Фанфики
Главная » Статьи » Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Санктум. Бонус №3 часть 2
От автора: Я долго раздумывала, от какого лица написать эту часть. Но решила по традиции писать от Беллы, потому что от Эдварда сразу раскрылась бы вся интрига, ведь он читает мысли. К тому же, не были бы понятны мотивы поведения Беллы, так как именно ее мыслей Эдвард не читает. Поэтому эта часть будет от Беллы, но я вам обещаю еще минимум один бонус от лица Эдварда, из более позднего времени их вечности.
Кстати, предупреждаю сразу: глава не для слабонервных. Хотя, вы уже привыкли ко всем моим неожиданным поворотам сюжета.

______________

Бонус №3. Розали и девочка, или Белла, беги! (Часть 2)

POV Белла

- А наша дочь… она как? – поинтересовалась я, расстраиваясь, что без нас ей было одиноко.
- Прекрасно, – ответил Эдвард. – Она уже очаровала всех.
Он мягко улыбнулся, беря меня за руку:
- Так как ты назовешь ее?

Я посмотрела в сияющие глаза цвета расплавленного золота и почти утонула в их глубине.
- Давай придумаем имя вместе, - предложила я, сжимая его ладонь.
- Хорошо. Вместе, - он посмаковал это слово и улыбнулся, разворачивая меня к дому. – Ну что, готова? – громко спросил он.
- Нет, - засмеялась я и сжала его ладонь – крепко, опираясь на него, как на будущего… мужа, которого люблю. – Но давай пойдем!

Мы разбежались, оттолкнулись ногами и одновременно перемахнули реку.

Настроение Эдварда передалось мне, и я изо всех сил постаралась мыслить позитивно, готовясь к новой встрече с родными моего… жениха. Ах, как же все было сложно для меня. Трудно представить развитие наших странных отношений, хотя я искренне пыталась. Но червяк сомнения все еще сидел внутри меня, и сейчас, чем ближе мы были к дому, тем сильнее он давал о себе знать. Наедине с Эдвардом было намного проще забыть о возрасте. Все становилось сложнее, когда я представляла себя в обществе его семьи. Я была старше его матери! Приемной матери, как он мне сказал, но все же…

Внутренне я была слишком напряжена, хотя и не показывала вида.

Эдвард же, казалось, совсем не был смущен. Его глаза сияли всякий раз, когда он смотрел на меня, а улыбка была умопомрачительной. Невооруженным глазом было заметно, насколько он… счастлив.

Я уже было хотела выдавить улыбку в ответ, как вдруг Эдвард резко переменился в лице и затормозил, не добежав до входа в дом каких-то несколько метров. По инерции я все еще двигалась вперед, но он резко дернул меня к деревьям, как будто бы… прикрывая от кого-то собой. Его лицо побледнело так, как это вообще возможно для вампира.

Что?..

Я не успела задать вопрос, но моя душа ушла в пятки. Что бы ни случилось, это было что-то чудовищное.
- Наша дочь… - выдавила я слабо из себя, немедленно решив, что беда с нею.
- Она в порядке, - пробормотал Эдвард, и я отчетливо разглядела в его глазах страх, что только добавило мне беспокойства.
- Что? Что? – потребовала я, сжимая в кулаки его рубашку на груди, чтобы он посмотрел на меня и ответил. Его страх распространялся внутри меня, подобно язве. Если бы мое сердце еще билось, я бы, возможно, потеряла сознание, таким пугающе серьезным было его лицо.

Казалось, Эдвард не знает, что сказать. Его мысли были сосредоточены на чем-то, что слышал только он, и я хотела знать, что именно. Немедленно.

Он нежно взял мое лицо в ладони. Это было так неуместно в этой ситуации, что я едва не возмутилась, когда он, наконец, заговорил. Его слова были тихими, будто нас мог кто-то подслушать. Кто-то очень плохой, от кого он пытается защитить меня.
- Пожалуйста, делай то, что я скажу, ради безопасности – твоей и нашей дочери.

Слова о безопасности дочери заставили мое сердце дрогнуть, сжаться до боли. Шуткам не осталось никакого места. Я твердо кивнула. Ради дочери я пойду на все. На все, что угодно.

Мой одеревеневший от страха мозг работал на полную катушку, пытаясь понять по звукам, что происходит. Я хотела бы даже посмотреть, но Эдвард закрывал своими плечами мне весь обзор, я не могла даже пошевелиться, он стальной хваткой держал меня у дерева.

Я слышала быстрое сердцебиение дочери отсюда – с нашей девочкой все было в порядке. Ветер приносил запахи Калленов, они все были здесь. Также я могла различить глухие, мощные удары нескольких сердец за домом, и тяжелое дыхание. Я не могла сказать точно, сколько их было, но точно больше двух.

Мое сердце снова сжалось от страха. Это были люди? Если да, то почему Эдвард закрывает меня собой и говорит об опасности?

А потом до меня долетел новый запах…

Это было так, будто меня со всего размаха ударили по лицу, вызывая внутри… мощную, разрушительную, неукротимую ярость. Запах был мерзким, удушающим. Он пробуждал какой-то примитивный, животный инстинкт во мне. Я едва слышала, как Эдвард шепчет мне что-то умоляющим голосом, мое тело рвалось из его стальных объятий, желая немедленно вступить в бой с неизвестным существом, защитить дочь от опасности. Я едва понимала, что ладонь Эдварда закрывает мой рот, и в моем горле клокочет рычание, которому он не давал прорваться наружу.

- Тише, - просил он крайне испугано, – успокойся, Белла. Все в порядке, я знаю их.
- Знаешь? – я пришла в себя, как только запах перестал поступать в легкие и дразнить обоняние. Пелена ярости медленно сходила с моих глаз.

Через ладонь Эдварда вопрос прозвучал невнятно, но он понял меня и кивнул, и меня убивало то, что страх в его глазах не становится меньше.

- Ты должна осторожно пройти в заднюю дверь, чтобы тебя никто не увидел через парадный вход, - внушал он мне, по-прежнему шепотом. – Возьми ребенка, и вместе с Розали отправляйтесь в горы, как можно дальше, и ни в коем случае не останавливайтесь. Мы нагоним вас чуть позже, как только уладим все.
- Но кто это? – меня удивило, что кто-то может быть настолько опасным, чтобы угрожать вампиру. Эдвард говорил, мы неуязвимы для людей.
- Это старая история, сейчас не время рассказывать. – Эдвард нервно оглянулся назад, будто ожидал, что из-за дома вот-вот появятся чудовища.

- Карлайл, - донесся до меня низкий глубокий баритон, который показался бы мне знакомым, если бы не звучал так угрожающе, сквозь рычание. Однако это был человек, что удивило меня, хотя и немного успокоило то, что Карлайл ответил мягким голосом, будто абсолютно уверен в благополучном разрешении проблемы:
- Здравствуй, Сэм. Могу я узнать, что происходит?

Сэм? Это имя тоже было мне знакомо, в памяти появились размытые образы, хотя они еще не оформились во что-то конкретное. Моя человеческая память оказалась на удивление слаба. Да и время было неподходящее – Эдвард настойчиво подталкивал меня к задней двери, все еще прикладывая палец к губам, чтобы я молчала.

Вот теперь мне стало страшно за него, внезапно я ощутила себя так, будто отпускаю мужа на войну и могу никогда больше не увидеть его.

- Мы пришли по запаху, - громко, все с той же необъяснимой угрозой прорычал голос. – Кровь человека привела нас сюда, и нам все равно, Карлайл, кто именно из вас причастен к смерти.

Смерти? Я судорожно вцепилась в запястье Эдварда, останавливая его. Я смотрела на него обезумевшими от страха глазами, боясь отпустить даже на мгновение туда, где совершается что-то, так напоминающее суд. Кровь, смерть, запах человека. Мой мозг очень быстро обработал информацию и связал ее с собой… Это был мой запах. Они пришли за мной, по следу моей крови. Наверняка.

Эдвард будто прочитал мои мысли, его ладонь коротко коснулась моей щеки.
- Ни о чем не беспокойся, я все улажу, - мягко сказал он, настойчиво высвобождая свою руку из моей хватки. – Забирай дочь и беги. Беги, Белла, пожалуйста.
- Нет… - прошептала я, чувствуя необходимость остаться рядом с ним и помочь, но он уже исчез из моего поля зрения.

- Это он! – услышала я громкий обвиняющий крик, к которому присоединились несколько яростных рычаний, не обещающих ничего хорошего.

Мой мозг раздвоился, я замерла, не в силах решить, что для меня важнее: защитить дочь или Эдварда. Дочь, решило мое подсознание. Эдвард взрослый, он может за себя постоять, и он не один, с ним Карлайл и Эсми, Эммет, Джаспер и Элис. Их шестеро, и они не оставят его одного, а моя девочка слишком маленькая, кто поможет ей, кроме меня?

- Не трогайте их, они ни в чем не виноваты, - раздался поразительно спокойный голос Эдварда, я недоумевала, как он может так великолепно держать себя в руках. – Это сделал я один, они ничего не знали.

Я осторожно сделала шаг к двери и проскользнула в нее, встретившись с перепуганными глазами Розали, на руках у которой была моя притихшая девочка. Словно бы дочка понимала все, что происходит, и чувствовала необходимость сохранять тишину. Она тут же протянула ко мне руки, Розали беспрекословно отдала мне ее, а затем, также как и Эдвард, предостерегающе прижала палец к губам.

- Нам наплевать, кто из вас это сделал. Причинен вред, а вы все заодно, и вы ответите, как положено! – Смутные воспоминания одолели меня снова, но теперь они отчетливо крутились вокруг Ла-Пуш, места, в котором я провела много дней своей юности, места, где меня знали и любили, как дочь Чарли. – Договор был нарушен вашей стороной! Вы поклялись…

Розали исчезла, пока я тихо стояла у задней двери с дочкой на руках. Девочка даже не решилась прикладывать ладошку к моей щеке, она вела себя тихо, только прижималась сильней в поисках защиты. Не волнуйся, девочка, мама не оставит тебя одну.

Розали, словно тень, бесшумно мелькала туда-сюда, собирая большую сумку, в которую складывала вещи и донорские пакеты с кровью. Спустя минуту она была готова следовать со мной.

- Я полностью признаю свою вину, - неожиданно сказал Эдвард, заставив меня вздрогнуть, когда рычание раздалось ему в ответ. – Моя семья не виновата, не причиняйте им вреда.

- Это не поможет, они совершенно безмозглые, чего с ними разговаривать, - с досадой покачала головой Розали, указывая мне в сторону двери, чтобы я поторопилась. В ее глазах был страх, когда она нервно оглянулась на парадный вход, очевидно, беспокоясь и не желая оставлять Эммета наедине с опасностью. Но она мужественно кивнула мне выходить, прикусив губу и сдвигая брови.

Если бы Розали не была уверена, что с Эмметом все будет в порядке, оставила бы она его в опасности?

- Ты что, Эдвард, мы не оставим тебя одного, - возмутилась, по всей видимости, Эсми, словно читала мои мысли, и я услышала тихий ответ Эдварда:
- Не встревай.

Рычание перебило его ответ.

- Это не сработает. Придется драться, - это был, как видно, Джаспер.
- Мы не хотим драться, - тут же громко возразил Карлайл, пока моя душа снова уходила в пятки. – Если даже нам придется, мы не хотим ранить ни одного из вас.
- О нас не беспокойтесь, - запальчиво прорычал тот, кого звали Сэмом, - о себе волнуйтесь. Наше дело – защитить людей. И если даже придется ради этого погибнуть…
- Мы не хотим вас убивать, - перебил его Карлайл, на этот раз в его голосе явственно слышался ужас.
- Тогда мы убьем вас, - самодовольно сказал Сэм, и я, наконец, узнала его голос. Его образ проступил в моем сознании. Индеец из Ла-Пуш, друг Джейкоба и Билли, мы часто сидели за одним костром, я слушала их байки. Они с несколькими другими индейцами прыгали со скал и научили прыгать меня, мы были когда-то друзьями…

Они всего лишь люди, почему Эдвард и его семья боятся их? Насколько я помнила, они были отличными ребятами, многие из них имели семьи и детей. И внезапно мне стало страшно и за них тоже. Я, как и Карлайл, не хотела бы, чтобы моим друзьям был причинен вред, а тем более, чтобы они были убиты…

Сэм, по моим воспоминаниям, имел троих детей! Он был немного мрачным по натуре, но заботливым, хорошим мужем. У него была прекрасная жена, красоту которой не портили даже несколько шрамов на лице. Сэм и Эмили любили друг друга, и Эмили родила мужу трех замечательных дочерей.

И он хочет драться?! Он хочет погибнуть и оставить жену и детей одних? И все из-за какого-то непонятного договора.

Мое зрение снова покрылось красной пеленой, мое тело готовилось к бою. Уговоры Розали не помогали, я остановилась и оглянулась назад, понимая, что мое появление может развеять их сомнения. Сэм считает, что я умерла, но ведь это не так! Я жива, я могу разрешить конфликт миром, только появившись!

- Что ты делаешь?! – прошипела Розали, когда я молча передала ей ребенка. Мой взгляд был сосредоточен не на ней, а на входной двери, через которую смутно маячили силуэты, больше всего похожие на огромных собак… и Каллены, стоящие прямо напротив них в напряженных позах. Казалось, от схватки и тех и других отделяет лишь мгновение.
- Почему он не говорит, что я жива?! – ответила я вопросом на вопрос, в растерянности от того, что Эдвард скрывает правду.
- Это не имеет значения, - прошептала Розали, голос был умоляющим, но мое тело уже тянуло в сторону любимого – мальчика, мужа, которого я могла и хотела защитить не меньше, чем свою дочь. – Договор нарушен. Не важно, жива ты или нет.
- Я не понимаю… - покачала я головой, решительно направляясь на выход. Розали лишь успела отчаянно вскрикнуть мне вслед:
- Нет… - но я уже была снаружи.

Встреченная яростным взглядом Эдварда, как если бы он злился на меня, и потрясенным взглядом Сэма, я неуверенно остановилась у дверей, растерявшись, что дальше делать.

- Белла?.. – удивленно промолвил Сэм, его лицо вытянулось на мгновение.

Он был, как и обычно, до пояса раздет, видимо, все квилеты никогда не чувствовали холода. И я ощутила себя так, как будто снова очутилась в своей юности, в кругу старых друзей… вот только неожиданно оказалось, что друзья настроены ко мне враждебно.

Рядом с ним стояли, ощетинившись, четверо огромных собак, а точнее сказать, волков, они были невероятных размеров, я таких никогда не видела. И еще этот ужасающий запах, щиплющий нос и пробуждающий во мне звериные инстинкты, которым я наверняка бы поддалась, если бы Сэм не был моим знакомым. Только его лицо сдерживало меня от того, чтобы не броситься вперед, разрывая что-нибудь (или кого-нибудь) на части. Ерунда какая-то.

Эдвард сделал неуловимое движение, оказавшись спиной ко мне, в защитной позе.
- Белла… - с досадой простонал он, как будто я сделала что-то неправильное.

Лицо Сэма мгновенно изменилось, снова став злым и угрожающим.
- Так вот что здесь творится! – прорычал он, и в его глазах, устремленных на Эдварда, пылала ненависть. – Ты… - Он даже не нашелся, что договорить, его затрясло, как в лихорадке, так он злился. Он сделал шаг вперед, как будто собирается прыгнуть, и все Каллены моментально напряглись. Я схватила Эдварда за запястье, потому что он тоже качнулся вперед, а я не хотела видеть, как он убивает моего старого знакомого.

Удивленно тряхнув головой, Сэм остановился. Но все еще зло смотрел на Эдварда, будто от сражения его отделяет лишь крошечный шаг, который он почему-то не может преодолеть.

- Она умирала… - прошептал Эдвард, его слова звучали, как неуверенное оправдание.
- Это получилось случайно, - заступился Карлайл, но замолчал, как будто не знал, что еще добавить. Они оба выглядели так, будто совершенно не знают, что сделать и как исправить ситуацию.
- Случайно, говорите?! – взвился Сэм, переметнув взгляд на него. – А как же ваше обещание?! Вы поклялись держать слово! Но что теперь стоят ваши уверения в том, что вы не такие, как другие?!
- Что здесь происходит? – тихо спросила я, осторожно пожимая руку Эдварда. Я ничего не понимала. Мне казалось, что конфликт решится, когда они увидят меня живой, но казалось, что это сделало ситуацию еще хуже.

Остальные волки выглядели очень пугающе, они распалялись все сильнее, с каждым словом Сэма рычали ему в унисон, как будто понимали его речь. Шерсть на их загривках стояла дыбом, и выглядели они так, будто только ждут сигнала, чтобы броситься в бой.

Лишь один волк выглядел немного иначе. Рыжего цвета, он опустил хвост между ног, когда я появилась, и теперь вместо рычания тихонечко поскуливал, глядя на меня.

- У нас был договор, - грустно ответил мне Эдвард, снова привлекая разъяренное внимание Сэма. – Я не должен был обращать тебя.
- Вот именно! – Сэм перевел злобный взгляд на меня. – Ты, Белла! Как ты могла?! Теперь мы должны убить и тебя тоже!

Я поперхнулась его словами, как будто он ударил меня в живот. Мне стало больно и обидно, что Сэм как будто бы обвиняет и меня в чем-то.

Эдвард свирепо зарычал на него, потому что Сэм, дрожа, снова качнулся в нашу сторону, глядя прямо мне в глаза, и его лицо стало страшным, оно немного расплывалось. Все вампиры, как по команде, напряглись для прыжка, и это, мягко говоря, пугало. Я не хотела, чтобы пострадали ни те, ни другие.

- Пожалуйста, можем мы сначала поговорить? – мягко попросил Карлайл, хотя было ясно, что слушать нас никто не собирается. Единственное, что сдерживало Сэма и его псарню, это, видимо, наш численный перевес: волков было пятеро, вампиров семеро. Да и что вообще собаки могут сделать против нас?!
- Не о чем с ними разговаривать! – проговорил Джаспер, который сейчас рычал так же, как и Эдвард, закрывая собой Элис, лицо которой было крайне несчастным и растерянным.
- Да что они могут сделать нам? – попыталась успокоить я моего вампира, опасаясь, что он бросится на Сэма и причинит ему боль. По сравнению с Эдвардом Сэм казался таким хрупким! - Это ведь всего лишь собачки!
- Собачки?! – неожиданно Сэм переменился в лице, его выражение стало обескураженным. А затем он задрал голову к верху и… захохотал. Его псы издавали фыркающие звуки, как будто тоже смеялись, почти по-человечески.
- Это не собачки, Белла, - прошептал мне Эдвард, все его тело было напряжено. Я недоуменно смотрела на хохочущего Сэма.
- Это оборотни, - тихо подсказала Элис, ее голос был мрачен и раздражен, но не испуган. Я совершенно по-новому взглянула на «волков», мой рот приоткрылся в шоке. Кто?! Оборотни?!
- Значит, этот кровосос тебе ничего не рассказал! – Сэм перестал смеяться так же внезапно, как и начал. Никакого веселья не было в его глазах, снова только лютая ненависть. И было так непривычно видеть его таким, что сердце как-то неприятно заныло. Как будто я разом потеряла всех своих друзей по необъяснимой причине, и уже никогда не смогу вернуть назад их расположение.
- Пожалуйста, Сэм, - поднял руку Эдвард, - она ничего не знала. Она только сегодня пришла в себя. Не будь с ней грубым.
- Как же ты мог? – голос Сэма звучал с болью. Его лицо снова скривилось от отвращения, какой-то даже брезгливости. – Разве она заслужила такую жизнь?! – Сэм попытался увидеть из-за спины Эдварда меня, но Эдвард передвинулся, чтобы прикрыть, после чего быстро заговорил, подбирая каждое слово, как будто почувствовал, что настал нужный момент.
- Она умирала, Сэм. Я полностью признаю свою вину, но я просто не смог смотреть на это, - его голос был полон раскаяния, хотя я не могла понять, за что он извиняется. Разве он не спас мне жизнь? – Я тебе обещаю, что она последует нашему примеру. Она никогда не убьет человека. Я лично за этим прослежу, все мы. Посмотри на нее: она даже сейчас контролирует себя, она уже не такая, как другие. И она будет счастлива со мной…
- Счастлива?! – Сэм снова воскликнул раздраженно, метнув на Эдварда пылающий взгляд. – Этого ты ждал?! Этого ты и хотел, выхаживая вокруг нее из года в год, выглядывая тут и вынюхивая. Я просил тебя убраться. Я знал, что ничего хорошего из этого не выйдет!
- Это не так, и ты знаешь это. Я никогда не хотел ей вреда. Я защищал ее все эти годы, если бы не я, она была бы мертва… давно…

Сэм поперхнулся, и на секунду я увидела сомнение в его лице, он признавал за Эдвардом правду. Но затем он вновь ожесточился, стиснув губы, заговорил:
- Но теперь она все же мертва – по твоей вине!
- Я не мертва! – возмутилась я обиженно, но мои эмоции проигнорировали.
- Я не хочу слушать, как ты называешь это «счастьем»! Ты убил ее, и ты нарушил договор. Этому поступку нет никакого оправдания. И никакого прощения тоже не будет. Открыта война. - Все собаки тут же одобрительно заворчали, и я задалась вопросом, кто скрывается за каждым из них? Сэм тоже умеет становиться на четыре лапы?

Волки подобрались, моя новая семья сделала шаг друг к другу, выстраиваясь в идеальную защитную линию, которую, казалось, ничто не сможет пробить. Джаспер выглядел настолько опасным, испепеляя волков глазами, что у меня засосало под ложечкой.

- Сэм! – вступилась я как можно быстрее, поняв, что должна что-то сделать, чтобы предотвратить бойню. Мой квилетский друг не должен пострадать. – У тебя же дети, жена. Одумайся. Что ты сделаешь против семи… - я осеклась, не зная, стоит ли раскрывать правду. – Ты знаешь, кто мы такие?
- Я знаю, Белла, - покачал он удрученно головой, и его лицо снова брезгливо искривилось. – И мне неприятно видеть тебя… такой. Мне жаль, что он сделал это с тобой, но я не могу оставить тебя… живой. Прости, Белла… если ты, конечно, еще способна что-то чувствовать.

Я тяжело сглотнула, оскорбленная его словами.

- Конечно, я способна чувствовать, - нахмурилась я. – Считаешь, такие перемены сделали меня другой?! Я чувствую себя отлично. Я чувствую себя собой, - я бросила ему это в лицо, ощущая, как обида и негодование копятся и растут внутри, заменяя другие важные эмоции: дружбу, привязанность и любовь. Когда-то я любила квилетов, как братьев. Очевидно, этой нежной дружбе пришел конец.

Лицо Сэма искривилось в том же отвращении, с каким он смотрел на Эдварда, и мой вампир сдавлено зарычал.
- Все ясно, Белла, - он выплюнул это с презрением. – Так ты теперь с ними! Ты одна из них! Как это могло получиться?! Как ты могла принять это?! О чем вообще теперь можно с тобой говорить?! – слова вылетали злобно, раня мое сердце, которое ожесточалось все сильней. Предательство – вот что я видела в поведении Сэма. Я стала неугодной просто потому, что осталась жива?
- Я умирала… - повторила я ответ Эдварда, внезапно ощущая себя очень плохо, как будто мне плюнули в лицо. То есть Сэм считает, что мне было лучше умереть, чем стать вампиром? Откуда такая ужасная несправедливость в нем? – Эдвард спас мне жизнь. Я хотела жить, Эдвард просто выполнил мою просьбу. – По какой-то причине я не стала говорить о ребенке, как будто чувствовала, что ее рождение нужно скрывать.
- Это не оправдание, - заорал Сэм раздраженно, прерывая меня, его очертания снова заколебались. – Мне больно от того, что придется убить тебя, - добавил он с сожалением. – Мне не хотелось бы осквернять память Чарли.

Я вспыхнула бы от его слов, если бы могла. Приплетать сюда еще и Чарли – это было слишком низко. Как будто я сделала что-то плохое! И внезапно я почувствовала отчаянную ненависть к тому, что Сэм говорит.

Словно бы чувствуя то же самое, рыжий волк по правую руку от него взвыл и отступил на шаг назад, тряся своей огромной мохнатой головой. Он смотрел на меня как будто с сожалением.

- Прости, Джейк, - грустно молвил ему Сэм, - я понимаю твои чувства, но другого выхода быть не может.

Джейк? Я с любопытством уставилась на него, пока Карлайл снова начал убеждать Сэма отпустить нас, обещая, что мы никогда больше не появимся в Форксе, с чем я была категорически не согласна. Рыжий волк смотрел на меня обреченно, понурив голову, и в его глазах стояли почти человеческие слезы.

Джейк! Я не верила своим ушам и глазам, не могла представить, каково это – превратиться из человека в волка. Хотя я и сама стала мифическим существом, в моей голове все еще не уложилось это, и поверить, что кроме вампиров на свете есть и другие сверхъестественные существа, было пока еще трудно.

Мой друг и любимый много лет назад, Джейкоб Блэк? Как давно он превращается в волка, а я не знаю? Я приезжала погостить к нему уже после смерти Чарли, видела его жену и двоих его детей, но никогда даже предположить не могла такое. Оказывается, сверхъестественные вещи постоянно шли рука об руку рядом со мной, но я не замечала этого.

Он снова заскулил, когда мы встретились глазами, выражение его… морды было натурально виноватым, я видела эмоции в его глазах. Мне страстно захотелось улыбнуться, поприветствовать его, я ощутила только сейчас, как сильно скучала по своему другу. И мне казалось, что, в отличие от Сэма, он не стал бы бросаться словами, что собирается меня убивать.

- Джейк… - сказала я одними губами, пытаясь грустно улыбнуться на то, как он сразу заскулил. Моя рука немного поднялась в приветственном жесте, я хотела показать, что узнала его.

Эдвард резко выдохнул, стоя передо мной, и быстро перевел взгляд на Джейка. Тот сделал еще один неуверенный шаг назад, поглядывая на разговаривающего с Карлайлом Сэма с мучительным выражением в глазах.

- Это мой друг, - сказала я Эдварду, тихонько проведя ладонью по его руке, чтобы он расслабился. Он ни на секунду не сводил глаз с Джейка, и был настолько напряжен, что его мышцы стали каменными. – Был… другом, - добавила я, теперь не уверенная, что это до сих пор в силе.
- Я знаю, - признал он с такой обжигающей болью, что я чуть не ахнула, когда догадалась. Ну, конечно, знает. Он следил за мной. И мне так хотелось стереть выражение страдания с его лица. О чем бы Джейкоб сейчас ни думал, это не стоило того, чтобы Эдвард волновался. Это было так давно!
- Прости… - извинилась я за мысли Джейка, почему-то чувствуя себя такой виноватой, будто изменила Эдварду только вчера.
- Он хочет поговорить, - тихо сообщил мне Эдвард, Джейкоб все это время пятился назад, к кустам.

Рыжий волк развернулся, не слушая рассерженный приказ Сэма оставаться на месте, и исчез в подлеске. Я заметила, что на его ноге что-то привязано.

- Джейкоб! – раздраженно рычал Сэм ему вслед.
- Сэм не может приказывать волку в обличии человека, - сообщил мне Эдвард.

Сэм, нервничая, метнул на него свирепый взгляд.
- А ты-то откуда это знаешь?! – прошипел он, но не сделал попытки напасть или приблизиться. То ли его сдерживал наш численный перевес и его благоразумие, то ли что-то другое.

Я заметила, что Джаспер не сводит с него глаз, и Сэм как будто бы испытывает сомнение… постоянно. Я вспомнила, Эдвард после охоты рассказывал мне о своей семье. Джаспер может успокоить беснующуюся толпу или исправить всем настроение. Так вот кому мы обязаны отсутствием драки. Дело вовсе не в нерешительности Сэма или в нашем количестве, а в способности Джаспера управлять эмоциями людей. Спасибо, Джаспер!

- Белла… - голос Джейкоба вернул меня к действительности. Он был полон горечи и сожаления, и даже, кажется, немного дрожал.

Наши глаза встретились, в его глазах было столько боли, что мое сердце почти разорвалось. Он был так странно молод, что я даже удивилась. Кажется, что за годы, когда мы не виделись, он нисколько не повзрослел, оставшись в возрасте двадцати трех – двадцати пяти лет. Я что, единственная старела?

- Привет… - прошептала я, кажется, между нами все еще сохранилась дружба.
- Мне так жаль, Белла… - прошептал он в ответ со слезами на глазах. – Мне так жаль…

Пальцы Эдварда нашли мои и сжали их, и я была благодарна ему за это. Я постаралась улыбнуться, мне хотелось обнять друга по старой памяти, утешить его печали, которые когда-то были и моими, а теперь нас разделило безжалостное время.

- Не жалей, Джейк, - попросила я. – Ведь я жива.
- Нет, - сказал он, - не жива, - и моя улыбка померкла, словно солнце зашло за небосвод. Холод распространился внутри меня с быстротой лавины.

Джейкоб тоже хотел, чтобы я умерла…

- Хватит! – резко рявкнула я, раздраженная этим недопониманием. Я сделала шаг вперед, и даже Эдвард не смог бы удержать меня. Он попытался ухватить меня за талию, но я остервенело сбросила его руки.
- Белла… - в его голосе было столько страха, но я не боялась. Мои друзья предали меня, но я могу защитить себя. Не стоит считать меня беспомощной. Негодование внутри достигло точки кипения, выплескиваясь наружу с невиданной силой.

Я сделала еще один безрассудный шаг вперед, обвинительно указывая на Джейкоба, потом на Сэма пальцем.
- Кто вы такие, чтобы решать, кому жить, а кому умереть? Боги?! Кто вы такие мне, чтобы указывать, как я должна поступить?! Ты, Сэм, ты мне кто, мой отец? Брат? Ты так быстро забыл, что был когда-то мне другом! Ты! – я показала пальцем на Джейкоба, он вздрогнул от ярости, звучавшей в моем голосе. – Я помню тебя ребенком. Ты можешь указывать мне, как жить?! Никто из вас даже не поинтересовался, через что я прошла! Вы готовы убить меня только за то, что я изменилась! Но посмотрите, в кого превратились вы! Может, я и другая, но я все еще чувствую себя человеком, но что-то не вижу человечности в вас. Ты говоришь мне о Чарли, причиняя боль, но ответь откровенно, Чарли хотел бы, чтобы я умерла?!

Во время этой пламенной эпической речи я неосознанно шагала вперед, совершенно не думая о последствиях своего поступка. Псы выли, рычание становилось все сильней, но меня совершенно не пугало это. Я ощущала в себе такой прилив сил… что знала – могу сейчас свернуть горы.

- Мне больно смотреть, в кого вы превратились. Когда-то вы были моими друзьями! Печально знать, что это были всего лишь слова! Вы готовы убить меня только потому, что я не такая, как вам хочется видеть. Вы даже не хотите услышать то, что вам говорят. Я умирала. Эдвард спас мне жизнь. Его вина лишь в том, что он не смог смотреть, как я умираю?! Да в моих глазах он в сто раз человечнее вас! ВЫ стали чудовищами, не они и не я. Вы желаете мне смерти. Кто вы, как не чудовища тогда?
- Мы защищаем людей, - Сэм выделил последнее слово, противопоставляя меня им, снова сделав мне этим больно. – И твои кровососы… они поклялись, что никогда никого не обратят! Они нарушили свое обещание!

Эдвард что-то отчаянно шептал позади, пытаясь остановить меня, но я снова и снова отбрасывала его руку. Это была моя история.

- Это не ваше дело, ясно?! – заорала я, тыкая Сэму пальцем прямо в лицо. - Это было мое решение. Это моя жизнь и мой выбор, не ваш. Я счастлива, что жива, и буду жива дальше. Если вы идиоты, то вы умрете сейчас. Если вас не волнуют ваши семьи, то мне больше нечего сказать!

Лицо Сэма расплывалось передо мной, теряя очертания. Эдвард вскрикнул позади меня, и это словно послужило сигналом к атаке. А может сигнал был раньше, и Эдвард вскрикнул, потому что услышал его.

Все произошло стремительно. Сильные руки за талию оттащили меня назад, а через секунду на моем месте стоял ощетинившийся, огрызающийся черный волк, у которого из пасти с огромных клыков капали слюни. Его запах дразнящее заполонил мой нос, лишая самообладания, принуждая инстинкты встрепенуться.

Серая волчица прыгнула вперед в то же мгновение, и я почувствовала ее клыки глубоко в своей руке, все еще вытянутой вперед для обвинения. Моя ответная ярость была всепоглощающей, стирающей границы человечности. Они больше не были моими друзьями. Квилеты были теми, кто хотел причинить мне боль. Мне, моей семье, моей дочери, которая была так близко, что стало страшно. И почему я не послушала Эдварда и не ушла?!

Я яростно стряхнула волчицу со своей руки, это оказалось легко, словно она была перышком. Нога Эдварда обрушилась на ее бок, отбрасывая волчицу в сторону. Она отлетела на добрых семь метров, упала среди кустов и завыла, пытаясь снова подняться, не обращая внимания на переломанные деформированные ребра.

На одно короткое мгновение глаза Эдварда впились в меня, в них был испуг, а затем ярость, когда я зашипела от боли, и я почувствовала, как он гладит мою руку, ее жгло, словно огнем. Его глаза потемнели от злости, и он с рычанием развернулся, бросился в бой, на моих обидчиков.

- Нет… - только и выдохнула я, поняв, что уже слишком поздно.
- Нет, - это был голос Карлайла, но он потонул в оглушительном рычании, сотрясшем лес.

Битва закипела вокруг меня в мгновение ока. Что-то наталкивалось на меня и нападало, я видела острые клыки, сплетение тел и чувствовала смрадное дыхание. Я не пыталась остановиться, когда снова и снова легко отбрасывала от себя мохнатые тела, слыша хруст их костей под своими пальцами. Я слышала визг, и он противоречиво отзывался внутри меня яростью и болью. Болью, потому что за каждым из волков я видела человека, которого когда-то знала и любила. Кто-то из квилетских ребят, с которыми я была близка, с которыми вместе провела свою юность, сейчас мог умирать от моей руки, потому что глупость мешает им остановиться.

Я видела Эдварда, дерущегося вокруг меня. Он был везде, пытаясь успеть повсюду, не подпустить ко мне взбешенных собак, и я заметила, что Джаспер делает для Элис то же самое. Не сразу я поняла, почему мы не можем одержать верх. Пока не обнаружила, что Каллены не нападают. Они всего лишь отбрасывали волков назад, снова и снова, но те, как одержимые, поднимались и шли вперед, нападали, рычали, хромали, скулили и выли.

Их шерсть была помята, и кровь капала у некоторых из пасти, но даже угроза смерти ни одного из них не остановила.

Черный волк вцепился Эдварду в плечо, когда он отвлекся, чтобы избавить меня от упрямой серой волчицы, которая, по всей видимости, выбрала меня как свою единственную цель и искала лазейки, чтобы напасть на меня в обход Эдварда. Я яростно закричала, зарычала, зашипела, было страшно видеть, как кто-то причиняет Эдварду боль – моя рука зажила, но я помнила ощущение клыков в моей плоти.

Рыжий волк воспользовался этим моментом, перепрыгнул сквозь толпу, и через секунду я лежала на земле, прижатая его неожиданно мощными лапами. Его когти разорвали на мне одежду, клыки клацали перед лицом, пока я держала его за шею на расстоянии и визжала, морщилась оттого, что его вонючая слюна попадает на меня.

- Белла! – закричал Эдвард, пытаясь добраться до меня сквозь месиво сражения, а я не могла, просто не могла убить своего друга, хотя чувствовала, какой мягкой была его плоть под моими пальцами. Одно движение, и я сломаю ему шею. Мне хотелось просто закрыться от него, прекратить сопротивляться. Было больно знать, что Джейкоб, мой друг и когда-то даже любимый, хочет убить меня, вот так просто, словно я чудовище, недостойное жизни… Я хотела заплакать, умолять его не губить ни себя, ни меня, ни его семью, которая ждет его в резервации, а затем вдруг решила, что лучше уж пусть он убьет меня, чем я стану убийцей… закрыла глаза и расслабила руки, позволяя суду свершиться…

Дрожь прошла по телу оборотня, и вокруг меня резко наступила оглушающая тишина… Словно кто-то выключил время, и весь мир мгновенно остановился. Стоп-кадр.

В замершем шуме борьбы все еще раздавался, пронзая лес и наши сердца, детский крик, затихая по мере того, как удары сердец отсчитывали секунды…

- Маааамааааааа!!!

Читаем шикарное стихотворение к главе от tess79

Звериный рык и смрадное дыхание,
Кучка волчат в сопровождении квилета.
В груди заходит ярость полыханием.
Какой-то договор, что это?

Мои друзья, любимые когда-то,
Выносят приговор без промедленья,
Виновна тут, или не виновата,
Достойна смерти я для них - тут нет сомнения.

Да кто они такие - Бого-люди?
Кто дал им право приговор вершить?
Сигнал к борьбе... и мира уж не будет,
И в голове одно: кусать, топтать, крушить...

Слились в глазах клубком тела собачьи,
Захват из челюстей на Эдварда плече...
И он - кто другом был, любимым, настоящим,
Его в своем я вижу палаче...

Застыло все... все крики мира стихли,
И смерть уже готова я принять.
И лишь одно, но мчащееся вихрем,
Родное "мамааа" все способно поменять...

Источник: http://robsten.ru/forum/20-1541-8
Категория: Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+ | Добавил: kristy90 (09.11.2013) | Автор: kristy90
Просмотров: 786 | Комментарии: 8 | Рейтинг: 5.0/8
Всего комментариев: 8
0
8  
  Какое напряжение  girl_wacko

7  
  Спасибо за бонус!

6  
  Ох, как напряженно! Спасибо большое за бонус. lovi06032

5  
  Спасибки за бонус!!!! lovi06032

4  
  Спасибо огромное за бонус.
Ой, что же будет............

3  
  ох кошмаааар(((

2  
  Спасибо за бонус!:good:

1  
  Спасибо!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]