Фанфики
Главная » Статьи » Другие фандомы

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Одинокое удовольствие

Он прекрасно понимал, что не должен этого делать, это неправильно и опасно по многим причинам, но... он просто не мог остановиться. Слегка сжав ладонь, он позволил своим пальцам плавно скользнуть по всей длине, сдерживая чувственный вздох, когда его накрыла новая волна ощущений.

«Я должен остановиться сейчас же, пока не зашел слишком далеко...»

Последний раз, когда он позволил себе так потеряться в ощущениях, он не смог ходить на занятия две ночи подряд. Он был слишком взволнован, чтобы показаться не то, что Юуки, но и другим членам академии. Искушение было слишком сильным, ее образ все еще горел в его голове, даже когда ощущения исчезли, и нечто более реальное и настоящее настигло его.

Эта иллюзия слишком убедительна, непреодолима, слишком сильна... Он и так каждый день осуждал себя за слабость, не позволяя себе находиться к ней слишком близко, и не важно, как сильно он жаждал ее близости; он слишком опасен для нее. Он боялся, что если приблизится к девушке, то не сможет больше сопротивляться искушению. Рядом с ней его разум автоматически начинал придумывать оправдания слабости... она ведь будет рада укусу...

Потому что она действительно любит его. Не так ли? Это очевидно, несмотря на все неизбежные страхи, появляющиеся из-за расстояния.

Но он не может рисковать, не может разрушить равновесие ситуации и заставить ее выбирать слишком поспешно. Выбор изменит ее на всю жизнь, он не смеет решать за нее, он не может позволить себе вмешаться и повлиять на ее выбор. Ему придется теряться в своем одиночестве, пока Юуки не захочет быть с ним. Он так надеялся, что девушка спасет его сердце и позволит ему быть рядом с ней вечно.

Но здесь, в интимной обстановке своей спальни, в одиночестве, на смятых шелковых простынях его большой кровати, среди мягких подушек... он, наконец, может позволить себе безвредную фантазию, маленькое удовлетворение тех ужасно раздутых желаний...

Дыхание стало чаще, а образы в его сознании — реальнее, когда длинные пальцы пробежали по пульсирующей длине возбужденной плоти. Одной рукой он играл с головкой, оттягивая кожу вниз, раскрывая себя, шумное дыхание слетало с его губ, ощущения усилились иллюзией, играющей в его голове...

Разум вампира может быть настолько сильным, что все начинает казаться до нереальности реальным. Сила воображения заставляла все это чувствовать на себе... слишком реальным. Это гораздо сильнее человеческого разума. Ее руки касались возбужденной плоти вампира, помечали его. Такие легкие прикосновения, что казалось, будто это крылья бабочки. И не важно, что на самом деле это его собственная рука. Глаза закрыты, иллюзия стала центром мира.

Он нерешительно скользнул двумя пальцами в свой рот, посасывая их, пропуская свой язык между пальцами, чтобы тщательно смочить их. Через несколько секунд мокрые пальцы уже скользили по непокрытой головке, подталкивая его ближе к краю. Возможно, именно так ощущался бы язык девушки...

Длинные ноги скручивали простыни. Вампир откинул голову на подушку, открыв рот в тихом стоне, когда ритмичные движения руки стали сильнее, набирая темп.

Хорошо, что здание Ночного класса было звуконепроницаемым, дабы защитить чувствительный слух вампиров. Нельзя, чтобы кто-то, проходя по коридору, слышал, как Канаме Куран громко стонет в бессмысленном удовольствии, отбрасывая все приличия и хладнокровие. Он боялся, что очень скоро потеряется настолько, что не сможет сдержать всхлипывания, грозящие сорваться с его розовых губ.

В иллюзии, вызванной его голодным воображением, Юуки сводила его с ума своими пальчиками и языком. Когда его накрыло стеной удовольствия, он излился в кулак с приглушенным вскриком удовольствия, не сумев его сдержать. Вампир прикусил свою свободную руку, чтобы сдержать крик, рвущийся изнутри. Когда дымка кульминации прошла, он почувствовал себя полностью обессиленным, грудь тяжело вздымалась, а тело все еще дрожало от последней волны удовольствия.

Но по мере того, как удовольствие угасало, он неизбежно ощущал себя пустым и одиноко голым в своей холодной кровати, с непослушными темными волосами, раскинутым на подушках, телом, влажным и липким от пота, с быстро остывающим доказательством его угасающего удовольствия, брызнувшего на пальцы и живот.

Он повернулся и уткнулся лицом в подушки, сжимая челюсть после беззвучного шепота: «Юуки...». Ему казалось, что он испортил что-то священное своими непристойными действиями.

Юноша надеялся больше всего на взаимную любовь и желание. Но все казалось неправильным, и он даже был рад, что она не знает, как он грязно использует ее образ в своем воображении.

Он внезапно почувствовал себя морально грязным, и неудержимое желание умыться заставило его встать. Простыни были влажными с потом и спермой, и он, войдя в ванную, грубо бросил их в ящик для белья.

— Непростительно... просто непростительно...

Он наказывал себя за то, что уступил похоти, не в силах противостоять своим мыслям.

 

***


— Ммм... Ка... Канаме...

Вода, лившаяся в ванну, заглушала звук ее шумного дыхания и голоса, но лицо девушки все равно было красным от смущения. Имя, произнесенное вслух было наполнено страстным желанием. Ублажая себя, она рисовала образ возлюбленного, отчетливо видневшийся за закрытыми веками.

Губы, пальцы... другие части его тела, которые она могла видеть только в самых смелых своих мечтах... В ее фантазии он с любовью улыбался, а в нежном взгляде просачивалась невероятная теплота. Ей только хотелось стереть из его взгляда грусть, всегда наполнявшая их. Ей хотелось видеть в его глазах только счастье, любовь к ней... и желание. Хотя сейчас захватывающие черты Канаме исказились похотью. Она представляла, как выглядят его глаза, наполненные желанием и голодом к ней... бледная кожа, покрасневшая от желания, губы, расплывшиеся во вздохе удовольствия.

Простейшей мысли об этом было достаточно, чтобы подтолкнуть ее к краю. Движения пальцев становились почти грубыми. Девушка крепко сжала челюсть, боясь стонать громче льющейся из крана воды.

Она провела рукой по своей груди, крепко сжимая ее, лаская розовый бутончик соска с закрытыми глазами, воображая, что это пальцы Канаме. Она представляла, что его пальцы, губы, язык ласкали ее в самом сокровенном месте... Все ближе и ближе к кульминации... Девушка прислонилась головой к задней части ванны, губы сжаты, закрыты глаза, и только ноги слегка трясутся под водой. Рука впилась в бедро, когда она уже была близка к завершению. Дыхание Юуки стало совсем хаотичным, очень трудно сдерживать громкие стоны в такие моменты.

Ее приемный отец не обратит внимания, как и всегда, но у Зеро слух вампира, так что приходилось быть очень аккуратной. Девушка умрет от смущения, если Зеро услышит ее...

Но ещё хуже будет, если он услышит, как она кричит имя Канаме — тогда не останется сомнений в том, что же она делает во время своего длительного принятия ванны.

Тем не менее, сдерживать свои стоны становилось все труднее и труднее с каждой минутой, приближающей ее к кульминации. Крепко прижав ладонь к своим губам, чтобы сдержать крик удовольствия, она представила лицо Канаме между своих ног, мягкие губы, накрывшие ее лоно, язык, метнувшийся в центр ее существа... Вода уже лилась за края ванны, когда стройные ноги сотряслись от восхитительных судорог ее освобождения. Она снова и снова кричала его имя, потерявшееся в тихих стонах блаженства.

Все ее тело по-прежнему трясло от электрического покалывания, которое последовало за ее оргазмом, но мозг быстро очнулся. Вместе с ним неизбежно возникла вина за ее грязные действия.

Когда она находилась в процессе, то не чувствовала ничего неправильного в своих действиях, но как только реальность сбивала ее с ног, девушка начинала чувствовать себя ужасно виноватой. Словно пачкает его светлый образ, используя свою пошлую фантазию...

Канаме всегда был рядом, поддерживая и принимая ее. Он слишком замечательный, идеальный и... далекий. Он никогда не сможет быть с ней, так думала Юуки. Кто-то вроде него не может принять ее чувства. Она старалась заставить себя поверить в это и отдалиться от него, чтобы наконец отпустить свои мечты, но это было невозможно. Независимо от того, сколько раз она отталкивала его, ее чувства продолжали возвращаться с еще большей силой.

Иногда она даже думала, что становится обузой для него со своими никчемными чувствами. Но она продолжала представлять его, доводя себя до мощных оргазмов... это совсем другое; но все равно чувствовала себя так, словно использует Канаме. Всякий раз, когда она этим занималась, то на следующий день не могла смотреть ему в глаза.

Она боялась, что, если он это узнает, его мягкие теплые глаза станут холодными, наполнятся отвращением, и он быстро уйдет от нее, потрясенный вульгарностью мыслей и действий Юуки.
 

***


Не подозревая, они каждый раз принимали душ после одного и того же акта с одинаковыми мыслями и страхами. После патрулирования школы, которым она обеспечивала безопасность Ночного класса, девушка быстро возвращалась домой, спеша в душ, а он, возвращаясь в общежитие, сразу ложился в кровать... так что они достигали кульминации примерно в одно и то же время...

Если два человека испытывают удовольствие через образы друг друга и достигают завершения в одно и то же время... если два человека разделяют одни и те же чувства и тоску... то будет ли их любовь преодолевать физическое расстояние? Можно ли считать, что они занимаются любовью друг с другом, а не испытывают одинокое удовольствие?



Источник: http://robsten.ru/forum/68-3249-1
Категория: Другие фандомы | Добавил: hopelexxx7 (08.03.2021) | Автор: hopelexxx7
Просмотров: 133 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/5
Всего комментариев: 2
2
2   [Материал]
  Нет, не значит. Это значит, что одному из них придется открыть свои чувства другому и перестать страдать и наслаждаться в одиночку. Спасибо за горячие фантазии)

2
1   [Материал]
  Глубоко философский вопрос!))
Спасибо))

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]