Фанфики
Главная » Статьи » Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Одного неба мало... – ГЛАВА 5. Идеальное убийство

Глава 5. Идеальное убийство

* Даже враг иногда может стать другом.
* Если ты позволяешь кому-то использовать свое тело или изображение — это всё ерунда. Хуже, когда ты позволяешь использовать свою душу и чувства — вот это уже настоящее блядство.

От Кэти

Я стояла на коленях возле Беллы. Кровь на моих руках доказывала то, что она не могла полчаса назад быть в клубе.
Я прислушалась. Тишина. Где-то на кухне, вроде, из крана капала вода...
И больше ничего, кроме биения собственного сердца. Черт! Я даже её дыхания не слышу!
Наклонившись к её груди, я отчетливо услышала ровный ритм сердца. Что за хрень?
Когда я выпрямилась, то Иззи довольно лыбилась, глядя на меня:
- Страшно?
- Дура! – удостоила я её пощечины.
Она потирая щеку, ухмыльнулась:
- Запомни, таким обязано быть идеальное убийство!
В этот момент зажегся третий осветительный прибор, и последовала команда: «Снято!»
Иззи поднялась на ноги, потирая щеку:
- Блять, Кэт, у тебя рука тяжелая!
Я захихикала:
- Знаю... Фак, Иззи, ты так играешь, что я почти поверила, что ты мертва.
Она усмехнулась, дернув меня за прядь волос:
- То ли еще будет... Это только начало.
Голос Карлайла прервал нашу беседу:
- Может будем снимать? А не мило болтать?
Изабелла скривилась и приняла ту позу, в которой мы закончили снимать предыдущую сцену.
Черт, она превосходна! У меня даже мысли пошли в сторону реального происшествия, а не сценарной речи.
Белла заговорила по тексту, а я на автомате ей отвечала, одновременно пытаясь успокоить мысли, лихорадочно роящиеся в моей голове.
Я вроде бы как подружилась с одной, нет, вру, с наилучшей актрисой Голливуда. По сравнению с игрой Иззи Свон – остальные просто ничтожества. И она не просто моя подруга, она еще и моя покровительница, как она выразилась. То есть, хоть я и была известна до этого времени, пусть и в узких кругах, но все же... Теперь меня ждет большая слава, которую я с удовольствием разделю с Беллой.
- Стоп, снято! – снова голос Карлайла. – На сегодня съемки окончены, всем спасибо.
Белла встала с пола, на котором сидела, и, растрепав мне волосы, сказала:
- Иди в гримерку, переодевайся. Я приду к тебе минут через тридцать. Только дождись меня, пожалуйста. У меня тут некоторые дела... Кхм... – она скосила глаза куда-то в сторону. – Нарисовались...
Я проследила за взглядом Беллы, но кроме продюсера и пары рабочих никого больше не заметила. Странно это все...
- Ладно, я дождусь! – улыбнулась я, уже удаляясь с площадки.
Добравшись до своей гримерки, я закрылась в ней на ключ. Хотя бы на десять минут. Тишины мне, тишины! Вот какого лекарства в последнее время не хватает! Наш мир сходит с ума! И тихо сходить он не умеет. Нужно побольше помпезности, взрыва, красок... А зачем? Ведь потом все равно возвращаться в тишину, туда, откуда пришли, в поисках покоя.
Ох, Кэти, расфилософствовалась ты не на шутку просто...
Я улыбнулась сама себе, начиная снимать грим.
Когда я почти закончила с этой работой, в дверь назойливо постучали.
Решив, что это Белла, я выпорхнула с кресла и открыла дверь. Передо мной стоял красивый, но абсолютно незнакомый мне парень. Хотя, нет... Я его определенно где-то видела. Или он мне на кого-то похож...?
- Эмм... А Беллы здесь нету? – спросил он, пытаясь заглянуть за меня вглубь комнаты.
- Нет, Изабеллы Свон здесь не наблюдается, - включила я стерву. – Чем-то могу еще помочь?
Парень оглядел меня с ног до головы и наморщил нос, словно что-то вспоминая:
- Ты... Ты - Кэти Бэлл, верно?
- Ну да, я Кэти Бэлл, и что с этого? – начала я выходить из себя.
Мало того, что он пытается ворваться в гримерку, мало того, что он меня раздражает, так он еще и знает меня. Ну, меня в принципе многие знают...
- Да так... Ничего. Просто решил осмотреть будущую жертву моего папочки.
В голове слабо начали складываться пазлы в одну картинку. Вот на кого он похож... Это, если я не ошибаюсь, сын Карлайла.
Почему я так решила? Потому, что мне Беллс строго-настрого запретила оставаться с Карлайлом наедине, «для моей же сохранности». Я поняла её, так как не первый год работаю в шоу-бизнесе, и знаю, какие иногда отношения связывают режиссеров и актрис. Поэтому я вняла её совету, и дольше пяти минут с Калленом-старшим наедине не бываю. А вот теперь я в абсолютном недоумении из-за разговора с его отпрыском. Похоже, что у Карлайла на меня большие планы, которыми он поделился с сыном...
Я облокотилась на косяк двери, находясь слишком близко к парню, о чем свидетельствовал хорошо слышимый аромат его дорогого парфюма. Небрежно отбросив волосы назад, я спросила:
- Слушай, парень, а если я окажусь охотником, а не жертвой?
Парень засмеялся. В наглую, надо мной, не пытаясь даже скрывать этого... Во мне начало все вскипать.
- С моим папочкой ты разве что холостым выстрелом станешь. Точнее, подстреленной этим выстрелом.
- А не пошел бы ты? – прорычала я. В этот момент мне хотелось ему свернуть голову.
До чего же этот нахал похож на отца, самонадеян и чертовски... привлекателен.

- Эдвард? – раздался удивленный голос Беллы из-за спины парня.
Когда я смогла её увидеть, то немало удивилась.
Волосы были растрепаны, короткая юбка помята, а на кофточке не хватало пары пуговиц. Да и макияж не мешало бы подправить...
- Что ты здесь делаешь? – как ни в чем не бывало спросила Беллс, оправившись от удивления. На это ей понадобилась всего лишь пара секунд.
Парень немного скривился. Что такое? Я ни хрена не понимаю!
- Да вот... С Кэти мило поболтали. А вообще, тебя искал.
Она улыбнулась:
- Неужели вспомнилась машина? Мне тогда понравилось... – и она мечтательно закусила губу.
Парень хмыкнул, а я немного зарделась, мне кажется.
Неужели она... спала с ним?
- Я вижу, что я опоздал немного, и профилактику ты провела со старшим Калленом.
Она подправила волосы, войдя в гримерку и глядя в зеркало:
- А это уже тебя не пусть не колышет! Меня вызывали на ковер. А приказы начальства не обсуждаются.
Парень нахально прошел в гримерку мимо меня, едва скользнув взглядом по моей фигурке:
- О Боже, Изабелла, - начал он, развалившись на небольшом диванчике и наблюдая за тем, как Белла приводит себя в порядок. – Только не говори мне, что ты делала ему...
Она засмеялась:
- С каких пор тебя интересует моя личная жизнь, Эдвард? А вообще, не удостоится твой папа такой чести, дабы сама Белла Свон сделала ему минет, ясно?
Я закашлялась от её прямоты. Когда они оба повернулись ко мне, то я наиграно помахала им рукой:
- Эй, я еще тут. Не забыли?
- Прости, Кэти... – улыбнулась Иззи. – Эдвард уже уходит, ведь правда?
За этим последовал невообразимо красивый выстрел глазами в его сторону. Парень хотел что-то сказать, но замолчал и просто кивнул. Спустя пару секунд он уже направлялся к двери, все так же молча.
Белла же, когда Эдвард почти уже вышел, крикнула ему вдогонку:
- И, да, Эдвард, перестань мне каждый день присылать букеты домой. Я не люблю розы. Слишком пафосно. Даже для меня.
Эдвард развернулся. О Боже, я пожалела первый раз в жизни, что я не папарацци! Мне был просто необходим в тот момент фотоаппарат! У парня было такое выражение лица, что просто аут полнейший! Он наверняка считал себя невероятным ниндзя, который хорошо замаскировался и замел все следы. Не тут-то было! Иззи сложно провести.
Эдвард снова молча кивнул, и в следующий момент мы с Из могли наблюдать лишь его спину.
Белле это занятие показалось неинтересным, и она снова принялась за макияж. Я же не смогла остаться столь равнодушной и поэтому спросила у неё:
- Иззи, ты, конечно, прости, но... Ты спала с Эдвардом?
Она провела пальцами по скулах и, закончив с мейк-апом, повернулась ко мне:
- Ты, что, сбредила? Мне пока что хватает одного Карлайла. А с Эдвардом... Мы целовались. Хотя, должна признать, мне понравилось.
У меня по шее пробежали мурашки, но у Беллс не было на лице ни намека на стыд.
- Ты... и... Карлайл... Вы... – я не могла сказать ничего суразного.
- Я тебе еще не рассказала разве? – искренне удивилась Белла. – Да уж... Ну, у меня, конечно, память...
Я просто глотала воздух, потому что у меня не укладывались в голове отношения Беллы и Карлайла, а Иззи тем временем продолжила:
- Так, ладно. Давай поедем ко мне, я тебя объясню все. Хочешь?
- Ты еще спрашиваешь? – моментально выпалила я.
Она взяла сумку и кивнула мне:
- Пойдем тогда, что ли... Подвезешь?
Я схватила клатч и, последний раз взглянув перед выходом в зеркало, поторопилась за Беллой.
Да уж... Я знала, что она скандальная, но чтобы настолько...
Каждый новый день открывает мне новые и новые грани жизни. Да, это определенно хорошо, но в то же время, пугающе. Почему? Не определюсь. Пока что.

- Ты живешь в этом районе? – удивилась я, оглядывая один из самых обычных небоскребов.
Белла, выходя из машины, ответила, параллельно ища в сумочке связку ключей:
- Да. Мне здесь нравится. Но во всех документах у меня числится совершенно иной адрес. Поэтому, нос выше, Кэт, ты будешь в апартаментах самой Беллы Свон.
Мы довольно засмеялись с её шутки и пошли в её «владения».

Довольно милая, просторная квартира, но сразу видно, что хозяйка живет одна и её не особо заморачивает, что её жилище смахивает на иглу: такое же холодное, почти ледяное по ощущениям, словно построено из снежных кубов. Нет, с температурой все было прекрасно, даже душновато немного, просто не ощущалось настоящего домашнего уюта, тепла, которого так не хватало. Ах, ладно, потом буду рассуждать... Я здесь гостья, поэтому надо относится с уважением ко вкусах хозяйки.
- Что пить будешь? – послышался с кухни голос Иззи.
Я вздохнула и пошла к ней.

После четвертого бокала вина нам определенно было уже хорошо, и поэтому мы начали секретничать. Глупо хихикая, вспоминая какие-то невинные проделки, мы подошли к больной, как позже оказалось, для нас обеих, теме – детство.
- Почему ты стала такой, какая есть сейчас? – заплетающимся языком осведомилась я у Беллы.
Она сразу перестала улыбаться и залпом допила бокал вина. Со стуком отставив его от себя, она ответила:
- Я буду должна тебя убить, потому что ты услышишь то, чего никому не известно. Но ты это услышишь... Как бы больно мне не было...
Я подняла брови, совершенно не ожидая таких слов. Я поудобней устроилась на диване и принялась слушать.

От Беллы

Cinema Bizarre – Angel In Disguise

Я откашлялась и, внимательно наблюдая за реакцией Кэти, начала:
- Я думаю, что почти никому неизвестно о самых первых моментах моей биографии, о детских годах. Также пелена мрака окутывает наличие у меня семьи. Так вот, семьи у меня нет. Все мои близкие люди, которых не так и много, убеждаются в этом, приходя ко мне в квартиру.
Я остановилась, осмотрелась по сторонам и, налив себе вина, продолжила:
- Я никому до этого момента не рассказывала своей истории. Не знаю, почему, но я тебе доверяю. Ты, Кэт, не такая, как остальные, ты мне напоминаешь саму меня. Но, я надеюсь, что судьба у тебя была намного радужней, чем у Беллы Свон, черт бы меня побрал. Ну, в общем, слушай дальше. Моя мама, пусть она там в аду сгорит трижды, избавилась от меня, едва мне исполнилось три. Она продала меня какой-то женщине, которая заставляла меня лазить по помойкам, выискивая куски еды. Когда мне исполнилось пять, я начала просить милостынь. В те дни, когда я «собирала хороший урожай» меня хвалили и даже иногда кормили, ну, а насчет остальных...
Я молча задрала футболку и подняла руку. Почти под самой подмышкой, недалеко от сердца виднелся шрам. Жуткий, который я ненавидела, но не желала избавиться, дабы не забыть, через что мне пришлось пройти.
- Этот шрам мне напоминает о моем шестом дне рождении. Я позволила себе заикнуться о том, что не пойду сегодня за мелочью. Рене ударила меня, толкнула в камин, и я, падая, разодрала себе полбока железной кочергой. После этого она долго ко мне не подходила. Зато её хахаль, Феликс, все время заставлял что-то меня делать по дому. Следующие полгода были для меня каторгой. А в один прекрасный день, я, почти семилетняя девчушка, просто сбежала. Сбежала от этих жутких людей. Вышло так, что я попалась на глаза копу, и он меня отвел в приют. Собственно, в нем я и жила... Жила до пятнадцати лет. Существовала до восемнадцати.
Кэти почти перестала дышать, слушая мою правду. Мне хотелось реветь, но я сдерживалась. Сжав бокал посильнеё после очередного глотка, я снова начала:
- У меня появились там друзья. А когда мне исполнилось 8, то к нам в приют поступил мальчик. Все было бы ничего, если бы он не был младше от меня на четыре года, и был копией моей мачехи. Одной безлунной ночью я прокралась в отделение для младших ребят и, разбудив его, вытащила на улицу. Там он, еще вроде, несмышленый ребенок, рассказал, что его маму зовут Рене, она все время его била, и к ней постоянно приходили какие-то мужчины с бутылками. Я поняла, что она окончательно спилась. Причем, спилась, отдавая свое тело за спиртное. Я объяснила ему, что я – его сестра, которая, по стечению обстоятельств, потерялась. (Прим.авт. - Она ему не родная сестра. Просто она решила пожалеть малыша, матерью которого являлась её жуткая мачеха, чтобы он думал, что у него есть хоть кто-то родной) Он мне поверил. Да, и вообще, тогда, в детстве, я была ненамного правдивей, чем сейчас.
Бросив быстрый взгляд на свою гостью, я поспешно добавила:
- Но, сейчас я тебе правду рассказываю. Ты... веришь?
Послышалось едва слышное:
- Да, верю... Продолжай...
Я исполнила её просьбу:
- Эндрю рос славным малышом. И все было относительно хорошо. Ну, как хорошо? Это приют, там свои правила, свои законы. Иногда я жила, иногда – выживала. Но всегда отдавала последнее своему брату. И он всегда пытался мне помочь, хотя до тех событий, поломавших все, ему едва исполнилось одиннадцать. Началось все с того, что за два месяца до моего шестнадцатилетия ко мне начал приходить посетитель. Это был все тот же Феликс. От этой суки Рене. Он говорил, что мне придется отдать им деньги, которые они потратили на мою «покупку». Цену он назвал на тот момент заоблачную: две тысячи долларов. Я отказалась, а он же сказал, что я пожалею и у меня есть месяц на раздумья. Весь этот месяц, каждые четыре дня, он являлся ко мне. Я откровенно боялась его. Тем более, что он начал намекать, что может сделать что-то с Эндрю. За малыша я была готова всех порвать. Но я была бессильна. Мне, пятнадцатилетней, разбойного вида сироте никто бы не поверил. Да и вообще, когда слова ребенка весили что либо, против слов взрослых? Никогда! Детям не разрешают рта раскрыть, перекрывая им кислород. И это – совершенно неправильно! Но, никто не будет тебя слушать, когда ты так рассуждаешь, будучи несовершеннолетним, а когда ты становишься взрослым – тебе вообще параллельно на проблемы детей. Ну, не об это сейчас речь... У меня была небольшая компания ребят, с которыми я прошла сквозь огонь и воду. Эмили, Джеймс, Виктория и Эмметт. Я знала, что на них можно положится, не смотря на то, что Джеймс и Эмметт были старше меня на три года, и на днях должны были уйти из детдома, а Викки и Ли поначалу казались равнодушными стервами... И вот, в один из дней, Виктория, которая имела право, как одна из наилучших жителей данного пансиона, что ли, ходить на работу, пришла вся в ужасе. На наши расспросы она ничего не отвечала, а ближе к вечеру отвела меня в сторонку. Она знала, как выглядел тот человек, который называл себя моим отчимом, и поэтому так переживала. Будучи продавщицей напитков в одном из ларьков, она услышала разговор двух мужчин, в одном из которых безошибочно узнала Феликса. Он говорил другому, что через несколько дней он проберется в детдом, забрав «негодяйку Беллу, что поломала все наши планы», но прежде он планировал «попробовать» меня. Меня тогда бросило в дрожь, но я знала, что не сдамся просто так. Ориентировочно нападение должно было произойти в четверг. Ну, а мы с ребятами решили собраться в среду, погудеть, как говорится, ведь Джеймс и Эмметт уходили в пятницу.
Я замолчала, вспоминая этот вечер в подробностях, а Кэт прямо заерзала на стуле от нетерпения:
- Ну, а что дальше?
Я взглянула ей в глаза:
- А дальше?..

Flashback.

Мы с ребятами сидели в небольшой комнате, которая принадлежала парням, и, задорно хохоча, играли в «бутылочку». На вопросы. Правила были обычными для нас: тебе задают вопрос, а ты – либо отвечаешь, но лишь правду, либо, пытаясь скрыть ответ, ты обязан поцеловать того человека, который у тебя поинтересовался. Если честно, то я, как самая младшая в этой компании всегда только наблюдала за этим действием, но сегодня я тоже села играть. Мне захотелось адреналина, ведь я знала, что скоро за мной придут.
Когда изрядно подвыпивший Джеймс снова крутанул бутылку, она впервые за весь вечер показала на меня. Все задорно рассмеялись, а Джеймс, прищурившись, спросил:
- Белла, а ты девственница?
Моя затылок прошиб холод. Зная законы приюта – тут лучше молчать вообще о подобных вещах, тогда не тронут вообще. Скажешь, что еще целка – полезут «пробовать», скажешь, что уже был секс – таки опять полезут, ведь «что там уже терять». Я усмехнулась и, встав на колени, подползла к Джеймсу. Схватив его за шею, я неистово его поцеловала. Он мне всегда жутко нравился, а тут – такая великолепная возможность. Удивило меня больше всего то, что он поцеловал меня в ответ, и от прикосновения его языка к моему у меня в животе скрутило тугой узел.
Виктория захихикала, чем привела меня в чувство. Я отстранилась и возвратилась на место, круча бутылку.
- А ну, колись, Виктория, принимала когда-то наркоту?
- Ты меня за дуру держишь?

В такой непринужденной обстановке мы просидели до часу ночи. Затем, каждый, соблюдая тишину, настолько мог (то есть мы с девчонками), засобирались по комнатам. Мне, как еще одной прилежно себя ведущей жительницы приюта, полагалась отдельная комната.
Я пришла в неё, и просто начала сверлить глазами ночное окно.
Минут через двадцать, я уже летела по коридору, шлепая босыми ногами. В голове отпечатался оскал Феликса, который не скрыла даже ночь. Я пыталась дойти до Эндрю раньше, чем этот тип заберется в здание. Он не видел меня, он просто продвигался по территории приюта. Зато мне хватило пары секунд, дабы понять, зачем он тут.

Кое-как растолкав сонного брата, я, ничего не объясняя, потащила его в комнату к парням, которые еще не спали.
Там я быстро объяснила им все. Эмметт порывался набить рожу этому типу, но я его остановила.
- Эмметт, можно я тебя о кое-чем попрошу?
- Все, что угодно.
- Ты можешь сбежать раньше, чем пятница? Сегодня?
Здоровяк недоуменно смотрел на меня, пока я собиралась с мыслями:
- С Эндрю. Спаси его. Пожалуйста. Феликс найдет меня где угодно. Но я не хочу, чтобы малой пострадал. А я знаю, что ты с ним неплохо общаешься.
Парень несколько минут взвешивал все за и против, а затем кивнул:
- Мне нужно семь минут, чтобы собраться.

Я поцеловала Эндрю в лоб на прощания, слезно заверяя его, что мы еще увидимся, и что так надо, а затем отдала Эмметту пачку денег. Это были деньги, которые я копила всю жизнь, пока была здесь. Там было около шестисот долларов.
- Белла, убери их. У меня есть деньги.
- Бери, - упрямо я совала ему их в руки. – Это на Эндрю.
В конце концов, засунув их во внутренний карманчик куртки брата, я распрощалась с ними.

Спустя минут десять, я осталась одна в этом приюте. Ну как одна? Без своего брата... И от этого неприятно защемило сердце.
Джеймс кивнул на старый диван Эмметта:
- Можешь тут остаться.
Я закивала головой, в ужасе от осознания того, что мне пришлось бы, может, вернуться по темному коридору в свою пустую комнату. А если он меня там ожидал?

Я легла на диван, но не могла уснуть. Мне стоило прикрыть глаза, как я видела страшное лицо Феликса. После очередного всхлипа, меня затрясло мелкой дрожью. Я не могла совладать с собственным организмом.
- Белла, Белла... – Джеймс осторожно коснулся моего плеча.
В следующий миг его обеспокоенный взгляд встретился с моим перепуганным.
- Ты чего? Я не дам тебя в обиду.
Он присел на кровати.
Я же, ища укрытие, бросилась ему в объятия, обвивая его плечи руками. Последующие наши движения уже пошли согласно инерции. Мои бешеного темпа поцелуи сначала отстранили его, но потом, он понял, чего я хочу.
Он усадил меня на диван, так, чтобы я облокотилась на подушки, аккуратно раздвигая мои ноги, чтобы устроится между ними. Потом мы слились в новом поцелуе. Его руки были везде. Успевали повсюду. Грудь, живот, бедра, спина...
Легкие поцелуи на скулах... Я просто сходила с ума.
Я почувствовала, как он легко стянул мои брюки и его рука проникла под трусики.
Он приглушенно застонал:
- Ох, Беллс, какая ты мокрая...
Он тронул пальцем какую-то чувствительную точку, видимо нащупав мою эрогенную зону, и я застонала ему в ответ.
Он легко избавился от своей футболки, пока я расстегивала свою кофту, под которой не было ничего. Несколько секунд, и он только в плавках, а я – в трусиках. Он легко снял мое белье, не оставляя на мне никакой защиты против своего напора. Но я не сопротивлялась, я хотела этого. Действительно, хотела. И даже, когда я почувствовала, как два его пальца скользнули в промежность, я не дернулась, вопреки своим ожиданиям. Я лишь прогнулась, словно дикая кошка, и зарычала так же...
- Джеймс, пожалуйста... Хватит... Я хочу тебя...
- Свон, детка... Аррр... – Джеймс просто хрипел от возбуждения.
Когда он снял свои плавки, то по моей коже пробежал холодок. Его член был просто огромным, и я боялась, как он может поместиться у меня... там...
- Ты, не бойся только, все будет хорошо! – Джеймс заметил мою панику.
Я просто кивнула, и попыталась расслабится.
Едва головка его члена коснулась моего входа, я резко дернулась. Он тут же меня поцеловал, и продолжил свое движение.
Когда он наткнулся на девственную плеву, то возглас удивления не укрылся от меня.
- Белла...
- Сделай это, - простонала я, зажмурившись.
Было немного больно, когда он прервал эту последнюю преграду, но я отдалась совершенно другим чувствам. Я стонала, одновременно приспосабливаясь к его темпу.
- Быстрее, Джеймс, умоляю, быстрее...
Мои пальцы скользили по его мокрым от пота плечам, я все время нуждалась в его губах, потому что иначе было уже невозможно.
В тот момент, когда мы оба достигли наивысшей точки наслаждения, я громко закричала:
- О, Джеймс... Дааа....
Он упал на меня, полностью расслаблен. Но не был тяжел такой груз. Я была рада тому, что это случилось. Именно с ним. Именно сейчас. Я чувствовала, что так надо было сделать.

End of flashback.

Кэт тяжело дышала. Похоже, что она даже возбудилась от таких мельчайших подробностей моей жизни. Я просто криво ухмыльнулась, решив все-таки закончить свой рассказ:
- Я, правда, распрощалась с девичьей честью вовремя. В пятницу Феликс выкрал меня. Я спала, он просто накинул на меня платок с хлороформом, и я очнулась уже в какой-то комнатке под самой крышей. Здесь не было Рене, но был он. Он часто насиловал меня, держал связанной. Во рту почти всегда торчал кляп. Я не могла выбраться из этого плена, а если делала попытки, то каждый раз была наказана. Либо избиением, либо анальным сексом. И одно, и другое я ненавидела одинаково. Именно он заставил меня первый раз взять мужское достоинство в рот. Я была часто без сознания. Вся в синяках. А потом... Однажды... Он просто не вернулся. Дней через пять меня, полумертвую, всю в кровоподтеках, ссадинах, полуголую и связанную обнаружили жители дома, у которых что-то случилось с антенной. Потом я попала в больницу. Там была... Месяца три. А потом, еще полтора года, я существовала в приюте. Нет, Викки и Ли остались со мной, но я больше не видела не парней, ни брата. Никогда...
Наконец-то я замолчала, отвернувшись, чтобы смахнуть так некстати накатившие слезы.
- Белла... Прости, что я...
- Нет, ты не заставила меня рассказывать. Я сама предложила посекретничать, Кэт. Но, вот что я тебе скажу, милая. Завтра нам на площадку к десяти, сейчас уже почти час ночи. Если ты не хочешь, чтобы я снова попала к Карлайлу... на... эмм... «ковер», то давай, твои откровения оставим на завтра.
Кэт улыбнулась, впервые за вечер, показывая искреннюю радость:
- Я, тогда, наверное, поехала...
- Куда это? –спросила я, вставая с дивана. – Пьяная за руль? Кто тебя отпустит? Пойдем, я провожу тебя в комнату для гостей.

- Спасибо.
- Не за что. Спокойной ночи, - сказала я ей, показав, что и где лежит. Она мне тепло улыбнулась и прошептав одними губами «Прости», добавила:
- И тебе спокойной ночи. Сладких снов.
Я кивнула и прикрыла за собой дверь. В эту ночь, я чувствую, буду спать спокойно. В квартире будет еще одна живая душа, и призраки прошлого меня не посмеют тревожить в кошмарных снах. А то, что я выговорилась, мне помогло. Неужели иногда обнажать душу можно? Ради собственного спокойствия? Пожалуй, только не особо часто.
С такими раздумьями я легла спать, но беспокойная луна еще полтора часа не давала мне уснуть.
Сон пришел неожиданно. Последнее слово перед отключкой, что слетело с моих уст, было:
- Эндрю...



Источник: http://robsten.ru/forum/71-1953-1
Категория: Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+ | Добавил: -marusa122- (05.06.2015) | Автор: Иннокентия
Просмотров: 211 | Комментарии: 9 | Рейтинг: 4.4/7
Всего комментариев: 9
avatar
9
Спасибо за главу! lovi06032
avatar
0
8
Спасибо за главу!
avatar
0
7
спасибо за главу!
avatar
0
6
Спасибо за продолжение good
avatar
0
5
Спасибо за главу  lovi06032
avatar
0
4
Мне кажется в этой истории Бэлла  - отрицательная героиня, с начала и до конца...Прошлое - страшное до дрожи, и оно ее сломало наполовину,но вот теперь она эгоистка,которая ни считается ни с кем, всех презирает и использует в своих целях( кроме Кэт). Влюблен в нее Эдвард, а не она в него...Не зря ведь она "общается" со старшим Калленом, запрещая Кэт оставаться с ним наедине.  Дружба Кэт с Бэллой тоже не построена на чистом доверии - она ждет известности и славы, потому что Бэлла теперь ее покровительница. А Эдварда мне жаль...я думаю, что он здесь единственный , кто честен и порядочен. Большое спасибо за новую главу.
avatar
0
3
Спасибо за главу. Какое тяжелое прошлое.
avatar
0
2
Спасибо огромное за главу!  good lovi06032
avatar
0
1
Да, конечно, Белле не позавидуешь... Через такое пройти... Но она молодец, выдержала... И это к стати многое объясняет. А то , как она себя ведет с Эдвардом, мне кажется это всего лишь защитная реакция... Спасибо за продолжение! good 1_012
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]