Фанфики
Главная » Статьи » Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Код ДНК. Глава 4. Призраки

EPOV

- Какого черта это было? – хлопнула входная дверь, и я уставился на Джаспера, который, похоже, был в таком же замешательстве, как и я. Что это вообще было и какого хрена эта крошка приперлась сегодня сюда, выбрав самое гребаное неудачное из всей жизни время? Я пнул ногой стул, отодвигая его в сторону, когда он зацепился за пакет, лежавший на полу, из которого я выудил свою аккуратно сложенную чистую и пахнущую приторно сладким ароматом толстовку. В ноздрях зачесалось, а от удивления резануло в глазах: казалось, я уже целую вечность не видел эту вещь такой идеально чистой и словно отмеченной… женской рукой. Нет, я, конечно, стирал свои вещи, и прачечная за углом отлично с этим справлялась, но сейчас гребаная кофта смотрелась совсем иначе, да и на ощупь оказалась странно мягкой. Сунув ее обратно в гребаный пакет все еще под давлением пристального прожигающего взгляда друга, я двинул сверток в самый угол крайней с кухней тумбочки и, подхватив со стола принесенное Уитлоком пиво, поставил его в холодильник, взамен достав охрененно холодную банку, и наконец-то сел.

- Черт, чувак, а ты не думал быть с девушками вежливее? – бросил Джаспер, беря вторую банку и открывая ее.

Я же тупо пялился на друга, с трудом переваривая информацию, которая сегодня доходила до меня чертовски туго и охеренно медленно усваивалась в моих мозгах. Этот день заставлял меня просто слетать с катушек. Хуже не придумаешь, словно по расписанию, все мои беды решили навалиться в чертовски короткий промежуток времени, и словно специально одна за другой. Вероятно, кто-то наверху решил конкретно поиздеваться надо мной. О, это, нахрен, было совсем не смешно.

Открыв банку с пивом, которая вне охладительного устройства принялась покрываться конденсатом, я сделал несколько глотков, прежде чем ответить другу. С одной стороны, он был прав, и я, наверное, это понимал, хотя и доставлять Джасперу удовольствие, признавая это слух, я не собирался, но она реально была не вовремя. Меня порой охватывает эта ярость, которой пропитана каждая моя клеточка и каждая ниточка сознания. Казалось, я научился контролировать свои эмоции, держать в узде, но не тогда, когда все просто рушится. Или уже разрушилось, и, несмотря на то, что я вроде как выбрался с опасной территории, все равно тянет меня за собой.

- Какого хрена она тут делала? – я посмотрел на Уитлока.

- Принесла тебе твою кофту и ключ от квартиры, - произнес друг.

И вероятно, он не хотел это произнести с намеком на то, чтобы я нахрен начал чувствовать себя виноватым, но получилось у него это именно так. В комнате воцарилась неуютная, давящая на мозг тишина. Я пытался собрать мысли в кучу, однако они перескакивали с одного на другое, никак не желая формироваться во что-либо конкретное. Розали. Джеймс. Тачка. Эта тут еще свалилась на мою голову. И тоже увязла во всем этом гребаном дерьме. Интересно, виновна ли она настолько, насколько кажется невиновной? А может, это все подстроено?

Я затряс головой, стараясь вытряхнуть эти мысли, но они накапливались и накапливались, создавая мудреную пирамиду с бесконечными лабиринтами. Руки автоматически потянулись за сигаретами, но никотин, попавший в легкие, не приносил облегчения.

- Ты не хочешь поговорить, Эд? – посмотрел на меня своим всепонимающим взглядом Джаспер. – Или хотя бы лечь и выспаться, или…

- Вот только этого тут не надо, - ткнул я в него пальцем, намекая, что исповедаться ему не собираюсь. – Кроме того, твои советы в последнее время не помогают.

- На что ты намекаешь? – непонимающе смотрел Уитлок, и я уже пожалел раз десять, что эта хрень вообще сорвалась с моего языка, и я теперь похож на чертову сводящую воедино сплетни бабулю, которой все же придется выложить все как на духу.

- На то, что мой вероятный джек-пот совсем не оказался выигрышным. Анжела была девственницей с отлично работающим ртом, но даже это не скрасило прошлую гребаную ночь, - сквозь зубы процедил я, затягиваясь сигаретой. Джаспер нахмурился. Возможно, он сейчас понимал, что я испортил какую-то девицу. Это было близким к истине, кроме того, об этом немного ранее думал и я. Или он сейчас не видел во мне адекватного человека, который должен прикрывать его спину. Этот момент был куда хуже. И я был прав.

- Мы идем на дело. И все нахрен сорвется, если твоя голова откажется работать в нужный момент! – серьезно произнес Джаспер, и я, наконец-то, начал приходить в себя. Друг был прав. Я не имел права сорвать дело, которое сможет подарить ему и Эллис сказочное будущее, или куда хуже, дело, сорвав которое, мы подпишем себе гребаный смертный приговор. Я никогда не собирался уводить тачку, когда моя голова была занята чем-то другим, и мне нужно было разобраться со своими гребаными демонами, пока еще было чертово время. Кроме того, другу еще как-то нужно сказать главные новости, о которых я пока предпочитаю умолчать.

- Кстати, Джас, как малышка Элли? – спросил я, вспомнив, что друг собирался отвезти свою подругу к врачу.

- Надеюсь, что все хорошо. Она сейчас в больнице. Ее оставили на сутки. Я обещал ей приехать около пяти, - проговорил Джаспер, сияя искренней улыбкой при одном только упоминании имени своей любимой девушки, и эта сладкая улыбка была, мать его, заразительной.

- Джаспер, уже полпятого, - бросил я, бегло взглянув на часы, висевшие на стене позади друга.

- Черт, - пробормотал Уитлок, словно не доверяя мне, посмотрев на отлично сидящие на его запястье часы, поднимаясь. – Надо было будильник завести.

Спотыкнувшись, Джаспер поспешил к двери, одновременно обуваясь и натягивая свою куртку, судорожно посматривая на часы, словно это поможет ему не опоздать или остановить время. Но Эллис была не просто подружкой Уитлока, будучи возлюбленной моего лучшего друга, эта девушка стала и моей подругой тоже, почти что младшей сестренкой, поэтому ее самочувствие беспокоило меня ничуть не меньше, чем Джаспера. И если с ней что-то не так, я обязан знать, я же кое-какое представление об этом имею и, вероятно, причастен к этому, ведь находясь рядом с ней довольно часто, я просто обязан был заметить какие-то изменения в ее состоянии. Но она всегда была весела и здорова, со свежим румянцем и неизменно милыми аппетитными щечками, по которым сразу было бы видна потеря или набор веса. Но ничего не было. Или… я просто настолько одичал, что попросту что-то упустил.

- Подожди, я с тобой, - улыбнулся я, натягивая куртку.

Когда мы остановились на стоянке центральной городской больницы, меня передернуло.

Я словно завис, уставившись на огромные пластиковые раздвижные двери, которые являлись центральным входом, раз за разом пропуская в ту или иную сторону посетителей и врачей, медсестер и решивших выйти на короткую прогулку пациентов. Я столько раз проходил через эти двери, на ходу допивая кофе, когда меня вызывали среди ночи или улыбаясь симпатичным медсестрам обычным рабочим утром. И я не был здесь с того самого времени… с которого, казалось, ничего не изменилось, словно это произошло вчера. Старые раны начали кровоточить с такой силой, что меня всего свело странной судорогой.

- Точно пойдешь? – аккуратно спросил Джаспер.

- Точно, - рявкнул я, расправляя ноющие мышцы, выходя из машины, позволяя потоку холодного воздуха врезаться в лицо и освежить сознание. В последнее время я раскис как гребаная сопливая девица в ее самый яркий гормонозависимый эмоциональный период месяца и стал себе откровенно отвратителен. С чего бы вдруг это все? Воспоминания. Эмоции. Желание заниматься благотворительностью, спасая кареглазых девиц. Мне не нужно ничего из этого. Я справлюсь. В конце концов, столько времени уже прошло. И пусть брат сказал, что если я хоть раз еще здесь появлюсь, то он оторвет мне голову, не думаю, что это станет главной причиной моего убийства, когда таковое в итоге настанет.

Мы двигались по длинным коридорам к палате триста шестнадцать. В воздухе витал запах медикаментов и эфира, а слух резал непрекращающийся писк различных аппаратов. Эта больница была самой огромной и самой лучшей не только в округе, но и в нескольких ближайших штатах. И она стала местом моего падения. Я хотел бы сказать, что ничего не помню и ничего сейчас не чувствую, и уж тем более не переживаю, но это бы было гребаной ложью в первую очередь по отношению к самому себе. Внутри терзающая меня буря была неописуемой по своим разрушениям, я не дышал и даже старался не моргать, ведь каждый раз закрывая хотя бы на сотую долю секунды глаза, я видел свое прошлое, которое сулило мне ту жизнь, к которой я стремился, пока не… случилось то, что случилось.

Уитлок споткнулся, заворачивая за угол, и я, наверное, был ему за это благодарен, ведь именно этот его неуклюжий и несвойственный ему проступок вырвал меня из моего же собственного кошмара, позволяя переживать не прошлое, а нынешнее, которое было совсем неподалеку и волновало меня не меньше, чем моего друга. Джаспер заметно нервничал, сжимая в руках связку бананов, которые мы купили по дороге – Эллис очень их любила. Я даже был уверен в том, что малышка простит нам любое опоздание в зависимости от того, насколько вкусными будут фрукты. Но это не меняло сути. Эллис в больнице, и если раньше он иногда даже слишком волновался о своей девушке, когда она попадала с очередным и таким частым для нее и уже привычным гриппом, это первый на моей памяти случай, когда ее не отпустили сразу же домой, что могло в корне менять ситуацию. Но даже несмотря на это, я порой Джасперу даже завидовал: у него есть о ком волноваться и о ком заботиться.

И вот мы у нужной нам палаты.

- Чего замер? – толкнул я друга, получив от него злобный взгляд.

Но в его глазах было что-то еще, что я прекрасно узнал – первобытный страх. Уитлок боялся того, что может быть дальше, того, что последует из разговора врача или, быть может, от самой Эллис. И я хотел ударить его, лишь бы выбить из дурной башки все ненужные мысли, но сам как никто знал, насколько может быть жестока судьба. И я дал другу эти несколько секунд перевести дыхание и даже собраться с мыслями, прежде чем Джаспер отворил дверь, осторожно заглядывая внутрь.

- Элли? – негромко спросил он, но я подтолкнул его дальше с прохода, чтобы самому пройти.

- Мальчики! – засияла широкой и теплой улыбкой Эллис. Она не выглядела больной: на щеках сиял здоровый румянец, глаза ярко блестели. Ее длинные каштановые волосы были небрежно собраны в хвост, и такая небрежность придавала этой и без того хорошенькой девушке еще больше шарма. Только небольшие круги под глазами выдавали усталость и изнеможение ее хрупкого организма. Она лежала в больничном халате, укрытая одеялом, смотрела кулинарный канал и казалась совсем крошечной на огромной панцирной кровати.

- Детка, - притянул ее в свои объятия Джаспер, сунув предварительно ей в руки фрукты.

Он так бережно держал ее, так нежно целовал, словно боялся, что от его прикосновений она могла просто исчезнуть. Она была его миром, занимала все его мысли, и я даже где-то в глубине души, пусть и отказывался в этом признаваться, хотел для себя того же. Хотя бы на чуть-чуть. Чего-то искреннего и такого, во что можно погрузиться с головой.

- Привет, Эллис, - улыбнулся я, отпихнув Джаспера, и обнял ее, вдыхая сладковатый аромат, смешанный с больничным, и на какое-то мгновение опять поддался воспоминаниям, но на этот раз хорошим. Я опять думал о той девчонке, которая так заботливо принесла мне примерно так же пахнущую кофту и смотрела на меня со странным ожиданием чего-то. И мне, вероятно, пора выбросить ее из головы, но что-то внутри меня не давало это сделать.

- Чего это ты ее обнимаешь? Это моя девушка. Вон иди свою незнакомку обнимай, - с наигранной злостью выпалил Джаспер, отталкивая меня от своей девушки, одновременно притягивая ее к себе. Эллис залилась смехом, а потом перевела на меня взгляд, от которого мне стало не по себе. Ее карие глаза как будто просканировали меня, ожидая продолжения истории, и я понимал, зачем Джаспер это сделал: он просто попытался перевести все стрелки на меня, чтобы Эллис не замечала его гребаного волнения. Отлично, мудак!

- Что еще за незнакомка? – поинтересовалась она, поудобнее устраиваясь на кровати, и принялась жевать банан. Ну вот, больше чем бананы Эллис любила горячие новости, особенно те, что касались очередных моих подружек. Надеюсь, в ближайшем будущем друг упустит момент о том, что на днях я куролесил с Анжелой.

- Я тебя убью, Уитлок! – зарычал я, опускаясь на стул возле кровати. – Ты гребаная сплетница!

- Так-так-так, мальчики! Я хочу знать! Вы, я тут смотрю, развлекаетесь? – прищурившись, посмотрела она на нас, лукаво улыбнувшись, словно поймав с поличным.

- Не-е-ет, - протянули мы в один голос.

- Просто этот вот, - Джас кивнул на меня, - опять нашел себе приключения на пятую точку.

- Эдди, неужели у тебя, наконец-то, появится подружка, и мне не будет так одиноко? – захлопала в ладоши Эллис. Я рассмеялся. Не знаю, была ли это шутка или малышка говорила откровенно серьезно, ведь у Эллис в городе совсем не было подруг, несмотря на то, что она была чрезвычайно общительной. Да, походы с соседками за кофе для нее не считаются. Эллис ни с кем не сближалась, отдавая свое время только нам, понимая, что профессия Джаспера вряд ли позволит ей жить полноценной жизнью до того момента пока они не уедут отсюда, во что она искренне верила.

- Эллис, тебе нас двоих мало?

- Вот именно, - поддакнул Джаспер.

- Мало, - выпалила она и, увидев наши вытянувшиеся физиономии, расхохоталась.

Двери в палату отворились, и вошел врач. Его лицо мне было незнакомо, значит, он тут относительно недавно. Возможно, это и к лучшему. Значит, что и меня он не узнает и охрану вызывать не будет. Он был довольно молодым, возможно, только что окончившим резидентуру и наконец-то получившим свою особенную должность, старался придерживаться важного вида, задумчиво всматриваясь в какие-то бумаги, что держал у себя в руках, чтобы окружающие видели в нем настоящего врача, а не испуганного не знающего что делать парня в халате. Он поднял голову, поправляя очки в тонкой оправе, и, зажав бумаги между локтем и ребрами, прошелся по всем нам слегка оценивающим взглядом.

Так и хотелось его спросить: «Док, насколько все плохо?»

Но в выражении его лица не было жалости или чего-то такого, что нас учили тщательно скрывать в медицинской школе, дабы преподносить даже самые дерьмовые новости с улыбкой, и которые - я уверен, будь они там - я бы точно различил. Он вообще был никакой.

- Мистер Уитлок, в другой ситуации я бы вас попросил не сидеть на больничной кровати, - серьезно и спокойно проговорил мужчина, сжимая в руках тонкие папки. – Но тут такое дело…

Доктор, замявшись, посмотрел на меня, словно это касалось не Эллис, а меня, и, собственно, мне знать это было нежелательно. Я напрягся, сам того от себя не ожидая.

- Говорите при нем, - кивнула Эллис, разряжая обстановку, но немного испуганно, Уитлок в это время крепко взял в свои руки ее ладонь.

- Хорошо, - согласился доктор, сразу расслабившись, и протянул ей бумаги для ознакомления, которые малышка сразу же сунула мне в руки, даже на них не посмотрев, чем вызвала у парня в халате некое недоумение. Быстро пробежавшись по тексту глазами, я посмотрел на этого гребаного врача, чувствуя, как зачесались руки от сильного желания вмазать ему. Идиот, кто ж так хорошие новости сообщает?

- Что с ней, доктор? – уставился на него Джаспер, заметно волнуясь, когда я перечитывал то, что черным по белому значилось в графе «диагноз». Глядя на его перевернутое и смешное в тревоге лицо, я не выдержал и, отвернувшись, тихо заржал, зажимая рот рукой. Никогда еще мой друг не выглядел таким придурковатым.

- Поздравляю вас, - улыбнулся доктор, - примерно через шесть месяцев у вас будет пополнение.

И пока новоявленные будущие родители переваривали все, что говорил им он по поводу их будущего малыша и всех приступов тошноты и плохого самочувствия у Эллис, отойдя в угол палаты, я давился смехом, потешаясь над Уитлоком. Уму непостижимо - этот раздолбай скоро станет отцом! Самым настоящим отцом! И у них с Эллис будет крошечное чудо с такими же кудрями, как у папы, и с мамиными глазами. Если верить науке и доминантности хромосом, это будет именно так. Маленький Уитлок. Представив себе эту картину, я, едва справившись с приступом веселья, опять захихикал.

- Чего ты ржешь? - шикнул на меня Джаспер, пока Эллис завороженно и удивленно слушала врача, который продолжал посвящать ее в разные тонкости ее положения и того, какие еще обследования ей нужно пройти.

- У тебя будет ребенок, чувак! – смеялся я, изображая руками, словно качаю младенца.

- Стоп, доктор. А почему через шесть месяцев? – переспросил доктора Уитлок, и я прямо-таки всхлипнул от рвущегося наружу хохота. Эллис тоже засмеялась, подхватив мой настрой. – И у нее же эти… были…

- Потому что ваша девушка уже примерно на третьем месяце, и такое бывает, - пояснил, улыбаясь, врач. – Правда, я бы посоветовал оставить ее тут еще на денек. Мы уже сделали нужный анализ крови, как и скрининг на генетические отклонения малыша, а завтра с утра сделаем УЗИ. А потом – под наблюдение гинеколога, который будет принимать роды. У мисс Брендон низкий уровень железа в крови, от этого и ее недомогание.

- У нас есть тот, кто будет наблюдать меня и дома, - пропела Эллис и протянула мне ладошку, которую я легонько сжал, тем самым словно прося у меня поддержки в том, чтобы отправится побыстрее домой, что в результате оказалось совсем незамеченным светилом медицины. Но тут я был на самом деле солидарен с врачом – несколько дней в покое и кровати, не заботясь об Уитлоке и котиках своей соседки, для Эллис не будет лишним.

- Это просто отлично. А кто именно? Ваш гинеколог - врач из нашей больницы? Я передам ему все бумаги…

- Он перед вами. - Эллис тепло улыбнулась мне. – Точнее не гинеколог, но он врач…

- Да? – немного удивленно произнес он, оглядев меня. Ну да, не очень-то я похож на светило медицины. – Какая у вас практика, мистер…

- Просто Эдвард, - ответил я. – Общая.

- Хорошо. Зайдите ко мне перед уходом, я отдам вам рекомендации и несколько брошюр…

Словно не доверяя мне, что, впрочем, было и неудивительно, этот врач пытался помягче намекнуть на отсутствие у меня квалификации в присмотре за беременными, и пусть я и не был квалифицированным гинекологом, работая в приемном покое, я повидал многое, и что-что, а витамины для беременной подруги выписать мог.

- Не стоит, доктор. Я знаю, что и как делать. А все бумаги потом передадите врачу, у которого Эллис станет чуть позже на учет.

- Но все же, мой кабинет в конце коридора и налево, - кивнул он.

Доктор понял, что я не был расположен к беседе и, попрощавшись, удалился.

Я подскочил и, оттолкнув Джаспера, снова заключил Эллис в объятья. Я был так рад за эту парочку, что даже на мгновение забыл о переживаниях сегодняшнего дня и поддался гребаному сопливому и такому несвойственному для меня моменту, представляя, что когда-то и у меня была такая возможность - прийти в больницу, чтобы услышать хорошие новости и обзавестись не просто любимой женщиной, но и тем, что было бы прямым продолжением нас. И сейчас, поднабравшись этих странных флюидов в воздухе от Уитлока и его подружки, я, казалось, в полной мере прочувствовал этот момент, но от чего-то к горлу лишь подошел горький ком. Я ведь даже тогда никогда не думал всерьез о детях как о чем-то столь близком, хотя и прекрасно понимал, что если все пойдет так, как и должно быть, то когда-то у меня и Роуз появилась бы пара белокурых ребятишек, и когда бы это ни случилось, я был бы готов, ведь в этом мире нет большей награды и одновременно большего проклятия чем тот, кто носит в себе твой генный код. Кто знал, что все будет совсем иначе. Я снова посмотрел на Уитлока. Несмотря на то, что Джаспера я пока еще плохо представлял в роли отца семейства, я видел, как счастлив мой друг. Он заслужил это. Они оба.

- Я не хочу тут оставаться, - надув губки, произнесла Эллис. – Дома мне лучше. Да и вам, я думаю, уже пора, у вас же дело.

- С этого момента наши дела тебя не касаются, - приказным тоном произнес Джаспер, забирая у меня свою девушку. Мы с Эллис опять дружно хихикнули – уж очень забавно выглядел этот новый Джаспер-в-скором-времени-папа. Хотя в отношении заботы о здоровье Эллис я был с ним солидарен.

- Но…

- Никаких «но»! – поддержал друга я.

Я поднялся, отложив бумаги на стул.

- Вы тут поговорите, а я скоро подойду.

Игнорируя вопрос, отпущенный мне в спину касательно того, куда я собрался, покинув палату, я переместился словно в другой мир. Как только я вывалился в коридор, мое настроение резко изменилось. Знакомый и легкоузнаваемый запах лекарств снова разворошил в моей голове ненужные воспоминания. Воспоминания, которые словно влекли, утягивали в свой омут.

Я направился к крылу неотложной помощи. Здесь, в отличие от гинекологического отделения, жизнь кипела. Кто-то шел, кого-то везли. Мимо пробегали медсестры, врачи, а я двигался как будто в тумане, в вакууме, погруженный в свои мысли. Но в то же время я четко знал, КУДА иду. Жалкие картинки прошлого стремились свести меня с ума.

Остановившись напротив одной из реанимационных палат и опершись о косяк, я посмотрел на пустую комнату со множеством разных приспособлений для экстренного спасения человеческих жизней. Датчики, приборы, мониторы, капельницы, трубочки, проводки. Все это так нужно, но иногда совершенно бесполезно. Я смотрел на пустую кровать, и мое сознание словно возвращало меня обратно в прошлое. Я опять видел, как умирала ОНА. В этой самой палате. Вокруг бегала половина персонала больницы: лучшие врачи и медсестры и несколько приглашенных врачей с других концов мира. Множество проводков, опутавших неподвижно лежащее тело. Инъекции адреналина в посиневшие от постоянных уколов вены. Дефибрилляция не помогала. Разряды тока пробивали ЕЕ сердце, но оно по-прежнему оставалось безмолвным. Асистолия тянулась на мониторе тонкой прямой ниточкой отсутствия ЕЕ пульса, и этот жуткий звук взрывал мои мозги, крича, что ЕЕ больше нет.

- Эй, Эдвард! – услышал я мужской голос и дернулся, почувствовав на плече чью-то руку.

Переживая все заново, медленно обернулся. Передо мной стоял Райли Бирс в белом халате и с историей болезни в руке и прожигал меня удивленным и слегка испуганным взглядом. Когда-то мы вместе учились и вместе же начинали работать здесь. Он прекрасно был осведомлен моей семьей о том, что меня больше не должно быть в этом здании ни под каким предлогом, но, тем не менее, хотя мы и не собирались каждые выходные, странные рабочие и теплые отношения сохранились. Поначалу мы даже изредка выбирались на пиво, пока работы у него, да впрочем, как и у меня, не прибавилось.

- Ты что тут забыл? – тихо спросил он, оглядываясь по сторонам.

- Прошлое пришел вспомнить, - ответил я, отгоняя воспоминания.

- Какого хрена? Если тебя заметит охрана…

- Что тогда? – улыбнулся я и, поняв, что мой собеседник не будет заканчивать свое предложение, продолжил. – Кстати, у меня к тебе дело.

- Нет, - завертел головой Райли, отступая на шаг назад. Я мог его понять. Он боялся повторения того кошмара. Да и что говорить, он, вероятно, и боялся за себя, ведь за несколько прошедших лет у него, возможно, уже появилась семья, полноценная и счастливая, ведь уже тогда у него была постоянная девушка, Бри Теннер, работающая медсестрой в детском отделении и носящая такие забавные костюмы с изображениями различных мультяшных персонажей, над которыми я изредка подшучивал. Да и его должность — это довольно тепленькое место, ведь добиться работы в этой больнице не так и легко, и я молчу, насколько это сложно, если быть неугодным моей семье.

- Да расслабься ты.

- Расслабиться? Последний раз меня чуть не убили! – возмущенно шептал Бирс, стараясь не привлекать внимания к нашему диалогу.

- Это была случайность, - бросил я. – Послушай. Вот в том крыле, в триста шестнадцатой палате, до завтра, а, возможно, и несколько дней будет лежать дорогой мне и Джасперу человек. Присмотри за ней, хорошо?

- Кто там? – серьезно спросил он, поменявшись в лице.

- Эллис.

- Что с ней? – встревоженно и уже не шепотом спросил он.

- Ничего серьезного, кроме того, что она беременна, - рассмеялся я, и Райли расслабился, тоже улыбнувшись. Пожалуй, это было то, что разрядило обстановку: беременная девушка, и никаких семейных ссор, перестрелок и нелегальщины.

- Я присмотрю за ней. Будь на связи, - пожал он мне руку. – И убирайся к чертям отсюда!

- Да не волнуйся ты обо мне так, - подмигнул ему я, и мы с Райли разошлись в разные стороны.

Я был уверен, что друг уговорит Эллис провести несколько дней под наблюдениями настоящих врачей, а не только отлежаться до завтра, но на самом деле ее анализы показывали хорошие результаты, и пребывание здесь было бы только подобно обычному отпуску от дел домашних. Но если малышка в итоге и настоит на том, чтобы отправиться домой, нужно будет сделать так, чтобы она ни в чем не нуждалась, и во внимании Джаспера в том числе.

Получив от Уитлока сообщение, что Эллис забрали на какую-то процедуру, и он ждет меня на парковке, я, не возвращаясь в то крыло, побрел на улицу и, покурив возле входа, направился к машине.

- Все нормально? – спросил Джаспер, когда я догнал его на стоянке.

- Да, - коротко бросил я, давая четко понять, что говорить желания нет.

А дальше дни летели, незаметно приближая нас к знаменательным выходным. Нужно было серьезно подготовиться: достать электронные ключи, карты, коды. Небрежно составленный план оттачивался до состояния идеального. Моя квартира стала похожа на один большой стенд: все стены были обклеены фотографиями и схемами. Лоран все еще пытался переубедить нас не делать этого. По крайней мере, не трогать машину Роуз. Но я был непреклонен. Розали Хейл будет страдать. И первое, что она потеряет после меня, пусть и прошло столько времени – это будет машина. Пусть знает, что она беззащитна передо мной, и я все еще могу добраться до нее. До всех них.

Мне надоело быть чертовой подвальной крысой. Если я и хожу под прицелом, тогда пора делать это красиво и, мать его, начинать жить. Одна гребаная жизнь в арсенале - неплохая стимуляция. У меня есть право на большее. Они все забыли, что я, черт возьми, тоже Каллен, и у меня в крови течет чертова жестокость и расчетливость. Я не буду спускать все на тормозах дальше и позволять делать из меня дурака.

Каждый раз, появляясь у Лорана и едва завидев меня, Анжела пыталась понять, что со мной творится, задавала странные вопросы, при очередном, по ее мнению, удобном случае намекая на очередную порцию секса, а от ее прошлой обиды ничего не осталось, что казалось отчасти странным, ведь она должным образом дала понять, что отсутствие инициативы с моей стороны ее обидело. Вероятно, девочка переосмыслила все или поднабралась советов от работающих здесь более умных девиц, которые сказали не требовать больше, чем дают и… пока дают. Но мне было не до нее. В конце концов, Анжеле надо было думать о будущем, а не о том, как широко она сможет раздвинуть ноги. Моя же голова была занята навязчивой мыслью испоганить новенькую тачку, повеселиться в Вегасе и сделать деньги. Эти планы в моем воображаемом календаре были записаны красным цветом, хотя я еще до конца не определился, в каком порядке хочу их осуществить.

А еще я постоянно вспоминал о ней и ненавидел себя за это, списывая все на какое-то новое настигнувшее меня психическое расстройство. Каждый раз, когда Джаспер уходил к Эллис, я думал о той девчонке, которая все еще была должна мне сотню баксов. Но дело было не в гребаных деньгах, в которых я не нуждался, несмотря на то как я жил и что она себе подумала. Просто этот запах… который не вывелся с толстовки даже после того как я ее пару раз стирал, въелся не только в меня, но и, казалось, пропитал всю мою квартиру. А потом я вспоминал ее глаза. И то, как она просто пришла обратно туда, откуда сбежала. Это все вводило меня в странное состояние недоумения. Я не понимал ее, но так чертовски хотел… понять. Я, наверное, так хотел равновесия, но знал, что этого никогда не будет. Знал, что этого мне не позволит окружение. Знал, что она просто-напросто забудет обо мне, и это, вероятно, будет лучше для нее самой. И надеялся, что вскоре и она покинет мою голову. Но место, на котором остался невидимый отпечаток ее мягких губ, жгло слишком больно, а ощущения были настолько реальными, словно это произошло несколько минут назад. Иногда эта боль была морально невыносима.

После той пары часов, когда я неожиданно для себя спал, даже несмотря на то, что мне снилась она, я открыл глаза необычайно бодрым и, казалось, поумневшим. Да, я хотел напомнить Роуз о себе и сделать ей чертовски больно, чтобы она разделила те чувства, которые я несу в себе, но мой трезвый рассудок говорил мне другое. Когда я поднялся с дивана, Джаспер все еще сидел на кухне и курил, рассматривая фотографии, так и не поехав к Эллис. Поговорив, мы с Уитлоком решили взяться за тачку все-таки после того, как слетаем в Вегас, и практически на закате я отослал его домой к малышке. Поостыв, я согласился не творить глупостей и не лететь на вызывающем красном Ламборджини через четверть страны, а быть штурманом в Кадиллаке. Джаспер и Лоран были этому безгранично рады, но не сказали ни слова. Голова должна быть пустой и трезвой, ведь Джеймс не простит мне промаха, а я же должен повеселиться и не попасться раньше времени.

В Вегас мы едем уже завтра. А сегодня я хотел просто выпить.

Появляться в баре Лорана желания не было: это бы не закончилось простой выпивкой. Анжела бы снова крутилась возле меня, а сейчас этого я хотел менее всего.

Просто выпить и все. Без мыслей, проблем и знакомых лиц.

Натянув куртку и захватив ключи, я вышел из квартиры. Минут тридцать, наверное, кружил по городу, пока мне окончательно это не надоело. Остановив машину у одного из круглосуточных супермаркетов, я решил просто пройтись. Воздух был тяжелым и влажным, что означало приближение дождя. Однако пешая прогулка являлась лучшим антидепрессантом, да и для здоровья, говорят, полезно.

Приподняв воротник куртки и засунув руки в карманы, я зашагал по тротуару, не имея ни малейшего понятия, куда приведут меня ноги. Желания думать не было, и я постарался отключиться от мира, просто шагая вперед, на удивление не раздираемый чувством желания покурить и выпить очередной крепкий кофе.

Вокруг все было серым и темным. В отличие от центра, пестрящего неоновыми вывесками, огромными витринами, которые не выключали даже на ночь, здесь все было чрезвычайно просто: закрытые магазины, пустующие помещения, одинокие машины и горящие фонари.

Когда-то отец говорил, что хочет приобрести недвижимость в этом забитом районе и открыть здесь огромный ресторан. Я не видел в этом перспективы, но отец был тверд в своих решениях, которые всегда давали очень хороший результат. Но он не успел, а братья не спешили воплощать в жизнь его идеи, что касались таких заведений, заботясь только о том, что более кроваво и не требует столько времени и вложений. Вероятно, для меня в данный момент это было выигрышной ситуацией, ведь в противном случае я бы вряд ли разгуливал здесь так, понимая, что Каллены запустили щупальца во все части этого города. Я остановился, осмотрелся и наконец-то закурил. Улица так и осталась тусклой, и только в моих воспоминаниях был яркий проект, расчерченный на бумаге и представленный в трехмерной проекции на рабочем компьютере отца, с огромными, совсем немного тонированными окнами и огромной деревянной вывеской «Вива Италия».

Бросив остатки сигареты под ноги и затушив окурок носком ботинка, я уже хотел идти дальше, как на той стороне улицы заметил тусклую вывеску «Тики-ти». Очередная забегаловка. Не первой свежести стекла, полуотодранный логотип названия на центральном окне, парочка деревянных столиков и редкие посетители. То, что мне нужно.

Когда я толкнул дверь, над головой зазвенели маленькие колокольчики, практически такие же, как и у Лорана, что вызвало у меня короткий смешок. В ноздри ударил тяжелый запах пива и сигарет. Я угадал, народу в зале практически не было: двое работяг пили пиво, сидя у барной стойки, да еще за бильярдным столиком двое мужчин гоняли шары, временами поглядывая на экран небольшого телевизора, висящего в дальнем углу, наблюдая за развитием бейсбольного матча. На мое появление никто не обратил внимания, что мне, несомненно, понравилось.

В голове пронеслась мысль, что сюда я, скорее всего, теперь буду заходить частенько.

Расстегнув куртку, поддаваясь странной характерной теплоте помещения, которая контрастом опять выражалась чертовыми мурашками по коже, я направился к барной стойке и, опустившись на высокий стул, принялся оглядываться. Не то чтобы я хотел запомнить это место, хотя оно и было по – особенному уютным, я пытался понять, почему никогда не обращал внимания на этот бар, не единожды проезжая по этой улице в своей машине. Я продолжал разглядывать все, уже практически развернувшись спиной к барной стойке. Стены и потолок отделаны деревом. Оригинальные картины и газетные вырезки в рамках по периметру всего помещения. Коричневые с отделкой столы. Слегка потертый пол. Но было здесь и то, что меня чертовски сильно поражало – практически все, что меня окружало, было чистым… идеально чистым. Что это за бар, черт возьми?

- Вы что-то будете? – вывел меня из задумчивости знакомый голос. На мгновение я обрадовался, но потом подумал, что лучше бы ошибся.

Эта случайность… разве такое могло случиться со мной не по злому року судьбы? Я практически вернулся в привычный поток, забил голову тем, что мне действительно сейчас важно для того, чтобы опять потерять себя?

Я медленно повернулся к обладательнице мелодичного голоса. Ее шоколадные глаза округлились, а ротик приоткрылся. Чертово стечение обстоятельств, похоже, не шло на пользу никому из нас.

- Ну, привет, сахарная, - улыбнулся ей я.

- Ты меня преследуешь? – нервничая, выпалила девчонка, прихлопнув ладошками по поверхности барной стойки.

- Чисто случайно тут. – Я примирительно поднял руки ладонями вперед, показывая, что пришел с миром, и это было действительно так. Возможно, если бы у меня были силы, я бы просто поднялся и ушел в другое место, но сегодня мне было откровенно плевать на то, кто будет подавать мне выпивку. Она была просто симпатичным бонусом к этому вечеру, и, обводя глазами ее сладкие припухлые губы, я на какое-то мгновение потерял себя, представляя, что она этими губами могла бы сделать… или уже делала в моих представлениях тогда, когда я был с Анжелой.

- И мне поверить? – перекинув полотенце через плечо, саркастически улыбнулась она.

- Как хочешь, - бросил я. – Просто дай мне пиво. Темное.

Она помедлила секунду, оценивая меня взглядом, прежде чем подхватила бокал и принялась наливать мне пиво, делая это быстро и аккуратно. Я с интересом наблюдал за ее движениями. Ловкость. Грация. В ней было что-то такое, притягивающее меня, как магнитом. Мне хотелось смотреть и смотреть на нее, на то, как она двигается, как откидывает прядь волос, что так и норовят пощекотать ее глаза с лица, на котором уже практически сошли синяки и даже отсутствуют скобы, которые я собственноручно ей наложил на рану на лбу.

Она едва заметно улыбнулась, поставив передо мной высокий бокал с пенным напитком на тонкую бумажную подставку, и ловко подвинула мне пепельницу. Она… Белла, ее, черт подери, зовут Белла, и она помнила, что я курю.

- Так, значит, ты работаешь здесь? – спросил я, сделав глоток и отметив, что пиво здесь совсем неплохое, понимая, что, возможно, она не настроена на разговоры и прочее, но тем не менее она стояла напротив меня словно в ожидании продолжения.

- Это мой бар, - развела руками она. – Формально.

- Формально? – рассмеялся я.

- Тебя что, подослали разведать обстановку с деньгами? – зло прошипела она. – Так вот, можешь передать, что у меня нет денег. И документов тоже нет! И вообще… это не мой бар! Я им ничего не должна. Пусть все спрашивают с моего гребаного мужа. Адрес центрального кладбища дать?

- Это, вероятно значит, что у тебя проблемы, сахарная, - рассмеялся я, отпивая глоток. Ей это смешным не показалось. Девчонка, пронзив меня испепеляющим взглядом, еще хотела что-то сказать, но, проглотив слова, пошла к подозвавшему ее клиенту, чтобы принять заказ.

Сделав глоток, я достал сигарету, чтобы закурить, но ее словесный поток все еще до конца не сложил для меня всей картины, хотя и многое прояснялось. Я бы никогда в жизни не подумал, что это хрупкое создание может оказаться в такой куче дерьма. Интересно, сама или помог ей кто? Что же такого есть в этом баре, что из-за него ей так досталось? Или дело все-таки в этой малышке? И причем здесь муж? Покойный муж?

Только спустя мгновение до меня начало медленно доходить: она замужем, была. Девочка должна денег Карлайлу? Но к чему ему бар в этом районе? Дело отца? Вряд ли. Возможно, Джеймс начал распускать руки на недвижимость? Нет, здесь что-то другое. Он бы просто поджег тут все, а ее убил бы, и делов. Это, мать его, не должно меня волновать, только отчего я думаю об этом больше, нежели требуется? Это не мои гребаные проблемы!

Она быстро вернулась ко мне, протягивая стодолларовую купюру. Я вопросительно посмотрел на нее.

- Долг, - напомнила она, вскинув брови.

- Поставишь мне как-нибудь пиво, - ответил я, снова делая глотки холодного напитка, так и не притронувшись к деньгам.

- Это что? Приглашение на свидание? Или повод еще раз встретиться? – спросила девчонка, и от удивления ее ротик опять приоткрылся. Она была так трогательна в состоянии замешательства. Мне отчего-то захотелось знать, о чем она думает. И ее глаза. Такие глубокие красивые глаза. Они завораживали. Они манили. Они проникали в самую душу.

- Черт, сахарная, я просто отказался брать назад деньги, - выпалил я, отставив стакан.

- Прости, - бросила она, и ее щеки вспыхнули румянцем. И это было настолько мило, что я испугался того, насколько мне это понравилось. Пришлось напомнить себе, кто я и кто она, чтобы очнуться от затуманивших голову сладких грез. Но она была такой искренней и такой настоящей, теплой и мягкой, приятно пахнущей, и мне так хотелось прикоснуться к ней, и я сделал это сам того не понимая.

- Послушай… - начал я, накрыв ее ладонь своей, отчего она вздрогнула.

- Белла, - отвесила слегка зло она, словно намекая мне на то, что мы незнакомы. И мы таковыми и не были, ведь ее имя я отдаленно услышал от Джаспера, который пытался что-то сказать, но я не желал его слушать.

- Белла, - повторил за ней я, пытаясь понять корни ее имени, которые, вероятно, должны были идти из глубокой Италии, но она совсем не походила на девушку тех краев, мне ли не знать. - Послушай, при других обстоятельствах я был бы не против сходить с тобой на свидание или что-то в этом роде, раз уж ты об этом подумала, но поверь, я не лучший кавалер и не лучший вариант для приятного времяпровождения. Ты и так влипла. А со мной будет еще хуже. Эти люди имеют зуб не только на тебя…

- Так ты не от них? – подозрительно посмотрела она на меня, практически задержав дыхание, а затем, прищурившись, подвинулась ближе. – Ты не от тех людей, которые...

- Нет, - бросил я. Я не от них, милая… не сегодня.

- Постой, но все-таки ты тоже их знаешь?

- Неважно, - выдохнул я, убирая свою руку. – Не лезь в это. Еще лучше, отдай им то, что они хотят.

- Но я… я не могу, у меня нет того, что им нужно, - обреченно выдохнула она.

- Тогда удирай отсюда. Подальше. И побыстрее, - настойчиво говорил я. – Иначе исход будет один, и он тебе, поверь, не понравится.

- Это угроза? – испуганно захлопала ресницами она.

- Это обычная забота, сахарная. Я знаю, о чем говорю, - бросил я, выпрямляясь и делая пару глотков.

- Вот видишь, а говоришь, что ты плохой, - улыбнулась она, словно я заигрывал с ней или рассуждал о том, что ей не стоит кататься на тех опасных аттракционах.

- Белла, - громко произнес я, заглянув ей в глаза.

- Не тебе решать, как мне жить и с кем дружить, Эдвард! – упрямо вздернула подбородок Белла. Кстати, откуда ей известно, как меня зовут? Не иначе как Джаспер-болтун просветил. И что она вообще обо мне знает? Сколько времени провела в моей квартире с чертовым Уитлоком? Было столько вопросов…

Мы раздраженно сверлили друг друга взглядами.

Мелодичный перезвон у входной двери и затихающие голоса сообщал о том, что народ начал покидать бар. Я оглянулся. В помещении остались только мы двое. Музыка как по волшебству сменилась на медленный душевный джаз, совсем не свойственный такому помещению. Девочка, сняв барменский фартук, принялась порхать по залу, собирая посуду и деньги. Она делала это так ловко и грациозно, что я загляделся, и когда она краем глаза это заметила, я обратно вернул все внимание пиву, которого осталось всего ничего.

Справившись со своими делами и вернувшись за стойку, она поставила передо мной еще один бокал пива. Белла смотрела на меня так, словно знала что-то такое, о чем я бы желал забыть, и от этого мысли о том, что ей растрезвонил Уитлок, только еще больше начали раздирать меня изнутри. Но что бы он ни рассказал обо мне, только я как никто другой знал, на что способна моя семья, и эту девочку передо мной еще, вероятно, можно было спасти, и пусть я и не был тем, кто должен это делать, попытки вразумить ее сами вырвались наружу.

- Белла, не лезь в это. Это не фильм. Это жестокий мир, и ты себе просто не представляешь, на что способны эти люди.

Я говорил, а она лишь громко рассмеялась, прежде чем наклониться ко мне.

- Почему тогда ты тоже не отдашь им то, что они хотят? – взволнованно спросила Белла, делая очередные попытки добраться до моей души. И я никак не мог понять, зачем ей это.

- У меня все намного сложнее.

Девочка еще хотела что-то сказать, спросить или возразить, как колокольчики звякнули в очередной раз. Наше уединение было нарушено, но оглядываться мне не хотелось, и я просто принялся жадно пить пиво. Я просто смотрел на Беллу, любовался улыбкой, появившейся на ее лице, и в какой-то момент понял, что хотел бы, чтобы она так улыбалась и для меня. Она однозначно знала вошедшего, но кем он ей приходился?

- Эммет, - радостно произнесла Белла, переводя взгляд на кого-то, находившегося за моей спиной.

Эммет. Не особо популярное имя. Я, кстати, знал однажды такого. Тогда, в прошлой жизни. Но наши пути разошлись. Времена меняются.

- Ну как ты, Би? – спросил еще один знакомый мне голос, обладатель которого опустился на соседнее кресло, и меня словно пробило током.

Это была гребаная злая шутка. Серьезно? У меня сегодня был день гребаной выбранной лотереи? Так и вижу вывеску на своем лбу, где мерцающим слегка каллиграфическим шрифтом говорится о том, что только сегодня специальная пропозиция для Эдварда Каллена, для которого звезды сошлись чертовски не в его пользу. Разве такое может быть? Мы живем в гребанном многомиллионном городе, большом, мать его, муравейнике, в котором никто никогда ни с кем не пересекается по нескольку раз, но не для меня, как оказалось. Только я мог связаться с девчонкой, которая среди тысяч других ввязалась в долги именно перед моей семьей и зналась с копом, знающим мою семью, да и меня, собственно, не понаслышке.

Чувствовать копов, да, вероятно это заложено в гребаных генах. По спине прошел холодок. Нет, я не боялся пришедшего или каких-то последствий для себя, но эта встреча не была из тех, которые ожидают. Я повернул голову, подтверждая свои догадки. Здоровяк покосился на меня с гребаным удивлением, расстегивая куртку и позволяя блеснуть своему табельному пистолету практически нарочно, словно безмолвно намекая мне о том, что я здесь лишний и мне пора убираться.

- МакКарти, - коротко поприветствовал я его и, одним глотком допив пиво, поднялся.

- Каллен?! – громко и немного настороженно произнес он, словно отвешивая мне гребаную оплеуху за все хорошее, что было между нами. Было,да, мать его, прошло. И теперь, вероятно, я на пути между Эмметом и этой девчонкой и не знаю, по каким правилам играет он сейчас.

- Спасибо за пиво, сахарная, - улыбнулся я на прощание Белле, застегивая молнию на куртке.

- Придешь завтра? – спросила она, смотря на меня с некой надеждой.

- Нет. Я завтра уезжаю.

- Надолго? – мне показалось, или она расстроилась? Ее глаза выжидали ответа, который бы мог ее успокоить, ведь она всем телом сейчас подалась в мою сторону, словно не желая, чтобы я уходил, но мне нечего было ей ответить.

- Возможно, на несколько дней, - бросил я, выдержав паузу - я не знал, чем все это может закончиться. – Возможно, навсегда…

 

BPOV

- Возможно, навсегда…

А затем он просто вышел. Словно оставляя меня на грани чего-то, не дав ответов и не рассказав о планах на будущее, пустил все на чертов самотек, пока внутри меня бушевал ураган непонимания. Разве так делают нормальные люди? Я же, застыв, как идиотка пялилась на дверь, не в силах отвести взгляд, пока практически так же, с непониманием и странным никогда ранее не замеченным недоверием на меня смотрел Эммет. Но дело было не в моем друге, и я это понимала. Было нечто иное. В нем. В Эдварде. И я хотела это понять для себя, ведь больше всего я ненавидела недомолвки, которые сейчас и остались, когда он просто ушел, оставив после себя полную неразбериху чувств и эмоций. Я не хотела, чтобы он уходил. Я хотела, чтобы он остался.

- Какого хрена он тут делал, Белла? – зло произнес Эммет, словно напоминая, что он все еще здесь и все еще требует ответов. – И что это за обмен любезностями?

Ну вот, Эммет опять включил в себе чертового копа, хотя по отношению ко мне обещал этого не делать. Тем не менее, у меня не осталось выбора, и, наверное, перед МакКарти будет нечестным скрывать от него то, что только что отсюда вышел тот, кому, вероятно, я должна быть обязана жизнью. Чувствую, это будет длинная история.

Я налила другу пива и, поставив перед ним бокал, вышла из-за барной стойки, усаживаясь рядом. Эммет был… зол? По крайней мере выглядел он именно таковым.

- Пиво пил, - не скрывая легкой улыбки, произнесла я.

- Что еще он хотел? Он что-то тебе сделал? – даже не притронувшись к пиву, засыпал меня вопросами МакКарти, нависая надо мной как грозовая туча. Но представить себе, что Эдвард вместо помощи мог бы мне причинить вред, я отчего-то не могла. Наверное, все потому, что его измученные зеленые глаза все еще были в моем сознании.

- Ничего, Эммет. Что за дурацкие вопросы?!

Я смотрела на друга и не понимала, к чему он клонит. Быть может, Эммет знает Эдварда намного лучше, чем я? Никто ведь не сомневается, что у этого парня проблемы с законом, а значит, и проблемы с Эмметом, который со своей командой в этом городе практически вездесущ.

- Дурацкие?! – открыл рот от удивления Эммет. – Связи не улавливаешь?

- Какой?

- Фамилия Каллен тебе ничего не напоминает?! – прокричал он.

- Не больше того, во что ты меня посвятил ранее, Эммет, - слегка раздраженно отвесила я, пропитываясь от друга этими нервными флюидами, что источало его тело.

- У него фамилия Каллен, Белла!

От того, как неожиданно Эммет хлопнул ладонью по поверхности барной стойки, я подскочила, уставившись на друга, открыв рот. Пытаясь прокрутить все события минувших дней и размышляя о том, как может быть связан Эдварл с тем мужчиной, на которого мы пытались выйти, который мне угрожает и у которого фамилия тоже… Каллен. Это один и тот же человек? Да не может быть! Зачем столько гребаной любезности, если он приходил мне угрожать? Или… он родственник тому… кто держал меня в том подвале?

- Белла, ты знаешь, кто он?! – больно схватив меня за плечи, спросил Эммет, не унимаясь.

- В каком смысле, знаю ли я? Это тот парень, который спас меня спас тогда. Это у него в квартире я очнулась, - словно на автомате говорила я, пытаясь убедить себя, что Эдвард не причастен к моему похищению.

Эммет отпустил меня, его руки повисли как сосиски.

- Во что же ты влезла, Би, - сокрушенно покачал головой Эмм. – Он тебе хоть что-то говорил?

- Нет, - протянула я. – А должен? Ты его знаешь?

- Знаю, - зло выплюнул Эммет, словно одно только знакомство с тем, кто только что вышел отсюда, оскорбляет всю его жизнь.

- Так, может, расскажешь? – уставилась я на друга, когда между нами повисло странное молчание. Эммет словно думал, выкладывать мне правду или нет, но сегодня я была настроена выпытать у него все до последнего.



Источник: http://robsten.ru/forum/71-3228-1
Категория: Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+ | Добавил: tcv (03.01.2021) | Автор: Only_Platinum
Просмотров: 282 | Комментарии: 4 | Рейтинг: 5.0/5
Всего комментариев: 4
2
4   [Материал]
  Мир воистину тесен. То что Эдвард вошёл в "Тики-ти" без последствий не останется. Спасибо за главу)

2
3   [Материал]
  Спасибо lovi06032

2
2   [Материал]
  Спасибо за новую главу. Пока не понятно прошлое Беллы,но кажется,что она стоит ниже  Эдварда на социальной лестнице, он как будто более образованный интелегентный  что ли .Но  Эдварду  хочется любви и стабильности. Вовремя они встретились. JC_flirt

2
1   [Материал]
  Спасибо за продолжение!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]