Фанфики
Главная » Статьи » Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Она инвалид. Глава 6. Ты влюбилась!
Глава 6. Ты влюбилась!

POVБелла

Сначала всё было хорошо. Море ярких вспышек света, всполохи чего-то мягкого и тёплого, всё живое, приятное. Ощущение счастья, которое охватывает тебя с головой…

Потом всё начинает кружиться, всё меняется, я падаю. Падаю долго, мне страшно. В конечном счете, я оказываюсь в темноте. Вокруг лишь чернота, слышны чьи-то голоса, я оглядываюсь по сторонам, широко распахиваю глаза, чтобы хоть что-то увидеть, но бесполезно. Я одна.
- Смирись, - шепчет рассудок. И я почти смирилась, но что-то в моей памяти вспыхивает, что-то не даёт темноте поглотить мою душу.
- Борись, - возмущается чей-то голос. - Ничего ещё не потеряно!
- Кто ты? Где ты? - кричу я в ответ.
Темнота, словно стена, отражает мой голос, и он эхом разноситься во тьме. Я в отчаянии обхватываю голову руками, из моей груди вырываются рыдания, из глаз катятся слёзы…

Вдруг реальность перестаёт быть кошмаром. А всё от того, что чья-то тёплая рука ложится на моё плечо.
- Борись, - шепчет голос, как будто успокаивая.
- Но как? Я не могу, у меня нет сил, - шепчу я в ответ.
- Я помогу тебе, - опять раздаётся в пространстве.
Я открываю глаза и сразу опять крепко зажмуриваю их. Яркий свет ослепил меня. Я открываю глаза вновь, прикрывая их рукой. Вокруг меня лишь белый свет, лишь фон. Вдалеке я различаю фигуру, медленно удаляющуюся от меня.
- Стой, подожди, не оставляй меня! - кричу я, бросаясь за ним вдогонку.
Но я как будто стою на месте, а фигура всё удаляется и удаляется. Из-за яркого света я не могу рассмотреть, кто это.
- Постой, помоги мне, ты обещал! - начинаю шептать я, останавливаясь.
Фигура чуть останавливается, а потом, видимо посчитав, что ему послышалось, идёт дальше. Постепенно человек растворяется в свете, а я, осознав, что опять одна, издаю истошный вопль, резко садясь на своей кровати.

- Это сон, всего лишь сон, всего лишь сон, – судорожно шепчу я, обхватывая себя руками и раскачиваясь из стороны в сторону.

Постепенно я начинаю приходить в себя.

За окном ещё темно, комнату освещает лишь свет от уличных фонарей, проникающий сквозь плотно задёрнутые прозрачные занавески. Вокруг тишина, которую нарушает лишь моё судорожное дыхание. Похоже, моего вопля никто не слышал… это и к лучшему. Не хватало ещё разбудить весь дом.

Я тяжело откидываюсь на подушки и закрываю глаза, пытаясь заснуть. Но сон никак не идёт. Я начинаю ворочаться на кровати. Но в голову начинают лезть такие сейчас ненужные мысли… воспоминания о кошмаре…

Этот кошмар… а кошмаром ли он был на самом деле? Ведь там я могла ходить… бежать… хоть и безрезультатно.

Я осталась одна… Ха! А разве когда-то было иначе? Я была одна всегда, все уходили от меня так же, как и тот человек из моего сна! И сейчас…

От стыда я даже открыла глаза. Нет! Сейчас всё совсем по-другому! Я нужна… нужна…

Когда я второй раз открыла глаза, было уже светло. Большое окно в моей комнате было распахнуто, а занавески раздвинуты. Они подхватывались ветром и как бы парили, не в силах улететь отсюда из-за того, что привязаны к багету. Как ни прискорбно, они напомнили мне себя. Я так же как и они могла радоваться ветру, могла встречать рассвет… но я больше никогда не смогу «оторваться от земли», никогда не буду свободна.
- Зато ты теперь живёшь по-настоящему, будь благодарна хотя бы за это, - прошептала я себе.

И в этот самый момент я почувствовала, что в меня запустили подушкой.

- Так ты не спишь!? Подумать только! Я тут битый час жду, когда она проснётся, а она, видите ли, притворяется! Белла, какая же ты безответственная! У нас сегодня столько дел, а ты тут лежишь, прохлаждаешься! – возмущалась Элис.

Она вскочила с кресла-качалки, в котором сидела в обнимку с моей плюшевой кошкой, и начала маленьким рыжим вихрем носиться взад-вперёд по моей комнате, то и дело взмахивая руками и высказывая мне своё недовольство.

От всей этой картины я и сама не заметила, как начала посмеиваться. И вот в меня уже летит и вторая подушка с подоконника! Я лишь сильнее залилась хохотом, откидываясь на кровать.

- Ах так? Значит тебе смешно?! Ну держишь, подружка!

Элис прыгнула ко мне на кровать и стала щекотать меня. Я с детства до смерти боялась щекотки и стала от неё отбиваться, но Элис оказалась жутко проворной.

- Ладно, ладно, ты выиграла, извини, – сдалась я, пытаясь унять хохот.

- То-то же! – хмыкнула Элис и встала с моей кровати с победным выражением на лице, – Будешь знать, как не воспринимать мои слова всерьёз! И смотри мне, в следующий раз будет хуже!

Элис игриво сверкнула глазами и нагнулась. Пошарив руками по полу, она поднялась с огромной стопкой всевозможных журналов в руках. Из-за этой стопки я даже не смогла видеть Эл. Удивительно, как столь маленький и хрупкий на вид человечек мог удержать такую тяжесть. Даже у меня руки непременно отвалились бы от такой кучи бумаги. Она, наверно, весила целую тонну!

- Э-э-э, Элис, ты что, решила открыть свой ларёк по продаже журналов? Или в вашей школе объявили конкурс по сбору бумажной тары?

- Сама ты бумажная тара! – буркнула Элис, обиженно надув свои губки. – А это – журналы, где представлены самые модные дизайнерские новинки!

Глаза Эл восторженно заблестели, а её ручки ещё сильнее сжали бумажную кучу, грозившую раздавить мою недавно приобретенную подругу.

- И зачем тебе они? – пробормотала я, сонно зарываясь руками в свои волосы и машинально приводя их в ещё больший, чем был, беспорядок.

- Мне? Нет, Белла. Я принесла их не себе, а тебе!

Я непонимающе вытаращилась на неё.

- Теперь я вообще ничего не понимаю. Мне- то они зачем понадобились?

- Э-э-э, просто… я тут подумала… Я ведь тебе говорила вчера, что сегодня мы будем покупать тебе новую одежду. Ну вот… я, ну… вспомнила про твою… проблему и… ну… короче, сейчас ты быстренько почистишь зубки, позавтракаешь, а потом мы с тобой вместе выберем тебе новый гардероб, а через несколько дней его уже доставят нам домой, согласна?

- Будь по-твоему, Элис, – согласилась я, как покажет время, даже не представляя, что меня ждёт.

Когда мы спускались в столовую, Элис успела рассказать, что сегодня в доме только мы с ней. Карлайл с мальчиками уехали в Ванкувер, чтобы проверить дом, который их семья приобрела там несколько лет назад. Ещё в доме была прислуга. Она жила в нём и считалась членами семьи.

- Нашу кухарку зовут Шейла, а горничную Габриель. Им обеим уже за пятьдесят, к нам с братьями они относятся как к любимым внукам. Правда, нашего Эдварда всегда называли оболтусом и негодяем.

На мой вопрос почему, Элис ответила, сдерживая ухмылку.

- Он был… трудным подростком…

На завтрак были блинчики с малиновым джемом. Шейла с улыбкой приносила и уносила тарелки, а после дала нам с Эл по чашечке горячего шоколада.

- Пусть шоколад согреет вас в такое морозное утро, мои хорошие, – проворковала она, гладя нас с Элис по головам, от чего я немедленно зарделась.

После завтрака наступило самое ужасное, что случалось со мной за всю мою сознательную жизнь!

Когда мы зашли в мою комнату, я аккуратно с помощью Элис пересела на кровать, Эл тоже перебралась ко мне и взяла из стопки верхний журнал. Он был первым… после сорок четвертого я сбилась со счёта… а Элис кажется это очень даже нравилось. Более того, мне казалось, что после каждого просмотренного журнала она светится интересом и энтузиазмом всё больше и больше!

Все вещи, которые были в журналах, мне не подходили. Я бы никогда не купила себе того, что было там представлено. Но Элис было не остановить! Я конечно делала жалкие попытки уговорить её остановиться и уверяла, что мы (вернее она) и так много выбрали, но она только отмахивалась от меня и снова устремляла свой взгляд в очередной журнал.

- Вау! Вот это красота! Белла, ты только посмотри! Ты будешь шикарно выглядеть в этом платье!

Я никак не отреагировала на этот радостный возглас Элис. Сказать почему? Да потому что эти самые возгласы она издавала по нескольку раз за каждый журнал! А у меня уже начинала ехать крыша, я даже слышала, как она шуршит шифером! Ой, нет, это просто страницы журналов.

Элис запустила в меня журналом. Сегодня она какая-то странная – весь день вещами кидается. Хорошо ещё, что маленькими, а то мало ли что может прийти в её чудную рыжую головку!

- Эй!

- Открой на тринадцатой странице, – заявила она, нетерпеливо ерзая на кровати.

Я со вздохом повиновалась. На тринадцатой странице было маленькое чёрное платье. Ну что сказать? Оно, конечно же, было прекрасно! Элис всегда выбирала самое лучшее. Платье обтягивало грудь, а дальше было свободного покроя, струясь до колен воздушными чёрными складками из шёлка.

- Ну как тебе?

- Оно прекрасно, – зачарованно пробормотала я, – но Элис, зачем оно мне?

- Ну ты и глупышка, Белла! – засмеялась Эл, – в гардеробе каждой уважающей себя девушки просто обязано быть маленькое чёрное платье, это же универсальный предмет одежды! И да, мы его берём!

Спустя ещё часа три Элис всё же прекратила свои модные мучения и оставила меня в покое. Я готова была прыгать по комнате… если бы была на это способна. Короче говоря, мы обе были довольны. Элис тем, что смогла всё-таки выбрать мне гору одежды, а я тем, что эти мучения закончены. О Господи, как же сложно быть девушкой! Особенно с такой подругой, как Элис!

Я лежала на кровати в своей комнате и пыталась сочинить что-нибудь стоящее. Когда-то давно я каждый день сочиняла по новому стиху. Таким образом я вела что-то типа дневника, который хранил все мои мысли. Каждый день я стихами описывала свои чувства и переживания. От первого поцелуя до первой драки за школой, от первой пятёрки до первого неуда, о котором узнали родители…

Я вспомнила сегодняшнее весёлое пробуждение, ласковую улыбку Шейлы и ароматный горячий шоколад. Вспомнила маниакальную улыбку Элис во время просмотра журналов. Вспомнила те ужасно всё открывающие и совершенно ничего не прикрывающие кофточки, что Эл непременно закажет, пусть я и категорически была против. Я вспомнила те фотографии, которые заметила на стойке у камина. Эсми с Карлайлом на их свадьбе, Элис с Эдвардом, Эдвард, Элис и Эммет в костюмах на Хэллоуин. Ещё там была фотография всей семьи: Карлайл, Эсми, Эммет, Эдвард, Элис и даже Шейла с Габриель. Они стояли все вместе и улыбались. Как большая дружная семья, частью которой я теперь являюсь. Я сглотнула подступающие слёзы радости. Ощущение, что теперь всё будет хорошо, уже целый день не покидало меня. Пусть я больше никогда не смогу почувствовать своих ног, зато я буду жить в настоящей семье, которая любит меня всем сердцем, в чём я теперь ни на секунду не сомневалась. Ручка сама собой затанцевала по бумаге в блокноте, выводя тем самым каракули букв.

Что ты плачешь, глупышка?

Разве всё ещё страшно?

Не дрожи, не волнуйся,

Всё прошло, не пугайся.

Подставь солнцу щёку,

Чтобы быстрее согреться.

Я всегда буду с тобою,

Можешь на меня положиться.

Ты же знаешь, дурашка,

Что не дам я в обиду

Ни тебя, ни кого-то другого из нашего мира!

Всё теперь хорошо,

Не волнуйся напрасно.

Я приду к тебе лучиком солнца,

Я тебя сберегу,

Не сомневайся!

Знаете, когда ты пишешь стихотворение, на тебя накатывает волна сосредоточенности и напряженности. Но когда последние строки вертятся в твоей голове, и ты уже переносишь их на бумагу, всё резко меняется. Ты чувствуешь победу. Пусть она очень мала, пусть для кого-то ничтожна… но это всё равно твоя победа. Победа над собой, над своими чувствами.

Друзья всегда говорили мне, что я странная. Некоторые смеялись, называя ненормальной… Удивительно, насколько люди порой завистливы! Все знали, что я умею писать стихи, но мои сверстники всегда выставляли меня на посмешище... вернее, большинство моих сверстников. Они говорили, что мои стихи – это чушь собачья. В начальных классах я в это верила и даже не писала пару лет, пока не плюнула на всё и не стала делать то, что мне хочется. А писать стихи мне очень хотелось. Только так я могу максимально точно выразить свои мысли и чувства, свои эмоции.

Честно говоря, в старших классах я была изгоем. Со мной дружило всего пара человек, лучших подруг у меня не было никогда. Я отлично училась, ходила в балетную школу с шести лет, писала стихи, даже иногда рисовала картины… но для современных подростков это ненормально. Дикие тусовки и море алкоголя – вот пределы их мечтаний. Для меня же всё было по-другому. Я видела мир по-настоящему и пыталась выразить это на бумаге.

К девяти вечера мы с Элис встретились в столовой и вместе с Шейлой и Габриель поужинали. После этого я вернулась в свою комнату и решила послушать музыку. Ловя звуки в наушниках, я машинально вновь взяла блокнот и ручку. Рука сама, не подчиняясь ничему, кроме моих чувств, заскользила по бумаге.

Про музыку есть много слов прекрасных.

И вечны те слова, покуда музыка в сердцах наших живёт.

Она вольна, свободна, как ветер на полях,

То плавная, то бурная река…

Она как розы лепесток мягка

И хрупкая как капелька росы:

Слегка отвлечься можешь ты –

Спугнёшь то чудо, что пришло за самой первой нотой.

Прекрасной бабочкой порхают звуки,

А ты боишься сделать вдох.

Вдруг растворится всё, туманом нас окутав?

Вдруг это всё – лишь дивный сон?

Запомни таинство и чудо этого момента,

То ощущение покоя, лёгкости и теплоты.

И в дни сомнений ты найдёшь успокоенье,

Проигрывая музыку внутри своей души.

Новый день встретил меня сильным снегопадом. Из-за огромных хлопьев снега, падающих на все неподвижные и подвижные предметы на улице, в моей комнате было темно как ночью. Поэтому, обманутая непогодой, я проспала до самого обеда. Проспать ещё больше мне не дала Элис, ворвавшаяся в мою комнату где-то в час дня.

Красная, распотевшаяся, вся в снегу… а на лице как всегда безупречная улыбка. Она стала отряхиваться, посылая на меня холодные брызги только что растаявшего снега, на что я натянула одеяло себе на голову.

- Белла, вставай, на улице такая классная погода! – восклицала Элис, пытаясь отобрать у меня одеяло.

- Ну Эл, отстань, дай мне поспать, – простонала я, накрывая голову подушкой, так как одеяло уже стало трофеем Элис.

Как вы уже догадались, Элис всё же удалось выгнать меня из моей тёплой и уютной постельки прямиком в ванную, а оттуда на кухню обедать. Я уже обрадовалась, что до улицы дело не дойдёт, но видимо наш рыжий эльф решил иначе, потому что через полчаса после завтрака-обеда Эл выкатила мою коляску на улицу в беседку.

Снаружи было очень красиво. Большие белые снежинки казались пушистыми облачками, кружившими над моей головой.

Эдвард и Эммет уже приехали из Ванкувера. Они тоже вышли из дома и теперь как маленькие дети играли с Элис в снежки и устраивали настоящие снежные перестрелки. Эдвард и Элис явно играли на одной стороне и атаковали Эма вместе. Эммет быстро смекнул в чём дело и смылся от греха подальше. Эдвард и Эл пожали друг другу руки и стали подходить ко мне. Удивительно, у них на лицах были абсолютно одинаковые ухмылки, словно они отражения руг друга.

- Ну что, Белла, ты ещё не надумала удрать от нас? – поинтересовался Эдвард, присаживаясь на лавочку в беседке с дружелюбной улыбкой на лице.

- Зачем? У меня ведь всё равно ничего не получится, – хмыкнула я, переводя взгляд на ухмыляющуюся Элис.

- Элис, надо отпраздновать победу. Как думаешь? – обратился к ней Эдвард.

- Определённо, коллега! Есть тут у меня пара идей…

Элис с Эдвардом стали перешёптываться, обговаривая пакости, которые можно устроить Эммету, а я решила пока осмотреться получше.

Впервые за этот год я смотрела на мир, отбросив пелену страданий и боли. В моём личном мире сейчас светило солнце. Хотя в настоящем оно было спрятано за завесой белых снежных облаков. Они были похожи на огромную мягкую перину… такие нежные, плавные…

Снег всё падал и падал, образовывая на земле толстый снежный ковёр. Выглянуло солнце, и я прикрыла глаза. Было больно смотреть. Кругом, как настоящие бриллианты, сверкал снег.

Снежинка, плавно кружась в воздухе, опустилась мне на перчатку. Я, затаив дыхание, осторожно поднесла её к лицу, чтобы получше рассмотреть. Идеальная, симметричная, неповторимая. Никогда вы не найдёте двух одинаковых снежинок. Они как люди: одинаковых нет. Да, есть похожие, но абсолютно идентичных вы никогда не найдёте. Я вздохнула, и снежинка растаяла от моего горячего дыхания, оставив маленькую лужицу на моей перчатке.

- Ну всё, берегитесь!

Эммет нёсся к нам на всех парах, а впереди он вёз машину для уборки снега!

- Нет, Эммет, ты не посмеешь! – завизжала Элис, пытаясь подняться и убежать куда подальше от нашего мишки со снегоуборочной машинкой.

Но было уже поздно. Элис с Эдвардом успели подняться, но усвистать им помешал снег, который нападал уже по колено. Эммет со злобным смехом пробежал мимо нас, а снег из снегоуборочной машины маленькой стремительной лавиной полетел прямо в нашу сторону. Я даже пикнуть не успела, как меня накрыло холодным белым «одеялом».

- Эммет, ты покойник! – послышался разъярённый крик Элис, который стал постепенно удаляться.

Где-то очень близко от меня что-то начало посмеиваться и капашиться, а потом мои глаза распахнулись, потому что это что-то подхватило меня на руки и стало отряхивать от налипшего снега.

- Прости, что стала жертвой этой баталии, – прохихикал Эдвард, отряхивая снег с моей шапки. – Я отнесу тебя домой, а то ещё обморожения тебе получить не хватало.

Эдвард на руках понёс меня в дом. Кроме неловкости и смущения я испытывала чувство непонятного покоя. И хоть на улице было холодно, во мне зародилось приятное тепло, разливающееся по всему телу.

Мы зашли в дом. Эдвард понёс меня в мою комнату.

- Знаешь, это не обязательно. Ты просто мог оставить меня в гостиной и потом принести… коляску… – пробормотала я себе под нос, не осмеливаясь посмотреть в его прекрасные зелёные глаза.

- А что если я не хочу? Что если мне нравится носить тебя на руках? И к тому же ты такая лёгкая.

Он, шутя, легко подкинул меня в воздух, на что я громко взвизгнула и крепче прижалась к нему, не забыв попутно ударить его кулаком в грудь. Он хихикнул и ещё крепче прижал меня к себе.

Мы дошли до моей комнаты, всю дорогу шутливо препинаясь. Эдвард усадил меня на кровать и принялся снимать с меня куртку.

- Что ты делаешь? – удивилась я, поддаваясь на его манипуляции.

- Снимаю с тебя верхнюю одежду, что же ещё, – улыбнулся он мне, наклоняясь и снимая ботинки с моих ног.

- Это необязательно… - стала протестовать я, – я и сама вполне могу о себе позаботиться…

- Белла, давай быть реалистами, ведь у меня это получилось быстрее, чем у тебя, – будничным тоном сказал Эдвард, освобождая меня от шапки и шарфа.

- Блин, почему у тебя так жарко? Я уже весь вспотел.

- Может потому что ты в куртке? – хихикнула я.

Эдвард непонимающе оглядел себя и ухмыльнулся. Потом стал освобождаться от своей верхней одежды, не сводя с меня своих хитрых зелёных глаз.

- Чем планируешь заняться? – спросила я у Эдварда, чтобы прервать неудобное молчание.

- Как ни прискорбно, на каникулы задали прочесть «Ромео и Джульетту», так что придётся заняться этой рутиной, – вздохнул он, подходя к книжному шкафу и пробегаясь взглядом по полкам.

Поискав с минуту, он вытащил с полки почти новый томик произведений Шекспира. Эдвард уже собирался вернуться обратно и сесть на кровать, но я остановила его.

- Эдвард, ты не мог бы подать мне тот чемоданчик в углу? – попросила я, кивком указав на средних размеров чемоданчик, подпиравший стену в углу.

- Конечно.

Через минуту Эдвард уже сидел на кровати рядом со мной, полностью погрузившись в чтение. А я уставилась на предмет, который он принёс мне.

- Эй, ты чего? – спросил меня Эдвард.

- Э-э-э, ничего, просто я очень долго не открывала его… так долго, что кажется забыла, как это волнительно…

- Тогда может самое время его открыть? – спросил он меня, ласково улыбнувшись.

- Пожалуй, ты прав, – пробормотала я, хватаясь за ручки чемоданчика и щёлкая замочком.

Чемоданчик открылся, и из него на кровать вывалились листки бумаги и простые карандаши разной мягкости.

Эдвард взял в руки пару листков и начал их рассматривать, удивлённо приподнимая брови и распахивая свои удивительные изумрудные глаза. Я заметила этот самый жест у всех Калленов, с которыми на данный момент была знакома и отметила, что он означал крайнюю степень удивлённости и замешательства.

- Это твои работы? – спросил он, поднимая на меня свой изумлённый взгляд.

- Ну, э-э-э, да… Просто иногда хочется чем-нибудь заняться… вот я и… - замялась я, отводя взгляд в сторону и краснея как помидор.

- Очень красиво. У тебя свой стиль, – пробормотал он, всё ещё разглядывая мои картины.

Я не очень любила рисовать и не считала это своим хобби. Просто во Флориде очень часто была такая жаркая погода, что от смога и беспощадного солнца можно было скрыться только в доме с включенным кондиционером. На каникулах мне очень часто становилось скучно. Мама с папой каждый день были на работе, а занятия в балетной школе проходили по три часа три раза в неделю. Работой меня тоже не загружали, так что иногда я по нескольку дней сидела одна дома. Писать всё время надоедало, поэтому я бралась за карандаш и бумагу. Иногда получалось что-то стоящее. Все работы я складывала в свой чемоданчик, иногда их пересматривая. Но мне было очень неловко, когда кто-нибудь кроме меня оценивал их. Так что сейчас я, затаив дыхание, ждала вердикта, который Эдвард мне вынесет.

- Мне нравится, – снова улыбнулся он мне, возвращая рисунки.

- Спасибо, – смущённо прошептала я, опуская голову, чтобы скрыть свои пылающие щёки.

Эдвард снова уткнулся в книгу, а я неуверенно взяла в руки карандаш и подложила специальную дощечку для рисования под чистый лист бумаги.

Через некоторое время я закончила и взглянула на свою работу. То, что я увидела, шокировало и, если честно, напугало меня. С листа бумаги на меня смотрела пара совершенных глаз. Я поспешно прижала работу к груди. Эдвард отвлёкся от чтения.

- Эй, что случилось?

- Н-ничего… просто не получилось н-немного… – запинаясь, соврала я.

- Покажешь? – попросил он, протягивая ко мне руку.

- Нет! – выкрикнула я, отклоняясь от него.

Эдвард, недоумённо нахмурился, но всё же отодвинулся и смущённо пробормотал извинения.

- Нет, это ты извини, Эдвард, мне не стоило так резко реагировать… просто… не надо смотреть, ладно?

- Хорошо. Если ты против, я не буду настаивать… мир?

Эдвард протянул мне руку, безупречно улыбаясь. Я тоже протянула руку и вложила её в его ладонь, он нежно сжал её, смотря мне в глаза. Некоторое время мы так и сидели, держась за руки и смотря друг другу в глаза, пока стук в дверь не нарушил тишину в комнате. Мы поспешно отдёрнули руки, отстраняясь друг от друга, я мгновенно залилась краской, как варёный рак.

В комнату вошла Элис в мягком домашнем халате до самых щиколоток. Её ярко-рыжие волосы были мокрыми и ещё больше топорщились в разные стороны, как будто у неё был неудачный опыт при участии розетки и двух её пальцев. Пикси лучезарно улыбнулась нам с Эдвардом и уселась на кровать между нами.

- Привет, мирные жители, чем занимаетесь?

Она осмотрелась, подмечая и мои горящие щёки, и нахмуренного чрезмерно сосредоточенного Эдварда.

– Ой, что это?

Не успела я опомниться, как Эл уже засунула свой миниатюрный, но слишком любопытный носик в мою недавно сделанную работу. Её рот шокировано открылся. Она быстро посмотрела на Эдварда, потом опять на рисунок, затем её взгляд приклеился ко мне. Я быстро поднесла палец к губам и умоляюще на неё посмотрела. Эл закусила нижнюю губу, я буквально видела, как в её чудесной головке закрутились колёсики, а потом в ней видимо что-то щёлкнуло, и Эл дьявольски мне усмехнулась. Я лишь вздохнула. Эта ухмылка без сомнения означала, что потом мне не отвертеться от «разговора-по-душам-с-лучшей-подругой».

- Элис, а ты не собираешься делать домашнее задание? – спросил Эдвард, поднимая на неё вопросительный взгляд.

- Зачем? Я читала «Ромео и Джульетту» раз пять! – радостно воскликнула она, подпрыгнув на кровати.

- Пару лет назад она просто тащилась от этой истории, – объяснил мне Эдвард, после чего передёрнулся всем телом.

- Ты что-то имеешь против? – спросила Элис. – Не понимаю, как можно не любить эту историю! – искренне удивилась она, в изумлении распахнув глаза.

- А что в этом удивительного? – фыркнул Эдвард. – По моему, Ромео – чёртов грёбаный мудак, который не может даже отстоять свою любовь.

- Им по четырнадцать-шестнадцать лет, умник! – возмутилась Элис. – Ты в этом возрасте даже к девушке подойти боялся!

- Я? Элис, ты хоть поняла, что сейчас сказала? – усмехнулся Эдвард.

- Да. И как я поняла, немного уязвила этим твоё самолюбие.

Эли показала брату язык и отвернулась от него, скрестив руки на груди.

Я тоже была полностью солидарна с Элис, но высказать своё мнение не решилась. Не хотелось накалять и без того разгорячённую обстановку.

После ужина мы с Элис поднялись в её комнату для, как она выразилась, «разговора о всяких пустяках». Мне оставалось лишь обречённо вздохнуть и направиться за её фигуркой. Эдвард и Эммет растянулись на полу в гостиной и играли в приставку. То и дело до моих ушей долетали смех и возмущённые мужские возгласы и ругательства.

Дверь в комнату Элис закрылась за моей спиной, и я тут же почувствовала себя героиней голливудского ужастика, за которой кто-то ужасный захлопывает дверь. Потом по традиции должны были идти леденящие душу вопли и слабые попытки девушки убежать.

Элис прошествовала к противоположной от двери стене комнаты, где располагался большой оранжевый диван. Она плавно опустилась на него, похлопывая на месте рядом с ней с хищной улыбкой на лице. Я неохотно и предельно медленно перебралась с коляски на диван.

- Ну, рассказывай! – выдохнула Элис, в предвкушении уставившись на меня.

- Что рассказывать, Элис? Ничего не было и…

- Почему ты нарисовала его глаза? – перебила меня Эл с всё тем же выражением на лице.

- Сама не знаю… как-то само получилось. Я задумалась, смотрела на него… а когда пришла в себя, поняла, что нарисовала… - пролепетала я.

- Он когда-нибудь снился тебе? – снова огорошила меня вопросом Элис.

- Э-э-э, нет.

- Может, ты постоянно думаешь о нём?

- Нет, ничего подобного.

- Ты о нём не мечтаешь?

- Нет.

- Даже никаких эротических фантазий?

- Боже, Элис, нет конечно! – зарделась я, пряча лицо в ладонях.

- Что ж… мне всё понятно! – вдруг воскликнул этот рыжий чертёнок. – Поздравляю, Белла, ты влюбилась!

- Что?!
***********************************
Ну что ж, вот и ещё одна глава. Как видите, здесь всё спокойно… до определённого момента, конечно. Я очень долго мучилась с концом главы, всё переделывала и переделывала. Хотелось вас заинтриговать. Скажите, у меня хоть чуть-чуть это получилось?
В этой главе мы видим, что Эдвард очень тепло относится к Белле, я бы сказала, очень нежно... Вы так не считаете?
Так же мне захотелось немного выделить Элис и безбашенный характер Эммета, я надеюсь, что это у меня тоже получилось.
В общем, вышла весьма позитивная глава, если не считать немного хмурого начала.
Очень надеюсь, что вам понравилось и как всегда жду ваших комментариев на форуме.


Источник: http://robsten.ru/forum/35-945-1
Категория: Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+ | Добавил: perl (20.04.2012)
Просмотров: 1443 | Комментарии: 5 | Рейтинг: 5.0/10
Всего комментариев: 5
5   [Материал]
  Любовь нечаянно нагрянет....[i]Поздравляю, Белла, ты влюбилась![/i] Похоже Эдвард тоже на зацепе fund02002
Спасибо, это глава отличная good

4   [Материал]
  Элис уже все поняла.. а вот сама Белла, по ходу, еще не совсем осознала, что любит.. посмотрим, посмотрим... good
спасибо за главу! lovi06032

3   [Материал]
  Спасибо lovi06032 lovi06032 lovi06032

2   [Материал]
  мне очень понравилась глава) самая лучшая их всего фф))
спасибо за старание!* lovi06032

1   [Материал]
  мне реально очень нравится эта история! спасибо, что ее публикуете и с нетерпением жду продолжения!!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]