Фанфики
Главная » Статьи » Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Твоя. Душой и телом 2 Глава 18

Глава 18

 

Скажи мне, милый, ты скучал?

Ты знаешь, кто стоит перед тобою?

За всю ту боль ты сам себя прощал?

Ты жался ночью от скупого горя?

 

Хотел держать руками мои плечи?

Ты можешь вспомнить то, что обещал?

Я помню после - каждый хмурый вечер

Я помню поцелуи натощак.

Элина Трепачёва

 

 

Soundtrack: Damien Rice – 9 Crimes

 

POV Isabella

 

День за днем. Я засыпаю одна. Открывая глаза утром, я вижу пустую сторону постели. Простыни не помяты. На ней никто не спал. Она пахнет лишь порошком и тканью.

 

За завтраком я смотрю на него. Когда опускаю глаза, он смотрит на меня. Но нас словно нет. Мы лишь призраки друг для друга, тени. Когда он начинает говорить с Элис, с Роуз, с Эмметом, я вздрагиваю. Незаметно.

Я смотрю на него и ищу в этих чертах моего мужа. Моего Эдварда. Это же он? Мы оба это делаем.

 

Днем он в своем кабинете. Или на работе. Наверное, дела с фирмой потихоньку решаются. Хорошо.

 

Я в этом доме, но я как воздух. Или он? Как картинка. Кино. Я вижу его, вижу каждый день, но это все. Каждый день как предыдущий, и так по кругу. И это было похоже на то, что пришлось пережить после той аварии. Только хуже. Тогда я не могла его обнимать потому, что его не было рядом. Теперь же он рядом, но я все равно не могу его обнимать.

 

Сквозь обиду и боль просачивается грусть и одиночество. Мне хотелось подойти. Мне хотелось улыбнуться ему утром. Мне хотелось поправить воротник рубашки, пусть он и выглядел идеально, перед тем как он уйдет на работу. Мне так давно этого хотелось.

 

Пусто.

Как же пусто.

Изнутри, звенящая пустота. Дыра.

 

Он действительно так поступил? Он действительно не волновался обо мне? Как же… Как же?

 

Все ли можно объяснить деньгами? Я бы приняла его любым. Без единого доллара в кармане. Мне бы только знать, что он рядом. Мне нужен был он. Мне нужен он.

 

Сажусь на кровать и снимаю с шеи подвеску. Его подарок. Сжимаю ее в руках и вспоминаю, какими мы были. Как дети. Беспечные, веселые. В любви, Боже, в любви… В любви, которой было предначертано никогда не кончаться, в любви, которая была такой сильной и вечной, что, казалось, будет с нами всегда. Ведь все было так?

Все те мечты, все те желания и мысли, они были такими легкими и воздушными. Такими, о каких пишут в романах.

И это то, что с нами стало? И это все разрушено? Этого никогда не вернуть?

 

Не должно было быть запасного плана. Все должно было быть хорошо. Хорошо, прекрасно, чисто. Почему так не бывает?

 

Где все то, что было? Где те влюбленные люди?

 

Дверная ручка щелкает, и я вздрагиваю, когда дверь открывается. Это он. Я смотрю на него и понимаю, на что надеюсь в глубине души.

 

Пожалуйста, Эдвард, ты же сделаешь это? Ты же подойдешь ко мне сейчас? Опустишься рядом и обнимешь, поцелуешь и дашь мне надежду? Ты же за этим пришел? Скажи, что да! Сделай то, что я сделать не могу. Сделай это за меня. Для меня. Для нас. Нужно так мало, правда, так мало… Я умоляю, сделай! Я не смогу себя пересилить, но ты… Умоляю, пока не поздно, верни все. Я… Боже, я прощу. Я прощу! Только попроси прощения. Только попроси… И я скажу, что не могу оставить все это. Я скажу, что нужно время, но когда оно пройдет, мы сможем, мы сможем отпустить прошлое. Отпустить и жить дальше, вместе. Подойди ко мне, будь сильнее меня. Подойдешь? Возьмешь за руку? Я прощу, я прощу!

 

Но я отдергиваю себя, понимая, что он подошел к шкафу, ему просто нужно было что-то взять…

Больно! Как хлыстом. И я опускаю взгляд, не замечая, как что-то блеснуло в его руках, за тем скрывшись во внутреннем кармане пиджака.

 

Он уходит, а я медленно сползаю на пол, прижимая к сердцу сжатый в руке кулон. Зажмурившись и стиснув зубы.

Я не хочу еще боли, я не хочу больше плакать. Почему всегда больно? Почему опять больно?

Кулон отлетает в сторону, на пол.

 

В голове шумит, а на кровати образовывается небольшая стопка вещей. Если все прекратить, может быть, будет легче. Нам обоим. Может быть, будет не так больно.

 

Я не хочу, не хочу, не хочу больше здесь быть! Не хочу чувствовать бессилие и свою слабость!

Я понимала, что тогда, во время последнего разговора я должна была сделать первый шаг. Но я… струсила? Последовала за гордостью? Не знаю. Но шаг не был сделан. И вроде бы, все ведь можно исправить, все можно простить и изменить! Однако я видела, как все катится по наклонной. С каждой секундой становилось еще позднее.

 

Поздно! Поздно!

 

Хватит! Это должно быть остановлено! Сейчас!

 

Вихрь – вот что я воплощала в тот момент. Домашняя одежда сменилась светлым платьем. Красивым. В таком следовало бы неспешно прогуливаться, а не бежать от себя. Бежать от того, что ты не должна оставлять.

Пальто на плечи, шарф на шею, и сумку на плечо. Я бегу от себя. Никто не заметил.

 

Когда я сажусь в такси, я уверенна, что делаю самую правильную вещь в мире. Я просто прекращу наши страдания. В фильмах, бывает, человека ранят, но не убивают. Он корчится от боли и истекает кровью, балансируя на грани. И затем следует один единственный выстрел, который прекращает все мучения. Сейчас я совершу этот выстрел, и все будет нормально. Просто никто больше не будет растягивать этот период. Все! Пишите «конец» в конце! Ничто не будет спасено, просто все будет закончено.

 

Хватит с нас. Довольно. Не надо пытаться собрать по частичкам вазу, которая разбилась. Такие вазы выкидывают.

Сжимаю пальцами виски. Я все делаю правильно. Так нужно, да, так нужно. Сейчас побуду в отеле, а потом… не важно, я придумаю что-нибудь. Главное – я поступаю правильно, я все делаю правильно.

Дышу глубоко, а такси уезжает все дальше и дальше от дома. Сердце, почему ты так бьешься? Не нужно, все пройдет. Все пройдет, переболит… Начнет проходить уже тогда, когда я наконец покурю. Потерпи чуть-чуть. Давай, вспомни, как тебе обидно. Тебе обидно! Окунись в это снова, и прекрати так болеть. Не нужно, пожалуйста!

Смотрю в окно и закусываю губу. Мелькают дома, машины, люди.

 

Сейчас все закончится, сейчас я уеду из этого места, и все пройдет.

 

- Вы в порядке, мэм? – спрашивает таксист.

 

Рассеяно киваю, сглатывая.

 

Теперь все решить будет гораздо легче. Мы разведемся. Да, да, мы разведемся. Конечно, все будет нормально. Все наладится, ведь у всех людей все налаживается!

 

 

Я улыбаюсь, чтобы мысли казались правдоподобней. Улыбаюсь, и обманываю себя. Нагло вру.

 

Я заберу свои вещи...

 

Все еще улыбаюсь.

 

Буду жить одна. Как-нибудь. Где-нибудь. На что-нибудь...

 

Улыбаюсь… улыбаюсь? Скалюсь. Растягиваю губы на зубах.

 

Мы прекратим видеться...

 

Уголки губ медленно опускаются, но я все еще обнажаю зубы, при этом крепко сжимая в кулаках ремень сумки.

Больше не будет взглядов, ищущих во мне черты девочки, которой я когда-то была.Все еще стараюсь удерживать губы в прежнем положении. Не получается. Миллиметр за миллиметром, они стремятся сомкнуться.

 

Когда-нибудь я буду все вспоминать, но это будет так туманно, словно давний-давний сон...

 

Сглатываю, рассеянно перебирая в голове мысли, ища ту, за которую можно было бы ухватиться. Ведь есть такая мысль? Где же ты?

 

Когда-нибудь я совсем забуду это, и будет казаться, словно это другая жизнь...

 

Чувствую, как глаза щиплет. Чувствую себя беспомощной. И глупой. И совершающей самую большую ошибку. В мыслях вспыхивает яркая картина.

 

Когда-нибудь, когда будет облачно и сыро, когда воздух пропитается запахом дождя и асфальта, я буду идти вдоль по улице. Из магазина, или, быть может, с работы. Возможно, дома меня будет кто-то ждать. Муж, ребенок, любимая собака. А может быть, я буду возвращаться в пустые комнаты.

 

Я буду немножко спешить и суетиться, сжимать рукой ремешок сумки или ощупывать карман пальто в поисках телефона. И, двигаясь в этом жизненном потоке, на секунду, всего на секунду я поверну голову влево. Без каких-либо намерений, чистая случайность. И эта случайность выбьет на мгновение весь воздух из моих легких и заставит остановиться, неотрывно глядя в одну точку. Я увижу его. Стекло его автомобиля, опущенное вниз до предела, позволит мне увидеть его губы, легкую щетину, морщинки у глаз и сами глаза… слегка уставшие, но все такие же изумрудные глаза, случайно встретившиеся с моими. И за это короткое мгновенье в голове пронесется то, что нельзя было вспоминать. Все слова и все взгляды. Все ночи и каждое прикосновение.

Мы узнаем друг друга. И оба это вспомним. Правда.

 

В его взгляде, наверное, промелькнет: «Как ты?»

 

«В порядке»

 

У меня не будет вопросов. Я буду точно знать, что дома его будет кто-то обнимать. Так, как это когда-то делала я.

 

Взвизгнут шины впереди стоящих автомобилей, и загорится зеленый свет. Сердце замрет еще на секунду, и он уедет. Вперед по длинному шоссе. А в голове будет одна мысль: «Почему я не сделала что-то для того, чтобы быть с тем единственным, которого я люблю?»

 

Я в тот момент в окне мимо меня вместе с остальным пейзажем проплывает здание. Офисное. То, в котором его офис.

Щелчок в голове.

Что же я творю?

 

- Остановите!

 

И я пулей вылетаю из такси.

 

Я люблю его.

Я люблю его.

Я люблю его.

 

***

Я даже не помню, как вбежала в просторный холл. Оставила пальто и сумки на ресепшен. Охранник знал меня и пропустил. С бешено колотящимся сердцем я добралась до нужного этажа. Эта внезапная окрыленность появилась благодаря мысли о том, что я достаточно смелая, чтобы сделать первый шаг. Чтобы сделать шаг, который все изменит. Я смогу! Мы сможем. Мы не допустим печального конца. Ведь именно так должно быть!

 

Я просто не могла быть без него. Не смогла бы.

 

Секретарши не было на месте. Воскресенье. На месте не было никого из работников.

 

И когда я, все еще сопровождаемая буйным порывом, вошла в кабинет, то сначала не осознала, что персона, находящаяся там – совсем не тот, кто мне нужен.

 

Всего пару секунд на его лице читалось удивление, а затем оно сменилось таким привычным мне выражением лица: внимательный взгляд и полу улыбка.

 

- Изабелла, какая встреча.

 

И тут до меня начало доходить, что передо мной стоял Аро Вольтури.

 

- Что ты делаешь здесь? – сбившимся голосом произнесла я, вновь отходя к двери.

- Думаю, ты знаешь, что у нас с Эдвардом есть некие нерешенные дела, - усмехнулся он, в привычной манере прохаживаясь по пространству комнаты.

- Все решено. Оставь его в покое.

- О, нет, дорогая моя, я не могу. В этом замешаны не только мы с ним. Видишь ли, и Блэк, и даже ты играете в этой пьесе не последнюю роль. В особенности ты, - он окинул меня взглядом.

- Моя роль – роль залога? Предмета, которым можно шантажировать?

 

Он вновь усмехнулся.

 

- Ты даже не представляешь, какая важная у тебя роль, милая Изабелла, - он закурил. – Знаешь, Блэк мне неплохо помог. Ах, да, ты наверняка это знаешь.

- Я знаю, что он наркоман.

 

Элис узнала это от Джаспера, и, в свою очередь, рассказала мне. Весь тот продолжительный отрезок времени между аварией и встречей Джаспера и Элис, Блэк был в другом штате. Джаспер был там же, собирал информацию о нем. Блэк продавал наркотики. И кололся сам. И обгоревший труп, найденный в машине Эдварда – как раз заслуга его «деятельности». Тот человек был очередным клиентом, который просто задолжал очень крупную сумму. Получается, Блэк весьма удачно избавился от заколотого дружка.

 

- Именно. А знаешь, в чем его особенность? В том, что у него появляются сумасбродные идеи, от которых он не отступается. Ни за что. По несчастливой случайности, ты – одна из них.

 

Я нахмурилась, не до конца понимая, о чем он.

 

- Ты была залогом того, что Блэк выполнит свое дело. Именно поэтому ты нужна была в Италии. Но ситуация вышла забавной. Блэку нужна была ты, иначе у меня был бы еще один недоброжелатель в его лице. С другой стороны, Каллен не поставил свою подпись там, где нужно, не будь он уверен, что увезет тебя домой. А зная про наш уговор с Блэком, он конечно же не подписывал бумаги очень долгое время. И это было в моих же интересах – удерживать Блэка на расстоянии от тебя. Сложно, не правда ли?

 

Я просто стояла и молчала, пытаясь переварить все то, что говорил мне Аро. Так значит, дело было не только в деньгах? Дело было не только в фирме? Эдвард знал о том, что у Блэка маниакальная одержимость какой-то целью, а потому оттягивал тот момент, когда Вольтури мог бы получить то, что ему нужно?

 

Сердце защемило. И я почувствовала внутри какое-то… облегчение?

 

Но одновременно с этим – страх. Если Аро здесь, значит, он не отступился. И Блэк тоже.

 

- Но ты ведь позволил мне уйти. Да, Аро, ты мог меня остановить, но не сделал этого. Ты ведь просто дал мне убежать, - прошептала я, сама не до конца понимая зачем. Надеясь на то, что он вспомнит мотивы того поступка и внезапно решит прекратить все эти попытки получить фирму? Наивно.

 

Он взглянул на меня, сделав еще одну затяжку.

 

- Не думай, что ты мне небезразлична. Просто слишком хороша, чтобы быть развлечением Блэка.

 

Его взгляд мимолетно скользнул к двери, и тут я поняла, что пора убираться отсюда.

 

Выбежав из кабинета, я направилась прямиком к лифту, который находился совсем близко, за поворотом. Но не успела я добраться до этого самого поворота, как раздался короткий приглушенный звонок, оповещающий о том, что двери лифта открылись, доставив какого-то человека на этаж. И когда я выглянула из-за стены, то пришла в ужас. Резко развернувшись, я ринулась в другую сторону по коридору, надеясь, что осталась незамеченной. Почему сегодня? Почему сейчас? Почему именно в этот момент Блэк попал сюда?

 

Времени думать над этими вопросами не было. Потому что мои надежды разбились на осколки, когда я услышала свое имя. Он. Меня. Видел.

 

Я совершенно не знала планировки здания. Не имея понятия, есть ли тут запасной выход, и где он расположен, я просто бежала что есть силы. Телефон был в сумке с вещами, которую я оставила на ресепшен. И помещения были пусты, тут не было ни души. Вот что значит страх. Я знала, он следует за мной. Я слышала.

 

Пробегая по коридору, я дергала за ручки каждую дверь, надеясь, что хоть одна из них будет открыта. Мне нужен был телефон! Конечно, выброс адреналина помогал кое-как держать рассудок в нормальном состоянии, но я уже чувствовала, как паника начинает овладевать мной.

 

Наконец, я нашла спасение. Наверное…

 

Одна дверь была не заперта, и я забежала в помещение. Это оказалось что-то вроде конференц-зала. Большой овальный стол, кругом стоящие стулья, прожекторная доска на стене и стенд для изображений. Все. Ни телефонов, ни других дверей.

 

Я не успела ни выбежать, не приставить что-то к двери, потому что спустя считанные секунды уже была не одна в помещении. И я сразу же увидела его глаза. С расширенными зрачками.

 

- И куда же ты убегаешь? – произнес он насмешливо.

 

И все же я метнулась к двери, хотя и шансов у меня было мало. Конечно же, он перехватил мою руку и оттолкнул назад, отчего я больно ударилась поясницей об край стола.

 

- Тебе не кажется, что я слишком долго за тобой бегаю?

 

Я отходила в дальний угол комнаты, а мой взгляд бегал по обстановке вокруг, пытаясь найти хоть что-то, что могло бы мне помочь. Ну, хоть что-нибудь…

 

А он тем временем приближался. Нельзя показывать, что страшно. Нельзя.

 

- В прошлый раз все могло получиться, но ты так некстати убежала. Зачем же ты убежала, а, Белла? – и эти слова он уже выдыхает мне в лицо. Дрожу. Меня колотит. И я бы уже зажала рот ладонью, чтобы не дать воли тихим всхлипам, рвущимся из горла, если бы Блэк не был так близко.

- Я уже давно этого ждал, и вот, ты была уже почти в моих руках, и убежала… - его язык словно путался, и он повторял одно и то же снова и снова. Доза была очень и очень большой…

- А теперь ты будешь послушной, да? А теперь ты опустишься на колени и покажешь мне, что умеешь, да, Белла?

 

Я молчала. Мне хотелось кричать, но я молчала. Неосторожный поступок будет только провокацией.

 

Я с ужасом почувствовала, как он резко намотал мои волосы на кулак, и что-то холодное коснулось моей кожи под подбородком.

Дуло.

 

Нет, нет, это происходит не со мной.

 

Не сумев контролировать себя, я зарыдала. Он тряхнул меня за волосы, отчего слезы покатились сильнее.

 

- Сейчас же! Пожалеть хочешь? – вопил он, сильнее вжимая дуло мне в шею.

 

Я замотала головой, вновь пытаясь вырваться, отчего он только сильнее потянул вниз. Что-то щелкнуло, и я поняла, что в любой момент он просто может спустить курок.

 

В дверном проеме появилась фигура, и из-за слез в глазах я не сразу поняла, кто это был.

 

- Аро, - прохныкала я, чувствуя себя совершенно беспомощной.

- Неужели так не терпится, Джейк? – Вольтури был совершенно спокоен.

 

Неужели он не сделает ничего? Наивно с моей стороны было надеяться на что-то, но это был единственный шанс.

 

- Аро, пожалуйста, - дрожащим голосом произнесла я, затем закричав от того, что Блэк больно потянул за волосы.

 

Я вцепилась в его руку, надеясь так хоть немного ослабить натяжение, но тщетно.

Больно. Больно и страшно. И я просто не могла сдерживать рыданий, сквозь слезы смотря на Вольтури, мысленно умоляя его сделать хоть что-нибудь.

 

- Надеюсь, ты не будешь мешать, потому что это в твоих же интересах. Если я не буду молчать, тебе дадут немалый срок, Вольтури. Так что, просто закрой дверь. Или же ты захотел присоединиться? – мерзко усмехнулся Блэк.

 

Он убрал пистолет за спину, скорее всего поместив его за ремень или в карман джинсов, и освободившейся рукой потянул за ворот моего платья, тем самым оголяя плечо, от чего я дернулась.

 

- Ты даже не успеешь ничего сделать, - все так же спокойно произнес Вольтури. – Каллен должен быть здесь с минуты на минуту, а ты очень рискуешь, находясь тут так долго. Я бы на твоем месте уже давно ушел с ней, - он кивнул в мою сторону.

 

- Слышала, милая? – просюсюкал Блэк. – Пойдешь со мной, да? – он начал двигаться в сторону двери, а я завизжала, отталкиваясь от него руками.

 

В следующую секунду жгучий удар опустился на мою щеку, а затем он вновь замахнулся, но…

 

- Отпусти ее. Немедленно.

 

Все еще прижимая ладонь к щеке, я смотрела на Эдварда, в руках у которого был пистолет.

 

Все хорошо. Сейчас все будет хорошо. Он здесь. Он здесь. Он здесь.

 

Блэк резко потянул меня к себе, и спиной я почувствовала, что у него в руке вновь было оружие.

 

- Я сказал, что если ты еще раз притронешься к ней, то я пристрелю тебя. Я это сделаю. Отпусти ее.

 

Мое сердце, казалось, сейчас выпрыгнет наружу. И когда я услышала выстрел, то резко дернулась вперед, почувствовав, как хватка ослабевает. Он выстрелил Блэку в ногу…

 

И те считанные секунды, что я бежала в противоположный конец секунды, отчего-то тянулись так долго…

Вот я чувствую, что меня больше не держат, вот я двигаюсь с места и направляюсь в другую сторону, достигнув ее, слегка разворачиваюсь, вот слышны еще три выстрела, но что-то не так…

 

Что-то не так…

 

***

POV Edward

 

На моих руках, на вдохе она умирает..

Она умирает...

На закате этого мира

Последним, что я увижу,

Будешь ты,

Так и не вернувшаяся домой.

My Chemical Romance - The Ghost Of You

 

Охваченный желанием выполнить обещание, я вновь выстрелил. И за секунду до того, как Блэк полностью осел на пол, я заметил движение его руки. И послышался звук, причиной которого был не я…

 

Выстрел.

 

На моих глазах. Всего секунда, и я попал в свой личный ад.

 

Все происходило быстро, но казалось, что время тянется как никогда медленно. Оборачиваюсь и вижу, куда был совершен выстрел.

 

Выстрел в мой мир. В мою женщину. Выстрел в девочку, которая была моей жизнью.

 

Она даже не закричала. Она, черт возьми, даже не закричала. Пошатнулась. Казалось, сначала она даже не поняла, что случилось. Еще не поняла… Еще не чувствует боли…

 

Но я понял. Я прекрасно понял.

 

Спустя несколько секунд, словно в замедленной съемке я видел, как ее ладонь легла на живот, туда, где по ткани уродливым бордовым пятном уже расползалась кровь. Опустив взгляд, она в упор смотрела на окрасившуюся красным ладонь и, казалось, совсем не понимала, что с ней. Затем подняла голову. А ее глаза… святые угодники, ее округлившиеся глаза, такие испуганные, такие беспомощные, смотрели на меня, будто ища волшебного спасения. Будто я мог заставить рану мгновенно затянуться.

 

Ее ресницы затрепетали, а рот приоткрылся. Теперь она почувствовала это.

 

- Эдвард…

 

Я был уже рядом. Зажимал рану ее шарфом, ткань которого тоже пожирала ее кровь.

 

- Так больно, - она не кричала. Не плакала. Она говорила так тихо, что это мог слышать лишь я. Черт возьми, я бы согласился на то, чтобы мне прострелили каждый дюйм тела, лишь бы не слышать этот голос. Этот дрожащий от страха и боли, хрупкий, клокочущий и обрывающийся голос. – Эдвард…

 

Когда она начала оседать в моих руках, тогда я понял, что если и есть ад, то я уже на девятом кругу. И именно в тот момент я почувствовал всю реальность того, что это может быть последним ее движением. Что это может быть концом. Концом. Ее. Моим.

 

И это не сравнить с теми неделями, что мы провели буквально порознь. Я злился на себя, чувствуя свою бесконечную вину, и оттого не мог подойти к ней, я не мог ей все объяснить. Про Блэка и про причины того, что она так долго была в Италии. Я не хотел пугать ее Блэком. Я не мог справиться со злостью на самого себя, и от этого делалось только хуже.

 

А сейчас эти ошибки могут стать роковыми.

 

Подхватываю ее на руки.

 

Слышу голос Вольтури: «Пулевое ранение» и боковым зрением вижу телефон возле его уха.

 

Руки Беллы похолодели, их пробивала дрожь.

 

Мог наступить Коллапс. Или уже…

 

Кровь текла на пол. Слишком много. Слишком, блядь, много, чтобы был шанс на хороший исход.

 

Ее рот был широко раскрыт, и я чувствовал, что у нее просто не хватает сил, чтобы кричать. Она лишь сдавлено простонала.

 

В голове гремела мысль: я нахожусь на ничтожном расстоянии от того, чтобы потерять ее. Навсегда.

Девочка моя, уже столько крови…

 

Она хватает ртом воздух. Рывками. Через раз.

 

Не может сделать полный вдох.

 

Один из признаков того, что задета печень.

 

Если это так, то остается минуты четыре, не больше.

 

Четыре минуты.

 

Не думать об этом. Нет.

 

- Терпи. Ты можешь, - твердил я, вглядываясь в ее побледневшее лицо с внезапно заострившимися чертами. Коллапс.

– Не смей, Белла, - прорычал я, видя, как ее ресницы затрепетали.

 

Ее окровавленные пальцы слабо сжимали мою ладонь. В какой-то момент я перестал чувствовать это прикосновение.

 

Блядь, нет!

Нет.

Нет.

Нет.

 

Обмякла в моих руках. Грудь слабо вздымалась, а глаза закрылись. Я чувствовал, как я нес ее слабое тело к выходу, твердя про себя одно: «Она будет жить. Она не уйдет. Я не останусь без нее»

 

***

POV Alice

 

Когда Джаспер позвонил мне и сказал, чтобы я приехала в центральную больницу, я не на шутку перепугалась. Но даже представить не могла, какой кошмар меня ждал.

 

Встретившись с ним на входе и узнав о том, что произошло, я помчалась в приемный покой, где и находился Эдвард.

 

Я никогда не видела его настолько сосредоточенным, как в тот день. Его губы были плотно сжаты, а взгляд устремлен в одну точку. Он весь был как оголенный нерв, и я просто не знала, что же мне делать.

Долгие часы мы провели там, не находя себе места.

 

Я хотела бы попросить врачей, чтобы они вкололи Эдварду снотворное, но знала, что тем самым сделаю только хуже. И мне оставалось лишь с обливающимся кровью сердцем смотреть на него, и ждать, что же будет дальше.

 

И лишь тогда, когда ее прооперировали, сделали переливание и поместили в отдельную реанимационную палату, разрешив зайти туда, он опустился на колени рядом с больничной каталкой и уткнулся лбом край матраса, на котором лежала она, такая бледная и хрупкая. Казалось, она даже не дышит.

 

Я заметила на его щеке блестящую от влаги дорожку. Я никогда не видела, как мой брат плачет.

Боясь сделать неаккуратное движение, он совсем легонько притронулся к ее волосам, невесомо погладив их.

Я подошла к нему, присев рядом. Он смотрел на нее, смотрел так, как будто видел в последний раз, стараясь запомнить самые крошечные детали ее лица.

 

Я плакала сама и гладила его по волосам, умоляя пойти поспать. Джаспер увел меня, а Эдвард… Эдвард так и провел ночь рядом.

 

***

POV Isabella

 

Пиканье приборов и белые стены.

 

И вновь, открывая глаза, я вижу только белый цвет. В голове так пусто, а тело не слушается. И мысли не слушаются. Они вяло видоизменяются, то картинками, то звуковыми воспоминаниями пытаясь воссоздать картину в моей памяти.

 

Я знаю, что что-то произошло. Я знаю, что у меня что-то болит. Но обезболивающее не дает понять, что именно. Оно действует так, словно распределяет всю эту боль по телу, делая ее рассеянной и неуловимой. Во рту сухо, а веки такие сонные. Я ощущаю, что не владею сама собой.

 

В меня, кажется, выстрелили…

 

Я помню то ощущение раны с вытекающей из нее кровью. Я помню свой страх и растерянность, я начинаю вспоминать боль… И я помню его руки. Голос. Он был так близко, и в тот момент, если бы я умерла, я точно умерла бы счастливой.

 

И краем взгляда я вижу его у моей кровати…

 

Рукой, в которую была введена игла капельницы, я дотянулась до него, медленно проведя кончиками пальцев по коже его руки, превозмогая тянущее ощущение в левом боку.

 

Он вздрогнул, и повернул голову в мою сторону. В следующую секунду на его лице отразилось такое невероятное количество эмоций… И он опустился на пол, аккуратно сжимая мою руку.

 

Я чувствовала, какой слабой была, и как вновь закрывались веки. Но мне было так спокойно.

 

- Не отпускай ее, - пересохшими губами прошептала я.

- Ни за что.

 

И перед тем как закрыть глаза, я почувствовала теплую влагу на тыльной стороне ладони.

 



Источник: http://robsten.ru/forum/71-1042-1
Категория: Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+ | Добавил: skov (17.04.2015) | Автор: hysteria
Просмотров: 657 | Комментарии: 6 | Рейтинг: 5.0/21
Всего комментариев: 6
avatar
0
6
Ну, почему Эдя не мог сразу ей рассказать всю правду про Аро и Блэка bang . Тогда бы, возможно, в Беллу не стрелял бы этот Блэк и Белла с Эдом давно бы помирились и у них все было бы хорошо JC_flirt
avatar
0
5
Ну как же так  - почему он такой твердокаменный: он смог простить себе свое предательство, а ее ошибку...Нет? Бэлла решила сделать первой последний шаг, но в последнюю минуту передумала - любовь к Эдварду сильнее всех обид и недопониманий...И оказалось , что все произошедшее не совсем то, как выглядит. Бэлла стала разменной монетой не только у Аро , но и у наркомана Джейка...и оба на нее претендуют...и не собираются отступать...А Эдвард знал о Джейкобе и пытался Бэллу спасти. Эдвард успел,..успел спасти ее от этих двух чудовищ в мужском обличии. И она жива... Большое спасибо за продолжение этой истории.
avatar
0
4
Глаза на мокром месте cray и прочла главу со второй попытки cray
avatar
1
3
Сам мучился и ее всю измучил,незная как ей объяснить. Порой наше молчание по отношению друг к другу приводит к плохим результатам.... Спасибо за главу. lovi06032
avatar
0
2
Спасибо за главу! lovi06032
avatar
0
1
На одном дыхании прочитала. Как же трудно  им. Мы начинаем ценить и понимать, только, когда теряем.
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]