Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Девять месяцев. Глава 10. Девятый месяц или самый лучший подарок.
Эдвард.

- Кажется, у меня отошли воды, - ошарашено прошептала Белла.

Не менее изумленно мы уставились на нее, а в гостиной воцарилось гробовое молчание. Было такое чувство, будто кто-то навел на меня пульт дистанционного управления и нажал на кнопку «пауза», прихватив всех, кто находился со мною рядом. Я молча смотрел на Беллу, и в моей голове вяло проносились мысли о том, что сейчас нужно срочно что-то делать, но тело будто приковало к дивану, и не было сил даже шевельнуть рукой. Да и сама Белла, пребывая в шоке, смотрела в одну точку, не проявляя никаких признаков заинтересованности в происходящих событиях. Не знаю, сколько бы мы все так просидели, если бы Элис не вскочила с колен Джаса с диким визгом:
- Чего расселись? Ее надо срочно везти в больницу!
Все разом пришли в движение, кроме меня и Беллы: любимая просто беспокойно заерзала на своем месте, а я тупо уставился на ее живот, в котором сейчас начали происходить необратимые процессы. Что со мной происходит? Может это такая реакция на стресс?
- Я пойду заводить машину, – Карлайл взял ключи и вышел на улицу.
- Надо такси вызвать, мы все в один автомобиль не влезем, – пролепетала Рене, вынимая из сумочки мобильный телефон.
- Белла, ты вещи собрала? – Эсми присела перед моей женой на корточки, внимательно вглядываясь в ее лицо.
- О Господи, я же собиралась сделать это через пару дней, – Белла беспомощно запустила руки в волосы и обреченно застонала.
- Не волнуйся, мы всё быстро соберем, – уже поднимаясь по лестнице, крикнула Элис, вместе с ней пошли Эсми с Розали.
Эммет, Джас и Чарли кружили вокруг моей жены, пытаясь хоть как-то ее успокоить и, по возможности, развеселить.
Видимо, Белла заметила моё состояние и, чтобы привести меня в себя, щелкнула перед моим лицом пальцами.
- Эй, Эдвард, с тобой все в порядке? Родной? – она помахала перед моим лицом рукой, а я, словно проглотив язык, лишь беспомощно смотрел на нее. Я ненавидел себя в тот момент, но все равно ничего не мог с собой поделать. Неизвестно, сколько бы еще я просидел в таком ступоре, если бы не Белла, которая застонала и прижала руки к пояснице.
- Ох, – она болезненно скривилась и наклонилась вперед.
- Белла, милая, все будет хорошо, – я резко подорвался и, прижав ее к себе, стал медленно убаюкивать.
Она нагнулась вперед, тяжело задышав, позволяя мне массировать ей спину. Схватки были не такими уж и частыми, но уже приносили много неудобств. Хотя боль отступила довольно быстро, и Белла скоро пришла в себя, я заметил в ее глазах страх. Страх перед той болью, которую еще предстоит вынести, и меня убивало, что я не мог полностью избавить ее от страданий. Черт возьми, я же дипломированный хирург и понимал, что все происходящее естественно, но тот факт, что моя жена готовилась вот-вот родить моего ребенка, и ей предстояло пережить немало боли, заставлял меня трястись, будто трусливого зайца.
Рене вихрем влетела в гостиную, расталкивая топчущихся без цели Чарли, Эммета и Джаса, кидая в сумку телефон.
- Такси уже здесь. Я вызвала две машины, чтобы все смогли поехать, – возбужденно выговорила Рене, выталкивая всех из дома. – Элис! Быстрее!
- Мы уже всё собрали. И не надо так кричать, - Элис легкой походкой сбежала по ступенькам, неся в руках сумку с самыми необходимыми вещами. За ней быстро спускались Эсми с Розали, держа в руках еще кучу пакетов.
- Выходим, выходим, выходим, – пропела вечно веселая Элис, подталкивая всех к выходу, прежде чем повернуться к нам. – Поднимайте уже свои задницы с дивана. Встретимся в больнице.
Элис вышла, прикрыв за собой дверь и, вскоре, послышался шум отъезжающих машин. Карлайл посигналил из своего автомобиля, подгоняя нас, и я встал, подавая руку Белле. С трудом поднявшись, она ласково погладила по голове Тайсона.
- Скоро мы приедем с кем-то очень маленьким, кого ты должен будешь защищать, – Тайсон лизнул Белле руку и, вильнув хвостом, побежал на второй этаж, громко топая лапами.
- Пора, родная, – тихо сказал я, подталкивая жену вперед. Уже дойдя до двери, она остановилась и нерешительно улыбнулась мне.
- Поверить не могу, что через несколько дней мы вернемся домой с ребенком, – погладив живот, прошептала она.
- Мне тоже не верится. Такое чувство, будто только вчера ты сообщила мне о своей беременности, а сегодня наш малыш уже просится на свет.
Я аккуратно обхватил ее щеки ладонями и нежно прикоснулся к ее губам. Конечно, сейчас было не время для поцелуев, но тот факт, что сейчас мы переступим порог нашего дома вдвоем, а вернемся обратно уже с пополнением в семье, делал этот момент очень интимным, таким сладким и незабываемым. Оторвавшись от ее губ, я, не удержавшись, чмокнул жену в носик и, взяв за руку, повел к машине моего отца.
Бережно усадив любимую на заднее сиденье, я устроился рядом и захлопнул дверь.
- Почему так долго? – недовольно пробурчал Карлайл, выезжая на дорогу. – В таком деле не следует медлить.
- Не думаю, что первые роды пройдут настолько быстро, что стоит дорожить каждой минутой, – ответил я, помогая Белле поудобнее устроиться в автомобиле.
- И все же, вам стоило поторопиться, – отец упрямо поджал губы, а я лишь раздраженно вздохнул в ответ на его замечание. Можно подумать, без его слов я не знал, что надо действовать быстрее, но из какого-то чисто мальчишеского упрямства не хотел сдавать позиции.
Белла прижалась спиной к моей груди и начала перебирать мои пальцы, то нервно сжимая их, то ласково поглаживая. Поцеловав жену в макушку, я уткнулся носом в ее волнистые волосы и вдохнул их аромат. «Через считанные часы я стану отцом», - пронеслось у меня в голове, и я почувствовал радость одновременно со страхом. Вот-вот наши жизни бесповоротно изменятся, и начнется новый этап в наших отношениях.
- Ооох… - простонала Белла, сильнее сдавив мою руку.
- Еще одна схватка? – я прижал жену покрепче к себе, положив ладонь на ее живот. Белла кивнула и облегченно выдохнула, когда боль отступила.
Спустя несколько томительно долгих минут мы подъехали к главному входу больницы, где нашего приезда уже ждала медсестра, прикатившая кресло-каталку. Я помог Белле выйти из машины и подвел ее к креслу.
- Я туда не сяду, – твердо сказала любимая, уверенно проходя мимо медсестры в здание.
- Беллз, это глупо. Тебе надо сесть, – я безуспешно пытался убедить ее сесть в кресло, но моя жена с гордым видом прошла к лифту.
- Я пока сама в состоянии передвигаться, – Белла заносчиво вздернула носик и нажала на кнопку вызова.
Жаль, что отец побежал договариваться насчет отдельной палаты и не мог сейчас заставить свою непокорную невестку следовать указаниям врача.
- О Боже… - Белла болезненно скривилась и, опершись о колени, пробормотала какое-то ругательство.
- Кресло? – участливо спросил я, потирая ее спину.
- Да, пожалуй, – медленно выпрямившись, промычала любимая.
Посмеиваясь, медсестра по имени Кристен – черноволосая маленькая брюнетка, чем-то напоминающая Бьорк - подкатила кресло, в которое Белла села с недовольным видом. С тихим звоном двери лифта открылись, и я вкатил в него кресло, предварительно развернув его. Кроме нас с Беллой и Кристен в лифте были две ангелоподобные старушки с завитыми волосами и рождественскими колпаками на головах.
Кристен нажала на кнопку пятого этажа и створки бесшумно закрылись. Старушки оглядывали Беллу с нескрываемым интересом и умилением в глазах. Видимо, усиленного разглядывания им было мало, и одна из старушек заворковала:
- Какая прекрасная будущая мама. Неужели ты собралась сегодня рожать? В Рождество надо хорошенько повеселиться, а не думать о том, как бы побыстрее вытолкнуть из себя ребенка.
Белла разозлено зыркнула на них исподлобья и отвернулась к противоположной стене.
- Так уж получилось, - я виновато им улыбнулся и успокаивающе сжал плечо любимой.
- А мы решили навестить нашего общего ухажера, - начала щебетать вторая старушка, игриво подталкивая локтем подругу. – Неделю назад мы пошли с ним на танцы и этот Дон Жуан сломал ногу. Если уж он умудрился сломать ногу, танцуя твист, что же с ним станется после бурной ночи с тобой, Рейчел.
- Ох, не знаю, Донна. Видимо, придется пощадить этого красавчика.
- Прелестно, – пробурчала Белла, под мой тихий смех. Сейчас жена была очень раздражена, а игривые старушки лишь подливали масла в огонь.
Лифт поднимал нас к родильному отделению практически бесшумно, только оповещая мелодичным звоном каждый этаж, пока с тихим скрипом не остановился между четвертым и пятым этажом. Свет погас, но через пару секунд загорелся вновь.
- Какого черта сейчас произошло? – ошеломленно прошелестела Белла.
Черт. Думаю, не стоило и спрашивать, что произошло, потому что все было предельно ясно: лифт застрял. В кабине воцарилось гробовое молчание.
- Эдвард, что происходит? – взволнованно спросила Белла, дергая меня за рукав, а я хотел провалиться под землю, ведь только такой новости моей любимой сейчас и недоставало. Не говоря ни слова, я подошел к приборной панели и нажал на кнопку вызова диспетчера.
- Счастливого Рождества, и какого черта вам надо? – пробурчал недовольный женский голос из динамика, и мне захотелось проорать все ругательства, которые так и вертелись на языке, готовые сорваться.
- Наш лифт застрял, срочно нужна помощь, – как можно спокойнее, сказал я.
- Какая неожиданность. Ремонтных бригад нет. Все празднуют Рождество, – было слышно, как женщина что-то отхлебнула из чашки (а может рюмки?) и довольно причмокнула губами.
Белла резко встала, отшвырнув в сторону кресло и, растолкав старушек, подошла ко мне.
- Эй, как вас там, – прорычала моя благоверная в микрофон, – я, чтоб вы знали, рожаю, и мне плевать, где вы найдете ремонтную бригаду. Если я рожу в этом грязном лифте, то, обещаю, найду вас и заставлю не только рожать, но и вынашивать ребенка в таких условиях.
Мы все ошеломленно уставились на Беллу, а женщина принимающая вызовы довольно громко откашлялась. Кристен подмигнула мне и подняла вверх большой палец.
- Бригада будет через пятнадцать минут, – ответили нам дрожащим голосом, и связь оборвалась.
Белла снова села в кресло, и к ней незамедлительно подлетели старушки.
- Отлично сработано, крошка. Дай пять, – Рейчел благодарно пожала руку Беллы, и моя жена громко рассмеялась.
На самом деле нечто унизительное было в том, что рожающая жена решала те проблемы, которыми, по идее, должен был заниматься я. В общем, моя самооценка упала до нуля, а страх перед предстоящими родами и перспектива принимать их в лифте превратили мои мозги в желе.
Несмотря на боевой настрой Белла начала взволнованно ерзать в кресле и, чтобы ее успокоить, я присел перед ней на корточки и взял в руки ее ладошки, влажные от волнения.
- Все будет хорошо, – прошептал я и, как ни странно, эти слова вселили в меня немного уверенности в том, что так оно и произойдет.
На самом деле у нас не было повода для паники, потому что схватки были через каждые двадцать минут. Это значило, что данный этап может продлиться еще несколько часов. Скорее всего, семья уже заметила наше долгое отсутствие и начала бить тревогу. Скоро, совсем скоро нас достанут из этого чертового лифта.
Спустя пятнадцать минут, три ссоры, две истерики старушек, один нагоняй от Кристен, две медицинские консультации от меня и пять звонков от моей матери, мы наконец-то услышали шум, который говорил о том, что кто-то наконец-то занялся починкой лифта.
- Ой, - пискнула Белла и схватилась за спину. Новая схватка началась как раз через двадцать минут после последней, и, начав массировать поясницу Беллы, я порадовался, что мне не придется принимать роды у собственной жены, и все шло по плану.
От того, что моя любимая женщина мучается от боли, мне хотелось кричать, бить кулаками по стенам, самостоятельно раскрыть двери этого злосчастного лифта - все что угодно ради того, чтобы хоть как-то помочь ей и унять свой страх.
Через несколько минут лифт с громким скрежетом дернулся и поехал вверх. Спустя пару секунд двери открылись, и мы оказались на пятом этаже, где уже столпились все наши родственники. Я выкатил кресло с Беллой в холл, где нас обступила многочисленная родня, и каждый гладил, обнимал или целовал Беллу.
- Как вы нас напугали, – Рене со слезящимися глазами обняла дочь.
- С ума сойти, Белла. Ни дня без приключений, – звонко прощебетала Элис, поглаживая живот моей жены.
Донна и Рейчел подошли к нам и, пожав Белле руку, пожелали ей удачи и счастливого Рождества. Глаза любимой наполнились слезами и, поблагодарив старушек, она схватилась за мою руку с такой силой, будто хотела ее сломать.
- Доктор Каллен, – обратилась ко мне Кристен, – доктор Паркер сейчас подойдет.
Я кивнул ей и сосредоточил все свое внимание на жене, которая что-то обсуждала с Джаспером и Розали. Милая моя. Бодрится, делает вид, что не боится, но я то видел любимую насквозь и мог со стопроцентной уверенностью сказать, что ей было так же страшно, как и мне.
Через несколько минут подошел Джек Паркер – мой друг и врач, который будет принимать роды Беллы.
- Ну, что ж, – начал он, просматривая карту Беллы, - Белла, тебе пора в предродовую палату.
Жена неуверенно кивнула и сложила руки на коленях. Прошептав ей на ушко, что я рядом и все будет хорошо, я повез ее в специально отведенную палату. В течение получаса Белле сделали все необходимые предродовые процедуры и заставили лечь в кровать. Так как Белла была очень взволнована, мы с родственниками договорились, что они не будут часто заходить в палату, чтобы не нервировать ее еще больше. Сейчас любимая лежала на боку, а я массировал ее спину, успокаивая и по возможности снимая боль.
Впереди нас ждало серьезное испытание, но сколько еще ждать? Час? Пять часов? Может больше? Единственное, что остается – это ждать. Ждать и надеяться, что все пройдет без осложнений.

Белла.

Одноместная предродовая палата, которую мне выделили, была выкрашена в нежно-розовый цвет, правда, сейчас он меня дико раздражал. Больничная кровать стояла посередине палаты, а мне так хотелось уткнуться носом в стенку и заскулить. А все начиналось так хорошо. Вся семья была в сборе, и мы отлично проводили время, пока у меня не отошли воды. Потом все закрутилось, завертелось, и теперь я тут – в предродовой палате, лежу на боку, свернувшись клубочком, и жду того момента, когда моя матка соизволит раскрыться на десять сантиметров, чтобы я смогла родить ребенка.
Вообще я ощущала себя какой-то потерянной, словно меня вытолкнули из пространства и все, что сейчас происходит, происходит не со мной, и только возвращающаяся время от времени боль возвращала меня в реальность.
Дверь палаты с тихим скрипом открылась, и я посмотрела через плечо на того, кто вошел. Эсми, смущенно улыбнувшись, притворила за собой дверь и, подойдя ко мне, присела на краешек кровати.
- Я знаю, что ты хотела уединения, но Эдвард пошел покупать тебе воду, а я не хотела оставлять тебя одну.
- Спасибо, - хрипло ответила я и, перевернувшись на спину, взяла Эсми за руку. – Что делают все остальные?
Эсми по-доброму усмехнулась и сжала мои пальцы.
- Элис опустошает магазинчик детских товаров на первом этаже, а Джаспер выступает в роли носильщика. Розали и Эммет сидят в зале ожидания вместе с Карлайлом.
- А где мои родители?
Эсми покраснела и отвела взгляд.
- Не знаю. Они ушли куда-то минут пятнадцать назад, со словами: «Это все равно будет длиться еще несколько часов и не стоит терять время».
Я ошеломленно посмотрела на свекровь, и через несколько секунд мы одновременно прыснули со смеху, подозревая, чем они решили заняться. Через пару минут вернулся Эдвард, и Эсми ушла, оставив нас наедине.
- Как ты? – обеспокоенно спросил муж, когда я снова повернулась к нему спиной, чтобы он ее помассировал.
- Нормально, - я пожала плечами. А что мне еще нужно было ответить? Что я хочу с дикими криками в страхе выбежать из больницы? Спокойствия это бы не прибавило.
Спустя три часа я уже была готова на стенку лезть от нетерпения. Время между схватками неумолимо сокращалось и пока составляло раз в пятнадцать минут. Несколько раз приходил доктор Паркер, чтобы проверить, как продвигается раскрытие матки – час назад это было пять сантиметров. Достаточно быстро для первых родов, но еще недостаточно, чтобы продвинуться вперед.
Все это время Эдвард был рядом, массируя мою спину, успокаивая, когда я начинала плакать, и выпроваживая незваных гостей. На самом деле мне не было безумно больно. Просто схватки сильно изматывали, и я очень боялась того, что еще предстояло перенести.
Я была так благодарна Эдварду за то, что он, такой милый и любящий, не оставил меня одну в нелегкий момент. Конечно, иногда мне хотелось оглушить его чем-нибудь тяжелым, но я так сильно любила этого мужчину, что готова была не обращать внимания на такие порывы.
Спустя еще два часа мне хотелось вцепиться в глотку каждому, кто заходил в мою палату с вопросом не родила ли я, а когда оказывалось, что ребенок еще не соизволил покинуть мое тело, желали мне удачи и говорили, что все будет хорошо. Меня это просто убивало. Если еще хоть кто-нибудь скажет мне эту фразу…
Дверь в палату распахнулась, и в нее зашел сияющий Джаспер. Эдвард поднял глаза от какого-то медицинского журнала, который читал и кинул мне предостерегающий взгляд, так и кричащий своей пронзительностью «только не кипятись, он ни в чем не виноват».
- Ой, Беллз, ты еще не родила? – Джас удивленно посмотрел на мой живот, и я с рассерженным рыком откинулась на подушку. – Ну, ты не волнуйся. Все будет хорошо.
Эдвард, покачав головой и прошептав: «Смертник», - прикрыл глаза рукой. Внимательно посмотрев на Джаспера, я сначала привстала на локтях, а потом, опираясь на руки, села.
- Что ты сказал только что? – медленно, с расстановкой, спросила я.
Джаспер, потоптавшись на месте, кинул непонимающий взгляд на Эдварда и сказал те слова, за которые я бы откусила ему голову как самка богомола, если бы у меня были на это силы:
- Я сказал, что всё будет хорошо.
- Хорошо? Что будет хорошо? Черт возьми, я забеременела, только потому что мой муж порвал презерватив! - Эдвард кашлянул, и я прошептала ему. - И за это я люблю тебя еще сильнее.
- За последние месяцы, - продолжила я, - с этим животом я стала похожа на Шрека, - мой голос начал набирать силу, и я уже практически кричала на несчастного Джаспера, оказавшегося не в то время не в том месте. – Первую половину беременности я провела в туалете, потому что меня тошнило, а вторую… - я подняла палец вверх. – Ах да. И вторую я тоже провела в туалете, потому что ребенок играл с моим мочевым пузырем в футбол. Мои лодыжки распухли, как у слона, ем я тоже, как слон, а вешу, как пять слонов! Я безумно люблю своего ребенка, но не знаю, смогу ли стать ему хорошей матерью, потому что моя мама не уделила должного внимания моему воспитанию, и даже сейчас она совокупляется с моим отцом где-то в этой больнице вместо того, чтобы хоть чему-нибудь научить меня! У меня в доме живет пес, который есть за семерых, и я уверена, что сейчас он догрызает диван в гостиной. Скоро появится малыш, а я даже не знаю не то, что его пола, я даже не знаю, что вообще с ним делать! – пока я кричала, Эдвард налил мне в стакан воды и сейчас дал попить. Тяжело дыша, я отхлебывала воду большими глотками, смотря на испуганного Джаспера поверх стакана. Выпив все до последней капли, я вытерла мокрые губы рукой и со стуком поставила стакан на тумбочку прежде, чем закончить свою гневную тираду, правда, говоря уже более тихо:
- Следующие лет пятьдесят я буду жить в страхе за это маленькое существо, которое пока не считает нужным побыстрее покинуть мое тело, и буду любить его больше всех на свете. Да я поседею к тридцати годам, потому что постоянно буду переживать за него. И если после этих слов хоть кто-нибудь скажет, что все будет хорошо, я заставлю его рожать вместо меня.
Джаспер откашлялся и, извинившись, вышел из палаты в коридор, откуда были слышны жидкие аплодисменты мне. Мимо палаты на каталке провезли рожающую женщину, которая подняла вверх большой палец и крикнула мне: «Молодец девочка!».
- Это было сильно, – Эдвард встал с кресла и закрыл дверь. Вернувшись, он прикрыл рот рукой, скрывая губы, которые невольно растягивались в улыбке. Я кинула на него недовольный взгляд, но, увидев, каким весельем искрятся его глаза, не выдержала и фыркнула. Через несколько секунд мы оба взорвались громким смехом. Конечно, это был не простое веселье, а скорее истерика, потому что то, как мы хохотали, вряд ли можно было назвать нормальным. Эдвард согнулся пополам, вздрагивая от смеха всем телом и задыхаясь, а я лежала, беспомощно хватаясь за простыни, и слезы ручьем лились по моему лицу, мышцы которого уже болели. Не знаю, сколько бы это продлилось, если бы мой смех не перешел в протяжный стон. От избыточного веселья мышцы пресса уже болели, и казалось, что это только усилило боль от схваток. Все еще улыбаясь, Эдвард встал и подошел ко мне. Послав ему слабую улыбку, я повернулась к нему спиной, чтобы он ее помассировал. Сильные, уверенные движения его рук приносили небольшое облегчение и помогали немного расслабиться. Вскоре я облегченно выдохнула и откинулась на спину. И как я в последние дни не замечала, что живот опустился, и стало легче дышать и удобнее лежать?
- Лучше? – любимые губы прижались к щеке и нежно ее поцеловали.
- Намного, – довольно улыбнувшись, я убрала рукой прядь с его лба, отметив про себя, что у мужа поразительно мягкие волосы.
В палату зашел доктор Паркер и, прикрыв за собой дверь, подошел ко мне.
- Ну что, Белла, я думаю, что через несколько часов…
- Ох, черт, – вырвалось у меня, и я схватилась за живот, потому что меня неожиданно скрутила новая схватка.
Эдвард сжал руку и внимательно посмотрел на меня, в отличие от Паркера, который считал, что все идет своим чередом.
- Милая, у тебя снова схватки? – Эдвард нагнулся надо мной, а я смогла только беспомощно кивнуть.
- Джек, последняя схватка была не более двух минут назад.
Паркер, наконец-то, соизволил убрать с лица эту маску высокомерного всезнающего ублюдка и обратил свой взор на меня.
- Эдвард, не паникуй. Все идет своим чередом, и матка еще недостаточно раскрыта, чтобы мы перевели Беллу в родовую.
Что я там говорила про всезнающего ублюдка?
Не знаю, что сейчас происходило, но мое состояние очень сильно изменилось. Схватки не только участились, но и длились больше минуты, и если Джек считает, что я дам ему вот так уйти, то он очень сильно ошибается.
- Джек, – прошипела я сквозь зубы. – Мне пора в родовую.
- Белла, не торопи события, – Паркер подошел, чтобы поправить мне подушку, а я схватила его за воротник халата мертвой хваткой и заставила нагнуться ко мне:
- У меня между ног с минуты на минуту появится голова, и если ты сейчас же что-то не сделаешь, то придется принимать роды прямо здесь.
Эдвард еле расцепил мои пальцы, чтобы я выпустила ткань белого халата врача, но, только уверив меня, что Паркер сейчас посмотрит на сколько произошло раскрытие.
Надев стерильную перчатку на руку, Джек не успел засунуть в меня руку - никогда не думала, что буду так сильно желать, чтобы посторонний мужчина засунул в меня руку - как у него расширились глаза и, оглушительно ругаясь, он выбежал в коридор, крича, чтобы кто-нибудь привез каталку.
Дальше все происходило очень быстро. Меня провезли по больничному коридору к родовой палате, по дороге в которую меня сопровождала вся семья, отталкивая медперсонал и желая удачи. И вот я полусидя и с раздвинутыми ногами находилась на специальном кресле.

Спустя тридцать минут.

- Я больше не могу, – заходясь в беззвучных рыданиях, я откинулась на спину, слабо держа Эдварда за руку.
- Солнышко, родная моя, совсем чуть-чуть осталось, – Эдвард убрал волосы с моей мокрой щеки, шепча мне на ухо какие-то нежности. Но вскоре мне снова сказали тужиться, и я уже ничего вокруг не слышала.
- Белла, отдохни секунд двадцать, – пробормотал Джек, и я снова откинулась на спину.
Эдвард погладил меня по лбу, поцеловал в нос.
- Я больше не могу, – сухими губами прошелестела я и погладила мужа по щеке. – Может, дальше ты сам справишься?
- Если бы я только мог, – Эдвард слабо улыбнулся и крепче обхватил мою руку, потому что схватки снова начались.
Через пять минут родилась Ренесми Каллен, огласив своим громким криком родовую палату и давая понять, что пришла в этот мир надолго.
Когда мне положили это маленькое существо на живот, и я аккуратно обхватила его рукам, все встало на свои места. Все было только ради нее, ради нашей маленькой дочки, которая сейчас беспомощно пищала и хватала маленькими ручками воздух.
- Привет, принцесса, – прошептал Эдвард, беря пальцами маленькую ладошку нашей девочки. – Ты себе даже не представляешь, как сильно мы тебя ждали.
Слезы тоненькими ручейками стекали по моим щекам, и Эдвард начал целовать мое лицо, шепча, как сильно любит меня. Как же ослепительно он улыбался. Я никогда не видела у мужа такой улыбки – одновременно гордой и безмерно счастливой.
- Какая же ты крошечная, – Эдвард поцеловал нашу малышку в макушку, покрытую пушком темно-рыжих волос, а она отозвалась лишь еще более возмущенным воплем. – А характером пошла в мамочку.
- Не порть мне момент, – сквозь слезы усмехнулась я.
Ренесми забрали, чтобы перепеленать, а я бросила взгляд на часы, висевшие над дверью. Пять минут первого.
- С Рождеством, милый, – прошептала я Эдварду, который нагнулся ко мне и оставил на губах нежный поцелуй.
- С Рождеством, – муж погладил меня по щеке и тепло улыбнулся.
Через два часа нас с Ренесми уже перевели в отдельную палату, куда поспешили вломиться все родственники.
Они окружили нас, охая и ахая при виде малышки. Первой ее на руки взяла Эсми. Прижав к себе внучку, она прошептала:
- Ты будешь самым любимым ребенком на свете.
Следующей ее взяла Рене. Покачав внучку, она пробормотала:
- Надеюсь, что мы станем подругами. И да, солнышко, называй меня просто Рене. Бабушкой я буду готова быть только для твоих детей.
Под наш тихий смех девочку взял на руки Карлайл.
- Ты будешь моей самой любимой принцессой.
Чарли аккуратно взял малышку на руки и на секунду поморщился, будто собирался заплакать. Откашлявшись, он погладил ее по мягкой щечке и сказал:
- Ты и так все знаешь, крошка. Я люблю тебя.
В этом весь папа. Он немногословен, но несколькими словами может растрогать всех, даже Эммета, который сейчас усиленно моргал, избавляясь от слез.
Чарли передал малышку Элис, которая казалась сейчас крайне умиротворенной. С нежной улыбкой смотря на Ренесми, она поцеловала ее в лоб.
- Ты будешь самым стильным младенцем в городе. Мы с тобой обязательно подружимся и будем обсуждать пристрастие твоей мамы к ужасным вазам и шторам.
Поцеловав жену в щеку, Джаспер взял племянницу на руки.
- Обещаю, что буду вместе с твоим папой отгонять от тебя ухажеров. Уже сейчас такая красавица, а с возрастом вообще всем головы вскружишь.
Джаспер передал мою дочку Розали, которая прижала этот бесценный груз к груди. Роуз улыбнулась и из ее глаз полились слезы. Стараясь сдерживаться, она прошептала:
- Я уже обожаю тебя, красавица. Ты моя самая любимая девочка.
К жене подошел крайне серьезный Эммет и бережно взял племянницу на руки. Мы все затихли, ожидая, что Эммет пошутит в своем стиле, но он очень серьезно вглядывался в лицо Ренесми и молчал. Вздохнув, он поцеловал ее в лобик и пробормотал:
- Похоже, придется нам с тетей Розали подарить тебе двоюродного братика. Ты будешь самой лучшей старшей сестричкой.
Эммет передал дочку в мои руки, и я сразу же обхватила руками такое родное тельце. Эдвард сел рядом и обнял меня за плечи. Наша девочка поморщилась и умилительно зевнула. Отовсюду послышались растроганные вздохи, и я поняла, что теперь эта малышка самая главная в нашей семье.

Спустя семь дней.

billy Joel - lullabye (Goodnight, My Angel)

- Шшш, крошка. Тихо-тихо, – бархатный голос настойчиво убеждал нашу малышку не плакать, когда я открыла глаза и кинула взгляд на часы. Два часа ночи.
Я посмотрела на Эдварда, который в темноте ходил по комнате и укачивал нашу дочку. Если я когда-то сомневалась в себе, то в нем-то я была уверена. Эдвард – прекрасный отец, но слишком слабый, чтобы противостоять чарам нашей принцессы. Ренесми была всего неделя от роду, а она уже умела вить веревки из своего заботливого папочки.
Сначала я переживала, что Эдвард не так рад дочери, как обрадовался бы сыну, но его укоряющий взгляд заставил меня заткнуться, когда я это сказала, и больше эту тему не поднимать. Да и как я подумать могла, что Эдвард будет любить дочку меньше сына, когда он так нежно с ней обращался. Он так любил разговаривать с ней, гладить мягкие волосы, целовать розовые пяточки. Да у него на лбу было написано огромными буквами «я люблю свою дочь».
- Милый, ложись. Тебе же завтра на работу, – прошептала я.
Эдвард отдал мне дочку и лег в кровать. Я положила ее на грудь и погладила по спинке. Малышка чихнула и притихла, уткнувшись носиком в мою шею. Сейчас, в тот самый момент, когда самый дорогой на свете человечек лежал в моих объятиях, я поняла, что всё не зря. Всё было только ради нее. Ничто в жизни не сравнится с чувством спокойствия, охватывавшим меня, когда я держала Несси на руках, если не считать тех моментов, когда дочь доводила меня до слез своими криками.
Я повернула голову в сторону мужа и столкнулась с его взглядом. Эдвард протянул руку и накрыл мою ладонь, лежащую на спинке дочери. Переплетя свои пальцы с его, я спокойно вздохнула и улыбнулась ему. Мне так захотелось поймать этот момент, запихнуть его в какую-нибудь шкатулку и держать под замком, чтобы доставать и наслаждаться, когда будет тяжело.
Хотя, зачем мне это? Как бы тяжело ни было, я знаю: Эдвард всегда будет рядом, а вместе мы справимся с чем угодно.
Странно, но я уже тосковала по беременности. Нет, это не значит, что я бы хотела постоянно пребывать в таком состоянии, подрабатывая заводом по производству детей, но то чувство единения с ребенком… оно неповторимо.
- Знаешь, - прошептала я, – я думаю, что смогла бы перенести это еще раз.
Эдвард мягко засмеялся, поняв, что я имею в виду, и довольно вздохнул.
- Обещаю тебе, над этой идеей мы еще поработаем.
Фыркнув, я поцеловала Ренесми в лобик и улыбнулась, точно зная, что мой муж слов на ветер не бросает.

Источник: http://robsten.ru/forum/29-642-1#415009
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: Snastasia (10.09.2011)
Просмотров: 1500 | Комментарии: 5 | Рейтинг: 4.9/10
Всего комментариев: 5
5   [Материал]
  Ради таких моментов стоит жить!!! ))) Спасибо!!! good

4   [Материал]
  ох, я прям растрогалась cray

3   [Материал]
  cray cray cray cray Счастье cray cray cray girl_blush2 girl_blush2

2   [Материал]
  Ух, так все натурально и переживательно, будто сама все заново пережила!! JC_flirt

1   [Материал]
  а вот и малышка girl_blush2

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]