Фанфики
Главная » Статьи » Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Код ДНК. Глава 3. На вдохе. Часть 1

EPOV

И снова начался этот бесконечный диалог с самим собой. Гребаный любитель покопаться в мусоре собственной жизни - так, смеясь, порой называл меня Джаспер. Один раз даже нарыл где-то книжку по психологии, притащил домой и, ерничая, зачитывал наиболее подходящие для меня, по его мнению, признаки психических заболеваний. В конце концов получил по башке. Но книжка эта, кстати, так и осталась валяться где-то в квартире.

Мысли снова потекли в привычном уже направлении.

Нет, угрызениями совести здесь и не пахло. Это было нечто иное. Отсутствие стимула, мотивации и желания откладывать что-то на завтра, которого могло и не быть. Один выстрел, один взмах ножа, один неверный поворот и все - финита ля комедия. Ничего не останется после. И никого. Потому что я - засохшая ветка, сломанная и отброшенная на обочину жизни. Несмотря на наличие некоторого количества квадратных метров, мне некуда было возвращаться. Меня никто не ждал дома. Мне не к кому было ехать. Почему-то осознание данного факта именно сейчас больно резануло. Какого хера, Эдвард? Тебя ж никогда особого не запаривало одиночество. Что поменялось теперь? Может, это оттого, что в мозгах, плотно вцепившись в нейроны, засел образ чертовой незнакомки. Даже трах с горячей Анжи не помог. Ведь и кончить-то удалось, только представляя не ее, а эту большеглазую скромницу, мать-перемать. Это вот, черт возьми, как называется? Что за соплежуйское мелодраматическое настроение: неосознанно искать и видеть ее в других... Какого хера? Что пошло не так? Я слетел с орбиты жизни, дрейфуя и бессмысленно вращаясь в пустом пространстве, словно отколовшийся кусок метеорита. Таково мое гребаное существование. Жалкое подобие его. Выживание, не более. Без будущего и какого-либо смысла. Уже долгое время меня устраивало это: пожрать, заработать бабла, сыграть в покер и постараться не загреметь в деревянный ящик.

А тут нате-здрасьте - камешек в болоте, и вот уже круги по воде, и сквозь грязь тягучей трясины там и тут проглядывает гладь мутной воды.

Нафига? Я не просил.

Раздражение хлестко ударило по венам, вызывая головную боль и тошноту. Раздражение, смешанное с отвращением. То ли к себе самому, опять предавшемуся ненужному самобичеванию, то ли к ситуации в целом. Или это все сразу вызвало такую реакцию организма?

Сглотнув горький комок, застрявший в горле, я зажмурился и резко выдохнул. Захотелось выбраться на воздух, проветрить голову, продышаться.

Надев куртку, я рывком дернул молнию до самого верха, едва не сорвав "бегунок", и, сдерживаясь, чтобы не перейти на бег, быстро пошел в сторону выхода. Лишь обшарпанный кусок дерева отделял меня от вожделенной свободы - еще чуть-чуть, всего-то пройти через бар - но в последний момент, уже коснувшись потертой ручки, я притормозил, уловив краем глаза полоску света, проглядывающую из-под двери кабинета, что располагался справа.

Ах ну да, я ж собирался навестить хозяина сего заведения. Хотя и сам толком не мог объяснить, зачем вообще сюда пришел и делал то, что делал. Но оставаться в квартире было невыносимо. А уж после того как Джаспер помчался на помощь к своей возлюбленной, ко всему прочему добавилось еще и волнение за маленькую хрупкую Элис. Вероятно, утопить себя во внимании той, кому это хоть чуточку было нужным, казалось наилучшим вариантом закончить вечер, ну или начать новые сутки, в зависимости от того, как смотреть на временную шкалу. Если бы не гребаные мысли о незнакомке, все могло получиться лучше и проще, но... Если бы. Они, черт их побери, настолько плотно засели, словно паразиты, разрастаясь и заполняя одну за другой ячейки памяти. И это нужно срочно исправлять. Заполнить мозг новой информацией. А мистер Моро был тем, кто мог мне в этом помочь.

Из кабинета донесся хриплый кашель. Я некоторое время прислушивался к звукам с той стороны, застыв в нелепой позе и раздумывая, заходить или нет.

Однако время шло, пауза затягивалась. Понимая, что бесконечно стоять все равно не смогу, я решился.

Потянув на себя тяжелую дверь, вошел. Скрипнули чуть слышно петли, оповещая о моем приходе, и в нос ударил знакомый крепкий запах кубинских сигар.

Я никогда не стучал, приходя к нему, что было сродни исключению из правил. Но это не являлось признаком панибратства или неуважения. Наши отношения с Лораном находились где-то на уровне между деловыми и дружескими. Мистер Моро вообще никого к себе близко не подпускал, но, как ни странно, с первой нашей встречи я почувствовал со стороны этого человека интерес к своей персоне. Сначала думал, что из-за своей фамилии, учитывая, что инцидент в больнице не остался без внимания СМИ. Лоран удивил меня, ни словом не обмолвившись об этом. Ни разу. И я этому искренне порадовался, так как меньше всего хотел в тот момент хоть как-то быть связанным с прошлой жизнью.

- Не спится? – На меня в упор смотрели выцветшие усталые глаза. – Мне вот тоже.

Улыбка - и росчерк глубоких морщин исказил его лицо, но взгляд потеплел.

Подагричные пальцы автоматически крутили "паркеровскую" ручку. Массивный стол был усеян бумагами, а сейф, расположенный возле рабочего стола и внешне напоминающий обычный ящик, подмигивал мне темнотой стального нутра. В колонках, удачно спрятанных в нише потолка, играл легкий джаз. Что-то французское. Неудивительно.

Мистер Моро. Лоран Моро. Афроамериканец с душой француза. Обладатель дреддов и внушительной коллекции парижского шансона. Внешне: малоконтактный, жесткий, человек, "очень себе на уме", как сказал однажды Джаспер. Он практически не спал ночами, контролируя свою территорию, и в этом была его сила. Лоран Моро уже много лет являлся здесь королем положения, точно зная, что происходит не только в каждом зале этого псевдоклуба для избранных, но и, я уверен, в голове каждой девочки, будь то официантка, танцовщица или крупье. И никто из этих длинноногих нимф даже под присягой не подтвердил бы, что хозяин - сутенер. Каждая сама выбирала, какие услуги оказывать, а какие - нет, никто пушку у затылка не держал. Хочешь – раздвигаешь чертовы ноги, а не хочешь – носишь пиво по столикам, принимаешь ставки и встречаешь широкой улыбкой посетителей.

И сегодня я испортил еще одну «не раздвигающую ноги» девицу. Случилось то, что случилось, рано или поздно, со мной или с кем-то другим, оно бы все равно произошло. Я ни на грамм не испытывал чувства вины, но и гордости тоже. Хотя промелькнула мысль, что, возможно, те, кому Анжела приглянется в будущем, скажут мне спасибо. Меньше будет возни.

Некоторое время мы просто смотрели друг на друга, я - стоя у порога, Лоран - сидя в своем кресле. Такой вот ритуал. Убейте, не скажу, почему это происходило, но каждый раз, встречаясь с мутной глубиной его темных глаз, я понимал - Моро меня сканирует. Делает какие-то свои выводы. Те, о которых умолчит. Просто запишет в своей дреддастой голове на подкорку сознания. Боялся ли я? Да ни хрена. Джаспер, думаю, был бы крайне удивлен и долго бы еще потом прикалывался надо мной, но...я чувствовал себя чуть лучше, чем всегда, потому что именно в такие моменты Лоран Моро напоминал мне отца. Вообще-то в некотором роде он и являлся таковым для нас с Уитлоком, дав работу, а также возможность проводить свободное время здесь, где мы могли забыться и отключиться от внешнего мира. Но вот так, в эти минуты, я особо ощущал, что не один, что если буду падать, меня подхватят, не позволив расквасить нос.

Сотни раз я задавался вопросом: понимает ли сам мистер Моро, какое влияние оказывает на меня? А черт его знает. Может, и да, может, и нет, но хрена лысого я дождусь хоть какого-то ответа.

Наконец Лоран махнул рукой, предлагая присоединиться к нему. Как бы разрешил зайти. Нет, я не ждал этого разрешения. Просто… ну это ж ритуал, надо соблюсти приличия до конца. Мы оба это знали, поэтому действовали согласно правилам. Он типа главный, я типа подчиняюсь.

- Бессонница. - Пожав плечами, я посмотрел на антикварные напольные часы. Секундная стрелка в виде пера монотонно ползла по циферблату, делая круг. Почти шесть утра.

Чертова бессонница была моей постоянной спутницей уже очень давно, мозги плавили охреневшие мысли, и очень часто возникало желание бросить все к чертям собачьим и закрыться в своей квартире, даже несмотря на то, что нахождение там ни разу не прибавило бы мне спокойствия. Сейчас бы просто отключиться и выспаться. Умом я понимал необходимость этого, но... Беспокойное сердце бунтовало, и я находился здесь, с маниакальной жесткостью вырывая себя из лап прострации.

- Сколько ты не спал уже? – Лоран одним движением сдвинул бумаги в сторону, вынул из сейфа бутылку, наполнил янтарной жидкостью пузатый бокал, пригубил, посмаковал. – Ты себя видел?

А то как же! Я прекрасно представлял, как выгляжу: помятое лицо и темнеющие круги под глазами, но кого бы это удивило: типичный представитель данного района города.

Промолчав и лишь красноречиво усмехнувшись, я опустился в обтянутое кожей кресло. Уставшие мышцы просигнализировали легкой болью, намекая, что я, мать его, хреновый обладатель, недостойный ими пользоваться. И я очень даже с ними согласился. Мозги продолжали работать, пользуясь какими-то одним им ведомыми ресурсами, а тело истерило от невозможности полностью восстановиться. Вечно они у меня в состоянии холодной войны.

Я вздохнул, немного съезжая по спинке и вытягивая вперед ноги. Так легче. И я даже, наверное, смог здесь вздремнуть, если бы забыл, где нахожусь.

От Лорана не укрылись мои манипуляции. Но и я успел заметить тень тревоги на его лице. Или у меня галлюцинации на фоне усталости?

Хм, вот интересно, позволил бы он мне уснуть? Мысленно я рассмеялся от нелепости этой идеи. Да ну нафиг, о чем я?

Соберись, черт возьми.

Мои проблемы это мои проблемы, пора взять то, за чем пришел, и валить домой, чтобы заняться уже наконец насущными делами.

Лоран понимающе ухмыльнулся и тоже бросил взгляд на часы. Удивленно вскинул седую бровь и покачал головой. Да, он, как и я, часто терял счет минутам.

Я покосился на окно, наглухо занавешенное. Возможно, уже рассвело. Я чертовски редко оставался здесь так надолго. Да что там, встречал утро в этом баре лишь дважды, включая сегодняшнее.

И в обеих вариантах виной тому были девочки.

- Что, и эта ночь не помогла? – спросил Моро. Зуб даю, он был в курсе, кто скрасил мое одиночество этой ночью. Но, опять-таки, это ж хозяин, к гадалке не ходи, Лоран точно знал, что малышка Анжела уже давно меня окучивала. Поэтому ни я не считал себя виноватым, ни он не собирался меня в чем-то обвинять. Главными для мистера Моро являлись бесперебойное благополучное функционирование его заведения да идущие по плану, без сучка и задоринки, те дела, что связывали нас с ним, а там хоть трава не расти. Естественно, без насилия и по обоюдному согласию.

Лоран потянулся к портсигару, вытягивая очередную "Боливару" (прим. "Bolivar" - марка кубинских сигар, являющихся одними из лучших в мире и популярных), не спеша поднес ее к губам, вдохнул. Достал каттер (прим. каттер - гильотина для обрезки сигар), ловко удалил кончик. Чиркнул спичкой - никогда не видел у него в руках бензиновых зажигалок, только спички - закурил. Очередная порция ароматного дыма устремилась к потолку.

Я молча наблюдал за этим действом, ожидая, когда можно будет приступить к "основному блюду" - к тому, для чего я сюда зарулил. Потому что это тоже являлось своеобразным ритуалом - перед тем, как начать решать дела, Моро закуривал именно эти сигары. Учитывая, что до сих пор мы ни разу не прокололись, кто знает, совпадение это или нет. Даром что в Лоране текла кровь африканских предков, а жители тех мест - большие любители использовать всякие колдовские штучки.

Задумавшись, я не сразу сообразил, что он снова смотрит на меня в упор. Тоже молча. Но, точно гребаный телепат, я четко увидел вопрос, который Моро не собирался озвучивать. При том, что знал на него ответ. Честно говоря, эта вот его способность говорить без слов меня порой пугала. Особенно поначалу. Он был старше меня. Опытнее. И мудрее определенно. Знаю я этот взгляд, участливый такой, искренне заинтересованный. Вот что являлось силой этого старого лиса: Лоран Моро казался совсем неопасным, покладистым, этаким дядюшкой, заботящимся о своих падших подопечных. И многие на это покупались, к несчастью. К их несчастью. Потому что человек, сидящий напротив меня, на самом деле был закаленным жизнью матерым волком, этаким Акелой из сказки Киплинга. Только в отличие от книжного главаря хрен он позволит кому-нибудь подставить себя. Лоран слишком много видел и пережил за свою долгую жизнь. Главным его козырем было отсутствие доверия.

Я понимал это четко именно потому, что знал одного человека с подобными чертами характера. И поэтому слово «отец» так часто всплывало в моем сознании, стоило оказаться в этом кабинете.

- Как видишь. – Я скривил губы в подобие улыбки, но поскольку Лоран продолжал сверлить во мне дыру, вздохнув, добавил: - Анжела.

- Наверное, мне бы стоило сказать тебе спасибо за очередную испорченную девушку, - рассмеялся он, сокрушенно покачивая головой, словно журил меня как нашкодившего мальчишку. А в следующую секунду озабоченно нахмурил брови: - Но, какая, черт возьми, проблема мучает тебя, Эд?

Лоран вытащил еще один бокал, плеснул виски, протянул мне.

Я поморщился. Вот уж чего мне абсолютно точно не хотелось сейчас, так это жалости и сочувствия. Тем более, от босса.

- Да все окей, переживать не о чем. – Залпом влив в себя обжигающую жидкость, я даже не почувствовал вкуса напитка. Слишком много алкоголя и сигарет и слишком мало сна.

В комнате снова повисла тяжелая тишина. Самый качественный способ промывки мозгов на этот раз не сработал. И это было чертовски хреново.

Моро молчал, не нарушая хода моих хаотичных мыслей, которые уже просто душили. Я снова вспомнил слова Джаспера о том, что наводки на тачки не так давно дал Лоран, а сам объект стал известен только вчера. Или сегодня… Я уже путал день и ночь и не знал, по какую сторону от полуночи друг преподнес мне эту благую весть.

- Хотел спросить. – Рывком перетащив кресло вплотную к столу и едва ли не уткнувшись носом в нос Лорану, я заговорщески понизил голос, как будто нас мог кто-то услышать: - Ты Джасперу сказал, что вроде бы в городе появились три замечательных тачки.

Моро едва заметно напрягся, но тут же расплылся в широченной улыбке, став похожим на страшного Чеширского кота.

- Ты о «Ламборджини»? – азартно поиграл он бровями.

- О них, любимых, - покивал я, чувствуя, как и мое лицо захватывает в плен довольная улыбка. Вот он – прямой способ отвлечься.

- Я знал, что заказ придется тебе по душе. – Лоран, покопавшись в сейфе, достал тонкую папку, похожую на те, в которых киношные агенты федерального бюро хранят дела на преступников.

- Ну так как? – Я нетерпеливо поерзал в кресле.

- Да. Вот они, красавицы. Ровно две.

На стол легли фотографии размером 10 на 15. Разные места. Разное освещение. Разный угол. Одинаковые машины. Вот только снимков было действительно … два. Однако же я четко помнил: Джаспер упоминал о трех тачках. И я произнес именно эту цифру: «три». Но босс даже не поправил меня.

Я перевел взгляд на Лорана. Надо же, сама безмятежность: пыхтел сигарой и потягивал очередную порцию виски. Что это? Я черт возьми схожу с ума, сказывается хронический недосып… Или здесь что-то нечисто?

Истолковав мое молчание как готовность выслушать условия, Моро продолжил:

- В принципе, ничего сложного. Для вас, ребята, точно. Итак, первая - сынка мэра.

Я знал, о ком он говорил. Напыщенный придурок, любитель козырять папашиными связями и разбрасываться его же бабками. Выпендрежник, мать его.

- Ну, она у него ненадолго, если вспомнить, как часто этот сопляк бьет свои тачки. - Возможно, мы спасем эту крошку от уготованной ей участи оказаться на свалке гниющей грудой обломков. Глядишь, и хозяин поприличнее найдется. – Я рассмеялся.

- Возражать не буду, жалко такое сокровище угробить, - понимающе ухмыльнулся Лоран. Указал пальцем на следующее фото. – Однако вот та, которую вы с Джасом должны обработать. Принадлежит владельцу бойцового клуба. Нахрен ему не нужна, но сия покупка – для отвода глаз, отмывание доходов от бизнеса. Черт, ты бы видел, сколько он за нее якобы заплатил.

Лоран пальцами изобразил кавычки и расслабленно откинулся в кресле.

- Я правильно понимаю, машина новая? – уточнил я.

- Так непорочна, словно ее и не существует. – Лоран довольно потер руки и оскалился, предвкушая нехилый куш от сделки. Он-то прекрасно знал, что если за дело беремся мы с Уитлоком, все будет тип-топ. – Аллилуйя!

В другое время я бы с удовольствием разделили его радостное настроение, если бы не одно «но». Раньше Лоран Моро был честен со мной. Никогда не врал. Условия всегда обговаривались четко, без подводных камней, ведь от этого зависело качество нашей работы и, соответственно, результат… Что же изменилось теперь?

- А третья? Кому принадлежит третья?

Я положил перед ним еще одну фотографию. Ту самую, что принес мне Джаспер. Уходя из дома, автоматически сунул ее в карман куртки, рассчитывая при случае вернуть Лорану. И уж никак не думал, что она окажется лишней.

Улыбка на лице Лорана увяла. Он закашлялся, поправив воротник своей белоснежной рубашки, и изобразил такое недоумение на своем лице, что я почти поверил, если бы не знал - сейчас Моро чего-то точно не договаривает.

- Ты о чем, Эдвард?

Ага, то есть, вот так, да? Будем играть в непонятки. Да с хрена ли?

- Есть еще одна такая машинка. На заказ, - недобро усмехнулся я, постучав пальцем по глянцу. Если я и не знаю всей информации, то взять Лорана на «слабо» иногда удается.

- Нет, - Лоран затянулся очередной раз. Причем так сильно, что чуть полсигары не скурил. Волнуется? Почему? Что такого в этой машине, если такой невозмутимый хрен как Моро занервничал?

Ненавижу это все…

- Как нет? Джаспер сказал о трех машинах, - спокойно объяснил я, ощущая, как раздражение, которое с таким трудом удалось погасить, снова всплывает на поверхность.

- Твой друг, вероятно, ошибся, - пожал плечами Лоран и, тщательно замаскировав злость в глазах – на Джаспера? – посетовал: – Советую присмотреться к нему перед делом, ведь он чертовски рассеян в последнее время.

- О, да брось! – не выдержав, рявкнул я, вскочил и сердито уставился на хозяина кабинета. С трудом подавил желание шандарахнуть по столу кулаком и процедил сквозь зубы: – Вы что-то от меня скрываете? Я же узнаю черт возьми! И лучше если от вас!

Это странное молчание объясняло – меня явно держат в дураках.

- Сядь и успокойся, Эдвард, - грохотнул металлом в голосе Лоран.

- Я не могу быть спокойным, оставаясь в чертовом неведении, - буркнул я, уже пожалев о вспышке злости, и плюхнулся обратно в кресло. Выудил из кармана сигареты, закурил.

Лоран чуть заметно поморщился – не любил запах, как он выражался, «вторсырья», к коему причислял все, кроме сигар – но ничего не сказал. И это напрягло еще больше.

- Ты не захочешь этого знать, - прочистив горло, наконец, произнес он.

- Не захочу? – прищурившись, уточнил я, чувствуя неладное. А ведь Джаспер накануне тоже ушел от ответа. – Или мне не стоит знать?

- И то, и другое, – сказал как отрезал Моро, разливая остатки виски по нашим бокалам.

Несколько минут мы напряженно сверлили друг друга взглядами. И я был не намерен сдаваться. Многие боялись этого вот ты-чертов-паршивец-на-кого-посмел-наехать взгляда, да и немногие, честно говоря, решались перечить боссу, но не я. Срать я хотел на это. Спасибо специфическому детству и бурной юности.

При всей интертности моей жизни в последнее время я не утратил ту черту характера, которая нравилась моему отцу, бесила Джеймса и пришлась очень по душе Лорану. Джаспер тоже был в курсе и, подкалывая, называл меня питбулем. И я не обижался, понимая, что это правда. В малейший клочок информации, попадавший ко мне, я вцеплялся как тот пес бойцовской породы, и не успокаивался до тех пор, пока не узнавал все.

И сейчас, видимо, Моро тоже об этом вспомнил и не сильно радовался.

- Эта куколка должна быть слишком сладкой, если ты не упомянул о ней, - примирительно заметил я, поднимая в воздух бокал и лениво рассматривая его содержимое в свете настольной лампы.

Пить-то уже особо и не хотелось.

- Эдвард, - строго произнес Лоран, не купившись на мой равнодушный тон, - ты дал обещание не высовываться!

Надо же, Моро нечасто напоминал мне о том случае. Мы с Джаспером однажды едва не попали в замес. Дело сделали, но сами чуть не отдали богу душу. Лоран костерил нас так, что, я думал, его удар хватит. И да, тогда он заставил нас дать обещание не лезть на рожон и контролировать эмоции. И мне это легко удавалось.… До сегодняшнего дня.

- Чья она, Лоран? – настойчиво повторил я.

- Нужно напомнить Джасперу, чтобы он держал чертов язык за зубами, - сердито проворчал Лоран, прежде чем посмотреть на меня. – Судья Хэйл слишком поздно узнал, для кого эту машину пригнали в город.

- И как это касается судьи Хэйла? – прищурившись, я подался вперед и уставился на Моро в ожидании внятного объяснения, какого хрена в нашей беседе всплыла фамилия окружного судьи. Тот молчал. Ох, чтоб меня, попахивает дерьмово. Неужели эту красочную тачку решил приобрести себе мой непутевый братец? Кровавая власть и такая же в тон машина? О, я не буду удивлен.

- Каллен! – рыкнул Лоран, темнея лицом. Я определенно взбесил его своей настойчивостью, но, черт побери, глядя в наливающиеся кровью глаза босса я еще сильнее захотел раскрыть инкогнито будущего владельца «Ламборджини».

Напряжение повисло в этот момент между нами, словно я, аки блудный сын, явившийся домой под утро и бухой, а Лоран — отец, готовый наказать меня за провинность и ожидающий раскаяния. Только вот мне, как тому юнцу, накачанному винными парами и заряженному запрещенным адреналином, слушаться не хочется, а хочется взбунтоваться и довести родителя до белого каления в попытке показать, что я уже большой мальчик и со мной надо считаться.

Все предельно просто – мне нужна информация.

- Для. Кого. Ее. Доставили. Сюда? – нарочито медленно процедил я.

Лоран тяжело вздохнул, пожевал губы, разглядывая меня и словно решаясь, сказать или нет. Так, как будто ему не хватало самой малости, чтобы сделать это, как будто он давал мне шанс отступить, притормозить, но одновременно с этим понимал, что этого не будет, что уже все случилось, и назад дороги нет.

Будь у меня сейчас нож, воздух можно было бы резать, точно масло.

- Лоран?!

- Розали Хейл, мать твою, Каллен! – побежденно выдохнул Моро и, схватив бокал, жадно в три глотка осушил его.

Я застыл. Дыхание перехватило. Виски сдавило, словно голова попала в тиски.

- Что?! – с трудом выдавил я, пытаясь привести сознание в порядок, дабы вернуть на место отвисшую челюсть. На автопилоте я, как и Лоран минутой ранее, влил в себя остатки виски, пытаясь остановить хаос в мозгу с помощью алкоголя. Горло обожгло, напиток горячей тяжестью ухнул в желудок, не принося ни капли облегчения.

- Доволен? – почти с ненавистью спросил Моро. Покачал головой и, усмехнувшись, выплюнул: – Это ее свадебный подарок, Эдди. Или ты думал, она будет ждать тебя до конца своих дней?!

Последняя фраза, исходившая от Лорана, прозвучала по-странному ядовито, укоризненно, с оттенком жалости.

Вспышкой в голове промелькнуло видение: те же слова и с той же интонацией произнес Дэвид Хейл. Да, судья очень убедительно продемонстрировал мне свое отношение к сложившейся ситуации. Не особо я ждал хоть какой-то поддержки, но все же... Надежда, как говорится, умерла последней.

Плевать! Взбесило уже то, что одно упоминание об этой блондинистой сучке выбило землю у меня из-под ног. Контроль летел к чертям собачьим. Я почувствовал, как напряглись скулы, зубы скрежетнули от того, насколько сильно сжалась челюсть, а костяшки стиснутых в кулак пальцев побелели. Адреналин бил в голову со сверхъестественной силой, заставляя кровь быстрее бежать по венам. Казалось, в кабинете резко кончился воздух, и я дышал рвано, с трудом заполняя легкие, чувствуя при этом, что все равно задыхаюсь.

История наших отношений с Розали Хейл была бы достойна того, чтобы потом рассказывать о ней внукам, но чертова судьба распорядилась иначе. Я слышал, что у моей бывшей возлюбленной появился ухажер. Она без угрызений совести бросила меня и наслаждалась жизнью. Много раз, коротая вечер в своем убежище с бутылкой пива, я размышлял, почему раньше не замечал в ней того, что затем вылезло на поверхность, точно грязная тина в когда-то чистом озере. Черт возьми, Розали Хейл в конце концов оказалась корыстной, выбирая деньги. До поры до времени я являлся подходящей кандидатурой, пока не стал паршивой овцой. Значит, на этот раз денежным мешком для нее оказался мой родной брат. Конечно, какая разница, кого из Калленов поиметь? Насчет натуры Джеймса у меня не было никаких сомнений: присвоить то, чем владел я — в его стиле, но Роуз… Ее поведение стало для меня еще одним ударом после смерти мамы. Мои чувства, планы на будущее, наше совместное будущее, мечты — все оказалось полной херней, мусором, а я — идиотом, купившимся на симпатичное личико и льстивые речи. Дебил! Все было до смешного просто. Деньги! Долбаные деньги… Выбрав их, сейчас красотка Розали Хейл ожидала выгодного союза, получала безумно дорогие подарки, веселилась — в общем, жила так, как и всегда, вычеркнув прошлое и строя счастливое будущее. Наше счастливое будущее.

Гнев сменился холодной яростью. Еще не до конца отойдя от неожиданной новости, я уже формировал план действий.

Подарок? Свадебный…. подарок?! Что ж, я тоже хочу ее поздравить! Кто сможет мне помешать?

Прикрыв глаза и мысленно досчитав до пяти, я снова посмотрел на Лорана и небрежно бросил:

- Припоминаю, кажется, я что-то слышал об этом. - И, не удержавшись, усмехнулся: - Мой братец не теряет времени даром, развлекаясь с младшей Хэйл и женихаясь со старшей.

- Ты в курсе? – удивился Лоран то ли моей осведомленности, то ли спокойному тону. Однако не расслаблялся: не дурак же, понимал, что ситуация не из легких.

- В общих чертах, - кивнул я. – У тебя в баре о многом болтают. Хотя, если честно, до последнего надеялся, что это ложь.

- В этом мире все решается через постель, - развел руками Моро. Черт, и не поспоришь. – Стоит забыть ее и отпустить. - Он направил в мою сторону толстый черный палец. - Сам же говорил, что тебя с тем миром ничто уже не связывает, так зачем ворошить прошлое?

Ворошить прошлое?

Я повертел в руках пустой бокал, рассматривая отблески лампы на хрупком стекле.

А что если прошлое само меня находит? Взять хотя бы встречу с той девчонкой. Почему она попалась не каким-то другим бандитам, а парням Карлайла? И почему именно я стал свидетелем этого? Я хотел уйти, забыть, умереть для них всех… И я ушел, так какого хрена все опять возвращается?

Что-то темное поднималось из глубины души, постепенно добираясь до сердца, разрасталось, как раковая опухоль. То, с чем я вроде бы относительно успешно справлялся последнее время.

Видимо, новость о предстоящем празднике Хейл-Каллен стала спусковым крючком, запустив процесс уничтожения.

- Да уже отпустил. - Я сам офигел, насколько неестественно прозвучал мой смех. – Только сделаю прощальный свадебный подарок.

- Ты что задумал, Эдвард? – Лоран поднялся, упираясь ладонями в стол и нависая надо мной.

Его глаза метали молнии, ноздри расширились, а нижняя челюсть угрожающе выдвинулась. Надеялся остановить меня? Хрен там, меня уже понесло. Я весь подобрался, уходя в глухую оборону. Цель сформировалась предельно четко и ясно.

- Я НЕ БУДУ уводить другую тачку, - сквозь зубы процедил я. - К черту их, мне нужна машина Розали Хэйл!

- В чем нахрен твоя проблема, Каллен?! – рассерженно крикнул Лоран.

- Моя проблема в том, - Я отвел взгляд в сторону, уставившись в стену за плечом Лорана, сжимая кулаки и с трудом сдерживаясь, чтобы не стукнуть по столу, потом снова посмотрел на босса и нарочито вкрадчиво пояснил: - что ты дал мне наводку не на ту тачку.

- Я все сделал правильно! Ты хочешь пойти к тем, от кого скрываешься?! Еще мишень на лбу себе нарисуй!!!- Лоран грузно рухнул обратно в кресло, покопался в ящике стола и, выудив пузырек с таблетками, закинул одну в рот. Закрыл глаза, замер. Я ждал, понимая, что нам обоим нужна эта передышка. Тоже сел, стараясь выровнять дыхание и утихомирить бешеный ритм сердца.

Наши взгляды снова пересеклись, и я ясно видел в усталых глаза босса беспокойство и сомнение. Страх за меня? Сомнение относительно того, справлюсь ли я? Подозреваю, Лоран уже сильно пожалел о вспышке эмоции и о том, что сказал мне имя, которое я старался стереть из памяти.

Черт, даже непривычно, что этот непробиваемый человек испытывал по отношению к моей никчемной персоне столько непривычный для себя спектр чувств. Но, к сожалению, обнадеживать его совершенно не собирался.

- Ты думаешь, они так глупы? Отлично же знают, где я живу, хотели бы меня достать – достали бы, - невесело рассмеялся я.

Могла ли кучка бандитов найти меня именно там, где я, по их скромному мнению, никогда в жизни не прятался? А может, это был сигнал свыше? Не уничтожить Эдварда Каллена, а оставить его лицезреть всю хрень, которая будет происходить с его жизнью и всем, что ему дорого?

Старший брат не так глуп. От Джеймса еще можно было ожидать чего-то подобного в силу его неуравновешенного характера, но Карлайл Каллен таким не был никогда. У него достаточно мозгов, чтобы в одиночку управлять семейным бизнесом, и абсолютно точно он осведомлен о месте моего проживания и о маршрутах передвижения. К гадалке не ходи, сто процентов за мной кто-то наблюдает, чтобы при необходимости спасти меня или же всадить пулю в лоб. Я просто смирился с этим. Забил и перестал реагировать. Почему? Я просто знал это и все. Как-никак мы прожили энное количество лет бок-о-бок.

- Не лезь на рожон, они же убьют тебя, - предпринял последнюю попытку переубедить меня Лоран, скорее, по инерции, прекрасно осознавая, что я уже все для себя решил.

- У меня еще парочка жизней в запасе, - ухмыльнулся я.

- Ты безнадежен, - махнул рукой босс и отвернулся, что-то выискивая в сейфе. – И ты идиот! Да кто б сомневался! Вот ни разу не удивил.

- Я тебя тоже люблю, - ответил я весело и поднялся, собираясь распрощаться с хозяином кабинета. – В Вегас я поеду на ее тачке.

- Ты еще больше безумен, чем я думал. Джаспер скажет тебе то же самое. Это безрассудно, Эдвард…

Лоран хотел добавить еще что-то, но дверь распахнулась и в проеме нарисовалась эффектная фигура Лорен. Освещения было достаточным, чтобы разглядеть румянец на ее щеках, припухшие губы и растрепанные волосы, словно сигнализируя - только что оттрахана. Собственно, ничего необычного. Лорен и не скрывала, что секс для нее не средство заработка, а удовольствие для души. И я был одним из немногих, кто был в курсе бурных горизонтальных отношений между ней и Лораном, что, впрочем, никак не сказывалось на их отношениях рабочих — Лорен соблюдала субординацию. Однако раз прискакала вот так, «без записи», что-то произошло в зале.

Опершись о дверной косяк, она лучезарно улыбнулась нам и, видимо, еще не восстановив после сексмарафона дыхание, произнесла:

- Мальчики, прошу прощения, что мешаю, но у нас проблемы. Там, - Взмах изящной ручки в сторону коридора, - какой-то коп обнюханный, Лоран. Он буянит. Звони Тайлеру.

Несмотря на сексуальную внешность, Лорен лишь казалась легкодоступной дурочкой, однако на самом деле была далеко не глупа и, как бы пафосно это ни звучало, крайне преданна. Лоран ценил ее за это, хотя этих двоих связывала какая-то длинная история: что-то про обязательство, взаимопомощь и благотворное сотрудничество - но когда эту историю рассказывали мне, я думал совсем о другом, поэтому деталей не запомнил. Лорен, работающая обычной официанткой, фактически контролировала всех девочек, четко и грамотно управляя этой сферой развлечения, оставаясь в тени.

Со мной она всегда была мила и приветлива, и я старался отвечать ей тем же… и словом, и телом.

- Может, я его отделаю? – Я картинно поиграл мускулами. Попробовать снять стресс таким способом сейчас показалось совсем неплохой идеей.

- Нет! – испуганно вскрикнула Лорен, включаясь в игру, и замахала руками. – Лучше Тайлеру!

Переглянувшись с Лораном, мы дружно ржакнули. То, что у меня не всегда получалось рассчитать силу, особенно когда я терял контроль над собой, знали все. Некогда, в самом начале моего пребывания здесь, от нечего делать я решил подработать вышибалой на полставки, но, избив до полусмерти одного из завсегдатаев (кто ж знал, что этот хлипкий поганец такая важная шишка), быстро закончил карьеру охранника. Ничуть об том не жалея. И без меня было кому этим заниматься. В особых случаях, как сегодня, Лоран звонил Тайлеру. Получая определенную долю в этом баре, малыш-полицейский приезжал по первому зову. К тому же, Тайлер был племянником Лорана, работал в одном из местных участков, что совсем не мешало ему рубить бабло на стороне, то есть, у дяди.

- Ладно, я пойду, - хлопнув себя по коленям, я бросил взгляд на часы и поднялся. Почти семь. Время бежало слишком быстро, впрочем, как всегда.

- Может, передумаешь? – с надеждой в голосе произнес Лоран.

Меня уже начинало слегка подбешивать эта его забота. Я ж большой мальчик. Всякое в жизни бывало, ничего, справился, почему же сейчас Моро так заволновался?

- Нет, - покачал головой я. – Я заеду за документами. Тайлеру привет!

И, клюнув Лорен в щеку, нырнул в полумрак коридора. Тут все еще стояла тишина. Утреннее умиротворение, я бы сказал. На мгновение застыв уже у выхода, я бросил взгляд в сторону комнаты, где оставил Анжелу. Спит или уже ускакала домой? А может, ждет продолжения «банкета» - бывшие целочки, говорят, порой весьма ненасытны. Но мой организм никак не отреагировал на мысли, проскочившие в воспаленном от недосыпа мозгу. Эта ночь была словно гребаный сон, который развеивается с первыми лучами солнца, напоминающими, что реальная жизнь только начинается.

- Чертов психопат, - ругнулся я сквозь зубы, выходя в общий зал. Уж что-что, а самокритичности во мне хватало даже с лихвой.

Оглядевшись, наткнулся взглядом на бармена, устало возившим тряпкой по столешнице. Пожилая темнокожая мадам протирала пол между столиками, негромко напевая себе под нос какую-то незатейлевую песенку. Заведение готовилось к новому дню, ничего удивительного, впрочем, но я очень редко видел это помещение настолько пустым. Даже как-то не по себе стало. Обычно часы моего присутствия выпадали на пиковые моменты, когда и мухе негде было сесть. А эта пустота пугала.

Я вздрогнул, поежившись. Опять эти чертовы мурашки. Гул от вентиляторов, выкачивающих висевший плотным облаком едкий дым сигарет, проехался по перегруженным мозгам, точно взбесившаяся бензопила. Неудивительно, в общем-то: чтобы проветрить помещение после такого количества клиентов, пригодятся, пожалуй, и турбины самолетов.

 

Нащупав в кармане куртки ключи от машины, я рванул в сторону кухни к черному выходу. Хотелось побыстрее выбраться отсюда, оставить эту вселенную, раствориться или вообще не родиться, чтобы не видеть и не чувствовать всего этого сейчас. Лавируя между нержавеющей сталью плит и разделочных столов и стараясь не поскользнуться на холодной плитке, я почти бежал.

Свежий утренний воздух врезался в ноздри и обжег легкие, усилив головную боль.

Замерев на мгновение, я осмотрелся. Город постепенно просыпался, начинал оживать, стряхивая с себя сонную паутину.

Мимо пробежала девочка в наушниках, крепко сжимая в руке поводок, за ней – так же бодро – большая собака неопределенной породы. У кофейни напротив уже образовалась небольшая очередь любителей кофе. Сигналили машины на перекрестке. Офисный планктон спешил на работу.

Это был чужой мир. В последние годы мне не было места в этом городе. Я это понимал отчетливо, но с маниакальным упорством продолжал жить здесь.

И, мать его, хрен бы объяснил кому-то, почему это делаю.

Я ведь не хотел смотреть на это, потому что теперь уже не жил, как все. Уже не был, как все!

И, черт возьми, никогда не был, как все!

Ударив кулаком по капоту своей машины, я рыкнул и забрался внутрь, мысленно матеря себя и свою дурацкую манеру не вовремя предаваться размышлениям.

Мои мозги абсолютно точно нуждались в очередной порции кофе.

Дискуссия с самим собой на тему «выпить кофе дома или в общественном месте» была короткой. Этот день начался не так, как я хотел, разве может быть что-то хуже? Разве что странное желание светануться на приличной улице в приличном месте среди приличных людей. Отбросив сомнения, я подъехал к «Старбаксу». В этот час здесь появлялись гребанные клерки и всякие там типа важные менеджеры, и сейчас очередь из этих «правильных, чтоб их, работников» казалась бесконечной. Встав позади девушки в безликом костюме, я принялся бездумно рассматривать ее тонкую шею и крысиного цвета волосы, собранные в пучок. Она, почувствовав мой взгляд, обернулась, испугалась и придвинулась ближе к впереди стоящему парню.

Я хмыкнул.

Вот не удивила ни разу.

Приподнявшись на носки так, чтобы поверх голов стоящих людей было видно стойку, я просканировал количество страждущих и с удивлением заметил среди девушек за прилавком знакомое лицо.

Мы учились вместе в медицинском. Девочка подавала большие надежды. Почему же она работает здесь?

Да, к черту, мне ли судить? Мало ли какие у нее причины, не мне ее осуждать. Определенно не мне.

Я уже хотел было помахать ей, чтобы привлечь внимание, как дверь больно врезалась мне в спину. Медленно развернувшись, я приготовился к убийству.

Одетый в черный строгий костюм, как будто слизанный из «Матрицы», и дешевую белую рубашку, передо мной, точно кролик перед удавом, замер очередной «работничек». При этом он в защитном жесте держал перед собой дипломат побелевшими от напряжения худыми пальцами. И практически готов был хлопнуться в обморок.

Совсем молодой, чем-то неуловимо напомнивший мне того мальчишку-полицейского. Того, из под носа у которого я увел незнакомку.

Черт, опять я о ней.

- Простите, - пропищал клерк.

- Не прощаю, - рявкнул я так, что тот аж присел.

Плюнув, я начал нагло прорываться сквозь толпу, игнорируя вопли недовольства позади меня. Господи, заткни им рты или мне это сделать придется!

- Хэй, Эм…Эмили, - Я широко улыбнулся старой знакомой. Правда, не совсем уверенный в том, узнает ли она меня.

- Эдвард? – удивленно захлопала девушка глазами, открыв рот. Ага, значит, имя правильно вспомнил.

- Как видишь, - Я одновременно нацепил на лицо маску полного дружелюбия и двинул локтем под ребра особо возмущавшегося парня, цыкнув: - Отвали!

Тот, охнув, согнулся, а остальные боязливо шарахнулись в сторону.

- Ты… ты изменился, - протянула она неуверенно, рассматривая мой не первой свежести видок, а потом переводя взгляд на пустое пространство за мной и едва заметно морщась.

Ну да, с последней нашей встречи прошло слишком много времени, и, возможно, для нее это даже к лучшему. Я уже не был парнем, ожидающим повышения по «семейной» лестнице до должности главы большого бизнеса, как и не был молодым выдающимся хирургом. Просто никто! Явно не завидный жених мира сего. Да и она, видимо, не стала светилом общей медицины, продавая тут кофе по утрам всем этим нервным людишкам.

- Отращиваю бороду, - рассмеялся я, проводя пальцами по заросшей щеке. – Сделай мне кофе. Тройной.

- Хорошо, - кивнула она, улыбнувшись, и отошла к кофемашине.

Ее напарница подозрительно покосилась на меня, словно углядев лампочку во лбу или, того хуже, выросшие рога. Ну да, обычная реакция на меня. И я сделал то, что обычно делал в таких случаях: хищно улыбнулся и подмигнул.

Девица испуганно дернулась, чуть не опрокинув на клиента стаканчик с горячей жидкостью.

Я хмыкнул и, навалившись всем телом на стойку, стал рассматривать свое отражение в хромированной поверхности.

Мда, Каллен, тебе бы душ принять, побриться, постричься да одеть что-нибудь хотя бы близкое к нормальному… Только нафига!

Будь мы в другой вселенной, где я бы являлся частью своей семьи, то эти девочки сейчас работали бы в кофейне, находившейся здании, принадлежавшем мне. Как и половина сооружений в этом городе. Аренда – хороший доход. Прибыльное дело, и отличный вариант для отмывки денег.

Эмили вернула меня в настоящее, поставив передо мной стаканчик с дымящимся кофе, ловко надела крышечку.

Я засунул руку в карман, нащупывая наличность. Скомканная купюра врезалась в кожу.

- За мой счет, - ласково прощебетала она.

И мне захотелось сказать ей что-нибудь, чтобы стереть с ее лица эту улыбку. Что-то, что заставило бы ее рыдать.

Жалость. Эмили, неужели ты думаешь, что я в этом нуждаюсь? Я могу заплатить за свой чертов кофе, не смотря на то, как выгляжу. Мне не нужны подачки.

- Спасибо. - Я молча положил на стойку десять баксов и так посмотрел на нее, растянув губы в подобии улыбки, что Эмили побледнела. - И сдачи не надо.

По телу растекалась жидкая лава бешенства, и я выскочил на улицу настолько стремительно, что попадись мне кто в этот момент навстречу, снес бы и не заметил.

Решение пришло внезапно, словно вспышка, выскочило на первый план, заслонило собой все, придавая ускорение рукам и ногам.

Кофе более-менее вернул меня в реальность этого мира, и я мог дальше в здравом уме заниматься самобичеванием, чем, собственно говоря, и занимался, пока мчался по дороге, на автомате лавируя в нарастающем потоке машин. Хотя от недостатка сна и переизбытка кофеина вряд ли мог называть себя психически уравновешенным. Желание попасть домой не перебороло желания встретиться с прошлым.

Замерев у стоп-линии в ожидании переключения сигнала светофора, я по-прежнему не знал, что выбрать: «Каллен, тебе не нужны проблемы» или «Каллен, в чем, нахрен, твоя проблема?»

Но едва желтый круг сменился зеленым, выжал газ, выворачивая руль и резко пересекая перекресток под возмущенные звуки клаксонов машин, которые я чудом не зацепил.

Я хотел, нет, жаждал встречи с гребаным прошлым. Хотел видеть, черт возьми, это своими глазами, чтобы поверить и успокоиться. И если это правда – пора смириться.

Кого я обманываю?..

Припарковавшись напротив здания суда, я занял выжидательную позицию, облокотившись о капот «Вольво». Прикурил, прикрывая ладонью языки огня от резких порывов северного ветра.

Время тянулось медленно, тягуче, но я ждал, периодически вздрагивая то ли от холода, то ли от недосыпания, то ли от выветривающегося из организма алкоголя. Желудок заурчал, моля о пище. Но мне было не до этого.

Почти десять утра. Ровно в десять у Розали Хэйл завтрак. Так было всегда, и я точно знал, что привычки ее неизменны.

Красное пятно привлекло мое внимание, и, приглядевшись, я понял, что это «Ламборджини». Судя по всему, та самая «Ламборджини».

Нет, конечно, можно было предположить, что там стояла какая-то другая, из тех двух, оставшихся, но чертовски точное совпадение: место, где работает мисс Хейл, и эта малютка тут же, рядышком.

Кукольная машинка сияла в лучах утреннего солнца, так и маня дотронуться до нее. Она выделялась на фоне почти одинаковых серых седанов, словно сказочная принцесса в кругу унылых горожан.

Интересно, как общественность отнесется к столь дорогому подарку для государственного защитника? Или мисс Хэйл уже открыла частную практику и может себе такое позволить?

Черт возьми, ною как завистливая сучка…

Очередная сигарета обожгла пальцы, я ругнулся, снова закурил.

До сих пор не могу понять, как избавиться от этого гаденького чувства тоски. Казалось бы, забыл, вычеркнул из жизни, так нет же…не отпускает… Твою ж мать!

Я непроизвольно выдохнул, прижав ладонь к груди. Сердце предательски сбилось с ритма, аж больно стало. Постоял, упершись ладонями в багажник, продышался.

Иногда это казалось чертовой фантастикой. Как так-то: сегодня у человека есть все, а завтра нихрена, и все из-за выбора. И вот для меня это оказалось гребаной правдой. Одним своим решением я сломал то, что пытался выстроить годами. Я честно пытался, но никогда не был тем, кем хотел видеть меня отец. Братья намного лучше справлялись с семейными заботами. Я же был как белый хвост у черного пса: вроде и есть, и нужен, но как бельмо на глазу, слишком заметный и неприятно выделяющийся.

Но Розали Хейл была частью моей жизни. Мне казалось тогда, что эта девушка хоть как-то примиряет меня с реалиями действительности. Легкая, веселая, она нравилась всем моим родственникам. Кое-кому даже слишком, но Роуз всегда выбирала меня. Так я думал. Тем больнее оказалось падение с олимпа. Гребаная блондинка. Нужна ли была она моей семье ради выгоды или ради выгоды моя семья была нужна ей? Где гарантия, что это все не являлось замыслом ее отца – крайне нечистого на руку окружного судьи, имевшего нехилый процент от незаконных оборотов наркоты в городе, владевшего огромным теневым бизнесом и при этом прочно сидевшего в своем кресле? О, Дэвид Хэйл спал и видел, чтобы объединить наши семьи. Понятное дело, что все это затевалось с целью укрепить собственные позиции, расширить владение территориями. Он понимал, что большая часть города принадлежит Карлайлу Каллену, и заиметь себе такого зятя, как я – предел мечтаний. Почему именно я, а не Джеймс? Ну, я же все-таки являлся не просто сыном и братом мафиози, а еще и дипломированным специалистом, интеллигенцией, что не могло не льстить опытному юристу Хейлу. Ну и плюс договор. Чертов брак между отпрысками двух влиятельных семей – гарантия успешного и прибыльного владения городом. Если бы не одно гребаное «НО». Я влюбился как мальчишка в эту белокурую красавицу и до последнего думал, что и от нее дождусь взаимности. А это уже не было слепым расчетом, это были искренние чувства. Я до сих пор помню, как сделал ей предложение, и как она согласилась. В мою память навсегда врезались все ночи до единой, что провел с ней. Помню всех, кому ломал кости только потому, что они смотрели на мою женщину. Эти воспоминания, какую бы боль не причиняли мне сейчас, сидят глубоко внутри, где-то в самых темных уголках на клеточном уровне, не давая покоя. И я все отдал бы, лишь бы забыть это нахер. Пусть кто-нибудь заставит меня потерять память. Пусть я однажды проснусь и не вспомню ничего из того периода, когда в моей жизни была Розали Хейл.

Но… возможно, лучше я буду помнить и понимать, что в том, что произошло, только моя вина. Я сам себе выкопал эту зловонную яму.

А теперь Розали выходит замуж за моего брата. Ведь он, в отличие от меня, хороший и верный сын. Карлайл будет доволен. Судья Хейл, вероятно, тоже. Джеймс абсолютно точно – да. А вот Роуз? Неужели ей все равно? Неужели то время, что мы провели вместе, не оставило в ее душе ничего?

Двери в здании суда отворились, и появилась она. Безупречная и божественная. Каждая клеточка ее организма была создана захватывать умы и тела мужчин в плен. Словно ее творили, изначально соединив все самое красивое, где-то на краю вселенной.

Черные туфли на тонкой высокой шпильке, могу поспорить, ее любимые чулки, юбка- карандаш чуть ниже колена, белая блуза с самым откровенным на свете вырезом, подчеркивающим ее упругую, идеально вылепленную врачами грудь, и черный же жакет, как обычно, не застегнутый. Длинные волосы пшеничного оттенка развевались на ветру, пока она легко сбегала ступенькам. За ней неслась секретарь, тощая молоденькая девчонка. По сравнению с Розали она выглядела жалко и смешно в туфлях-лодочках, водолазке и жакете, явно не подходящими ей ни по стилю, ни по размеру. Богиня Хейл никогда не позволяла, чтобы рядом с ней кто-то выглядел лучше, хотя… лучше никому и не удалось бы.

Я молча наблюдал, как женщина моей жизни поворачивает в сторону переулка, где находился ее любимый ресторанчик, в котором она обычно заказывала парочку тостов и йогурт. А еще зеленый чай. И выпивала всегда только половину. Там Розали любила обсуждать то, о чем никогда не говорила в своем кабинете.

Я точно знал все это, потому что часто участвовал в этом тогда, давно.

Розали обернулась, чтобы ответить на вопрос своей помощницы, и вдруг заметила меня. Секретарша, уткнув острый нос в папку, не заметила этого, врезалась ей в спину, заохала, извиняясь, но Роуз не слышала ее писклявых причитаний. Ее волосы, взбитые сильным порывом ветра, рассыпались по лицу, и она автоматически откинула пряди назад, не отрывая от меня тревожного взгляда голубых глаз. Даже с расстояния нескольких десятков метров и восьми полос широкой дороги я видел, как дрогнули ее губы.

Я абсолютно точно застал ее врасплох…

Не прерывая нашего зрительного контакта, я глубоко затянулся. Дым, покинув легкие, легким облачком отлетел в сторону. Не знаю, прочла ли она мои эмоции (думается, что так он и было, Розали Хейл я никогда не считал глупышкой), но на лице ее появилось то самое выражение, которое меньше всего мне было нужно: жалость. Долбаная, мать ее, жалость. И еще боль. Потом вдруг раз – и Роуз захлопнулась, как музыкальная шкатулка с секретом. Словно и не было ничего только что. Развернувшись, мисс Хейл просто полетела дальше, стараясь не выбиваться с ритма.

Я ожидал всего, кроме такой реакции. Уж лучше бы злость. Я так и не раскусил до конца мотивы ее поведения. И уже поздно было что-то делать. Нужно убираться отсюда.

Выбросив тлеющий окурок, я в бессильной ярости стукнул ладонью по крыше «Вольво», привлекая ненужное внимание прохожих. А это мне сейчас вообще ни чему. Нырнул в пропахший ароматом кофе салон, рванул домой. К черту долбаную Розали Хейл, к черту ее гребаную жалость. Мстительная мыслишка о том, как прямо из-под носа уведу и брошу где-нибудь в пустыне ее новую кукольную машину, грела сердце. Да еще и Джеймсу испорчу настроение – да просто капец какое везение!

В тот момент я напрочь забыл о деле. Из головы вылетело и то, что другая тачка являлась заказом, и ее нужно было еще доставить, чтобы срубить бабла и не нажить проблем от чертовски плохих парней. Все, о чем я мог думать – это как сделать Розали Хэйл больнее и попасть на ее свадьбу в качестве главного гостя вечера!

В самой глубине сознания слабо пробивался голосок разума, умоляющий оставить эту дурацкую затею, но демоны крепко держали душу, подбрасывая адовы поленья в костер моей ненависти, и я отчетливо осознавал - если я не доберусь до своей квартиры, то опять натворю глупостей.



Источник: http://robsten.ru/forum/71-3228-1
Категория: Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+ | Добавил: tcv (19.12.2020) | Автор: Only_Platinum
Просмотров: 274 | Комментарии: 5 | Рейтинг: 5.0/6
Всего комментариев: 5
2
5   [Материал]
  Эдвард старается держаться бодрячком, но абсолютно все кто знаком с ним жалеют его. Спасибо за главу)

2
2   [Материал]
  Спасибо! От всей души!

0
4   [Материал]
  Пожалуйста! lovi06032

2
1   [Материал]
  Какие противоречия раздирают Эдварда,скорее всего Розали тоже его не забыла ,но зная что он скрывается не хотела подставлять. Его встреча с Беллой произошла вовремя, он встал от одиночества и своей жизни ,она станет его светом.Спасибо  история интересная ,стиль вообще шикарный , описание внутренних демонов героя  захватывает.

0
3   [Материал]
  Пожалуйста! lovi06032

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]