Фанфики
Главная » Статьи » Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Код ДНК. Глава 14.2 Часть семьи

BPOV

И хотя я привыкла засыпать в ванной, зачастую просыпаясь только от того, что вода остыла, из-за того, что чуть ранее я закрывала кран, открыв глаза, на этот раз я не поняла, где нахожусь. Оказавшись в мягкой кровати, укутанная одеялом и с ощущением полнейшего наслаждения, рассматривала комнату Эдварда, но никак не ванную комнату. А еще я не чувствовала усталости. Не знаю, виной тому была дорогая кровать или какое-то волшебство, витающее в воздухе, но я выспалась. Впервые за последние несколько дней... недель… месяцев. Чувствовала себя полной сил и энергии, вдыхала полной грудью прохладный воздух, который проникал в комнату сквозь открытое окно. Это было чертовски приятно. Но я точно помнила, как была в ванной, и не помню совсем, как шла обратно или... Приподняв одеяло, я поняла, что без одежды. Что? Объяснением этому могло быть только одно: Эдвард. Но неужели я была настолько уставшей, что не проснулась, когда он доставал меня из ванной, вытирал, укладывал в кровать? Ничего не укладывалось в голове, но тем не менее халат, который я приготовила себе вчера, аккуратно сложенный, лежал на тумбочке возле кровати, на расстоянии вытянутой руки, словно намекая мне о том, что мне не придется чувствовать себя странно и неловко, пока я доберусь до одежды.
Кстати да, моя одежда уже была здесь. И хотя костюм Эдварда и был удобен и приятен к телу, облачиться в свои вещи было для меня сейчас странной необходимостью.
Натянув на себя мягкую ткань, я нырнула в халат, быстро запахивая его, словно остерегаясь того, что на меня могут смотреть камеры, и поспешила соскользнуть с кровати. Сегодня ковер казался еще более мягким, наверное, от того, что теперь я ступала босыми ногами по мягкому ворсу. Здесь, в этом доме… я не переставала ничему удивляться, ведь к чему бы я ни прикасалась, что бы я ни видела, приносило мне странное, но приятное удивление. Нет, я не могу сказать, что я была каким-то отбросом в этом обществе и никогда до этого не видела дорогого ковра или вот такой огромной и неимоверно удобной кровати… Я видела. В витрине магазина, в который я никогда бы не зашла, как никогда чувствуя давления разных социальных слоев. Мой отец получает тридцать тысяч долларов в год. Майк, не считая его грязного дохода, получал примерно столько же. Больше мне не с чем было сравнивать сейчас. И отчасти я была в немом ужасе, отказываясь принимать то, что было слишком примитивно для понимания. Сейчас я стояла в комнате, вся мебель в которой стоила пары годовых зарплат моего отца или мужа. И чтобы сделать ремонт в этой комнате, кто-то вряд ли не ел и не пил пару лет. Для меня это было невообразимо, и я понимала, что скорее всего никогда не смогу к этому привыкнуть.
Выкинув лишние мысли из головы, я направилась к моей сумке для путешествий, стоявшей на кресле в дальнем углу. Ее не было здесь вчера, но я четко была уверена, что сумка именно моя, с моей же квартиры, и, открыв молнию внутри, я увидела кое-как сложенную мою одежду. Наверное, Эдвард ездил ко мне домой, что было слегка странным. Но, как бы там ни было, я смогу разобраться с этим позже, а пока я просто хочу взять свежее белье и почувствовать себя гребаным человеком.
Ополоснувшись в душе на этот раз уже сознательно, тщательно вымыв волосы, я привела себя в порядок и достала из сумки большой вязаный пуловер, джинсы и туфли, чему была безгранично рада. Сложилось ощущение, что Эдвард либо очень хорошо разбирался в вещах, которые мне нужны, или его отменно проконсультировала Эллис о том, что к джинсам будет в самый раз смотреться именно это и это. От понимания заботы стало чертовски тепло на душе, пока я не ощутила неконтролируемый огонь, которым вспыхнули мои щеки, едва я представила, как Эдвард рылся в моем ящике для нижнего белья и, возможно, увидел то, что ему не надо было там увидеть. И вообще, как он умудрился собрать все комплектом.
Спустя некоторое время я наконец-то смотрела на свое отражение в зеркале и, черт подери, теперь узнавала себя. И хотя глаза выдавали легкую усталость, которую я ни капельки не ощущала телом, я не могла быть недовольной тем, что видела: вымытые и уложенные волосы, свежая одежда и обувь, подходящая под мой наряд.

Единственное, чего я не нашла в этой комнате - это часов. А еще своего телефона, который, вероятно, в суматохе вчерашних событий остался где-то в баре. Поколебавшись, могу ли я вот так просто разгуливать по дому большого босса, я тихо покинула комнату и направилась по пустому коридору в сторону лестницы. Вчера мы преодолели это расстояние намного быстрее, сейчас же я понимала, насколько длинным был коридор, или, я бы даже сказала, это была полноценная просторная комната, обставленная большими вазонами в каменных горшках, мебелью и огромным белым роялем, стоявшим практически возле лестницы и перил. Эта комната или коридор была сродни балкону, и со второго этажа я просматривала часть холла и практически всю огромнейшую гостиную, из которой доносились голоса и сладкий запах кофе. Застыв на верхней ступеньке еще на какое-то мгновение, я глубоко вдохнула, принимая происходящее. Бежать - то все равно было некуда. И хотя я не знала, будет ли хорошей идеей то, что я спущусь без спросу вниз, сидеть узницей в спальне и чего-то ждать я не хотела, да и не могла. Я не напрашивалась быть частью разговора, хотя вчера не знаю с каким мотивом мне это и предложил Карлайл. Кое-что меня волновало намного сильнее новых знакомств. И это был мой друг Эммет, к которому нужно было ехать в больницу.
Но размеры и интерьер дома, который я оценила по достоинству в светлое время суток, не были для меня такими ошеломляющими, как то, что я увидела далее.
Эдвард встретил меня взглядом, когда я спустилась и вошла в комнату. Мой Эдвард… я пялилась на него практически с открытым ртом, на что он улыбнулся. Я бредила? Или это место настолько меняет людей? Передо мной был совсем другой Эдвард. Не тот, кого я встретила. Не тот, кого я знала. Не тот, кто привез меня сюда вчера после того как спас. Внешне. Это был Эдвард Каллен из этого мира, живущий в этом доме, не нуждающийся ни в чем и решающий проблемы так, как велит ему его статус. Еще он был чертовски красив. До мурашек и желания увести его в какое-нибудь укромное место, чтобы делать с ним очень грязные вещи. Он был как тот парень с рекламы Хьюго Босс. Его волосы идеально уложены, щетины практически не было, из-под вязаного мелким узором свитера торчал идеально выглаженный воротник рубашки, джинсы без единой потертости и начищенные до блеска ботинки. Но глаза. Эдварда выдавали глаза. Он смотрел на меня, как и всегда, взглядом, переполненным нежностью и странным желанием меня защитить.

- Как спалось, сахарная? – улыбнулся он, и только в этот момент, наверное, я поняла, что это действительно Эдвард. – Вижу, ты нашла свои вещи.
- С добрым утром, Белла, - улыбнулся Карлайл.
- И вам доброго утра, - произнесла я, понимая, что игра с Эдвардом в смотрелки может подождать. Здесь обсуждали дела. Я посмотрела на Карлайла, затем на часы, висевшие на стене прямо за ним и показывающие практически десять утра, и только тогда заметила еще одного присутствующего здесь: темнокожий мужчина с дредами, затянутыми в хвост, в сером костюме и со странной внушающей умиротворение улыбкой сидел в кресле возле камина прямо рядом с Карлайлом. Я напряглась. И хотя угрозы с его стороны я не чувствовала, могла ли я знать, каков исход будет у этого разговора?
- Белла, это Лоран, - представил нас друг другу Карлайл, - наш вчерашний собеседник.
- Наслышан, - улыбнулся Лоран, поднимаясь в полный рост.
- К сожалению, не могу сказать того же, - ответила улыбкой я, посмотрев снизу-вверх на довольно высокого в сравнении со мной мужчину, и пожала протянутую мне руку.
- Я, надеюсь, ничему не помешала? – осторожно спросила я, поймав странную ухмылку со стороны Карлайла. Да, черт подери, несмотря на то, что я ночевала в этом доме, я до сих пор боялась Каллена- старшего или того, что он мог сделать со мной, Эдвардом и еще черт знает чем.
- Нет, самое важное ты уже пропустила, - Карлайл достал пару огромных кубинских сигар, протянул одну чернокожему мужчине и лишь после этого поджег ее. Серый дым начал медленно подниматься вверх, пока Карлайл не сел в кресло, и вытяжка от камина не сработала, затягивая дым в себя. – Завтрак будет готов через пол часа.
- Я… спасибо, но мне нужно…
- Белла, ты не против попить кофе по дороге в больницу к Маккартни? – спросил Эдвард, словно намекая, что нам пора убраться из комнаты, в которой будут и дальше разговаривать взрослые, тем самым спасая меня от неловкости и надобности просить отвезти меня в город.
- Я только за, - выпалила я, уже мысленно будучи у выхода, но все еще так и стояла недвижимо. Мне словно нужно было, чтобы Эдвард подошел, взял меня за руку и увел отсюда. Я понимаю, что всю эту неловкость я придумывала себе сама, ведь вчера Карлайл дал понять совсем другое. Хотя мысли о том, что Эдвард сказал «либо со мной, либо никак» тоже не покидали меня. Меньше всего мне хотелось быть обузой.
- Джаспер еще что-то говорил? Он приедет? – спросил Эдвард.
Лоран утвердительно кивнул, затянулся предложенной ему ранее Карлайлом сигарой и произнес на выдохе.
- Он будет здесь немного позже и наберет тебя сам.
Эдвард на мгновение о чем-то задумался, а затем, еле заметно кивнув, направился к выходу, протягивая по дороге мне руку и чертовски крепко сжимая мою ладонь. Но эта боль, это ощущение реальности и его присутствия были мне необходимы.

Некоторое время мы ехали молча. Но не так как вчера. Не было напряженности. Словно так и было нужно, или словно мы уже женаты несколько лет, и все решается само собой, а диалоги просто как бонус к прочей жизни; мы едем на работу или по своим делам, позавтракав вместе, но проведем день каждый в своих заботах; мы просто есть друг у друга, а между нами нечто большее. Но в реальности этого всего ведь не было. Эдвард был слишком погружен в свои мысли, что было, по сути, и не странно, учитывая происходящее вокруг и, в частности, произошедшее вчера. А я просто пыталась принять, что совсем иной внешне парень и есть Эдвард, с которым я познакомилась раньше.
- Ты не похож на себя, - тихо прошептала я, когда Эдвард сел в машину и протянул мне кофе, купленное в Старбаксе пару минут назад. Наверное, я просто больше не могла удержать в себе это непонимание и страх, что что-то изменится именно в нем.
- Я все еще я, - как-то безразлично бросил он.
- Ты какой-то другой, - констатировала факт я и отпила глоток.

До больницы оставалось совсем немного. Эдвард молча завел машину. Но мы не ехали, просто стояли с заведенным двигателем, пока Эдвард не провернул ключ, позволяя машине снова погрузиться в тишину, и, повернувшись ко мне, поймал мой вопросительный взгляд.
- Сахарная, ты понимаешь, что многое изменится? – посмотрел на меня Эдвард, крепко сжимая кулаки. Он помедлил, а затем, наклонившись ко мне, откинул крышку бардачка и, достав оттуда пачку сигарет, закурил. Сейчас черты его лица, движения и то, как он курил, возвращали мне моего Эдварда. Но его тон был слишком резок. А я не вправе была его винить.
- Я понимаю, но… - я опустила глаза, посмотрев на стакан, на котором слегка неровным почерком и плохо пишущей черной ручкой было нацарапано имя Эмили и номер телефона. Наверное, Эдвард не заметил этого, да и меня это совсем не трогало, ну разве что совсем чуть-чуть. Просто… Эдварду в потертой грязной одежде вряд ли кто-то оставлял номера телефонов. Эдварда со щетиной и уставшим видом никто не провожал пожирающими взглядами. Да, черт подери, во мне разгоралась ревность. И только по одной весомой причине: я была с Эдвардом, когда на нем не было костюма за несколько сот или тысяч баксов.
- Что «но», сахарная? – резче обычного бросил Эдвард, крепко затягиваясь. В этот момент мне тоже захотелось закурить. Я не могла показывать ему свою слабость. Сделав свой выбор в этой жизни, я должна была быть сильной и быть рядом с Эдвардом, а не прятаться за ним.
Он смотрел и ждал ответа. Или хотя бы чего-то. А я… просто потянулась к нему, взяла в плен ладошек его чертовски напряженную руку, двумя пальцами которой он крепко, практически пережимая, держал сигарету. О, он не понимал, что происходит, да и я до конца не понимала. Я просто хотела его… и курить. Рука Эдварда немного расслабилась в моих ладошках, и я потянулась еще ближе к нему, к его руке, поднося сигарету, которую он все еще держал, к своим губам. И затянулась. Крепко обнимая губами чертовски горячий фильтр, вдыхала дым в свои непривыкшие к такому сопротивляющиеся легкие. А затем, словно считая до трех, просто выдохнула до ощущения пустоты внутри себя.
- Но… мне не важно, что изменится вокруг, Эдвард. Мне не важно, во что ты будешь одет и сколько женщин будут писать тебе свои номера на стаканчиках из-под кофе. Меня волнует только то, чтобы не изменился ты сам, и особенно в отношении ко мне.
Я высказалась. И ощущая странное, но такое, казалось, теплое удовлетворение, хотела откинуться на сидении, но не успела. Эдвард слишком быстро потушил сигарету и, запуская руку прямо в мои волосы, едва ли не до боли хватая за затылок, притянул меня к себе.
- Сахарная, это было самое сексуальное, что я, мать твою, видел в этой гребаной жизни, - выдохнул он мне в губы, прежде чем навалиться на меня со страстным, практически животным поцелуем.

Когда мы приехали в больницу, один из докторов, которого, вероятно, Эдвард знал лично, сказал, что ближайшие полчаса или чуть более к Эммету никого не пустят. Он назвал пару замысловатых слов, не слышанных мною ранее, и улыбнулся. Эдвард улыбнулся в ответ и кивнул, видимо, понимая, о чем говорит этот врач и своей реакцией словно подтверждая для меня, что в произнесенном нет ничего страшного. Затем они пожали друг другу руки, и мы фактически разошлись в разные стороны.
- Все нормально? – решила на всякий случай переспросить я и получила в ответ теплую улыбку.
- Да, все хорошо. Эммету делают обследование и берут анализы. Поэтому, сахарная, у нас есть полчаса. Предлагаю выпить этот дерьмовый кофе или пройтись в кафе через дорогу, - набрасывал варианты Эдвард, но я уже четко знала, куда мне нужно пойти. Таня была в этой больнице. Она пострадала в моем баре. И я просто обязана была к ней зайти, хотя бы поздороваться. Да и чего уж там лукавить, меня интересовало, как она себя чувствует, насколько сильно пострадала и собирается ли предъявлять мне какие-то претензии. Это было важным для меня. Да и о ней я волновалась, пусть отношения между нами и не были особо близкими.
- Я думаю, мне нужно сходить к Тане…
- Это кто? – посмотрел на меня Эдвард, а потом эта милая складочка между его насупленных бровей понемногу расслабилась. – Это та девушка из бара, да?
- Да. И пусть она и была там в то время, когда не должна была быть, я чувствую какую-то ответственность за нее, - тихо произнесла я.
- Ты ни в чем не виновата, сахарная, - обнял меня Эдвард, утешая, но этого было недостаточно, чтобы унять моих внутренних демонов.
- Я знаю, но если бы ее там не было… она была бы цела.

Узнать у медсестер, в какой палате Таня, не составило труда, и я очень быстро оказалась перед наглухо закрытой белой дверью, застыв словно статуя, так и не касаясь дверной ручки, и раздумывая, все ли я делаю правильно. Ведь если Таня решит что-то мне предъявить… нет! Ничерта подобного!
Вдохнув полной грудью, я нажала на ручку и толкнула дверь.
Таня сидела на кровати и смотрела телевизор, по которому показывали какой-то сериал. Она слегка была на себя не похожа. Спутанные и завязанные в несуразный пучок волосы. Больничная рубашка. Несколько ссадин на левой щеке. А вся правая рука и часть шеи была в странных сеточных бинтах. Она ела больничный пудинг, стоящий на специальном столике перед ней, правой рукой, пока левая просто словно чужая располагалась рядом. Когда дверь открылась, она сразу повернула голову в мою сторону, и улыбка, которая была на ее лице во время просмотра сериала, померкла.
- Я уже думала, что ты не считаешь нужным сюда приходить, - язвительно бросила она.
- У меня кое-что случилось, и я не могла прийти раньше. Как ты… - говорила я, но была нагло перебита. Да, она была зла и, черт подери, винила во всем меня.
- У тебя случилось? Ты издеваешься, да? Это не у тебя в ожогах половина тела в таких местах, что не скрыть одеждой, - она отодвинула пудинг с такой силой, что он едва не слетел со столика. – Ты думаешь, я не знаю?
- Не знаешь чего? – спросила я после того, как Таня, задав вопрос, выдержала паузу, словно ожидая этого от меня.
- Кто твой дружок! – рявкнула Таня, свесив ноги с кровати и сев в мою сторону. – Это ты втянула меня в гребаные бандитские разборки, Ньютон! Я даже подозреваю, что Майка убили не просто так, да? Это все Эдвард? Это так удобно…
- Ты бредишь! – задыхалась я под напором ее ядовитой ухмылки и обвинений. Да как она вообще могла такое говорить?
- Нет, Белла, я смотрю телевизор и знаю, кто такой Эдвард Каллен! – она наклонилась вперед и практически прошипела имя человека, который и привез меня сюда. – И ты заплатишь мне каждый цент, который мне пришлось потратить на это гребаное лечение и который мне придется еще потратить на реабилитацию и возвращение внешнего вида своему телу.

Я стояла и понимала, что это гребаная бездонная яма. Таня всегда желала много денег, собственно, ради которых она и работала в баре, напяливая на себя шорты чуть длиннее трусов, и топы на два размера меньше, тем самым чаевыми вынося после смены больше, нежели я ей могла позволить заплатить за отработанное время. Я никогда не думала, где она еще берет деньги на оплату учебы, модные шмотки и походы по различным развлекательным заведениям, да меня и не заботило это все, пока не касалось как сейчас. Вероятно, Таня видит во мне денежный мешок, с которого сможет выбить больше потраченного, но она сама сказала, что знает, кто такой Эдвард Каллен. А я теперь с ним. И решаю дела с ним или его методами. По крайней мере, сейчас. Уже десятый раз за сегодня повторяя, что не могу быть слабой, пока он нуждается во мне. Я должна соответствовать. И проверка начинается с таких вот примитивных ситуаций.
- Жду от тебя чек завтра. А сейчас прости, мне нужно отдыхать, - ухмыльнувшись, Таня принялась устраиваться поудобнее на кровати, пока я, заламывая свои пальцы, брала себя в руки.
- Послушай меня, милая, - я сделала шаг к ней, - ты сама сказала, что знаешь, кто такой Эдвард Каллен. Поэтому заруби себе на носу – я теперь с ним! Ты не получишь ничего вообще и забудешь, что получила ожоги в моем баре.
- Ты что, детективов пересмотрела? – рассмеялась она, но я не унималась.
- Не важно, чего насмотрелась я. С одной стороны, у меня поддержка копов, с другой – темной стороны. Ты пришла в мой бар, открыла его без моего разрешения. Ты что, хотела ограбить меня из-за того, что я сказала, что ты больше у меня не работаешь?
- Что ты несешь? – уставилась на меня Таня. Ее глаза были чертовски удивленными, а губы начали дрожать.
- Как ты вообще могла такое сделать, Таня, я же тебе доверяла! А ты взяла и в отместку мне подожгла бар?! Знаешь, это было кармой за то, что ты содеяла. Ты просто не успела выбраться… - я улыбнулась, испугавшись саму себя в этот момент. – Эта версия событий отправится в полицейский отчет. Поэтому просто забудь, что мы были знакомы.

Развернувшись на пятках, я покинула палату и, захлопнув за собой дверь, прижалась к стене. Меня всю трясло. Руки были чертовски холодными, а виски пробивало болью. Зачем я только сюда пришла? Но был ли у меня выбор?
Таня… мне хотелось верить в то, что она не была плохой девчонкой. Да и ко мне она никогда не относилась плохо или хорошо. Наши отношения сводились до «Белла, я возьму сегодня смену в баре, вроде праздник, думаю, люди будут, как раз подзаработаю» или «Белла, не хочешь перекусить, пока у нас окно между парами? Но… я забыла бумажник, можно, я отдам тебе позже?». Возможно, она никогда не видела во мне соперницу в получении чаевых или в охмурении парней. Возможно, скрытых причин не было и вовсе. Впервые мы столкнулись лбами, когда в баре сидел Эдвард, который на нее и вовсе не смотрел. Он смотрел на меня, и я помню, каким непонимающим был взгляд Тани. Она не верила, что кто-то не смотрит на нее или ее грудь.
И сейчас, придя к ней, я, возможно, не размышляя об этом, была готова приходить к ней, возможно, чем-то помочь, ровно до того времени, пока она не взялась меня обрабатывать. Теперь она точно не получит от меня ни денег, ни поддержки.

Оттолкнувшись от стены, я быстрым шагом направилась к палате Эммета. Мне нужно к другу!
Возле дверей стоял Джейк, который, едва завидев меня, начал улыбаться. И я не могла не отвечать ему тем же. Он был чертовски милым, смуглым и слегка перекачанным на свой возраст. Да, черт подери, он выглядел как мой младший брат, а не коп из спец подразделения. Возможно, в другой жизни, если бы Эммет познакомил меня с ним раньше, у нас могло бы даже что-то получиться. Я не говорю о романтике, а лишь о дружбе. О той, где можно ночами напролет смотреть Властелина колец и есть разные виды мороженного, не вылезая из-под одеяла. Но была эта жизнь, в которой все перевернулось вверх дном.
- Беллз, привет, - засиял он. – С тобой все в порядке?
- Привет, Джейк, - улыбнулась я в ответ. – Да, все хорошо. Не очень приятный разговор.
- С Калленом? – уставился на меня коп.
- Нет, - улыбнулась я. – Кстати, где Эдвард?
Джейк слегка зло поморщился, а затем кивнул в сторону. Чуть далее, в небольшом тупике, прямо за автоматом с едой и парой каталок, Эдвард разговаривал по телефону, расхаживая туда-сюда. Даже отсюда я видела, как он напряжен и как его что-то беспокоит. Затем он достал руку из кармана, провел пятерней по волосам, что-то сказал и отодвинул телефон от уха. Эдвард еще хотел кому-то набрать, но, повернув голову, увидел меня и, спрятав телефон, направился в мою сторону.
- Ты решила свои дела? – спросил Каллен.
- Да, - кивнула я. – К Эммету уже можно?
- Конечно, сахарная. Иди. Я буду здесь, мне нужно сделать еще один звонок.

- Эмметт, - ворвалась я в палату к другу, явно перебив ему пикантный момент подкатывания к медсестре. Девчонка покраснела и принялась поправлять капельницу, оценив меня взглядом. Но она как-то быстро расслабилась, когда увидела именно меня. Я что-то пропустила? Например, сцену разборок с Джесс?
- Би, - дернулся друг и тут же скривился.
- Покой, - прошептала медсестра и, подхватив жгут, сняв его с руки Эммета, проскользнула мимо меня.
- Как ты? – поспешила я усесться на его кровати. – Я так волновалась.
- Это ты как? – ущипнул меня Эм. – Одна? Без своего карманного недомафиозо?
Прищурившись, я посмотрела на друга.
- Эдвард в коридоре. Это не столь важно. Я волновалась за тебя, дурак. Лезть под пули было не совсем хорошей идеей, - наигранно ударила Эммета кулачком в руку я.
- У меня такая работа, Би. Защищать дам, попавших в беду, - с гордостью произнес друг.
- Не знаю, как ты с этим справляешься. За два дня… это слишком, Эммет. Для меня. Я слишком многое увидела и пережила, - совсем тихо произнесла я, боясь, что если мой голос прозвучит немного громче, то все события сразу же всплывут в моей голове яркими воспоминаниями, от которых меня, несомненно, вывернет тем немногим, что попало сегодня в мой желудок.
- Беллз, ты всегда была сильной. Ты стойко терпела и справлялась со всеми проблемами, что тебе подкидывала судьба. С Майком и… тебя всегда тянуло не в ту сторону, - рассмеялся Эммет.
- Это не смешно, - рявкнула зло я. – Да и Майк, он был другим с самого начала.
- Послушай, Би, - Эммет взял меня за руку в попытке успокоить или словно настроить ту странную братско-дружескую связь между нами, напомнить мне, что Майка больше нет и нужно жить дальше. – Того, что было, не поменять, понимаешь? Но у тебя есть будущее, девочка. И нам осталось просто подумать, что делать дальше.
- А что дальше, Эмм? Что дальше? – я понимала, что нахожусь в странном тупике. – Я не знаю, что делать дальше.
- Беллз, - он взял меня за руку крепче, привлекая к себе внимание, - ты же уже сама давно все решила. Ты сделала свой выбор, и я его поддержу. Эдвард… у него просто свой мир…
- Ты под обезболивающими? – толкнула легонько я Эммета.
- Я серьезно, крошка, - толкнул меня в ответ он и слегка поморщился. – Признайся, тебя ведь это захватывает!
- Я чужая в этом мире, – выдохнула я, но понимала, что Эммет говорит правду. - Мой здравый смысл скован паникой.
- Ты можешь уйти. Каллен- младший не тот, кто убьет тебя, если бы это был кто-то из его братьев... Этот благородный засранец сделает то, что лучше для тебя. Просто скажи ему, что ты хочешь уйти…
- Я не хочу уходить… - прошептала я, понимая по улыбке друга, что сама только что дала ответ на все свои вопросы вслух.
- Да, милая, я поведу тебя к алтарю, - рассмеялся он, притягивая меня в свои медвежьи объятия.



Источник: http://robsten.ru/forum/71-3228-1
Категория: Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+ | Добавил: tcv (05.06.2021) | Автор: Only_Platinum
Просмотров: 144 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 5.0/5
Всего комментариев: 3
1
3   [Материал]
  Большое спасибо за продолжение, как всегда захватывающе lovi06032

1
2   [Материал]
  Удивительно, что Эммет принял сторону Эдварда, а сама Белла быстро отрастила зубы в ситуации с Таней. Спасибо за главу)

1
1   [Материал]
  большое спасибо good  lovi06032

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]