Фанфики
Главная » Статьи » Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Точка соприкосновения. Глава 2
Я думала, что проведу еще один день в обществе Каллена, но мальчишки достали надувные лодки и уплыли на рыбалку до позднего вечера.

Мы с Анжелой, Кэт и другими девчонками загорали и купались, веселились весь день, а потом разожгли костер и готовили ужин вплоть до момента, когда рыбаки вернулись. Я услышала плеск вёсел и задорный смех, и мое сердце сжалось от предвкушения, когда я представила, как Эдвард Каллен, загорелый и улыбающийся, появится у костра и поставит наполненное рыбой ведро, чтобы мы могли приготовить барбекю…

Лорен шустро отбросила полотенце и помчалась на пляж.

Теперь мое сердце болезненно сжалось, а в горле встал комок. Я знала, что она побежала навстречу Эдварду, собираясь простить его за ссору. Несмотря на наш утренний с Эдвардом разговор, я не считала, что у меня есть на него право. Он мог передумать в любой момент. В конце концов, я ведь не сказала ему «да». К тому же именно такой выход я считала наиболее правильным. Но тогда почему мне так больно?

— Что случилось, Белла? — участливо спросила у меня Анжела, когда мы остались у костра наедине.
— А что? — удивилась я. Мне казалось, я неплохо держу себя в руках.
— Ты весь день сама не своя, — тихо сообщила она. — И ты только что покраснела.

Черт, мое лицо пылало, как будто я опустила его в кипяток. Я нахмурилась, делая вид, что занята сервировкой нашего импровизированного походного стола.

— Всё со мной в порядке, — проворчала я и отвернулась, когда громкие голоса долетели со стороны океана. Ребята возвращались, и я отчетливо услышала беззаботный смех Эдварда Каллена.

Мое сердце забилось как ненормальное, будь оно не ладно, а в лицо снова бросился жар. Я вела себя, как влюбленная старшеклассница, и ненавидела себя за это. Как будто эта ночь разрушила все мои внутренние барьеры, и я не могла больше оставаться равнодушной, как всегда. Точнее, не ночь, нет… а слова Эдварда. Этот сукин сын заставил меня лелеять надежду… на большее. Противоборство двух чувств стало отчаянно острым: желание обладать Эдвардом и понимание, что это невозможно, потому что мы друг другу ни капельки не подходим.

— Мне так не кажется… — произнесла задумчиво Анжела, но, к счастью, появившаяся компания прервала ее допрос, и она поспешила навстречу Бену.
— Эдвард, я серьезно! — я услышала ненавистный голос Лорен и увидела, что она идет, держа парня под локоть. В одной его руке был спиннинг, в другой — ведро, и он не мог скинуть руку Лорен, даже если бы хотел. А он хотел? Может, за этот день его мнение изменилось? Меня затошнило.
— Привет, девчонки! Привет, Белла! — радостно крикнул Майк, ставя ведерко, полное некрупной рыбы, передо мной. — Ужин!

Эдвард вторым поставил ведерко передо мной. Я не смотрела на него и изо всех сил старалась сохранять невозмутимый вид.

— Эдвард, надо поговорить, — Лорен тотчас увлекла его прочь от огня, и, к моему отвращению, он не сопротивлялся. Я смотрела, как Лорен юркнула в их палатку и как он нырнул туда вслед за ней, даже не взглянув в мою сторону. На его лице ничего не отразилось.

В сердцах я бросила ложку на стол, стащила фартук и ушла за скалы. Не знаю, что именно меня так разозлило. Ведь Эдвард не стал моим парнем. И я сама не хотела отношений с ним. Так почему же меня с такой отчаянной силой терзала обжигающая ревность?

Солнце зашло за горизонт, сгущались сумерки. Глядя на тихую гладь вечернего океана, я думала о будущем. Мне следовало бы перестать волноваться о красавчике с медными волосами и оставить всё как есть, не вмешиваться в естественный ход событий. Если Эдвард простит Лорен, так тому и быть… Да и как бы мы смотрелись вместе? Мы не пара. Я даже вообразить не могла, чтобы привести его домой и познакомить с отцом. Бр-р, представить страшно. И стыдно! Значит, будет лучше, если Эдвард простит Лорен, избавив меня от необходимости думать о нас и о последствиях подобного глупейшего решения. Боль — пустяк по сравнению со унижением, которое я в противном случае испытаю. Лучше ревность и боль, чем позор.

Однако, вопреки здравому смыслу, мне отчаянно хотелось бороться за любовь. Я ощущала себя первобытной женщиной, испытывающей примитивный инстинкт самки, заявляющей права на своего мужчину. Нам с Эдвардом было так хорошо вместе ночью… и я нравилась ему давно. Он поступил в Стэнфорд… возможно, ради меня, возможно, нет, но это так. И он сказал, что будет ждать меня этой ночью снова… и что он будет один.

Я всегда считала себя выше подобных эмоций. Казалось, я превратилась в настоящую суку, которую привычно рвут на части типично женские противоречия. Я искусала губы, не зная, что решить. Нестерпимое желание провести еще одну ночь с Калленом на этот раз победило благоразумную часть меня. В конце концов, что я теперь теряю? Достоинство и уважение к себе я профукала прошлой ночью. Еще одна ночь не изменит случившегося. Еще успею полинчевать себя, когда уикенд закончится и я вернусь домой. Дай Бог, чтобы мое унижение не стало достоянием общественности и информация не дошла до отца.

Я усмехнулась, представив, что при таком раскладе пострадаю не я, а болтливый Каллен. Чарли ему яйца оторвет и не поморщится, и даже выяснять не станет, что зачинщица безобразия — я.

Тогда решено. Сегодняшняя ночь — моя, если, конечно, Эдвард сдержит слово. Последний раз, когда я его видела, он залез в палатку вслед за Лорен. Вот и посмотрим, чего ты стоишь, Каллен!

Мое сердце неприятно съежилось, когда я приблизилась к костру. Не то чтобы я боялась быть отвергнутой, но вряд ли найдется хоть одна женщина, мечтающая об унижении от парня, в которого влюблена. И не важно, собирается она строить с ним отношения или дать от ворот поворот, когда этот день подойдет к концу. В любом случае я не хотела больше видеть, как Эдвард обнимается с Лорен. Не теперь, не после того, что между нами было.

Мои пугающие прогнозы не сбылись. Лорен сидела рядом с Майком Ньютоном и звонко хохотала, откровенно флиртуя с ним. Эдвард расположился по другую сторону костра, безучастно наблюдая за огнем. Выглядело так, словно Лорен из кожи вон лезет, чтобы привлечь его внимание, ну а ему… безразлично, насколько сильно она старается. Я поймала себя на мысли, что абсолютно удовлетворена. Мне стало так хорошо, как никогда прежде, а в груди распространилось странное, но очень приятное тепло. Эдвард один. О чем бы они ни поговорили с Лорен, он сдержал слово. Даже несмотря на то, что я не дала ему определенного ответа.

— Свон, без тебя мы тут совсем заскучали! — засмеялся Майк, увидев меня в свете пламени.
— Прости, — Лорен захихикала, глядя на меня очень многозначительно, когда Майк обнял ее за талию. Меня снова затошнило. Как она может… так просто менять одного парня на другого? — Я заняла твое место…

Она действительно сидела там, где обычно я. Зато место около Эдварда Каллена непривычно пустовало.

И, поражаясь собственной, неизвестно откуда взявшейся наглости, я вдруг с сарказмом произнесла:
— Тогда я пока займу твое, — и под оглушительный ржач сидящих у огня, в том числе и слегка обалдевшей от моего неожиданного заявления Лорен, я прошла вперед и плюхнулась рядом с Калленом. Он хохотал громче всех, и его смех, как и всегда, был подобен музыке.
— Осторожно, это может быть опасно, — заявила, развеселившись, Лорен, а затем стрельнула в Эдварда ненавидящим, яростным взглядом, складывая красивые губы в тонкую раздраженную линию. — Хотя сегодня он снова безвреден. Опять пьет. — Она скривилась, и я, проследив за ее взглядом, увидела бутылку пива в левой руке Каллена.

Я чуть было не сказала ей, что об этом думаю, но мою пламенную речь прервали пальцы Эдварда, предупреждающе скользнувшие вдоль кожи моей руки… будто случайно. Я захлопнула глупый рот на полуслове… подавившись.

Эдвард откинулся назад и теперь не сидел, а полулежал возле костра. В таком положении я не могла видеть его лица, зато отлично заметила, как тело парня сдвинулось в мою сторону, будто я была притягивающим его магнитом. Эдвард опирался локтями на землю… и пальцы его правой руки ощущались возле моей пятой точки.

— Ты покраснела, Свон! — засмеялась Лорен, думая, что мое смущение относится к последней шутке. Но я отчетливо чувствовала, как пальцы Эдварда подняли ткань моей тонкой кофточки, чтобы коснуться обнаженной кожи на талии около краешка джинсов. И я не могла оставаться равнодушной.

Жар передался, казалось, в каждый уголок моего тела… и Эдвард убрал пальцы.

Судорожно вздохнув, я гневно посмотрела на него. Понимала, что сама пересела сюда, но уповала, что он не будет намеренно меня смущать. У нас был уговор! Каллен не мог меня подставить! Никто не должен знать, что было ночью.

Эдвард посмотрел на меня с невозмутимой улыбкой, при этом снова касаясь пальцами моей талии. Все вокруг разговаривали. Не думаю, что кто-то со стороны заметил, что происходит. Рука Эдварда была в тени, за моей спиной. Никто не мог увидеть, что она делает там.

Эдвард вызывающе поднял одну бровь, после чего демонстративно хлебнул пива из бутылки и усмехнулся. Его пальцы — такие горячие — скользнули чуть выше, задевая позвоночник…

Я продолжала смотреть на Каллена. Мои мозги снова взяли незапланированный выходной. Я была почти загипнотизирована… хотя всё, чего хотела — это злиться на него. Но вместо этого я ощущала только жар… внутри. Как будто пальцы Эдварда посылали электрический разряд прямо между моих ног.

Эдвард спас меня от разоблачения тем, что протянул бутылку, приглашая присоединиться.

— Она не пьет, — тут же заявил Майк, и я очнулась. Прежде, чем поняла, что делаю, я выхватила бутылку из рук Каллена и сделала большой глоток. Мне нужно было срочно успокоиться, и охлажденное пиво показалось лучшим лекарством. К тому же я не могла не принять вызов. Я всегда ставила Каллена на место.

Следующее, что я помнила, это как я кашляю, а Эдвард испуганно хлопает меня по спине. Все лица вокруг выглядели взволнованными.

— Всё в порядке, — пробубнила я, с трудом дыша. — Какая гадость…
— Не стоило и пытаться, — веско заметила Анжела, глядя на меня слишком подозрительно.
— Свон, ты чего решила выпить? — изумился Эрик. — Ты же не пьешь!
— Всё когда-то случается в первый раз, — решила не ударить я в грязь лицом.
— Еще один первый раз? — так тихо сказал рядом со мной Эдвард, что никто бы не расслышал, его рука уже не хлопала, а лежала на моей спине. Мне показалось, что я сейчас заживо сгорю: кровь забурлила от его намека.
— Каллен, прекрати свои штучки! — пригрозила Лорен, глядя на Эдварда почти что с отвращением. — Она краснеет, как первоклассница! Что ты делаешь с ней?
— Ты как? — Эдвард проигнорировал слова Лорен, но в его голосе появилось настоящее беспокойство.
— Просто подавилась, — ответила я и поднялась, сбрасывая его руку со своей спины. — Пойду я, пожалуй, спать.
— Мы только начали! — разочарованно пробубнил Майк мне вдогонку. — Без твоих шуток у костра не будет так весело!
— Извини, Майк, я сегодня не в форме, — отрезала я и ушла в свою палатку. Мельком посмотрела на Эдварда, который снова полулежал в свете костра, но он не поднял на меня взгляд. Мне показалось, что его лицо было расстроенным.

Не спалось. Напряжение поселилось во всем теле, особенно между ног. Живот предательски ныл от воспоминания о пальцах Эдварда, скользивших вдоль моих позвонков. Его мягкие губы с хмельным привкусом целовали меня в моем воображении, а его обнаженное тело прижималось к моему с недвусмысленными намерениями.

Я судорожно вздохнула, резко переворачиваясь на другой бок, но это не помогло. Теперь я вспоминала, как его руки обнимают меня сзади, касаются груди и скользят к промежности, а затем он закидывает мою ногу на свое бедро…

Я чуть не зарычала, ерзая по спальнику и ненавидя посиделки у костра, которые всё не заканчивались. Голосов стало меньше, но мне так и не удалось уснуть. Я засунула руку между ног и крепко сжала бедра, чтобы снять напряжение. Злилась на Каллена и гадала, хватит ли у меня силы воли удержаться сегодня от путешествия в его палатку, чтобы он как следует обломался? Было бы интересно посмотреть на разочарованное лицо этого ловеласа с утра, когда бы ночь прошла, а я так и не явилась. Но мое состояние не оставляло мне выбора. Этот паршивец был таким соблазнительным… К тому же я была убеждена, что не позволю себе крутить роман с Калленом в таком престижном заведении, как Стэнфорд. Скорее я съем свою правую руку. Так почему бы не воспользоваться случаем и не получить удовольствие прямо сейчас, пока у меня еще есть такая возможность?

Я прикинулась спящей, когда разговоры у костра окончательно стихли и ко мне в палатку вползла Кэт. В этот момент я уже точно знала, что сдалась. Я только ждала, когда все уснут. Надеюсь, Каллен сдержит слово и будет ждать меня? Надеюсь, я не встречусь там с Лорен…

Когда в лагере наступило полное спокойствие, я осторожно расстегнула спальник и выбралась наружу. Вокруг стояла гулкая тишина. Вторая ночь выдалась еще холоднее предыдущей…

В палатке Каллена горел фонарь. Что Эдвард там делает? Книжку читает, что ли? Или — мое сердце быстрее забилось — ждет меня, как и обещал?

Внезапное смущение охватило мои мысли перед входом в его палатку. Это ранее вечером я считала, что ниже пасть уже невозможно? Я ошиблась. Сейчас я была воплощением унижения. Что победит? Острый привкус опасности, толкающий меня в спальник к парню, с которым нам никогда не быть вместе, по крайней мере, в открытую? Примитивный инстинкт, именуемый ужасным словом похоть? Или здравый смысл, останавливающий и вопящий «Свон, иди назад, пока не стало совсем поздно!».

Мое тело застыло, когда я сцепила холодные пальцы и закусила до боли губу. Это снова был страх… только в клубке внутренних противоречий я не могла четко разобрать, что именно так меня пугает. Близость? Нет, ведь самое страшное я уже прошла. Я хотела этого. Реакция Эдварда? Возможно. Но, скорее, это моя реакция на него. Я боялась показать, что в действительности чувствую гораздо больше, чем просто влечение. Я ведь влюбилась в него, как и десятки других девочек нашей школы, над которыми всегда сама посмеивалась. И было отвратительно осознавать, что я тоже нахожусь в их числе. Больше того, я стала одной из тех, кто побывал в его постели. Именно о них, о таких безвольных тряпках я всегда думала с огромным презрением. Как же надо не уважать себя, считала я, чтобы согласиться спать с человеком, зная, что наутро он даже не вспомнит твое имя? И вот, полюбуйтесь, Свон одна из таких — глупых, легкомысленных, униженных девчонок. Вот такая она, жестокая первая любовь.

Я неловко переступила с ноги на ногу, грызя себя за слабость. Или сделай это или иди назад! Выбери уже хоть что-нибудь!

Эдвард принял решение за меня: внутри палатки возникла тень, и молния резко скользнула вверх. Один вжик — и ткань распахнулась, приглашая меня внутрь. Слишком поздно передумывать. Если хотела бежать, нужно было сделать это раньше. Я не стану в собственных глазах еще и трусихой.

Ох, что же я делаю… Не поднимая головы, я проползла вперед, в теплый и немного душный воздух палатки, наполненный приятным ароматом Каллена. Даже его пот не вызывал у меня отвращения, мне хотелось втянуть носом воздух, наслаждаясь запахом этого мужчины. Моего мужчины на сегодняшнюю ночь. Наша тайная связь ведь не продлится дольше? Я могла обманывать себя сколько угодно, но точно знала, что серьезные, продолжительные отношения между нами невозможны. Наступит момент, когда придется остановить падение в пропасть.

— Ну, привет, — нежный голос развеял мои напряженные мысли, а руки Каллена притянули меня к нему. Я опомниться не успела, как Эдвард уже целовал меня, осторожно и в то же время требовательно раздвигая мои губы своими. Легкая щетина покалывала, но это было ни с чем не сравнимое блаженство. Язык был таким же сладким, как и вчера, а еле заметный запах алкоголя мигом вскружил мне голову. Я и не заметила, как начала отвечать на поцелуй, потягивая Эдварда за волосы на затылке.
— М-м… — промычал он, дыша неровно, и мягкие губы переместились ниже, оставляя влажные следы на линии моего подбородка по направлению к шее. Я запрокинула голову, чувствуя во всем теле странный зуд, как будто кровь бежала слишком быстро, приливая к тазу. Я не смогла сдержать стон, когда Каллен обхватил губами мочку уха и слегка прикусил ее зубами.

Мои бедра сжались, а глаза закрылись. Мы стояли на коленях посреди маленькой, едва освещенной палатки, прижатые друг к другу, и я уже почти не могла соображать. Как ему удалось за такой короткий срок довести меня до беспамятства, всего лишь поцелуем?

— Я ждал тебя, — проворчал Эдвард и в доказательство дернул меня за ягодицы к себе, чтобы я могла почувствовать его каменную эрекцию.
— А если бы я не пришла? — решила я покапризничать, в то время как уже изучала его крепкие плечи. Никакой рубашки на Эдварде не было, и его кожа была приятна на ощупь, когда я гладила мускулистую грудь и придерживающие меня сильные руки.
— Я бы сам отправился за тобой. Разбудил бы тебя и увел, даже если бы ты сопротивлялась, — захихикал этот наглец.
— Так нельзя! — я возмущенно фыркнула, встретившись с его смеющимися изумрудными глазами. — Я ничего не обещала!
— Я бы смог тебя уговорить, — в подтверждение слов руки Эдварда переместились на мою задницу и стали массировать ее таким образом, что зуд в моем теле усилился, концентрируясь между ног. Я задохнулась.
— Вот видишь, тебе нравится, — Эдвард резко выдохнул, когда я дернулась вперед и задела его пах, и улыбка исчезла с его лица, сменившись страстью. — Раздевайся.

Я покраснела. Уверена, это было отлично видно в свете фонаря, хотя он светил не внутрь палатки, а наружу, как маяк.

— Может, я поговорить зашла, — нелепо пыталась я сохранить остатки безнадежно утерянного достоинства. А может, снова вредничала. Я хотела злиться на Каллена, я всё еще злилась на него, и меня бесило, что он так быстро смог изгнать мое дурное настроение.
— Брось ломаться, Свон, — Каллен насмешливо изогнул бровь, не выпуская меня из объятий, и его пальцы продолжали щупать мой зад так, будто он принадлежит ему, а не мне. И так мне нравились его действия, что я едва удерживала себя, чтобы не закатить глаза. Мое дыхание то и дело прерывалось стонами.
— Но я… — хотела я сказать что-нибудь умное, но пальцы Эдварда вынудили меня забыть об этом.
— Поговорим, когда закончим, — выдохнул он в ложбинку между моих ключиц, а затем ослабил хватку, и я рухнула на пятки, не удержавшись на дрожащих от слабости коленях.

Эдвард торопливо расправился с пуговицами на кофточке, после чего припал к моей правой груди, чуть не заставив меня закричать. Это было так хорошо… Боже, как же это было приятно, и я вцепилась в кудри Каллена, чтобы он не смел останавливаться.

Внутри меня в буквальном смысле что-то взорвалось, и острое желание распространилось по телу подобно цунами. Это была не просто страсть, это была потребность — такая сильная, что своды палатки закружились перед глазами. Я чувствовала себя так, словно это я, а не Каллен, наклюкалась пива сегодня.

Молния на моих джинсах сама собой разошлась и пояс ослабился. Я приподняла бедра, помогая раздеть себя, и ткань джинсов скользнула вниз.

— М-м… — выдала я что-то нечленораздельное, когда пальцы Эдварда пробрались в мои трусики. Я дернулась вперед, прижимаясь к его руке плотнее, и Эдвард застонал, разворачивая ладонь так, чтобы полностью схватить меня. Его дыхание стало тяжелым, когда мы оба замерли. А затем большим пальцем он очертил круг, глядя мне в глаза и наблюдая, какую реакцию это произведет. Я всхлипнула и залилась краской. От его внимательного взгляда мурашки бежали по спине.
— Ты так сильно меня хочешь… — удивленно пробормотал он, еще раз аккуратно крутанув пальцем, и я стиснула зубы, чтобы не закричать. Мое дыхание давно сбилось, но сейчас стало совершенно мучительным.
— Ты тоже, — перевела я стрелки, храбро опуская руку вниз, на живот парня. И вздрогнула, натолкнувшись на твердый и теплый орган Эдварда раньше, чем ожидала. Без одежды.
Пальцы автоматически сомкнулись вокруг плоти, на что Эдвард дернулся и зашипел.
— Ты голый! — упрекнула я его, мгновенно вспыхнув от смущения, но не убирая руку. Это было так… увлекательно! Исследовать. И мне нравилось наблюдать, как он зажмурил глаза, когда я сделала движение пальцами к основанию и назад. Ему нравилось!
— Я же сказал, что ждал тебя, — с трудом ответил он, сдвигая мои трусики в сторону и на этот раз не останавливаясь.

Я задохнулась, инстинктивно хватая Эдварда за шею, чтобы удержаться в вертикальном положении. По телу проходили электрические токи.

— Хочешь кончить сейчас? — прохрипел Эдвард, одной рукой приближая меня к заветной вершине, а другой подтягивая за талию к себе, чтобы я не упала. — Или сделаем это вместе?

Я хотела ответить «вместе», но он не оставил мне выбора. Мое тело решило за нас обоих: колени задрожали, и сильнейший шквал наслаждения совершенно неожиданно захлестнул до кончиков ног, пульсируя там, где всё еще находились пальцы Эдварда.

Я только слышала свои всхлипы и восхищенное бормотание Эдварда, чувствовала его беспорядочные поцелуи на лице. А потом, когда я едва начала приходить в себя, его палец медленно вошел внутрь, и это было настолько неожиданно и… так восхитительно, что я снова кончила… сильно.

— Ничего себе, Свон, — сквозь блаженную глухоту я слышала голос Эдварда. — У меня может появиться спортивный интерес…
— Мне нужно прилечь, — прошептала я, с трудом шевеля губами. Мне было не до шуток, палатка вертелась перед глазами, как в волшебном калейдоскопе, точно так же, как внутри меня до сих пор курсировало наслаждение, сокращаясь вокруг пальца Эдварда, всё еще находившегося во мне.

Потолок палатки оказался надо мной, и сразу стало легче. Пытаясь отдышаться, я бездумно смотря вверх, в то время как Эдвард говорил. Мой искаженный слух едва улавливал смысл сказанного.

— Повезет тому парню, который женится на тебе. Если он, конечно, сумеет правильно распорядиться подарком, — Эдвард выразительно рассмеялся.
— Что? — глупо переспросила я, не въехав ни в одно слово.
— Я говорю, что ты потрясающая и весьма необычная девушка, — перевел Эдвард, и я, наконец, сумела сфокусировать на нем взгляд.
— А… — безэмоционально пробубнила я и зевнула, на меня накатила дикая усталость.
— О, нет-нет-нет, спать еще рано, — назидательно проговорил Эдвард, ловко освобождая меня от трусиков. Туда же отправилась кофточка. Я не сопротивлялась, но и не принимала в этом участия. Мне было так хорошо, словно я приняла наркотик. Всё тело стало желеобразным и равномерно теплым, эйфория поселилась в каждой клеточке. Я только почувствовала, как мне внезапно стало в два раза прохладнее, оставшись полностью обнаженной.
— Холодно, — пожаловалась я.
Эдвард хохотнул.
— Сейчас я тебя согрею, — пообещал он, расстегивая спальный мешок. Он залез туда первым и приглашающе раскрыл полы. На его лице сияла улыбка и что-то еще, похожее на жадный интерес, когда я послушно вползла внутрь и прижалась к стройному мужскому телу. Эдвард всё еще был возбужден, и я озадачилась, должна ли что-то сделать, чтобы исправить его положение? Мои мысли текли вяло, их опутывал посторгазменный туман. К тому же у меня совсем не было опыта в решение мужских «проблем»…

Спальник застегнулся, и я протянула руку, чтобы отключить фонарь. Ладонь Эдварда поймала мои пальцы на полпути.

— Нет, — попросил он, прожигая меня взглядом, его тело недвусмысленно прижалось к моему, — я хочу видеть тебя сегодня.

Я неистово покраснела… но позволила ему убрать мою руку.

Пока он притягивал меня в объятия, я с любопытством наблюдала за выражением его лица. Эдвард выглядел очень… довольным, даже самодовольным, несмотря на то, что это не он, а я дважды побывала на вершине блаженства.

— Что, Лорен не кончала так часто, как я? — вырвалось у меня прежде, чем я успела подумать, что несу. Мне надо отрезать язык.

Эдвард удивленно взглянул на меня, напряженно замерев. Но раз я уже спросила, то ждала ответ, поэтому и не думала извиняться.

— Нет, — наконец, признал Эдвард. А потом покачал головой и ответил развернуто: — Я вообще не уверен, что она когда-либо кончала.

Что это значит? Я недоуменно уставилась на него, прокручивая в голове слова.

— Она прекрасно умеет симулировать оргазм, — уточнил Эдвард.
— Но зачем? — выдохнула я в недоумении.

Эдвард пожал плечами.
— Может, не хочет, чтобы ее считали неполноценной…
— Но есть же разные способы… наверное, — я не могла поверить в то, что сейчас делала: фактически советовала Эдварду, как ублажать Лорен. Притом, что сама впервые занялась сексом лишь вчера. Н-да, Свон, ты точно оставила мозги за пределами палатки.

К моему удивлению, Эдвард не стал насмехаться, а ответил вполне серьезно.
— Думаешь, я не пытался? — возмутился он. — Думаешь, не перепробовал всё, что знал, и даже то, чего не знал?

Я поймала себя на мысли, что чувствую некое удовлетворение и… жалость к Лорен. Как оказалось, что бы ни связывало этих двоих — любовь или нет, — проблемы-то у них были посерьезнее измены с Майком.

— Но почему же она тогда… — я прикусила язык, потому что не хотела упоминать о Майке и ранить этим Эдварда. Поэтому придумала другой вопрос: — Почему тогда она говорит о твоей недееспособности?!

Ухмыльнувшись, Эдвард пожал плечами.
— Может, потому что я пытался ей это внушить?
— Для чего?!

Усталость, на одно мгновение отразившаяся в глазах Каллена, рассказала мне больше, чем следовало.
— Наши отношения нельзя было назвать идеальными, — признался он. — И чем дальше, тем сильнее они меня… напрягали. Иногда я просто брал себе «выходной».

Так он притворялся?! Я шокированно уставилась на Эдварда, вспоминая, как натурально он храпел, опрокинувшись на спину. И как я — о Боже — снимала с него джинсы в темной палатке и укладывала его спать! Как ему, наверное, было смешно! И какой позор для меня.

И он ни жестом, ни словом не выдал свою игру! Непостижимо!

— Я не понимаю. — Я попыталась избавиться от неприятного чувства, что все несвободные парни, когда хотят изменить, говорят новому объекту своего вожделения о несчастных отношениях. Эдвард лжет мне. Не стоит быть доверчивой. — Если у вас всё было настолько плохо, зачем ты встречался с ней?!
— Свон, тебе никто никогда не говорил, что ты слишком много болтаешь? — Эдвард закрыл тему, возвращаясь к приподнятому настроению, и его пальцы начали неспешные движения по моей спине, показывая, чем бы их хозяин хотел заняться.
— О, разговоры — мое любимое времяпрепровождение, — с сарказмом выдавила я и хохотнула.
— Уж это я знаю, — ухмыльнулся Эдвард, переворачиваясь на спину и увлекая меня за собой. — Но теперь-то у тебя, надеюсь, появится новое любимое занятие, — добавил он с намеком.

Теперь я наполовину лежала на нем, и моя нога, как я и мечтала недавно, была закинута на его пах, явственно чувствуя твердость под собой. Он тихонько выдохнул, поглаживая мое бедро, и закрыл красивые глаза. Наклонившись, я поцеловала его в уголок губ.

Пальцы Эдварда немедленно оказались в моих волосах, удерживая голову на месте, а поцелуй тут же превратился в беспощадный.

— Я хочу тебя до безумия, — пробормотал он, в подтверждение двинув бедрами так, чтобы его плоть потерлась о мою ногу. Поддавшись порыву, я, не размыкая нашего поцелуя, приподнялась, чтобы оказаться на Каллене сверху. Он застонал и подался вперед, соприкасаясь своей плотью с моей.
— М-м… — простонала я, когда ощутила давление.
— Не буду торопиться, — пообещал Эдвард, сдавая назад, и я почувствовала себя обманутой: думала, ему не терпится оказаться внутри.

Пальцы Эдварда двинулись вдоль моей шеи вниз, задержавшись на чувствительной груди, уделяя особое внимание соскам. Я отреагировала мгновенно, ахнув, и мои бедра самовольно дернулись вниз, задевая плоть Каллена.

Эдвард зашипел, и на этот раз давление между нашими телами увеличилось. Но, когда я была готова почувствовать его внутри себя, Каллен снова отступил, заставив меня разочарованно простонать.

— Спешишь, Свон? — поддразнил Эдвард, снова легко дотрагиваясь до моего центра, но отступая, когда я почти почувствовала его внутри. Я задыхалась, теряя рассудок от того, как он покручивает вершинку моей груди — сначала одну, потом вторую.
— Я вошла во вкус, — призналась я, снова чувствуя — с удивлением и радостью — мучительную тяжесть внизу живота.
— Это я вижу, — осклабился Эдвард, припадая к моей груди губами и одновременно толкая бедрами, но снова отодвигаясь, когда я простонала его имя.
— М-м… — я опять потеряла способность говорить связно. — М-м… — стонами умоляла я Эдварда продолжать, но он лишь слегка дразнил меня прикосновениями, всегда отступая. Его дыхание стало тяжелым, как будто он сдерживался изо всех сил, а его руки всё беспорядочнее блуждали по моему телу. Они дрожали.
— Давай потихонечку, — наконец, прохрипел он, обхватывая ладонями мою талию и толкая наши бедра навстречу друг другу. Теперь я почувствовала давление гораздо глубже. Вчерашняя боль резко напомнила о себе, когда Эдвард толкнулся снова.
— Ах… — я немного напрягла колени, и парень замер на несколько мучительных мгновений, глаза стали внимательными и напряженными. Ему было трудно остановиться, и его дыхание прервалось стоном, когда я сама двинула бедрами дальше, соединяя наши тела. Он был такой большой. Странно, что вчера я не заметила этого, но сегодня он казался просто огромным, заполняя меня изнутри.
— Белла… — умоляюще прошептал Эдвард, смыкая веки и делая встречный выпад. Опершись Каллену в грудь руками, я пыталась привыкнуть. Сегодня это было сложнее, чем вчера.
— Черт, — пискнула я, когда Эдвард с громким стоном вышел и снова вошел в меня одним размашистым движением. Это было больно… и приятно одновременно. Но хорошо, что уже не только саднило.
— Это пройдет… — обнадёжил Эдвард, не останавливаясь, и мне действительно становилось легче с каждым его аккуратным, но нетерпеливым толчком.
— Ты это утром понял? — спросила я не к месту, неуверенная, что Эдвард вообще сможет расслышать вопрос: он был занят, с его красивых губ слетали тихие стоны при каждом движении.
— Что? — переспросил он, распахивая глаза в недоумении. Радужка потемнела, а сами глаза горели голодным блеском. Ему нравилось то, что мы делаем, нравилось так сильно, что я поняла: только беспокойство о том, чтобы не причинить мне боль, мешало ему действовать в полную мощь.
— Ну, что я девственница? — смутилась и покраснела я. — Ты ведь это только утром понял?

Я вспомнила, как у нас всё прошло предыдущей ночью и как я надеялась, что Эдвард не догадается о моей невинности. Но сейчас, внезапно, это стало иметь для меня значение. Очень вовремя, ничего не скажешь, Свон.

— Я сразу понял, — пробормотал Эдвард, не прерывая энергичных равномерных движений. Его глаза метнулись к месту сплетения наших тел, а руки легли на мои бедра, меняя угол направления, и я задохнулась от необыкновенно ярких ощущений. Теперь Эдвард не приподнимал меня над собой, а двигал вдоль своего тела, и я почувствовала, как удовольствие нарастает снова. Боже… я и не думала, что это возможно…
— И что ты… подумал? — выдавила я сквозь прерывистые вздохи, не желая упустить шанса задать этот важный вопрос.
— Если ты о своей невинности, то это… было очень возбуждающе. Не думаю, что в моей жизни было что-то еще, возбуждающее так же сильно, — практически прорычал он.

Я не знала, как к этому относиться. С одной стороны, было очень приятно знать, что Эдвард занимался любовью именно со мной, а не перепутал меня с Лорен, как я считала. С другой стороны, это в корне ломало мою непогрешимую легенду. Я-то была уверена, что поимела Каллена. А выходило, что он воспользовался мной, и вот это привело меня в бешенство!

— Ты знал и все-таки переспал со мной, — обвинила я. Его нежные, восхитительные толчки мешали сконцентрироваться на разговоре.
— Еще бы я отказался, — надрывно выдохнул Эдвард. — Ты даже представить себе не можешь, как сильно я захотел трахнуть тебя, когда почувствовал, что ты еще и девственница. Это было что-то… особенное… что-то только мое… — Его лицо стало сердитым, когда он рывком сел и наши тела оказались еще ближе друг к другу. — Заткнись, Свон, потом поговорим, — шикнул он на меня, хватая за волосы одной рукой, чтобы яростно поцеловать. Это лицо стало таким диким, что у меня мурашки побежали по коже.
— Ах! — задохнулась я, когда Каллен ускорил движения, ставшие более резкими и неуправляемыми в таком положении.
— Давай быстрее, — молил он сквозь стоны. Казалось, он уже едва сдерживается: плечи, за которые я держалась, стали влажными от испарины, а придерживающие меня руки дрожали всё сильнее.
— У меня не получится, — пробормотала я, надеясь, что он не слишком расстроится.
— Получится, — прорычал он, распахивая глаза и наклоняя меня назад, при этом всё еще придерживая за волосы. Так ему стало сложнее двигаться, но контакт наших тел увеличился, и я вновь ощутила нарастающее удовольствие.

Рот Эдварда был открыт, и он дышал так часто, словно пробежал марафон. Потемневшие глаза наблюдали за моей реакцией, а палец внезапно оказался в месте соединения наших тел, задевая нервные окончания между моих ног. Я захлебнулась от пронизывающего наслаждения, задергалась, как на электрическом стуле, и практически закричала, закатывая глаза. Эдвард сжал мои волосы крепче, не позволяя избегать последовавшего за этим острого жжения, и в ту же секунду я испытала мощнейший оргазм. Я едва чувствовала, как Эдвард стонал, кончая вместе со мной, как повторял мое имя. Вместе мы рухнули вниз, потные и счастливые, всё еще окутанные спальником со всех сторон. Эдвард протянул руку к фонарю, выключая его, и палатка погрузилась в приятную томную темноту.

И в это мгновение я сильнее, чем когда-либо, жалела, что с утра мне придется сказать ему «прощай»…

Форум http://robsten.ru/forum/71-3003-1

Источник: http://robsten.ru/forum/71-3003-1
Категория: Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+ | Добавил: Валлери (21.09.2017) | Автор: Валлери
Просмотров: 298 | Комментарии: 10 | Рейтинг: 5.0/11
Всего комментариев: 10
avatar
0
10
Спасибо )
avatar
0
9
Спасибо за главу  cvetok01
avatar
8
Спасибо большое за главу жду с нетерпением новую главу!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
avatar
0
7
Спасибо за продолжение! lovi06032 
Она все еще думает что они попрощаются утром fund02002  JC_flirt  girl_wacko
avatar
0
6
Спасибо за продолжение! good
avatar
0
5
Спасибо за главу! lovi06032  lovi06015
avatar
0
4
класс очень интересно  girl_blush2 спасибо fund02002
avatar
0
3
супер girl_wacko  good 
спасибо lovi06032
avatar
0
2
Спасибо за продолжение! good  lovi06032
avatar
0
1
Спасибо за главу .
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]