Фанфики
Главная » Статьи » Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Шаги по лезвию ножа. Глава 6

— Объясню, — он отпил еще немного своего чая и продолжил. — Развода не будет. Я передумал.

После этих слов мужчина покинул кухню с чувством полного удовлетворения. Ему ещё никогда не было так хорошо.

Проснувшись сегодня утром, Эдвард увидел настоящую семью. Каролина и Джон были на кухне, и он наблюдал за ними со стороны. Мужчина облокотился плечом о стенку и скрестил руки на груди. Перед его глазами предстало настоящее семейное теплое утро. Каролина стояла у плиты и что-то жарила, а Джон стоял позади, медленно гладя её большой живот, и, вероятно, шептал что-то забавное, так как она тихо хихикала. Она громко фыркнула и оттолкнула от себя мужа, чем вызвала его гулкий и глубокий смех. Губы Джона напали на изящную шею жены, и Эдварду стало стыдно за то, что он подглядывает. Мужчина отвернулся и хотел было зашагать в комнату, как слова Джона заставили повернуться и прислушаться.

— Как думаешь, Карли, Эдвард справится? — спросил он глубоким голосом свою жену, мягко поглаживая её скулы и лаская шелковистые волосы. — На самом деле, мне хочется верить, что он всё сможет вернуть.

— Джон, — пробормотала Каролина, смотря на него со всей любовью, что жила в ней. — Они двое самых сильных людей, которые есть на этой земле. Они просто потерялись в этой рутине, но ничего, ничего не сможет их разлучить. Эдвард, он не отпустит её, пусть он и боится, но он сделает всё, чтобы она была рядом с ним. Я верю в это. А мы, как друзья, просто должны помочь. Просто быть рядом.
Эдвард глубоко задумался над словами двух людей, которые играли не малую роль в его жизни. Они были друзьями. Друзьями с большой буквы. Он оберегал их, как самый дорогой бриллиант на земле, он наслаждался тем, что их дружба стала такой дорогой и невероятно ценной. Мужчина ценил ту поддержку и веру, которую они дарили ему. Он вошёл в комнату, специально шаркая ногами, чтобы предупредить супружескую пару о своём присутствии. Глупо улыбнувшись, он присел за стул и сонно поприветствовал друзей. Каролина отодвинула Джона и, подойдя к Эдварду, мягко потрепала его за волосы, затем поцеловала в лоб.

— Привет, ковбой, — сказала она, смеясь. — Вижу, ты выспался. Выглядишь помятым.

Эдвард с возмущенным вздохом отодвинул руку женщины от своих волос.

— Джон, друг, ты уверен, что твоя жена не питает каких-то чувств ко мне? Потому что она переживает за мой сон, — со смехом сказал Эдвард, наблюдая, как Джон закатывает глаза, и подходит к жене сзади, чмокая её в пухлую щеку.

— Я смирился с тем, что малая часть её сердца принадлежит тебе, — Джон глубоко вздохнул и положил подбородок на плечо Каролины, шутливо грозя пальцем в сторону друга. — Но только попробуй сделать так, чтобы её сердце страдало. Не сносить тебе головы!

Каролина захихикала.

— Брейк, мои защитники, — она посмотрела на Эдварда и убрала прядь волос, упавшую ему на лицо, в сторону. — Завтракать будешь?

— Если можно, просто кофе, и я домой.

Молодая женщина сузила глаза и кинула игриво-злой взгляд на Эдварда, покачала головой и двинулась делать кофе. Они провели утро в уютном молчании. Когда напиток был выпит, Эдвард вызвал Дейка, чтобы тот отвез его домой. Мужчина бросил взгляд на часы, надеясь, что в начале девятого Изабелла ещё будет спать в постели или хотя бы будет в своей комнате.

Однако, затворив за собой входную дверь дома, Эдвард понял, что Изабелла не спит и уже копошится на кухне. Мягко ступив на порог кухни, мужчина почувствовал, как его грудь сжимается в тисках от полноты чувств. У него прервалось дыхание и на какую-то секунду сердце перестало стучать в груди, когда он почувствовал это.

— Истинный бог, — пробормотал Эдвард. — Она – моя.

Сидя в кресле в своем кабинете, Эдвард разбирал бумаги на столе. Глубоко погрузившись в свои воспоминания об утре, он не слышал ничего и никого до тех пор, пока не услышал звук разбивающейся посуды. Мужчина усмехнулся. Ну что же, его Белла никогда не отличалась выдержкой. Теперь осталось только ждать, когда она станет настоящей фурией. Он-то знал, что рано или поздно она выскажет ему всё, что думает и, конечно, всё сделает по-своему, но пока... Эдвард встал и подошел к полке с книгами. Там, среди них, стоял маленький декоративный сундучок. Казалось, он был почти невидимым, особенно когда дневной свет не проникал в помещение. Мужчина медленно открыл этот сундучок, и ему на какой-то миг показалось, что комната осветилась золотым светом. Причиной этому было обручальное кольцо, находящееся в нём. Эдвард медленно одел его и зажмурился. Он надеялся на тяжесть или другое чувство, но... Одев кольцо на палец, он ничего не ощутил, только мимолетное чувство правильности. У него возникло приятное ощущение оттого, что оно теперь на нужном месте.

— Такое чувство, что я его даже не снимал, — буркнул Эдвард самому себе. Он несколько раз сжимал и разжимал руку, стараясь привыкнуть к инородному предмету на своем пальце.

Эдвард слышал, что на кухне что-то звенит, но даже не потрудился узнать, что случилось. Он понимал, что её лучше сейчас не трогать. Он помнил, как однажды она в порыве ярости кинула в него вазой. Тогда ему наложили пять швов на лбу. Нет, он точно не пойдет её успокаивать. Для себя он решил, что лучше провести время за работой.

Белла стояла и не могла поверить в то, что сейчас произошло. Её будущего, то, которое она ещё пару дней назад так красиво представляла, больше нет. Он, как всегда, всё решил самостоятельно. Поставил перед фактом. Белла ненавидела то, как он ломал мечты, как он уничтожал желания. Это привело её в ярость, и она быстрым движение смела всё, что стояло под рукой. Посуда с грохотом звенела и разбивалась на тысячи маленьких осколков, как и её будущее, которое разбилось вдребезги. Какая ирония.

Как он только посмел! Он всегда делал так, как удобно ему, только ему. Господи, как она хотела свободы. Слёзы покатились из её глаз. Она ничего не чувствовала, только ярость, которая росла с каждой минутой всё более и более.

— Черт бы его побрал! — громко сказала Белла, хлопая ладошками по мраморной столешнице. — Как он только может распоряжаться моей свободой?! Я ведь прошу самого элементарного.

— Мисс Белла, с Вами всё хорошо? — спросила маленькая девочка. Белла не была в этом доме так долго, чтобы знать, кто она такая. Женщина опустилась на колени перед девчушкой и всмотрелась в её темные большие глаза.

— Как тебя зовут? — спросила Белла.

— Хуанита. Я дочка Марли, она работает у Вас в саду. Мистер Эдвард дал нам дом, и теперь мы тут живём.

— Что значит «дал нам дом»?

— Мы с мамой беженцы из Бразилии.

— О-о-о…

— Там было очень плохо, и мистер Эдвард забрал нас.

— Но... как?

— Мы были в церкви, когда там давали еду. Я видела его каждый воскресный вечер. Он приходит туда есть, там он с нами и познакомился. Сначала он разговаривал со мной, он всегда приносил мне "Pringles", — Хуанита мечтательно причмокнула, словно вспоминая, какой он вкусный. — Вы же знаете, Мисс Белла, это такие чипсы. Знаете?

— Да, я знаю, кроха, продолжай.

— Он был таким добрым, и я познакомила его со своей мамой. Я не знаю, что произошло, но через неделю мама сказала, что мы будем жить в доме мистера Эдварда.

Белла на секунду зажмурилась, представляя, что же такого сделала эта женщина, что Эдвард сразу пригласил её к себе домой, да еще и с ребенком.

«Успокойся, Белла, Хуанита сказала, что её мама работает здесь», — подумала Белла про себя, стараясь не сильно переживать.

— Познакомишь меня со своей мамой, Хуанита?

— С удовольствием. Только потом, мама ушла в город, купить какие-то семена для сада, — сказала Хуанита, теребя край своего маленького застиранного платья. — Мисс Белла, с Вами точно всё хорошо? — маленькая ладошка легла Белле на щеку, и темные глаза девочки со всей искренностью всматривались в бездну её карих глаз. Белла нахмурилась, когда поняла, что не говорила своего имени, но она знала, как ее зовут.

— Хуанита, откуда ты знаешь моё имя? — поинтересовалась Белла.

Глаза девочки радостно засияли, и из её рта вырвалось хихиканье. Белла не выдержала и защекотала её бока, смех стал ещё громче. Хуанита вырвалась из Беллиных рук и вприпрыжку побежала к выходу из кухни, уже у самого порога она обернулась:

— Эй, мисс Белла, — позвала она молодую женщину. — Я знаю Вас, потому что Ваша фотография лежит у мистера Эдварда в комоде. — И подмигнув Белле, девочка пропала так же внезапно, как и появилась.

Белла же осталась стоять и думать, что ей делать. Разговор с этой девочкой принес ей море удовольствия, однако проблема не ушла. Она всё еще хотела чувствовать себя свободной. Эдвард ей этого не давал. Неужели это было так трудно?

Она так и не смогла придумать, что делать, Белле просто хотела провести этот вечер хорошо. Поднявшись в свою комнату, она открыла чемоданы и разложила свои вещи по полкам. Белла не знала, зачем она это сделала. Она была вольна никогда не раскладывать свою одежду на полках. Ей казалось, что разложив их, она тем самым смирилась бы с тем, что Эдвард не отпустит её. Держа в руках белоснежное платье льняного покрова, Белла ощутила, как чувство бунтарства колотит всё её тело. Раз Эдвард не хотел дать ей свободу, она сама её получит. Сегодня ночью.

 

Эдвард потянулся и вытянул ноги под столом. Он ознакомился с некоторыми проектами, которые ему выслали партнеры по бизнесу. Так как он один из главных проектировщиков сети, ему предстоит разобраться с тем, почему в последнее время продажи на сеть упали. Эдвард никак не мог понять этого. Разработка сети была превосходная, без каких-либо изъянов. Проверенная как разработчиками, так и тестировщиками, но всё же было что-то не то. Продажи в Европе шли совсем не так, как предвещалось прогнозистами. Скоро собрание и ему предстояло подготовиться ко всему как следует. Он так заработался, что совсем не услышал, как в его комнату вошли два охранника.

— Что случилось, Мариос? — нетерпеливо спросил Эдвард, посматривая на часы.

— Сэр, мы с Эндрю не хотели, но дело неотложное. Дело в том, что миссис Каллен несколько часов назад покинула дом, угнав при этом одну из машин. Эрик не знает, как она могла так бесшумно попасть в гараж.

— Что? — закричал Эдвард, вскакивая с кресла. — Как это произошло? Вы в своем уме? Я вас всех уволю к чертовой матери! На чём она уехала? — спросил он их, стремительно направляясь к выходу из кабинета. Мариос успел крикнуть хозяину описание его машины, перед тем как Эдвард, перескакивая через две ступеньки, поднялся на второй этаж. Он должен знать, где она. Если она решила сбежать во Францию к своему Роберту, то он непременно вернет её обратно. Сию минуту. Силой, если это потребуется. Эдвард вошёл в комнату и стал набирать номер телефона одного из своих проверенных людей.

— Линди, Изабелла Каллен. Узнай местонахождение. Уехала на машине Хонда аккорд тёмно-синего цвета. Номер - EEC 7636.

Он положил трубку, даже не удосужившись поблагодарить. Слишком много он сделал для блага других. Он никогда никого не благодарил. Не потому что не умел, нет, а просто потому, что считал это лишним. В гараже его ждали трое крупных мужчин, которые готовы были кинуться за ним. В его кармане зазвонил телефон. Он нетерпеливо достал его и поднес к уху.

 — The Limelight. Она находится там.

Быстрые гудки последовали после того, как ему доложили, где она. Без лишних слов, все в одно мгновение сели в машину и тронулись в путь, ехать им было недалеко. Но за эти пятнадцать минут Эдвард придумал множество способов, чтобы придушить свою жену. Почему она это сделала, он не мог понять. Он же ясно, как Божий день, дал понять, что она никуда одна не идёт.

Они прибыли в клуб и через миг огромный мужчина, который стоял на входе, образовал проход меж людьми, чтобы пропустить Эдварда Каллена. Эдвард, проходя мимо него, благодарно хлопнул по плечу. Мужчина зажмурился, когда зашел в клуб. Оглушительный звук и цветомузыка буквально издевались над ним. Он терпеть этого не мог, но ради того, чтобы найти жену и вернуть её в дом, он готов это вытерпеть. Эдвард с презрением посмотрел на молодых людей, которые без стыда тёрлись друг об друга. Если бы здесь был Эммет, то они бы поспорили, что большинство даже друг друга не знали. Молодые люди, новое поколение. Он не ошибся, если бы сказал, что добрая половина пришла для того, чтобы хорошенько оттянуться, или хорошенько натянуть кого-то. Эдвард смотрел, как Мариос и Кроул двинулись между людей, чтобы найти Изабеллу. Он повернулся и увидел, как какой-то парень протягивает ладонь своему другу. Другой парень, усмехаясь, вытягивает из штанов маленький пакетик и высыпает две таблетки на руку приятеля. Веселясь, тот кидает их себе в рот и запивает пивом.

— Чертовы наркоманы, — пробасил Эдвард, разворачиваясь и идя по направлению к бару.

Его тянуло туда, словно магнитом. И он не ошибся. Он надеялся увидеть там свою жену, но увидел ту, которая пару раз заменяла тепло жены в его постели. Виктория. Еще пару месяцев назад он бы с удовольствием пригласил её на ночь или не одну. Эдвард не хотел сегодня с ней говорить, только не сейчас. К превеликому сожалению, он не успел вовремя ретироваться, и она, конечно, его увидела. Он уже направлялся в другую сторону, когда кровавые ногти обхватили его за предплечье.

— Ты так быстро ушёл в ту ночь, даже не дал мне времени извиниться.
Легким движением руки она повернула мужчину к себе. Она всегда так легко им управляла, что становилось просто смешно от этого.

— Без разницы, Виктория, — проговорил он бесстрастным голосом. — Я всё равно уже забыл.

Конечно, он не забыл. Эдвард не любил людей, которые его обманывают, и тем более женщин, которые лгут. Виктория обманывала. Она говорила, что у неё никого не было, что она одна в этой жизни, но она лгала. У неё был сын, и где-то во Франции жила мать и отец. Она имела наглость врать, что она жила в детском доме. Она думала, что раз он тоже побывал в том дерьме, значит они что? Две родственные души? Эдвард отсёк это сразу, даже не дал возможности ей всё объяснить.

Виктория улыбнулась и плотнее прижалась к Эдварду. Запустив пальцы в его волосы, она прижалась к его щеке и вздохнула, проведя языком по уху. Еще пару дней назад Эдвард бы получил невероятное удовольствие, но сейчас он только откровенно вздрогнул от этого. Он медленно отодвинул женщину, и Виктория быстро взяла его левую руку, после чего немного покрутила. Он видел, как в её глазах блестит золото обручального ободка.

— Неужели наша заграничная птичка вернулась? — Виктория старалась скрыть свой шок и изумление, и даже легкое разочарование. Она, конечно, была напористой женщиной и думала, что Эдвард будет свободен. Сейчас, когда вернулась его жена, она понимала, что нужно просто убрать руки.

— Не твое дело, Виктория.

Эдвард быстро увернулся от неё и прошел в центр клуба. Музыка поменялась и сейчас из колонок лилась более спокойная и нежная песня. Пары, которые еще несколько треков назад отчаянно терлись друг о друга под басы рэпа, теперь раскачивались под мягкие аккорды.

Эдвард увидел её сразу. Она была одна. Обхватив себя руками, его жена, запрокинув голову к огромному светящемуся шару, грустно улыбалась. Подойдя к ней, он, расцепив её руки, обнял и прижал к себе. Белла судорожно всхлипнула и откинула голову ему на плечо.

— Нашёл, — пробормотала женщина. Она была уверена, что он её не услышал.

Белла не помнила ничего. Абсолютно ничего. Она помнила, что угнала машину из гаража своего мужа и отправилась в первый попавшийся клуб. После, всё было как в тумане. Молодая задорная и слегка сумасшедшая девушка-бармен по имени Элис, предложила ей расслабиться. Белла просто приняла тот напиток и выпила. С тех пор она ничего не помнит, а если и помнит, то очень смутно. Белла увидела его, как только он зашел в клуб. Сильный, красивый, строгий и не её. Она до боли закусила губу и затуманенными глазами следила за ним. Она видела, что его охранники рыщут, выискивая её. Белла пряталась, став за огромной колонной, она грустно наблюдала, как над ним склонилась рыжеволосая бестия. Она была красивой. У Беллы сжалось всё внутри, когда она увидела, с каким обожанием смотрит Эдвард на другую женщину. Растянув губы в улыбке, она двинулась в центр зала. Ей хотелось раствориться. Не быть, не существовать. Как только его руки опустились на её плечи, и её спина жестко была прижата к его груди, она судорожно выпустила воздух из лёгких. Она была слишком слаба.

— Она прекрасная женщина, Эдвард. Больше тебе подходит, — сказала Белла ровным голосом, когда музыка утихла.

— О чём ты говоришь, Изабелла?

— Возможно, тебе стоит оставить меня и провести ночь с ней, — Белла начинала злиться, только вот не знала: на себя или всё-таки на то уничтожающее чувство любви, что живет в ней к этому мужчине. — Возможно, её будет приятней трахать, чем меня, — сказала она, отталкивая его и громко всхлипывая. Её крик привлек внимание, по меньшей мере, половины всех людей в зале. — Ты не переживай. Раз мы в равных условиях, чтобы тебя не терзало чувство вины, я тоже найду свободного человека, наплюю на свои принципы и проведу с ним ночь.

Белла, громко всхлипывая, смотрела на Эдварда, ей казалось, что он просто скажет: «Ладно, увидимся завтра дома» и пойдет делать то, что она ему разрешила. Но мужчина, резко схватив её, потащил к выходу. Он увидел Мариуса и поднял руку вверх. Охранник понял его приказ. Подкинув ключи, он бросил их в воздух. Эдвард с легкостью их поймал. Посадив её в машину, Эдвард завел мотор и двинулся домой.

— Прости.

— Я не хочу сейчас с тобой говорить, Белла. Мы вернемся домой и там поговорим.

Белла уставилась в окно. Ночной Нью-Йорк казался ей необычайным зрелищем. Захватывающим. Вся жизнь была в этом городе. Город где нету тишины, был ей домом. «Большое яблоко» — город, который никогда не спит. Не так она хотела провести вечера рядом с Эдвардом. Она хотела бы с ним поговорить, хотела бы вспомнить, как всё было раньше. Она не хотела упускать эти моменты. Ей хотелось, чтобы между ними не было вражды. Она устала от любви к нему. Устала.

Белла не заметила, как они подъехали к дому, и как Эдвард вытянул её из машины. Он на руках занес её в дом. Поставив Беллу на ноги в коридоре, он двинулся на кухню. Женщина чувствовала необыкновенное желание уснуть и остаться в царстве Морфея. Навсегда. Там, в её ярких и жарких снах, был мужчина, который несдержанно любил. Она прикрыла глаза и увидела, как руки любимого трепетно держали руку другой женщины, и как светились его глаза. Не для неё. Белла правда очень устала. Она прилегла на диван, и её веки моментально плотно сомкнулись. Белла оказалась в мире, где они с Эдвардом были счастливы.

Эдвард снял пиджак и облокотился на кухонную стойку, потирая глаза. Мужчина покачал головой, стараясь вытряхнуть из памяти слова Изабеллы, которые были наполнены болью, когда она предлагала ему уйти в объятия Виктории. Он хотел вернуть её. Проблема заключалась в том, что он понятия не имел, как это сделать.

— Проклятье, это сложно, — сказал он самому себе, смотря на бутылку виски в своей руке.

Вероятно, это займет просто огромное количество времени. Он вернет её, иначе он бы просто не носил фамилию Каллен. Возвращаясь в гостиную, он увидел, что Белла мирно спала на диване. Обойдя его, он зажег ночник. Эдвард опустился на колени возле неё. Сейчас, смотря на неё в полумраке, он мог поклясться, что она, его Белла, стала еще красивее. Мужчина провел пальцами под её глазами. Он ощущал её сморщенную кожу. Морщинки. Морщинки, которые образовались от пролитых слёз. Это он виноват, из-за него она плакала. От его прикосновения она тихонько вздохнула и приоткрыла губы. Эдвард переместил свои пальцы к ним. Он любил её губы, маленькие и такие соблазнительные, особенно нижнюю. Она была намного больше, чем верхняя. Он всегда, когда целовал её, бормотал, что Бог создал эту губку специально для его ласк. Как и раньше, он не смог сопротивляться желанию и слегка поцеловал уголок губ Беллы. Она тихонько заворчала, и Эдвард остановился.

— Какая же ты красивая, Белла. Я не могу тебя отпустить, просто не могу.

Медленно он взял жену на руки и поднялся по лестнице. В коридоре мужчина остановился. Не зная, куда её отнести. В её комнату или в их комнату. Взвесив все «за» и «против», он отнес её туда, где ей и положено находиться. Положив её в кровать, Эдвард удивился теплу, которое наполнило его.

Да, он сделал правильно. Сняв одежду, он скользнул под одеяло, нежно обнимая женщину всей его жизни.

Голова болела как никогда. Белла понятия не имела, что произошло, но чувствовала, что что-то очень глупое и неразумное. Женщина ощущала, как все тело покалывает от нервозности. Её нервировал каждый шов от платья, что так въелся в кожу за то время, пока она спала. Белла развернулась, чтобы встать, но большая рука удержала её на месте. Она вскрикнула лишь потому, что не могла сообразить, где находилась. Её разум был еще в утреннем тумане. Она задержала дыхание и закрыла глаза, а мягкие руки опустились на её тонкую талию и прижали к мужскому торсу.

Белла хотела уже закричать, когда знакомые губы атаковали её шею. Она точно знала, кто это, и сполна наслаждалась этим. Кто же она такая, чтобы отказываться от этого, тем более, что, возможно, это было просто по чистой случайности. В прошлый раз же Эдварду приснилась какая-то женщина. Вероятно, он представляет её и сейчас. Слезы собрались в уголках глаз Беллы. Белла почувствовала, как Эдвард поворачивает её и укладывает на спину, не переставая целовать. В какой-то момент она целует его, а в следующий полностью отодвигает от себя Эдварда. Белла оттолкнула Эдварда и попыталась заглянуть в его зеленые глаза, найти там что-то. Ответы на все мучившие её вопросы. Молчание становилось невыносимым, и ей хотелось разобраться в этом.

— Зачем это всё, Эдвард? Зачем ты целуешь меня, если это ничего не означает? Всё, что ты делаешь, отдается лишь болью во мне. Неужели ты не понимаешь, что эти действия не вернут нас в то время, когда было всё хорошо?

Белла долго всматривалась в очертания мужа и понимала: ничего не может найти в его глазах. Ничего. Ладошками она оттолкнула его так, что он перекатился на спину. Белла с тихим шуршанием простыни выскользнула из постели. Мельком глянув на себя в зеркало, она увидела, что вчерашнее платье перетянуло её талию, и тихонько вздохнула. Воспоминания о прошлой ночи появились перед Беллой неожиданно. Женщина обняла себя руками. Какие же глупости она натворила. Стыд так и хлестал её изнутри. Ей даже на минуту захотелось развернуться и попросить прощения у Эдварда за вчерашнее, но она вовремя остановила свой порыв. В её памяти всплыло то, как он приехал за ней в клуб и как мило общался с той женщиной — Викторией. Она была прекрасна, тут нечего греха таить. Белла услышала, как её муж зашевелился, и поспешила уйти. Ему лучше не видеть её слезы. Главное то, что скоро их фальшь под названием «жизнь» закончится. Она сделает всё возможное, чтобы уйти, даже если Эдвард не хочет этого. Пусть он не даст ей развода, она и так сможет прожить. Главное подальше от него. Чем ближе она к нему, тем быстрее она умрёт. Погибнет от собственной любви.

Когда она добралась до своей комнаты, ей ничего не хотелось. Единственным желанием, которое распирало её изнутри, было то вожделение, которое она так боялась признать. Чтобы никогда не знать, что есть такая любовь к этому мужчине. Что есть такая отчаянная потребность быть с ним. Глубоко вздохнув, она попыталась скрыть боль. Почему он не хочет её отпускать? Почему, чёрт возьми, всё так быстро перевернулось и всё стало сложно. Еще вчера он обещал ей развод, а уже сегодня сказал, что не отпустит её.

Странно было осознавать, что, возможно, Эдвард передумает и всё это закончится. Возможно, завтра он отворит её дверь и скажет: «Прощай». Белла не была уверенна, что у нее получится справиться с этим. Она знала, что боль при окончательной разлуке, будет слишком сильной. Такой сильной, что она не знала, что останется после неё потом. Его имя, вероятно, всегда будет отдаваться нестерпимым воем в её хрупком сердце. «Хотя, эта боль лишь будет напоминать, что он был в моей жизни», – подумала с печалью Белла.

 

Эдвард лежал в кровати, уставившись в потолок. Он всё еще чувствовал тепло Беллы под своими пальцами. Они приятно покалывали. Это волновало, будоражило и заставляло его тело томиться в жажде. Мужчина задавался вопросом, получится ли у него всё вернуть. Хватит ли ему времени, сил, терпения. Эдвард со стоном откинулся на подушки и натянул одеяло до головы. Его тело как-то сжалось, когда он почувствовал аромат Беллы.

Так странно, раньше его тело сжималось от невероятной силы любви, когда она находилась в его видимости, в его радиусе. Эдвард удивился тому, что почувствовал это сейчас, когда прошло так много времени. Он точно знал, что это никак не связанно с теми чувствами, что были раньше.

Тогда что это? Эдвард распахнул глаза и быстро встал, когда услышал звук льющейся воды и тихий, полный боли вой. Он мигом вылетел из своей комнаты и отправился туда, откуда доносился звук. Зайдя в комнату Беллы, он увидел перевернутый комод, сброшенную постель, разбросанные по всему пространству помещения вещи, но нигде не замечал Беллу. Глаза мужчины метнулись на дверь в другом конце комнаты, и уже через долю секунды он налегал на неё. Эдвард со всей силы дернул её на себя. Закрыто. Мужчина прижался лбом к двери, ощущая, как его поглощает страх.

— Белла.

Хлопнул по двери. Никакого ответа не последовало.

— Белла, пожалуйста.

Хлопнул. Снова без ответа.

— Я выломаю эту чёртову дверь! Ты знаешь, это будет не в первый раз.

После этой фразы, всхлипы на минут прекратились, а потом заново взорвали тишину.

Белла уже не смогла сдерживать свои эмоции после того, как вернулась в свою спальню. Она крушила всё, раскидывала вещи, стянула постель, в которой ненавидела спать одна. Стянула свое тесное платье и вошла в ванную. Ей хотелось сжечь свою кожу кипятком. Только так она сможет наказать себя за ту слабость. За то, что так сильно и до боли любит его. Когда вода хлынула на спину, сдерживаться она больше не могла. Голые руки скользили по лицу, по плечам, по животу, оставляя красные следы. Смыть. Для успокоения нужно всё смыть.

Чувствуя на губах вкус ржавчины, она на секунду поднесла к ним руку. Капля крови скатилась с губы и упала на пальцы. Яростно вытерев кровь, она стала терзать их еще сильнее. Запустив руки в мокрые волосы, Белла опустилась на холодный кафель. Женщина чувствовала, как её сердце буквально трещит по швам. Настолько больно, что дышать было невозможно. Стараясь облегчить эту боль, она с силой прижала ноги к груди. Не помогло. Теперь оно просто медленно ныло.

Белла почувствовала его раньше, чем услышала. И это вызвало горькую улыбку. Он просил открыть. Называл Беллой. Каждый его стук о дверь сопровождался её болью. И её стуком головой о стену. Истерзанными губами она просила его уходить, шептала сама себе вглубь маленькой комнатки: «Уходи, оставь меня». Не оставлял. Почему когда он был так нужен, его не было? Сейчас же, когда он не нужен, он стоит над душой. Белла не хотела слышать. Женщина хотела не дышать. Хотела запомнить эту боль, потому что в ней будет он. Это самое главное. Смотря на дверь затуманенными глазами, она ненавидела эти слова.

— Детка… пожалуйста.

«Детка, пожалуйста», — он всегда так говорил, когда не мог дождаться чего-то. Когда в чем-то отчаянно нуждался. Будь то любовные игры или простое желание посмотреть боевик, вместо любимой драмы Беллы. Стоило ему сказать это, и Белла всегда уступала. Детка. Так он впервые ласково её назвал. Она ненавидела это.

— Не. Смей. Называть. Меня. Так! — крикнула она со всей силы своих лёгких, стараясь перекричать поток льющейся воды. Он просто не смеет так называть её. Не после всего того, что между ними происходило и происходит.

— Я просто выломаю эту чертову дверь, Изабелла, если ты не откроешь. Сейчас. — В ответ прокричал мужчина.

Почему эта женщина всегда всё усложняет? Двери не открылись ни через минуту и даже ни через две. Терпение у Эдварда закончилось, и он со всей силы прилег на эту чёртову штуковину, отделяющую его от Беллы. Жаркий воздух ударил ему в лицо и мужчина застонал.

— Господь, как же жарко. Как в аду.

— Тебе бы не помешало там оказаться, — язвительно сказала Белла, и глаза Эдварда сразу отыскали ее.

Она была вся красная, а губы были распухшие и бардовые, все в крови. Она яростно чесала кожу. Так яростно, что царапины оставались очень заметными, и из них сочилась кровь.

— Белла, — у мужчины дрогнул голос.

— Уходи, — прошептала она. — Пожалуйста, просто возьми и уйди.

Медленно поддавшись к ней, он опустился на колени и, дотянувшись рукой, повернул её подбородок, заглядывая ей в глаза.

— Почему, Эдвард? Почему ты не отпустишь меня? Я хочу жить без тебя! Это будет больно, но... пожалуйста.

— Я не могу, ты же знаешь. Я обещал себе. Чарли. Всем, — сказал Эдвард, поглаживая её губы. Белла отбросила его руку от своих губ.

— Не имеет значения. Его давно уже нет, Эдвард. Ты можешь жить дальше без меня. Жить, как пожелаешь. Мы только тянем друг друга ко дну. Если я останусь рядом с тобой, я погибну.

Белла, не давая себе отчета в том, что делает, толкнула Эдварда под горячие струи воды, и мужчина тихо выругался. Белла, не останавливаясь, залезла на его колени.

— Я не хочу погибать, знаешь? — прошептала она в его кожу. — Я бы хотела быть с тобой вечно, любить тебя, заботиться о тебе, растить наших детей, заботиться о них днём и ночью. Как бы мне не хотелось, Эдвард, я не могу этого сделать, потому что одной это делать – тяжело. Поэтому отпусти.

Её шепот был горячее, чем вода, которая лилась на них нескончаемым потоком. Тяжелее, чем все оковы мира. А её отчаяние глубже, чем мировой океан. Эдвард поднял руки и сжал её тело. Нежная атласная кожа теперь была покрыта глубокими царапинами.

— Зачем ты царапаешь себя, Белла? — спросил Эдвард, проводя подушечками пальцев по её ранам.

— Чтобы смыть твои прикосновения, — пробормотала она в ответ, прячась в изгибе его шеи.

Он слышал её боль и не мог позволить себе отпустить её, когда она нуждалась в том, чтобы её утешили. Он не мог понять своё желание быть с ней, но при этом держать её на расстоянии не хотел. Возможно, он слишком погряз в своей обиде на неё? Он не знал, но обязательно разберётся в этом.

Вода становилась прохладной и вскоре стала совсем холодной, но Белла так и не сдвинулась с места. Эдвард услышал её сопение и чуть отклонился назад, чтобы удостовериться, что она действительно спит. Обернув её ноги вокруг себя, он медленно поднялся и пошёл в спальню.

Холодные капли стекали по его телу, оставляя мокрые следы на полу, которые скоро высохнут и исчезнут. Как жаль, что нельзя сделать так с воспоминаниями. Чтобы они высохли и испарились. Положив Изабеллу на кровать, он укрыл её теплым одеялом и сам лег рядом с ней. Он не заметил, как погрузился в сон, подмяв под себя тело жены.

 

Вот такая вышла глава. Всё же не может он её отпустить. Не хочет не может, и не будет. Белла…что я могу сказать, любит она его и будет любить дальше.

Как думаете почему Эдвард ходит в церковь? Хуанита, будет маленькой шалунишкой, которая будет постоянно рядышком с Беллой.

Я хотела бы сказать спасибо девушкам которые мне помогли с этой главой. 
Полина дала мне ценные советы. Марина Бета моя))) Помогает мне каждый раз. И спасибо Насте, что выкладывает мою историю. 

 

 

 



Источник: http://robsten.ru/forum/35-1661-1
Категория: Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+ | Добавил: Robstendestiny (10.05.2014) | Автор: I_am_Julia
Просмотров: 999 | Комментарии: 37 | Рейтинг: 4.8/34
Всего комментариев: 361 2 3 4 »
avatar
36
Шикарно написано! Спасибо за главу!
avatar
35
Боже, какая психологически тяжёлая глава...Белла плачет, cray Эдвард страдает... Не проще было бы Эдварду сказать Белле , что он всё ещё сильно любит её, ведь он знает , что она его тоже любит. Они какие то мазохисты сами мучают друг друга.
Спасибо за главу! good
avatar
34
Очень классная история. Мне очень нравиться. Белла любит Эдварда, а он любит ее, но почему - то не ладиться у них. Меня в ПЧ))
avatar
33
Видимо, долго они так друг друга мучают....бьются в стену и не могут найти дверь
avatar
32
спасибо за главу.
Уничтожающая какая-то любовь. Что же произошло между ними?
Много вопросов. Но тем интереснее ждать продолжение.
Желаю вдохновение lovi06032
avatar
31
Спасибо за главу. Но все равно запуталась, то ли он ей изменяет она простить не можнт, то ли она ему изменяет-он не может простить, но тогда какого развод не дает?
avatar
30
Какая-то разрушающая любовь..... Спасибо за главу!!!
avatar
29
Все так сложно у них (((
Спасибо за продолжение, читаю с удовольствием.
avatar
28
Очень тяжелая глава получилась...
avatar
27
Такое ощущение, что каждый  говорит на непонятном другому языке. И этот барьер никак не получается преодолеть.
1-10 11-20 21-30 31-36
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]