Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Дар. Глава 9. В ловушке своих желаний
OneRepublic – All Fall Down

У Розали были очень изящные кисти с тонкими пальцами, как у пианистки. Хранящие на себе жалящие удары шипов роз, они выглядели еще более хрупкими, словно крылышки бабочки. Белла завороженно наблюдала за тем, как эти тоненькие пальчики умело управлялись с каждым жестким стеблем, разворачивая, прикладывая друг к другу и создавая раз за разом букеты, настолько прелестные, что хотелось каждый нагло украсть и лелеять, как самую большую драгоценность.
Роуз любила цветы, и у нее был, как оказалось, безупречный вкус и творческий потенциал, которые давали ей возможность заниматься любимым делом. Родители арендовали для дочери небольшой цветочный магазинчик в Сиэтле, в котором она творила свои цветочные шедевры. Небольшое помещение, залитое светом, проникавшим сквозь ряд огромных окон, утопало в цветах. Маленький рай, так любимый Роуз.
Белла знала, что Эммет хочет выкупить магазинчик и подарить его Розали в качестве свадебного подарка. Слишком рано. Они недавно стали жить вместе, и он даже еще не сделал ей предложение. Так рано, что про кого-нибудь другого можно было сказать, что они очень торопятся и ничего хорошего от такой спешки не выйдет. Но это были Эммет и Роуз. Их невозможно было бы упрекнуть, даже если бы они поженились в тот день, когда Эммет впервые поцеловал ее. Когда она, выпускница колледжа, получившая диплом лишь месяц назад, поняла, что человек, которого она на дух не выносила, питает к ней романтические чувства. И смутилась от того, что этот поцелуй вызвал в ней желание обхватить Эммета за шею своими тонкими руками, прижаться к его груди и спрятаться от всего мира в его объятьях. Нет. Определенно, никто бы не сказал, что Эммет решился на такой шаг слишком рано.
Белла трепетно хранила эту тайну, не выдавая Розали намерения ее мужчины. Ее подруга испугалась бы, как птичка в зарослях кустарника, потревоженная неожиданным вторжением. Обо всем ей скажет только Эммет. Лишь рядом с ним все вставало на свои места, и Розали не был страшен весь мир, ведь она была надежно спрятана за крепкой спиной любимого мужчины.
Роуз очень повзрослела за тот короткий промежуток времени, что провела с Эмметом. Больше не прятала взгляд, не смотрела исподлобья. Спокойная, уверенная в том, что ее любят. Занеженная и залюбленная настолько, что вокруг нее словно сияла волшебная аура.
- Значит теперь Майк точно не переедет в квартиру? – не отрывая взгляда от составляемого букета, спросила она.
Белла рассказала подруге о признании Майка через неделю.
- Я не знаю, - тяжело вздохнув, ответила Свон. – Он ушел, и мы больше не разговаривали… Вообще-то, он звонил мне пару раз, но я не отвечала.
- Почему?
- Я… я не знаю, о чем нам говорить. Это слишком сложно. Мне кажется, что я навсегда потеряла его…
- Белла, - с мягким укором произнесла Роуз. - Он любит тебя. Это немного неожиданно, но… это так. И это не пустые слова. Я уверена, что Майк даст тебе время обдумать все. Ты ведь обдумаешь?
- Нечего тут обдумывать, - резко ответила Изабелла. – Ох, не смотри на меня так, будто я продаю наркотики детям. Роуз, я тоже его люблю.
- Так в чем же проблема? – вскинув голову, спросила подруга. – Он тебя любит, ты его любишь. Что тут может быть непонятного?
- Я люблю его не так, как он любит меня. Никогда не полюблю, - поморщившись, объяснила Белла. Тяжело дыша и еле сдерживая слезы, она нервно водила ладонями по своим коленям. Больно. Снова больно.
Отложив букет в сторону, Роуз обошла стойку и присела рядом с Беллой:
- Эй, посмотри на меня.
Та послушно подняла на нее слезящиеся глаза и всхлипнула.
- Белла, я не понимаю, в чем проблема. Майк… Это не самый плохой вариант. Он умный, красивый, веселый. Он всегда так заботился о тебе, что я даже немножко завидовала. Неужели, ты никогда не думала о нем как о мужчине?
Кончиком указательного пальца Изабелла стерла слезу, зависшую в уголке глаза, и судорожно вздохнула. Было тяжело думать об этом, а говорить тем более.
- Мы были друзьями, - с трудом начала говорить она. – И только друзьями. Я никогда… Никогда не хотела, чтобы между нами было что-то большее. Даже не думала об этом.
- В колледже ты ни с кем не встречалась. Сейчас тоже. У тебя с этим какие-то проблемы? – осторожно поинтересовалась Розали, на что Белла чуть не фыркнула в пренебрежении.
Да, у нее была одна существенная проблема. Она видела будущее, в котором она замужем за другим мужчиной, а он все не появлялся и не появлялся.
- Ты тоже ни с кем не встречалась в колледже.
- Я ждала Эммета, - хмыкнув, сказала Роуз.
- Я тоже жду своего Эммета.
Некоторое время подруги молчали, каждая думая о своем. О том, что сбылось, и о том, что осталось лишь мечтой.
- А откуда ты знаешь, что Майк не твой Эммет? – спросила Розали, с надеждой поглядев на Беллу.
Она очень сдружилась с Майком за эти годы, и Белле было больно расстраивать ее. Но лучше сказать правду, чем давать лишнюю надежду.
- Просто знаю. Он не вызывает во мне тех эмоций, которые заслужил и которые ждет от меня. Господи, - простонала девушка, уткнувшись лицом в ладони. - Как же все усложнилось. Я не знаю, что мне теперь делать. Как мне общаться с Майком, что говорить…
- Ничего не говори, - вздохнув, посоветовала подруга. – Дай себе время подумать об этом. Но не руби сгоряча.
- Не о чем тут думать.
- Белла…

Их разговор прервал тихий звон колокольчика. Смущенно улыбаясь, в помещение вошла женщина. На вид ей было лет сорок, но несколько резких морщин у глаз и уголков губ подсказывали, что она старше. Белла почему-то сразу обратила внимание на ее волосы - цвет красного яблока в карамели. Нежно-кремовые, на солнце будто светящиеся изнутри алым пламенем. Необыкновенные.
- Здравствуйте, я Эсми Каллен, - переводя взгляд с Беллы на Розали, представилась она. – Я звонила насчет оформления свадебного банкета.
Розали всплеснула руками и, вскочив со стула, приветствовала женщину:
- Здравствуйте, миссис Каллен. Я… я заработалась и совсем забыла о назначенной встрече. Присаживайтесь вот на тот диванчик. Сейчас я принесу журнал с образцами букетов.
Белла встала и начала собираться. Застегивая легкий плащик, она то и дело обращала взгляд в сторону посетительницы. Цвет ее волос, поворот головы, разрез глаз – все это почему-то казалось до боли знакомым. Будто она уже видела эти черты лица.
Так бывает, когда встречаешь человека, которого судьба сама подталкивает к тебе, словно говоря: «Эй, не проходи мимо. Он оставит след в твоей жизни». Внутри разливается тепло, хочется подойти и поговорить о чем-нибудь, хоть о сущем пустяке, но зацепиться хоть словом. Взгляды Изабеллы и Эсми Каллен пересеклись на какую-то долю секунды, и девушка ощутила холодок, пробежавший по ее спине. Буквально секунда - и женщина улыбнулась ей. Так улыбаются чужим людям, с которыми сталкиваются лишь на мгновение, что после будет навеки похоронено в рутине будней.
Смущенно улыбнувшись в ответ, Белла опустила голову и туго завязала пояс. В этот момент дверь распахнулась и в магазин вошел мужчина.
- Джаспер, сынок, - сделав взмах рукой, позвала Эсми. - Садись рядом.
Высокий, бледный, по-детски светлые кудрявые волосы завязаны в низкий хвост. Внешне он был похож на мать, только более холодный, сдержанный. Серый деловой костюм, рубашка, застегнутая на все пуговицы, и галстук – казалось, что он сознательно связывает, сдерживает себя. Глаза, темные, как прожаренные зерна кофе, мельком оглядели помещение со скучающим выражением.
- Я так поняла, что вы жених, - сказала Розали. – А где же невеста?
- Я не жених, - сухо ответил Джаспер, присаживаясь рядом матерью.
- Джаспер - младший брат жениха, - напряженно улыбаясь, поправила Эсми. – Мой старший сын вечно занят на работе…
- Я тоже занят, - недовольно перебил мужчина, за что получил резкий шлепок по бедру от матери.
- Джаспер, - прошипела она.
Натянуто улыбнувшись, миссис Каллен сложила руки на коленях, нервно подергивая пальцами.
- В общем, мой старший сын не посчитал нужным заниматься всем, что связано со свадьбой, а его невеста, похоже, не особо интересуется оформлением зала. Придется все взваливать на себя.
Белла заметила, как при упоминании невесты Джаспер так сжал кулак, что костяшки побелели. Почувствовав удушье, Свон схватила сумку и, на прощание махнув рукой Роуз, пошла к выходу.
- Одну минуту, - сказала Розали посетителям и догнала подругу у двери.
- Пообещай мне, что подумаешь, - крепко взяв Изабеллу за запястье, попросила она. -Пообещай, что не откажешь ему сразу. Хотя бы подумай.
Белла больше не могла находиться в этом помещении. Ей казалось, что стены сомкнулись и давят на нее со всех сторон. Легкие горели от нехватки кислорода, перед глазами потемнело – нужно срочно уходить. Отсюда. От этих людей. От этого странного чувства, что она их знает.
- Хорошо. Я подумаю, - вскользь коснувшись губами щеки подруги, девушка быстро вышла на улицу.

Дорога до дома казалась бесконечной. Ледяной ветер яростно дул в лицо, воруя дыхание, обветривая губы и терзая ледяными поцелуями щеки. Приподняв воротник плаща, Белла медленно шла по тротуару, не поднимая взгляда от сухого асфальта. Ее мучило чувство страшной неудовлетворенности, неприятно пульсирующее в груди. Будто она упустила что-то очень важное. Вот только что?
Она понимала, что это как-то связано с людьми, которые пришли в магазин Роуз. Почему-то ей казалось, что она их знала. Может, они были в больнице, где она работала? Да, скорее всего. Изабелла почти убедила себя в том, что эта встреча ничего не значила, когда натолкнулась на мужчину, который шел навстречу.
- Извините, - пробормотала она, мельком взглянув на него, прежде чем пойти дальше.
- Белла? – внезапно окликнул он ее.
Обернувшись, девушка недоуменно посмотрела на мужчину. Он медленно, словно боясь спугнуть ее, подошел ближе и с едва заметной улыбкой бегло оглядел ее с ног до головы.
- Господи, как же ты повзрослела… Неужели не узнаешь меня?
Белла ненавидела подобные ситуации. Она чувствовала себя неловко, глядя в его улыбающееся лицо, в волнении переминалась с ноги на ногу и нервно перебирала в памяти всех знакомых: кто же он? И вдруг…
- Джаред, - охнула она. – О Боже… Джаред Блек!
На лице мужчины расплылась довольная улыбка. Он импульсивно притянул Беллу к себе, дружески похлопав ее по спине. А она, оцепеневшая и напуганная, судорожно вздохнула, заполнив легкие тяжелым запахом табака, пропитавшего его джинсовку. В груди неприятно кольнуло. Сын Билли Блека, ее давний приятель. Сын того, кто предал память ее отца и дело, ради которого он жил. «Джаред не виноват», - уговаривала себя Белла. Он тут ни при чем, он всего лишь сын Билли. Но, всматриваясь в черты лица друга детства, находя в них сходство с его отцом, она чувствовала тихую ярость, направленную на человека, который занял место Чарли и не справился со своими обязанностями.
- Может, посидим где-нибудь? – спросил Джаред, сжимая вспотевшими ладонями ее запястья. – Я ужасно голоден.
Блек младший завел ее в первую попавшуюся забегаловку с обшарпанными красными стульями и столами на неровных ножках. Взяв себе лишь кофе, горький и водянистый, имевший кислый запах, девушка грела руки о пластиковый стаканчик с обжигающе горячим напитком и внимательно наблюдала за Джаредом. Он ел очень много, быстро и жадно, так, будто его не кормили неделями, что, впрочем, подтверждал его внешний вид. Не худой, а даже тощий, с синевой под глазами, он выглядел больным.
- Ты здоров? – тихо спросила Изабелла, отметив, как подрагивают его руки.
- Угу, - ответил он с набитым ртом, продолжая яростно набивать его все новыми кусками мяса и картофеля. – Просто все время хочу есть. Не знаю, что делать с собой.
- Ты выглядишь изможденным, - заметила она, с отвращением глядя в свой полупрозрачный кофе.
Джаред только пожал плечами и, взяв кусок хлеба, собрал им весь оставшийся соус с тарелки. Когда все было съедено, он откинулся на спинку стула и удовлетворенно вздохнул.
- А ты хорошо выглядишь, - вдруг объявил он.
- Спасибо, - безучастно отозвалась Белла. – Как… как ты?
- Родители развелись два года назад, - Джаред повел плечами, резко вытянул шею. Тихий хруст позвонков прошел бульдозером по нервам Беллы. Она заметила, что из сытого и умиротворенного мужчина за доли секунды превратился в натянутую струну, грозившую лопнуть в любой момент.
- Никогда не думала, что Билли и Клэр разведутся. Они казались… крепкой парой.
- Казались, - бросил он, начав теребить салфетку. – Теперь я разрываюсь между ними.
- Каким образом? – фыркнула Белла. – Тебе скоро тридцать. Ты не ребенок.
- Ты думаешь, что из-за того, что я взрослый, мне легче? – грубо спросил он. Глаза, яростные, налившиеся кровью, прожигали насквозь.
- Извини, - девушка успокаивающе взяла его за руку и легко ее сжала. – Я понимаю, тебе сейчас нелегко.
Поняв, что Белла не смеется над ним, а искренне сочувствует, Джаред заметно расслабился. Крепко сжав ее пальцы в ответ, он слегка улыбнулся.
- Тебя давно не было в наших краях. Когда ты была в Форксе в последний раз?
- После смерти отца ни разу, - пряча глаза, ответила Изабелла.
Она отпустила его холодные пальцы и скрестила руки на груди. Могло показаться, что она закрылась от мужчины, заняв оборонительную позицию, но на самом деле, она закрылась от разрастающейся застарелой боли. Рана, которая так и не зарубцевалась, все еще кровоточила время от времени.
- Очень жаль. Тебя там не хватает. А твой дом совсем не изменился. Недавно его даже подкрасили.
- Да? Не знала, - ее голос был ровным, как натянутая шерстяная нить, и лишь легкая дрожь губ выдавала эмоции. – А что за люди там живут?
- Ты не знаешь, кто арендует твой дом? – удивленно спросил Джаред.
- Этим занимается мой отчим. Зачем мне знать об этих людях, когда деньги исправно поступают на счет.
Казалось, что ей плевать. Белла даже смогла улыбнуться. Лишь уголком губ, будто ей все равно, что творится с ее прошлым, если ее банковская карточка исправно пополняется. Можно обмануть других, но никогда не обманешь себя. Свое сердце, которое обливается кровью при мысли, что в ее доме живут чужие люди. Не обманешь душу, которая стонет, оторванная от родных мест.
- Одно время там жила одна пара. Но года два назад они съехали, и дом пустует. Только какой-то мужчина приезжает иногда на пару дней - и все.
- Понятно, - равнодушно ответила девушка, нервно барабаня пальцами по столу.
- Знаешь, я давно хотел с тобой поговорить. Ну, насчет отца.
- Не надо, - прервала его Белла и предостерегающе приподняла руку. – Я не хочу об этом говорить.
- Я понимаю, что он виноват перед тобой…
- Джаред.
- Он взял на себя столько обязанностей…
- Джаред!
В девушке снова закипал гнев, она желала лишь одного: чтобы он замолчал, чтобы не ворошил прошлое. Чтобы не ковырял ржавым лезвием ее незаживающую рану.
- Отец просто не справлялся, - он не обращал внимания на ее слова, на скривившееся от боли лицо, словно в бреду, говорил и говорил.
- Я прошу тебя…
- Есть обстоятельства, которые сильнее нас, понимаешь, Белла? Не вини Билли…
- Я не хочу об этом говорить.
- Да ты ничего не понимаешь! – заорал Джаред, вскочив со стула и схватив девушку за плечи.
- Ты идиотка! Ты не понимаешь ничего! Ничего! – сжимая ее плечи так сильно, что казалось, прорвет пальцами кожу, он кричал. Кричал так яростно, с такой злобой, что Белла на несколько мгновений задохнулась от страха.
- Отпусти ее сейчас же, или я позову полицию! – раздался громкий окрик какого-то мужчины.
Еще несколько страшных мгновений Джаред крепко держал Беллу за плечи, пристально глядя в ее глаза. Его глаза… В них жила тьма. Безумные, со звериным жестким блеском, они испугали Изабеллу настолько, что ее легкие сжались, не давая сделать полноценный вдох. Его зрачки, огромные и черные, как бездна, лишали ее воли, возрождая в ней лишь примитивный страх перед хищником, собирающимся именно сейчас, в этот жуткий момент, присвоить ее жизнь себе.
- Ты просто ничего не понимаешь, - прошептал он, и, поморщившись, резко отпустил Беллу, отчего она ударилась о спинку стула.
Также внезапно, как кинулся на нее, он развернулся и выбежал на улицу, хлопнув дверью. До смерти напуганная и дрожащая, как лист на ветру, Изабелла тяжело дышала и всхлипывала. Разве это Джаред? Джаред, который в детстве таскал ее на спине? Джаред, который шутливо поддразнивал ее, когда они с Чарли приходили к ним в гости? Джаред ли это, который держал ее за руку на похоронах папы?
Нет. Это чужой человек. Человек, который вел себя так непредсказуемо, что это ужасает: в какой-то момент обнимает, в другой – готов свернуть шею из-за сущего пустяка.
- Мисс, ваш счет, - тихо сказала официантка, положив листок на стол.
Нервно дрожа, Белла огляделась по сторонам и поняла, что все немногочисленные посетители с тревогой смотрят на нее. Трясущимися руками девушка достала несколько купюр из кошелька, бросила их на стол и, опустив голову, быстро вышла на улицу. Ледяной ветер жгучей пощечиной хлестнул по щекам и растрепал волосы. Пугливо оглянувшись по сторонам, опасаясь снова увидеть Джареда, Белла подбежала к краю тротуара и поймала такси. В душном салоне автомобиля, она, оцепеневшая от ужаса, глядела в окно и прокручивала в памяти эту встречу. И чем больше она о ней думала, тем больше она казалась ей нереальной.

***


Сколько лет должно пройти, чтобы ей стало легче?
Белла часто задавала себе этот вопрос. Закутавшись в плед, она лежала в темноте на жестком полу, раздавленная своим горем и одиночеством. Страшная стычка с Джаредом снова разбередила рану, которая, казалось, будет напоминать о себе все реже и реже. Нет, это лишь самообман. Этого никогда не случится. Призраки прошлого никогда ее не отпустят, воспоминания не будут стерты, сердце не перестанет ныть и болезненно сжиматься при каждом упоминании о той жизни, которую у Беллы отобрали насильно.
Она чувствовала себя виноватой в том, что ни разу за эти годы не была на могиле отца и бабушки. Но стоило только допустить мысль о возвращении в родной Форкс хотя бы на день, как ею овладевала паника. Вернуться – значит смириться с тем, что их нет. Вернуться – значит встретиться с ужасами прошлого, которые так и не отпускали ее ни на один миг.
А проживая в Сиэтле, совсем недалеко от Форкса, можно было представить, что папа и бабушка живут в их старом доме. Они радуются ее успехам, с нетерпением ждут звонков и живут своей тихой, обыденной жизнью. Можно представить, что все по-старому. Вот только неослабевающая пульсирующая боль в груди никак, черт ее побери, не давала забыть о том, что их нет и по-старому никогда не будет. Боль не давала забыть о том, что бабушка никогда не прижмет ее к груди. Белле очень недоставало этих теплых объятий, которые без слов говорили ей о том, что она любима, что она под защитой. Она никогда не приготовит ей завтрак и не испечет торт на ее день рождения. Теперь в ее жизни есть лишь идеальные покупные торты, слишком жирные и приторные, сделанные не любящими руками лишь для нее, а машиной и для всех.
Ее кровоточащая рана никогда не даст забыть о том, что ее отца зверски убили. Его жизнь прервалась так внезапно, что дочь даже не успела сказать ему, как сильно она его любит. Она так и не успела извиниться за царапину на его машине и сейчас ненавидела себя за то, что злилась на грязные кружки на кофейном столике, которые он никогда не мыл за собой. Сейчас, спустя годы, все эти обиды и ссоры казались ей такой преступной мелочью, за которую она никогда не расплатится. Потому что у нее нет возможности загладить ее.
Это болезненное ощущение, будто игла застряла в горле, всегда будет ей напоминать о том, что отец никогда не порадуется ее успехам в колледже и на работе. Он никогда не познакомится с мужчиной, который станет спутником ее жизни, не отведет ее к алтарю и не утрет стыдливо единственную слезу, когда она будет кружиться в первом танце со своим мужем.

Ее муж… Только видения о нем, об их любви, не давали ей умереть от тоски. Но этих видений было так мало, что бывали моменты, когда Белла впадала в беспросветное отчаяние. Почему она видит только это? Почему ни разу не видела их детей? Почему не видела их свадьбу?
До этого момента Изабелла никогда не пыталась вызвать видение самостоятельно. Страх перед тем, какую картинку откроет ей будущее, был очень велик. Настолько, что после каждого видения, даже самого безобидного, ей было физически так плохо, что еще сутки она чувствовала себя больной. Но сейчас, будучи такой одинокой, покинутой и растерянной, девушке хотелось получить надежду. Снова. Чтобы можно было смело мечтать, строить планы. Чтобы знать, что у нее все наладится и ее серое, беспросветное существование сменится чем-то ярким и волнующим.
И Белла решила попробовать. Она не знала, как это делается, но посчитала, что нужно подумать о чем-то, что хотелось бы увидеть больше всего. Закрыв глаза, она сжала кулаки и подумала о своей свадьбе… Увидеть хотя бы кусочек…
- Пожалуйста, - прошептала она. – Ну, пожалуйста.
Глубоко вздохнув, Изабелла содрогнулась от силы горячего, неистового желания взглянуть на свою свадьбу. Ей была нужна надежда. Потому что ее не оставляло навязчивое ощущение, как тьма медленно поглощает ее, утаскивая в свои ледяные объятья.
- Свадьба, свадьба, свадьба, - отчаянно шептала она, впервые осознанно посылая во вселенную свое необъятное желание видеть.
И вдруг, как по мановению волшебной палочки, Беллу ослепила знакомая яркая вспышка. Ее губ коснулась легкая улыбка.

Ее будущий муж, одетый в черный костюм, наклонившись, уперся руками в стену и тяжело дышал. Белая рубашка, застегнутая на все пуговицы, заставляла его задыхаться. Непослушными пальцами, он расстегнул воротник и поморщился, когда пуговица с тихим звоном упала на пол.
- Черт возьми, - пробормотал он, закрывая глаза.
Небольшая комнатка с выбеленными стенами и единственным витражным окном давила на него своими стенами так, что он чувствовал страшное удушье. Белла не понимала, что случилось, и хотела утешить его. Он был один и казался таким испуганным, таким обеспокоенным, что у нее защемило сердце от жалости. Раздался тихий стук в дверь, заставивший его вздрогнуть.
- Я занят, - резко крикнул он, утирая пот со лба.
- Сын, как ты?
Открылась дверь, и вошел мужчина лет пятидесяти. Белла отметила, что оба мужчины были очень похожи, с той лишь разницей, что отец блондин.
- Ты собираешься отсюда выходить? Невеста скоро приедет.
- Отец, я не могу… Я не могу, понимаешь?
Похлопав его по плечу, мужчина напряженно улыбнулся, затем нахмурился, заметив оторванную пуговицу.
- Если ты откажешься, это убьет ее. Она ждет от тебя ребенка. Ты должен поступить как мужчина.
- Да, - послышалось растерянное бормотание. – Я должен…
Тяжело дыша, Белла в недоумении смотрела на отца и сына, прокручивая раз за разом их разговор. Она беременна. Поэтому он сделал ей предложение? Но прошлые видения, безумная страсть и любовь, мужчина, который любил ее больше жизни… И то, что она видит сейчас: мужчину, который не хочет на ней жениться. Как все это сопоставить?


Вдруг все заволокло белым туманом. Через несколько мгновений он рассеялся, открыв перед Беллой уже другую картину будущего. Церковь, под завязку заполненная гостями. Она смотрела на них и никак не могла понять, кто эти люди и где хотя бы одно знакомое лицо. Все смотрели на него, ее любимого, который стоял возле священника и, вымученно улыбаясь, смотрел на нее, невесту, медленно идущую по проходу. Белла видела себя лишь со спины.
Она с удивлением отметила, что платье совсем не в ее вкусе. Юбка была настолько пышной, что она с трудом передвигалась по проходу. Темные волосы были убраны в высокую прическу и открывали узкие плечи и очень тонкие руки. Белла непонимающе нахмурилась, разглядывая себя сзади. Она была очень худой. Даже более худой, чем в первый год после смерти отца.
Что-то не так.
Чем ближе невеста подходила к жениху, тем сильнее в Изабелле билась тревога. Что-то не так. Не так. Кожей чувствуя приближение чего-то страшного, она наблюдала, как фигура в белом подошла к жениху и, взяв его за руку, встала рядом.
Страшное случилось неожиданно. Когда невеста обернулась, чтобы поправить шлейф платья, Белла чуть не закричала.
Рядом с мужчиной, который должен был стать ее мужем, стояла не Белла.
Он женился на другой женщине.


***


Не в первый раз она оставалась на руинах разрушенной жизни. Несколько лет назад Белла пережила такое горе, которое вынести под силу не каждому. Это было время нескончаемых слез и страданий. Время черной печали, которая затянула ее в свой плотный душный кокон. И лишь видения о счастливом будущем стали спасительным тросом, за который она ухватилась и смогла выползти на сушу из бездонного океана боли и разочарований. Ее рана так и не зажила, но с ней можно было жить, потому что всегда была надежда на пресловутый свет в конце тоннеля, заваленного препятствиями, об которые она раз за разом отбивала колени. Когда оказалось, что свет в конце тоннеля только иллюзия, Белла впала в состояние, отличное от того, в котором она была в самом начале своего пути.
Она совсем не могла плакать, хоть и очень хотелось. Она не могла кричать, хоть горло жгло от боли. Она даже с трудом стояла на ногах, потому что из-под них вырвали последнюю опору. Мир померк для нее, превратившись в серое полотно одиноких лет, ждущих ее впереди.
Как глупо. Она попала в ловушку своих желаний. То, ради чего она жила, испарилось, оставив за собой лишь окровавленный след.
Бабушка говорила, что человек жив, пока у него есть мечта.
Белла умерла. Ее мечту отобрали и зверски разорвали в клочья.
Она была в агонии неделю. Почти не ела и не вставала с постели. С трудом отвечала на звонки и еле заставляла себя звонить на работу и отпрашиваться. Изабеллы Свон больше не было. Была лишь оболочка, тело, абсолютно пустое. Мертвое.
В какой-то момент в ней проснулась злость. Предатель. Он предатель. Не дождался ее. Не захотел. Женился на той, которая ему не нужна, а ее не дождался. Белла понимала, что он даже не знал о ее существовании и это его жизнь, которой он распоряжался сам. Но ей было так больно, так обидно, что все свои страдания она ассоциировала только с его женитьбой.

Прошло три недели, три недели пустой и бессмысленной жизни ходячего мертвеца. Вернувшись с работы, Изабелла щелкнула кнопку автоответчика и застыла, услышав голос Майка:

«Беллз, привет. Это… это Майк. Я… хотел узнать, как у тебя дела Я скучаю по тебе. Пожалуйста, перезвони».

Она стояла у телефона и прослушивала эту запись снова и снова, пока, ошеломленная, не осела на пол. В этот момент она вдруг подумала, а что если ее видения о том мужчине были фикцией? Может, это и не видения вовсе, а плод ее больного воображения? А вдруг Рене была права, и ее рассудок настолько помутился после смерти отца, что она сама придумала себе идеального мужчину, который сделает ее счастливой? Рядом с ней были реальные люди, которые на самом деле любили ее, желали ей счастья, а она придумала себе человека, который мог и не существовать вовсе.
- Я схожу с ума, - пробормотала она. – Я просто схожу с ума.
Она была так одинока, что, страшась новых потерь, никого не подпускала к себе близко. Она не подпускала к себе Майка, который любил ее, заботился о ней, желал ее. Но впустила в свое сердце человека, имени которого даже не знала, и потеряла его.
Ее горло сдавил спазм при мысли, что жизнь проходит мимо, пока она живет в грезах о будущем. Человек, которым она бредила и для которого хранила себя, жил своей жизнью, а может, и вовсе не был реален. Для него не существовало Изабеллы Свон, любящей его всем сердцем и готовой всю жизнь посвятить ему одному. Зато у Беллы был человек, который любил ее всем сердцем. У нее был человек, который хотел сделать ее счастливой. Достаточно - она больше не позволит себе быть одинокой. Не упустит время и не позволит жизни проходить мимо нее.
Белла снова нажала на кнопку и еще раз прослушала запись, впитывая в себя голос Майка:

«Беллз, привет. Это… это Майк. Я… хотел узнать, как у тебя дела Я скучаю по тебе. Пожалуйста, перезвони».

Снова.

«Беллз, привет. Это… это Майк. Я… хотел узнать, как у тебя дела Я скучаю по тебе. Пожалуйста, перезвони».

И снова.

«Беллз, привет. Это… это Майк. Я… хотел узнать, как у тебя дела Я скучаю по тебе. Пожалуйста, перезвони».

Она больше не может ждать. Нужно утереть кровавые слезы ее истерзанной души и попробовать стать счастливой.
Когда Белла выбежала на улицу, небо полыхало, раздираемое вспышками молнии. Удар грома - и тонны воды полились на город. Пока бежала к дому Майка, до которого было совсем недалеко, она промокла до нитки. Казалось, все вымерло. Пустынные улицы, черные даже в свете фонарей, почти неразличимые из-за потоков воды, вели девушку вперед. К нему. К тому, кто действительно ее ждал. Кто никогда не предал бы ее.
В квартире на втором этаже горел свет. Белла чуть не разрыдалась от облегчения. Он будет ее тихой гаванью. Ее светом в конце тоннеля. Только не пришедшим из видений, а осязаемым, реальным. Теплым и манящим.
Трясясь как лист на ветру, Изабелла стучала в дверь Ньютона как безумная. Боялась, что он просто забыл выключить свет и ушел. Чувствовала, что если он не выйдет сейчас, то она уйдет и снова заберется в свою раковину. Это был единственный шанс начать нормальную жизнь, даже не будучи живой.

Наконец она перестала стучать и застонала. Неужели его нет? Опустив голову, девушка повернулась к лестнице и уже собиралась уйти, как услышала щелчок открываемой двери.
- Белла? – удивленно пробормотал Майк, замерев на пороге.
Мокрая, продрогшая, она подошла к нему и обхватила ледяными руками его лицо.
- Господи, ты вся промокла. Пойдем, я дам тебе сухую одежду.
Белла покачала головой и привлекла его к себе.
- Поцелуй меня, - прошептала она, подняв голову, подставляя ему свои синие от холода губы.
- Чт… Что? – он недоверчиво покачал головой. – Ты просто замерзла. Давай я дам тебе…
- Нет! – требовательно оборвала Изабелла, сжимая в ладонях его лицо. – Ты скучал по мне?
- Скучал, - сглотнув, прошептал Майк. – Конечно, скучал.
- Ты любишь меня? – настойчиво спросила девушка, глядя ему в глаза.
Помолчав лишь несколько мгновений, он обреченно выдохнул:
- Люблю.
- Ну так люби меня. Люби, - взмолилась она, прижимаясь к нему всем телом.
И он любил.


Эта глава далась мне очень тяжело. Я думаю, что теперь вы понимаете почему.
Не судите Беллу строго. Она всего лишь хочет ЖИТЬ, а не существовать. Она не может больше ждать. Да и не должна...
Поблагодарить Алену за проверку и отвесить мне подзатыльник можно на форуме=)))

Источник: http://robsten.ru/forum/29-1440-12
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: Snastasia (23.01.2014)
Просмотров: 1158 | Комментарии: 23 | Рейтинг: 5.0/28
Всего комментариев: 231 2 3 »
0
23   [Материал]
  Да уж какое то, сумасшествие...............................[img]../../../smiles/12.gif[/img] [img]../../../smiles/12.gif[/img]  столько жить надеждами и вдруг снова провидение............................. JC_flirt JC_flirt Беллу я понимаю она просто устала от потерь и одиночества................ [img]../../../smiles/good.gif[/img]:good:но, что с ней будет когда она встретит Эдварда.....................:giri05003::giri05003:     .

22   [Материал]
  мои опасения оправдались( но и жизнь Беллы в постоянных ожиданиях не жизнь совсем. ее сильно недолюбили...

21   [Материал]
  Привет. Очень понравилась история. Читаю с удоволствием. Казалось бы, такой дар - видеть будущее, но, это заключило ее в клетку ожидания, не давая никакой свободы принятия решений и полноценнтй жизни, со всему вытекающими ошибками. Тяжело ей, не позавидуешь.  fund02016 good

20   [Материал]
  Очень тяжелая глава и очень сильная. 
Спасибо!

19   [Материал]
  Большое спасибо за главу!)

18   [Материал]
  спасибо за главу

17   [Материал]
  Столько лет ждать принца и вдруг такое разочарование(((( Беллу можно понять, от тоски и одиночества хоть на стену лезь.

16   [Материал]
  спасибо. А я думаю это была ошибка. Может нада было искать Эдварда.

15   [Материал]
  Благодарю за продолжение

14   [Материал]
  Спасибо!
В принципе, наверно, это логический исход одинокого течения жизни Беллы. Как говорится: лучше синица в руках,чем журавль в небе.

1-10 11-20 21-23
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]