или и вовсе отказаться от этой задумки.

Я уже тоже хотел садиться в машину, открыв дверцу, как от громкого звука заложило уши, а тело, казалось, обдало потоком сильного горячего воздуха. Это был взрыв. Не сразу сообразив, что произошло, я повернулся и забыл, как дышать. На месте, где несколько минут назад стояла красная кукольная Ламборджини, был просто огромный костер.

- Вики! – практически одними губами выдохнул я, все еще не соображая, что мне делать.

Хэйл не шутил? Это реальная угроза, и теперь… Вики мертва?

Сунув руку в карман в попытках найти телефон, я заметил, как из машины Джеймса показался он и… рыжая копна волос. Что?!!

- Роуз, - кричала Виктория, выбегая из машины моего брата.

И только сейчас я понял, что, черт подери, произошло. В тачке была Розали. Но… как? Нет! Нет, черт подери! Этого не может быть. В машину садилась Вики, а теперь Розали… моя Розали…

Я с ужасом смотрел на происходящее. Черт подери, там должен был сидеть я! В этот момент от понимания, насколько близко была гребаная кончина, меня начало тошнить. По телу опять бегала эта гребаная дрожь, но сегодня впервые в жизни она меня не заботила. Я… я не соображал.

Быстро сев в свою машину практически на автомате, я нажал на газ, улавливая в зеркале заднего вида глаза Джеймса. Он увидел меня, черт возьми. Розали мертва. Теперь братец все спишет на меня.



Источник: http://robsten.ru/forum/71-3228-1
Категория: Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+ | Добавил: tcv (03.03.2021) | Автор: Only_Platinum
Просмотров: 251 | Комментарии: 7 | Рейтинг: 5.0/10
Всего комментариев: 7
0
7   [Материал]
  Возможно сам Джеймс или Викки ,,убрали ,, Розали  накануне свадьбы.Раз у них такая любовь,а с Розали просто чтоб позлить Эдварда. У Эдварда душа не хочет прошлой жизни,а разум не знает другой,вот он и мечется ,не может принять решение.Скорее всего так же и с Розали ,она олицетворяет прошлое которое он не может отпустить,а Белла ... Не думаю что он её любит она просто отличается от всех кого он знал и он думает что с ней все будет по-другому.Но от себя не уйти. good

2
6   [Материал]
  блин теперь Джеймс все свалит на Эдварда....

2
5   [Материал]
  Эдвард не отпустил свои прошлые чувства, это прискорбно, учитывая в какой ситуации сейчас Белла. Совсем не поняла с какой целью подменили Викторию на Розали. Машина в итоге никому не досталась. Спасибо за главу)

2
2   [Материал]
  У Эдварда ещё остались чувства к Розали? Ведёт себя как ревнивый чудак,слишком увлекся выяснением отношений и это в то время, когда он так нужен Белле. Спасибо за главу lovi06032

3   [Материал]
  Возможно, в какой-то степени Розали для Эдварда как та самая первая искренняя любовь, которая в один момент своим выбором разбила его самого вдребезги. Поэтому, думаю, да, Эдвард однозначно что-то чувствует по отношению к Роуз.

3
1   [Материал]
  Эдвард слишком одержим своим прошлым. Какая это жизнь, если постоянно оглядываться назад?!

4   [Материал]
  В некотором роде эта одержимость спасает ему жизнь)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]