Фанфики
Главная » Статьи » Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Своей любви перебирая даты. Глава 47 часть 4

Глава 47 часть 4

 

− Здесь так тихо, − сказала Белла, поудобней усаживаясь на диване в нашей гостиной.

− Я думал, ты уже привыкла к тишине в больнице.

− Там все иначе, а здесь просто не хватает Эми, − пояснила она, оглядываясь по комнате.

− Да, но Эбби скоро привезет ее с детского сада.

− Да, я в курсе.

− Ты не голодна?

− Неа.

− Может, хочешь пить?

− Нет, − улыбнувшись мне, она отрицательно качала головой.

− Может, тебе что-то нужно? − не переставал интересоваться я.

− Эдвард, спасибо тебе, но я не инвалид. Если мне что-то понадобится, я сама пойду и возьму это.

− Я знаю, мне просто хочется позаботиться о тебе.

− Ты милый, − все также улыбаясь, заявила она.

− Я полностью в твоем распоряжении, − то я перед девушкой, предупредил я, разведя руками.

− Ну тогда знаешь что, − она прищурилась и сделала вид, что задумалась, −... я хочу принять душ. Ты можешь мне это устроить?

− Еще бы! − я хлопнул в ладоши и наклонился к Белле.

− Что ты делаешь? − напряглась она.

− Собираюсь взять тебя на руки.

− Ты хочешь понести меня? − она удивленно подняла брови.

− Разумеется.

− Ну ладно, − она тут же расслабилась. −  Так уж и быть, я доверю тебе свое тело, но смотри не урони меня на лестнице, а то, боюсь, после падения меня уже будет не собрать.

− Зря беспокоитесь, миледи, я держу вас крепче крепкого, − заявил я, поднимая любимую словно пушинку.

Пока я поднимался по ступеням, Белла вцепилась в меня так, что даже если бы я попытался ее уронить, то у меня это не получилось бы. Она весьма сильная, хотя внешне и не скажешь. Когда я все-таки благополучно донес девушку до ванной комнаты и поставил ее на ноги, она посмотрела на меня, а потом нежно отблагодарила оставив на моих губах томный поцелуй. Мне, конечно, понравился такой настрой, но ввиду обстоятельств приставать я к ней не стал и просто отошел в сторонку.

Остановившись возле двери и облокотившись о косяк плечом, я наблюдал за тем, как Белла начала медленно раздеваться. Сняв футболку и оставшись в одном лифчике, она оглянулась на меня через плечо и слегка улыбнулась. – Поможешь расстегнуть?

Подойдя к ней со спины и расстегнув петли ее бюстгальтера, я ласково провел руками по ее нежной коже спины и плеч, а потом спустил лямки и освободил любимую от ненужного предмета одежды.

− Я соскучился по тебе, − прошептал я, обхватив ее полуобнаженное тельце обеими руками и начав целовать ее в затылок, шею, линию челюсти. Все-таки сдержаться я не смог.

− Я тоже соскучилась, − ответила Белла, потеревшись щекой о мой колючий подбородок. – Но мне пока нельзя, − повернувшись ко мне, огорченно с ноткой вины в голосе призналась она.

− Я знаю. Не переживай. Главное, чтобы ты выздоровела, а потом я уверен у нас еще будут длинные страстные ночи, − заговорщически приподняв бровь и при этом улыбаясь, намекнул я о своих планах.

− Мне нравится твой оптимизм.

− А мне нравишься ты, − поторопился сказать и я вновь припал губами к ее плечу.

− Ха-ха. Ладно, мне нужно попасть вон туда, − покрывшись мурашками и передернув плечами, она ткнула пальцем в сторону душевой кабины.

Усмехнувшись, я оторвался от любимой и, потянувшись вперед, включил душ и  настроил воду. Белла тем временем скинула с себя джинсы, а потом трусики и при этом со скромностью на лице оглянулась на меня. Такая милая... Я не подал виду, что заметил ее румяные щечки от стеснения, а просто подал руку, чтобы позволить ей опереться о меня и ступить в кабинку. Но как только девушка оказалась под струей воды, она обернулась и с непониманием посмотрела на меня.

− А ты разве ко мне не присоединишься?

− А ты хочешь этого? − удивился я.

− Что за глупый вопрос...

− Тогда я уже иду!

Сорвав с себя рубашку и быстро расстегнув ремень, я скинул с себя джинсы вместе с боксерами и носками и в мгновение ока оказался в душевой кабинке рядом со своей любимой.

− Так-то лучше, − промурлыкала девушка, когда я обнял ее и поцеловал.− Намного лучше...

*

− Я поехал в офис, − войдя в комнату, предупредил я Беллу, которая перед зеркалом расчесывала влажные после душа волосы.

− Угу, - произнесла она, посмотрев на меня через зеркало.

− С тобой останется Сэм. Звони если что.

− Хорошо. Ты надолго? − спросила девушка, положив расческу на комод и повернувшись ко мне.

− Я сначала заеду в офис, а потом на стройплощадку. Мы наконец-то сдаем объект, − поправляя галстук, довольно изрек я.

− Скоро будем праздновать? − заулыбалась Белла.

− Надеюсь на это, − кивнул я, пребывая в удивительно хорошем настроении. Вообще все это было странным, несколько дней назад погибла мать Беллы, а  мы стоим тут и улыбаемся, разговариваем, как ни в чем не бывало, это вроде как ненормально...

− Ты Эсми не звонил? − спросила любимая, открыв ящик комода и придирчиво посмотрев на его содержимое.

− Звонил. Она к нам вечером приедет, она сейчас с отцом.

− Ясно. Ладно, тогда я пока займусь уборкой или чем-нибудь еще, − сказала она, вздохнув, после чего как-то разочарованно закатила ящик обратно. − Что ты хочешь на ужин, что приготовить? - Белла, наконец, повернулась ко мне.

− Ничего не надо, отдыхай лучше. Я по пути домой,  закажу что-нибудь в ресторане. Что ты хочешь?

− Пасту, − немного подумав, сообщила она.

− Значит, будет паста. И не вздумай заниматься уборкой.

− Посмотрим, − девушка пожала плечами.

− И не грусти, − попросил я, подойдя к ней.

− Не буду, − опустив глаза, пообещала, моя красавица, хотя и так было ясно, что моя просьба была совершенно абсурдной.

− Ну всё, я поехал, − с трудом расставаясь, известил я.

− Давай, − спокойным голосом, сказала Белла, погладив меня по груди, а скорее по синему пиджаку, в который я принарядился.

− Дай поцелую.

− Передавай там в офисе от меня привет! − пробормотала девушка почти прямо мне в губы, когда я пытался ее поцеловать.

− Хорошо, − изрек я, отстранившись и так и не получив достойного поцелуя. − Передам.

*

− Рассказывай, − приказным тоном изрек я, после того, как Тед сообщил мне о том, что у него есть для меня неприятные новости. Мы ехали в машине в мой офис, так что у нас было время все обсудить и даже все обдумать.

− Появилась информация, что у папарацци есть фотографии, где вы и Кайл Вагнер встречаетесь в ночь гибели его жены.

− И это как-то влияет на меня?

− Журналисты уже готовы раздуть из этого скандал. Прошел слух, якобы Рене изменяла Вагнеру, и тот решил ей отомстить. Ваша  ночная встреча может быть неверно истолкована и вы рискуете попасть в большую заварушку.

− А это правда? Она ему изменяла? − проигнорировав его опасения, вдруг сообразил я.

Тед пожал плечами. – Скорее всего. Судя по всему, той ночью она ехала в аэропорт, а пунктом отправления был дом бизнесмена, имя которого не разглашается. Но это был не Вагнер.

− А им то откуда это известно? − поморщившись, изумился я.

− Это же журналисты. Если это не правда, то они сделают все, чтоб это стало правдой.

− Мне главное, чтобы у них не было информации о связи Беллы и Рене, ясно?

− Эдвард, не сочти за неосведомленность, но их что-то связывало? − удивился Тед. Я посмотрел на него, а потом до меня дошло, что никто еще не в курсе, что Рене мать Беллы и это хорошо и плохо одновременно.

− Да.

− Что?

− Неважно. Просто проверь, что у газетчиков есть на Беллу, ок?

− Ладно, − пребывая в легком недоумении, но стараясь этого не показывать, согласился охранник.

В фирме я провел всего полчаса после чего с полным составом рабочей комиссии и еще несколькими специалистами отправился на объект, который был готов к сдаче в эксплуатацию. Это был бизнес-центр высотой в 352 метра. Разумеется, чтобы целиком и полностью подготовить объект к сдаче у нас ушел не один день, но находясь в уже построенном здании, испытываешь чувство гордости за себя и своих сотрудников, которые не покладая рук, день и ночь трудились над возведением такой махины. На моем личном счету это было уже пятое здание высотой превышающее 180 метров, но особенно мне нравилось то, что я владею возможностью и желанием не останавливаться на достигнутом и двигаться дальше и строить больше и выше. Но самое захватывающее – это те эмоции, которые буквально пронизывают все тело, когда я стою на последнем этаже небоскреба, наблюдая за тем, как под ногами простирается город. Наверное, в такой момент никому не избежать легкого состояния величия, но помимо этого рождается еще одно чувство- злость и решительность. Я знаю, что  ни за что не допущу чужие волосатые руки до своего детища – до своей компании и своих зданий, потому что все это мое! По крайней мере, пока я жив и здоров, я никому из своих врагов не позволю стоять на этом месте, вместо меня.

*

− Вашу мать, а! − прорычал я, увидев толпу журналистов с микрофонами, видео и фотокамерами перед въездом на парковку моего дома.

− Мистер Каллен! − услышал я крики людей, когда мой водитель пытался прорваться сквозь журналистов, перегородивших нам дорогу. − Ответьте нам на пару вопросов!

− Что за херня? Избавьте меня от них, − приказал я Теду, который тут же вышел из машины и в компании своих коллег из моей личной охраны и охраны дома, образовал кольцо вокруг моего автомобиля.

 Мы медленно начали двигаться вперед к шлагбауму, и это позволило мне хорошенько расслышать вопросы, терзающие журналистов.

− Мистер Каллен, вы дружите с Вагнерами? Вам что-нибудь известно о причине гибели Рене Вагнер?

− О чем вы разговаривали той ночью?

− Вы в сговоре с Кайлом Вагнером?

− Мистер Каллен не будет отвечать на вопросы. Пропустите, − терпеливо отбивался Тед, охраняя мое спокойствие.

− Дайте проехать! − кричал кто-то из охраны.

− Мистер Каллен! − орали особо нетерпеливые репортеры.

− Что за..! − не сдерживал терпения мой водитель, когда один из операторов нарочно прыгнул под колеса машины, конечно, после этого Дин со злостью начал давить на клаксон. − С дороги! Придурок!

Наконец, благодаря оцеплению, мы прорвались и заехали в гараж, но мне продолжали кричать вслед.− Эдвард! Дайте хоть один комментарий!

− Похоже они не оставят вас в покое, − паркуясь, прокомментировал водитель.

− Да., - буркнул я, после чего тяжко вздохнул и вышел из машины.

Отправившись к лифту, я достал телефон и набрал номер...− Кайл.

− Здравствуй, Эдвард.

− Что происходит? Знаешь, ты втянул меня в неприятную историю.

− Журналисты? – угадал собеседник.

− Да, − кивнул я и вместе с тем бросил взгляд на припаркованный автомобиль, принадлежащий моей матери. Видимо она у нас в гостях. – Пресса дежурит возле моего дома. И не знаю в курсе ли ты, но ходят слухи, что ты причастен к смерти Рене, − отвернувшись от машины и продолжив путь, договорил я.

− Да знаю я. Бред это всё. Какая бы она ни была я все равно любил ее. Развестись - да, но убрать... я не посмел бы.

− Как откровенно...Но меня это в общем-то не касается, мне просто не нравится эта болтовня и то, что меня приписывают в твои сообщники.

− Я знаю. Прости... Эти чертовы журналюги сидят в засаде везде, где я появляюсь и шагу не могу сделать без их ведома. Я не хотел тебя втягивать в это.

− Как мне это знакомо... - задумчиво проговорил я, уставившись на открывающиеся створки лифта.

− Как Изабелла? Она еще в больнице? Она уже в курсе или тебе удается сдерживать наплыв информации? − задал он сразу несколько вопросов, заставив мои извилины немного напрячься.

− Она уже дома и... она всё знает, − я постарался максимально коротко ответить на всё.

Но после недолгой паузы, он нерешительно добавил: − И как она отреагировала?

− Я думал, будет хуже, − медленно войдя в лифт и потерев лоб, устало изрек я. − Но она держится.

− Ясно. Эмм, завтра будут похороны... − как бы невзначай проговорил мужчина Думаю он не хотел делать на этом особый акцент, но получилось так, словно он нас приглашает на это печальное событие.

− Я думал, идет следствие, − нахмурился я, вставляя ключ в замок лифта.

− Нет, результаты экспертизы уже известны.

− Да? И кто виноват? − не скрывая своего любопытства нагло поинтересовался я. Вообще наша болтовня напоминала мне беседу друзей... ну ладно, не друзей, но хороших знакомых точно.

− В  крови Рене обнаружили высокий уровень алкоголя, оксикодона, доксиламина и диазепама.

− Не многовато лекарств? − мне показалось это слегка подозрительным.

− Скажем, для Рене это было нормально. Она стояла на учете у психиатра.

− Оу, простите. Это вообще не мое дело.

− Ничего, − весьма бодрым голосом изрек Кайл, а потом как ни в чем ни бывало вернулся к теме похорон. − Я бы хотел знать придет ли Изабелла завтра. Я  хотел бы видеть ее там.

− Я не знаю, − нахмурившись, ответил я, - но я спрошу у нее.

− Если что, то церемония состоится в 12 часов в Грин-Вуде.

− Я передам, − кивнул я как раз в тот момент, когда поднялся на свой этаж.

− Спасибо тебе.

− Да, не за что, − равнодушно ответил я, подняв взгляд на стены холла перед  квартирой. − Мне надо идти, Кайл...

− Да, конечно.

- До свидания, − коротко сказал я и, отключив телефон, направился домой. Обнаружив, что входная дверь не заперта я спокойно вошел внутрь.

− О! Эдвард! − воскликнула мама, увидев меня на пороге.

− Вы чего двери не закрываете? − нахмурив брови, поинтересовался я, запирая за собой дверь. Господи, какая же это мелочь, но в нынешних условиях из-за таких мелочей можно и умереть случайно.

− Да? − округлив глаза, Эсми невинно посмотрела на меня. Святая простота... Ей что мало отца, лежащего в больнице. − Это я видимо не закрыла, мы с Беллой совсем заболтались, − пояснила она, а потом потянулась ко мне и приобняла, − Привет, милый.

− Привет.

− Я слышала, вы сдаете объект? − спросила мама, не пряча своего чувства гордости за меня.

− Да. Сегодня запустили процесс.

− Поздравляю. Не даром мы с отцом столько сил вложили в тебя, − улыбаясь, проговорила Эсми, но я от этих слов  лишь закатил глаза.

− Ты как себя чувствуешь? − обратился я к Белле, которая сидела на диване вместе с Лакки, поглаживая его по голове.

− Хорошо. Дома намного легче, − с нежностью поглядев на пса, сказала девушка.

− Не волнуйся, я заставляю ее отдыхать. А вообще тебе следует лучше следить за ней, Эдвард. Когда я приехала, знаешь, где я ее обнаружила?

−Мм? − вопросительно качнул я головой.

− На кухне. Она готовила тебе ужин. Нормально, да?  − пожаловалась Эсми.

− Я всего лишь пекла печенье, ничего особенного, − с долей возмущения посмотрев на мою мать, а потом на меня, проговорила Белла.

− Мы же договорились?

− Я устала лежать на кровати. К тому же врачи сами мне посоветовали побольше двигаться, чтобы поскорей реабилитироваться. Это нормально, − вставая с дивана, устало пояснила любимая.

− Она ужасно упрямая. Меня это даже немножко раздражает, − взмахнув рукой, заворчала мама.

− Я уже привык к этому, − тряхнув головой, изрек я.

− Хах.

− Как отец?

− Хорошо. В четверг его выписывают, его переводят на домашнее лечение. Карлайл, похоже, уже с ума сходит, от пребывания в больнице он уже воет во весь голос.

− Странно, с  учетом того, что он почти не может говорить, − слегка пошутил я, на что мама скривилась в улыбке.

− Поверь мне, в моменты его раздражения он умеет не только громко говорить, но и громко выражаться... кхм.

− Это же отец, − эмоционально развел я руками.

− Он уже строит планы, как вернуться к работе. Меня это немного настораживает, − демонстрируя свое волнение, проговорила Эсми.

− Лучше съездите куда-нибудь отдохнуть, поваляйтесь где-нибудь на пляже, − посоветовал я. На самом деле, я бы сам вместе с Беллой и дочей не отказался от поездки на острова, я бы с удовольствием повалялся в песке, как стейк поджарился на солнце и перепробовал бы все виды коктейлей, которые были бы в баре, но вместо этого мне придется пахать и разруливать все проблемы.

− Я то с радостью, но Карлайла не уговорить, ему подавай компанию, − продолжала ворчать женщина.

Отец странный человек. Сначала он отказался от всех акций, а теперь рвется в компанию, зачем?

− Думаю, мне стоит самому с ним поговорить, − предположил я.

− Дерзай, − оживилась мама.

− А вот и мы!!! − послышалось громкое восклицание из холла. Обернувшись назад, я увидел Эбби, держащую Эмили за руку.

− Эми! Детка! − Белла аж подскочила с дивана.

– Уррраа! Мама дома! И папа тоже! − громко прокричала дочка, вырвавшись из рук Эбби и побежав к Белле.  Буквально набросившись на свою мать, девочка вцепилась в Беллу так крепко, что кожа девушки моментально побелела и даже посинела.

- Смотри не задуши маму, − произнесла Эсми, умиляясь тому, что видела перед собой.

- Не задушу, - отпустив Беллу и уставив взгляд на нее, проворковала малышка. − Я самая счастливая девочка на свете!

− Боже мой, я обожаю этого ангелочка, − продолжала радоваться моя мать.

Почувствовав себя не удел,  решил сам подойти к своим девочкам. − Привет, моя сладкая. Я вообще-то тоже соскучился по тебе, − сев на диван, я поцеловал дочку в плечо.

− Я тоже соскучилась,− -Эмили наконец-то обняла меня. − Если честно, то я боялась, что ты больше не вернешься. Ее слова больно ранили меня, отчего я наверное изменился в лице.

− Нет, я бы ни за что вас не бросил.

− Ну, это хорошо, − погладив меня по груди, проворковала дочка, а  потом и вовсе прижалась ко мне и заулыбалась, отчего ее глаза засияли словно бриллианты.

− Ты ж моя хорошая, − улыбнулся я, крепко обняв Эми.

− Всю жизнь мечтала увидеть подобную картину.

− Мечты сбываются.

− И, правда. Мечты сбываются... – сказала мама, после чего она по-матерински приобняла Беллу и, оставив поцелуй на ее виске, снова посмотрела на нас с дочкой и улыбнулась. В этот момент мне показалось, что Эсми имела в виду не только меня и Эмили, но и появление в нашей семье Беллы. После смерти моей сестренки, мама мечтала, чтобы в нашем доме вновь появилась маленькая жизнь, а после смерти Элизабет, мама начала мечтать еще и о том, чтобы в моей жизни появилась новая любовь. Чудесным образом, конечно, не сразу, но обе ее мечты сбылись причем единовременно, поэтому действительно, мечты сбываются, просто ни в коем случае нельзя забывать об этом...

Тем же вечером после ужина и ухода Эсми и Эбби мы втроем, а если точнее вчетвером (с Лакки)  валялись на кровати в нашей спальне, смотрели телевизор и просто наслаждались нашим долгожданным воссоединением, миром и покоем, воцарившемся в нашем доме. Хотя полной идиллии достигнуть было сложно, учитывая обсуждение тех вопросов, которые то и дело нам приходилось поднимать.

− Эсми сказала, что возле дома дежурят папарацци, это они нас ждут?

− Ага, − переключая телеканалы, произнес я.

− А можно узнать причину? − подтянувшись на руках и посмотрев на меня с вопросом, сказала Белла.

− Это касается меня и Кайла Вагнера, − не очень желая обсуждать эту тему, без настроения ответил я. − Они пытаются придумать историю и сделать ее сенсацией.

− История основана на гибели моей матери?

− Да, − я посмотрел на девушку и увидел ее сосредоточенное выражение лица. Она ждала объяснений, но мне не особо хотелось болтать, хотя выхода все равно не было. Оставив пульт в покое, я настроился на разговор. − Белла, я сегодня разговаривал с Кайлом, − после этого я сделал паузу.- Он сказал, что завтра состоятся похороны Рене, он хотел узнать придешь ты или нет.

Белла сглотнула. Скорей всего, она наверняка уже думала о похоронах матери, я просто ускорил наш разговор об этом.

− Да, − она опустила глаза. Потом девушка провела рукой по голове Эми, поцеловала ее в макушку и, улыбнувшись малышке, которая взглянула на маму, вздохнула. − Я должна проводить ее, − смело посмотрев на меня, заявила девушка.

Я согласно кивнул. − Значит, мы поедем вместе.

− Ты сделаешь это для меня? − удостоверилась она.

Я даже усмехнулся. − Конечно, я не оставлю тебя там одну.

− Спасибо, - Белла поджала губы и нахмурилась. Кажется, она была ооочень напряжена. Хотя чего тут удивляться, это естественно!

− А можно я сегодня буду спать здесь? − Дочка отвлекла нас от грустного разговора.

− Что скажешь, мама? Можно? − подложив руку под голову, заулыбался я как дурак.

− Ну, пожалуйста... − начала умолять малышка.

− Ну ладно, но только одну ночь, − сжалилась Белла. Честно говоря, я не понимал почему она против того, чтобы ребенок иногда спал с нами, я не видел в этом такого уж ужасного преступления.

− Ура! Мы победили! − возликовала дочка, потянув ладонь навстречу к моей ладони.

− Так вы в сговоре?!

− Это она заговорщик, − я указал на Эми пальцем.

− Мам, не ругай папу. Он ни в чем не виноват, − обняв сначала маму, а потом быстро переключившись на меня, оправдалась Эмили.

− Да, я здесь ни при чем. Это всё она, − повторил я и снова взялся за пульт.

− Ну, еще бы. Два хитрована.

− Два твоих любимых хитрована, − исправил я девушку.

− Да, с этим не поспоришь. Любимых... − подытожила Белла, обняв дочку, и снова удобно развалилась на подушках.

*

− Ты готова? – спросил я, постучав костяшками пальцев по дверному косяку. Белла в это время стояла пред зеркалом и, глядя в него, застегивала сережку на мочке уха. Оглянувшись в мою сторону, она неуверенно кивнула, − Да. Я готова.

− Тогда поехали, машина ждет нас.

− Хорошо, − глухим голосом пробормотала девушка и снова отвернулась от меня к зеркалу. Я чувствовал, что в тот момент она не нуждалась в моем присутствии, ей нужно было побыть одной и морально подготовиться к поездке, поэтому я ушел.

Выпив стакан воды на кухне, я увидел Беллу, спускающуюся по лестнице. Она была в чёрном. Черное облегающее платье без рукавов с круглым вырезом, черные туфли на шпильке, чулки, темная тонкая лента, вплетенная в косу и ослабленный грустный взгляд – на самом деле, Белла одновременно выглядела запредельно элегантно и красиво и в то же время мрачно и даже отчаянно. Кажется, что даже не зная, что она дочь Рене, лишь по одному виду девушки можно было понять, что она все-таки кем-то ей приходится. Наверное, ее выдавал потерянный взгляд, тяжелое дыхание и напряженные плечи − всё это нельзя спрятать под маской напускного спокойствия и обычного проявления светского приличия. Белла переживала и я никак не мог повлиять на ее состояние, единственное – я просто мог быть рядом и поддерживать ее.

*

Когда мы приехали на кладбище, там уже собралась целая толпа людей: друзья, коллеги и просто знакомые Рене, хотя я бы сказал, что по большей части там были лица приближенные к Кайлу нежели к его жене. Здесь собралась практически вся элита города и каждый делал вид, что очень сопереживал Вагнеру. А еще там были журналисты, что было совсем не к месту. Они выражали глубокое неуважение к церемонии и людям, которых коснулось это печальное событие. И хоть охрана всячески сдерживала непрошенных гостей, кому-то из папарацци все равно удавалось проскользнуть за ограждения и сделать несколько сенсационных фото не только стоящего гроба, но и тех личностей, которых не увидишь в обычной жизни на улицах Нью-Йорка. Надо сказать, что мы с  Беллой все же попали в объектив их фотокамер. Думаю, нас не ожидали увидеть там, так что как только мы ступили на каменную дорожку и пошли в том направлении, где проходила церемония погребения, репортеры моментально оживились, обратив все взоры к нам. Одно успокаивало, что они не лезли с камерами нам в лицо, и этому способствовала слаженная работа моей охраны, которая обступила нас со всех сторон, загораживая от вспышек фотокамер. Думаю, наше появление на кладбище вызвало определенный резонанс, ведь всем было известно, что я не был другом Вагнеров, Белла, которую вообще мало кто знал, тем более, поэтому мы стали той самой значительной после самих похорон темой для всеобщего обсуждения.

В тот момент, когда мы подошли ближе и остановились недалеко от могилы, Кайл повернулся к нам и, кивнув, грустно улыбнулся. Сначала никто из нас ничего не говорил, стояла тишина, нарушаемая щебетанием птиц, легким шепотом отдельных лиц и отдаленными криками журналистов. Возникшая пауза продолжалась, Кайл смотрел на Беллу, она смотрела на Кайла, между нами росло напряжение, наше всеобщее молчание становилось неуместным и тогда я, наконец-таки произнес: − Приносим наши соболезнования.

− Кхм...- кашлянул Вагнер и, будто опомнившись, посмотрел на меня, − спасибо.

− Гроб закрыт? – вдруг прошептала Белла, испуганно разглядывая место погребения.

Мы с Кайлом одновременно посмотрели на нее, а  потом в смятении переглянулись между собой. Я не думал, что Белла не знала в каком состоянии была Рене после аварии, видимо она была не готова к этому.

− Ты можешь подойти к ней, − обратившись к Изабелле, изрек Вагнер, кивнув в сторону могилы, в которую уже был наполовину опущен белый лакированный гроб.

Посмотрев на меня, Белла неуверенно отпустила мою руку и, бросив взгляд на цветы, которые держала в руке, медленно двинулась вперед, явно преодолевая дискомфорт в движениях после операции. Хотя возможно ее несмелая ослабленная походка была вовсе не из-за боли в животе, ей было страшно, плохо и думаю, в ту минуту она хотела сбежать оттуда. На самом деле, для меня эти несколько секунд показались вечностью. Пока она делала один шаг за другим, я успел заметить множество деталей: не только то, как сильно была напряжена Белла, которая медленно приближалась к могиле матери, но и серое лицо Кайла Вагнера, который с осторожностью и восхищением разглядывал свою дочь. Еще я обратил внимание на удивленные и хмурые лица присутствующих, которые не понимали кто эта девушка и почему Кайл отдал ей столько внимания и предпочтения, я даже успел разглядеть журналистов, стоящих в неудобном положении с искривленными лицами и прищуренными глазами, крепко сжимающих в руках свои фотоаппараты. Вокруг  была тишина, как это бывает на любом из кладбищ, однако одновременно с этим стоял сумасшедший шум от окружающих. И, наверное, я так волновался за Беллу, что меня самого начало трясти. Я слышал свой пульс, он отзывался у меня в ушах, я чувствовал, как кровь переливается в моих жилах, у меня даже тело покрылось мурашками и испариной. Но в тот момент, когда Белла присела на корточки и трепетно опустила красные розы, которые ярко контрастировали с белым лаковым покрытием гроба, я и вовсе оцепенел. Не знаю, почему этот момент вызвал во мне такую реакцию, но в какой-то момент я неосознанно начал молиться о том, чтобы Белла больше никогда не приходила на кладбище и никого не оплакивала. Это слишком дорогое и болезненное зрелище, чтобы его повторять. Никто и ничто в скором времени не должно заставить ее прийти сюда еще раз.

− Спасибо, что пришли, − стоя рядом со мной и не отрывая глаз от Беллы, произнес Кайл.

− Мы не могли иначе, − ответил я, также уставившись на свою любимую, которая хмуро и задумчиво разглядывала гроб своей матери.

− Она и правда держится, − слегка удивленным и даже немного восхищенным тоном изрек мужчина. Я нахмурился. Она держится, но сколько сил для этого ей приходится прикладывать не знает никто, даже я.

− Да, - коротко сказал я и посмотрел на Вагнера.

− Мне нужно с ней поговорить, − наконец Кайл повернулся ко мне.

− Думаю, сейчас не самое лучшее время, − морщась от солнечного света, предположил я.

− Я понимаю, но ты можешь дать нам минуту?

Я задумался над его просьбой, взглянул на Беллу, которая как раз в этот момент  поднялась с корточек и направилась к нам. − Ладно, − согласился я, когда Белла уже практически подошла к нам. Когда мы опять стояли втроем, между нами вновь возникла неловкая пауза.

− Ээм, я вас оставлю на минутку? Мне нужно переговорить с охраной, − нашелся я.

Белла кивнула мне, позволяя оставить ее наедине с Кайлом, после чего я, проведя рукой по ее спине, медленно отошел от них. Подойдя к Теду, который быстро разъяснял мне обстановку, я не прекращал смотреть в сторону Беллы и ее отца. Кайл что-то говорил ей, а она немного сурово смотрела на него. Потом она что-то ему сказала, он тяжело вздохнул, а позже к ним подошел какой-то мужчина, перебив их диалог. Пока Вагнер разговаривал с мужчиной, Белла оглядывалась на меня, и я понял, что пора возвращаться.

− Соболезную, Кайл, − сказал собеседник Вагнера, когда я подошел к ним.

− Спасибо, Дональд, − кивнул Вагнер, слегка кивнув ему.

− Всего тебе доброго, Кайл. Мисс... − вежливо попрощался Дональд после чего покинул нас.

− Я думаю, нам пора, − вдруг сказала Белла, посмотрев на меня, а потом на своего отца.

− Да, конечно, − быстро согласился Кайл. − Хотя, я надеялся, что вы останетесь до конца.

Мы с Беллой переглянулись. Я вдруг отчего-то почувствовал себя дискомфортно. Было не очень удобно уходить так быстро, но я понимал Беллу, она хотела поскорее уйти отсюда, и я не собирался ей мешать.

Мы распрощались с Кайлом, еще раз выразили свои соболезнования и развернувшись, пошли в направлении ждущего нас автомобиля. Однако, сделав всего пару шагов в сторону выхода откуда-то со стороны послышался дикий женский крик:

− Чтоб вы были прокляты! Я вас ненавижу! Это вы убили мою девочку! Моих внуков! Будьте прокляты!

Мы с Беллой буквально остолбенели, уставившись на женщину, которая бежала в сторону Вагнера. Разумеется, ей не дали прорваться к нему, охрана поймала ее за плечи, начав оттаскивать ее как можно дальше от нас.− Мэм, просим вас уйти.

− Ненавижу!!! Ненавижу!!!! − размахивая руками, орала она. − О, Божеееее! За что!!!???

− Это..? − Белла не договорила, но она поняла кто была эта женщина.

− Да... Вчера там похоронили семью, которую Рене... −Я пытался подобрать наиболее подходящее не особо грубое слово, − ... погубила.

Я очень мягко выделили слово «погубила», хотя наверняка у всех на языке вертелось слово «убила».

− По вине Рене погибли  дети этой женщины... − зачем-то уточнила Белла, разглядывая, как убивается и изо всех сил пытается вырваться из рук охраны та женщина.

− Я уже просил  у нее и у ее мужа прощения, − сзади нас раздался голос Вагнера. Мы с девушкой обернулись к нему. −  Но разве мои извинения могут им помочь? Это всего лишь слова, - сказал он и опустил глаза на свой телефон, который вертел в руках .

− Но причем здесь Вы. Вас там вообще не было, − высказался я.

− В этом есть и моя вина, − посмотрев на меня, сказал он, после чего устремил взгляд впред. Через мгновение мужчина, пройдя между нами с Беллой, в раздумье двинулся в направлении другого места погребения, где уже стоял довольно старый памятник. Я решил, что там был похоронен кто-то из его близких, уж очень хорошо он знал тропу к этому месту. Конечно, мы не пошли за ним, хотя любопытство раздирало меня. Вместо этого мы с Беллой, в который раз перекинулись мрачными взглядами и, не став тревожить Кайла, отправились к машине. Как  только мы сели в автомобиль, папарацци тут же обступили нас и начали щелкать на свои камеры. Они что-то кричали мне, но я не реагировал на них, всё мое внимание было приковано к Белле, которая подавленно и с недоумением смотрела то на журналистов, то на меня. Казалось, этот шум вокруг нас добавлял ей тревожности и усталости, ведь такого ажиотажа в такой день она точно не ожидала.

 

продолжение...



Источник: http://robsten.ru/forum/67-687-1
Категория: Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+ | Добавил: skov (29.03.2015) | Автор: Gaily (Галина Малина)
Просмотров: 998 | Комментарии: 15 | Рейтинг: 5.0/42
Всего комментариев: 151 2 »
avatar
0
15
Спасибо.
avatar
0
14
Как всё тяжело и трагично . Спасибо за главу .
avatar
0
13
СПАСИБО!  good lovi06032
avatar
0
12
Большое спасибо.  lovi06032 lovi06032 lovi06032
avatar
0
11
Спасибо большое.
avatar
1
10
Большое спасибо за продолжение, очень нравится история...Хотелось, чтобы она была закончена. Не оставляют равнодушной все жизненные проблемы и перепитии четы Каллен-Бэлла. Интересно,как ответит Каллен на предложение Бэллы. готов ли он к браку...
avatar
0
9
Спасибо за главу! lovi06032
avatar
0
8
Спасибо за продолжение. good
avatar
0
7
Спасибо за продолжение)))
avatar
0
6
Спасибо. Тяжелая глава.....
1-10 11-15
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]