Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Его величество случай. Глава 5
Глава 5. НЕ молчи

Я злилась на Эдварда ровно три минуты и сорок пять секунд. Я засекла, сложив на груди руки, отвернувшись от него и уставившись на круглый циферблат часов, висящих на противоположной от нас стене почти под самым потолком, чтобы их было видно над стеллажами.
- Белла, ну прости. Я очень виноват, и сам себя уже сто раз наказал. Дай мне шанс, пожалуйста, ты никогда не пожалеешь об этом, обещаю. Я был таким кретином, все ждал знака от тебя, что ты ко мне не равнодушна…
- А теперь ты доволен? Ты получил свой знак, - раздраженно прошипела я, пытаясь отодвинуться от него и запахнуть порванное платье, но сильные руки еще крепче прижали меня к его торсу, заставив впечататься щекой в обнаженную грудь. Против я не была, однако злилась все равно.
Слов он, видите ли, не находил… А для гадостей всяких находил! Мы мучились больше трех месяцев, а ведь могли бы быть вместе с самого первого дня знакомства. Чертов Каллен!
- Я понимаю, что облажался, - его пальцы вплелись в мои волосы и, осторожно потянув, заставили запрокинуть голову назад. Теперь я потерялась в зеленых глубинах выразительных глаз, смотрящих на меня с мольбой.
- Но с этого дня я исправлюсь.
Я крепко сжала предательские губы, уже простившие этого засранца и желающие нового поцелуя. Вздохнув, чтобы переключить внимание, я наполнила легкие вовсе не кислородом, а воистину токсическим запахом, запахом Эдварда. И злость дала первую трещину…
Нет, я не собиралась так легко его прощать, но… Черт побери, Эдвард Каллен был создан для прощения! Разве можно возмущаться и беситься, и продолжать строить оскорбленную гордость, когда он озаряет тебя нежнейшим из взглядов, когда его вид такой восхитительно зацелованный, возбуждающий…
Слегка улыбнувшись, опустив взгляд, чтобы лишний раз не искушаться, я водила пальцами по его плечам, восторгаясь ощущением атласной бледной кожи.
Он все такой же бессовестный мерзавец, абсолютно поработивший меня. Разница в том, что теперь он мой. Полностью.
И должна его предупредить, что я жуткая собственница.
Эдвард вновь запрокинул мою голову и накрыл мои губы своими. Неторопливый, сладостно нежный поцелуй, при котором наши губы словно заново узнавали друг друга, постепенно набирал мощь, становясь неконтролируемо жадным. Его пальцы, хаотично и порывисто двигающиеся по моей спине под остатками платья, посылали мурашки по коже, импульсы наслаждения быстро сосредоточились между бедер.
- Так ты простила меня? – хрипло выпалил Каллен, задевая губами мое ухо.
- Нет, - я помотала головой и задвигалась, желая увернуться от его рта, уже пытающегося сломать мою волю горячим поцелуем чувствительного местечка под ухом.
- Что мне сделать, чтоб простила? – снова жаркий шепот и поцелуй.
Он невозможно упертый. Но, опять-таки, я не жалуюсь…
- Доказать, что любишь, - мой голос дрожал, и глаза закатывались от мучительного удовольствия, которое доставлял его язык, выписывая маленькие круги в этой чертовой ямочке под ухом. Я не сдержала стон.
- Как?
- Займись со мной любовью, пока я до углей не сгорела, - я провела ногтями по его плечам, чуть царапая кожу. Теперь настала его очередь стонать и дрожать, сдаваясь накату страсти.
Наши губы снова встретились, он не потерял и секунды, углубив поцелуй, подхватил мои бедра и помог разместиться на своих коленях.
И все-таки я счастливейшая девушка на свете. Его язык так исступленно овладевает моим ртом, руки поглаживают обнаженные бедра, и я чувствую всю твердость его намерений покорять меня и дальше, давящую прямо на мое лоно.
И самое главное: это не сон или фантазия!
Тяжело дыша, Эдвард прижался своим лбом к моему и тихо усмехнулся:
- Это не будет трудно, но пол не очень удобное место.
Запечатлев краткий поцелуй на моих губах, он продолжил:
- Даже при том, как безумно я тебя хочу.
Отстранившись, я посмотрела в мерцающую зелень глаз.
- Ты собираешься ждать? – раздраженно уточнила я.
Он кивнул с торжественной улыбкой:
- Только пока мы оденемся, закроем магазин и доберемся…
- Слишком долго, - перебила я и, провокационно закусив губу, медленно провела ладонью по его груди, животу, отслеживая каждое свое движение взглядом, загораясь от этого еще больше. Зацепилась за пуговицу ширинки.
А я в своих мечтах отлично отрепетировала роль соблазнительницы, поэтому она прошла на бис в реальности.
- Белла, - простонал Эдвард и, перехватив мою руку, переплел наши пальцы. – Я пытаюсь быть не озабоченным засранцем, а быть…
И снова я перебила его. На этот раз нежным долгим поцелуем в шею. М-м-м, он божественен на вкус. Впрочем, так же, как и на вид и … Да, на ощупь. Особенно тем местом, которое сейчас жжет меня нуждой в самом проникновенном контакте.
- А кем ты пытаешься быть? – я дразняще ласково целовала ямочку между его ключиц.
Пробравшись в трусики, пальцы Эдварда обхватили мою попку. Его дыхание прерывалось стонами, мышцы ощутимо напряглись.
- Твоим заботливым парнем, - последовал хриплый ответ.
- Ох! – я сильнее вжалась пульсирующей промежностью в его массивную эрекцию.
Как он смеет говорить такое не в то время, когда с воодушевлением и страстью берет меня?
- А ты мне мешаешь, - Каллен зашевелился, очевидно, собираясь подняться.
Я не хотела уступать. Мне было все равно, хотя признаю, пол в качестве плацдарма торжества любви никогда не фигурировал в моих фантазиях. И все-таки Эдвард заставил меня ждать слишком долго, чтобы соглашаться на какие-то там отсрочки.
Этот хитрец не стал сражаться с моими руками и ногами и поднялся вместе со мной, повисшей на нем, обвившей его, точно лиана.
Бог ты мой! Он невероятен! И это касается не только его силы и способности делать меня невменяемой от желания, но в большей степени – его горячих ладоней, поддерживающих мой зад. Ну, а также того, что сейчас так замечательно устроилось между моих ног.
Я точно сгорю до углей.

***


Парадокс! Разгоряченный и полуобнаженный Эдвард Каллен, моя выстраданная и сбывшаяся мечта, помог мне одеться вместо того, чтобы оставить без клочка ткани мое жаждущее его ласк тело.
Разорванное платье пришлось вернуть назад в чехол, откуда я вынула его совсем недавно… Или лет сто назад, по меркам внезапных происшествий, кардинально меняющих судьбу. Бедро, на которое я упала, нещадно досаждало болью при каждом шаге. Конечно, будет огромный синяк, но я была счастлива. Даже не так: я от счастья потеряла голову.
Мы жарко целовались каждую минуту, терлись друг о друга и дразнили, его руки и губы приклеились к моему телу – все это затрудняло процесс одевания, однако он, не смотря на всяческие мои старания, так и не превратился в процесс раздевания.
В конце концов, усадив меня на диван обутую и одетую, вручив мой рюкзак, Эдвард вернулся в торговый зал, чтобы найти свою рубашку, а также мои отлетевшие во время падения туфли.
Откуда в нем эти джентльменские замашки? Он злит меня до такой степени, что я еще больше хочу его. Я буквально горю в разбушевавшемся костре вожделения.
Этот костер не погасила даже прохлада вечера, когда мы вышли на улицу, чтобы закрыть дверь черного входа в магазин. Я не могла не думать о том, что произойдет, когда мы с ним окажемся в уединенной, затемненной обстановке его спальни. Или моей. Картинки, одна заманчивее и чувственнее другой, калейдоскопом сменяли друг друга, обжигая и нервы, и сознание, и во всех было одно главное условие: в районе падения наших тел была кровать, а не пол.
Руки Эдварда оплели меня, легли на живот, тут же сбив мою фантазию в ярком полете. Спиной я почувствовала твердый торс, по моей шее промчался теплый выдох, а затем я ощутила губы там, где недавно прожгло его дыхание. Я еле удержалась на ногах, ставших слабыми.
- Эдвард, - выдохнула я.
Он уже принял на себя практически весь вес моего дрожащего, охваченного истомой тела, я вцепилась в его руки, сомкнувшиеся в замок на моем животе.
Этот сладкий мерзавец знал, что делал. Точнее, знал его рот, так откровенно и нежно ласкающий мою шею.
Дверь я так и не заперла. И даже, перед тем, как мои глаза закрылись и я потерялась в далях невыразимого блаженства, рассматривала ближайшую к нам стену как альтернативу кровати.
О, великий бог эротики! У нас так много времени, что мы можем опробовать все и везде.
Развернувшись в объятиях Каллена, я отыскала сладкие, лишающие меня разума губы. Руки, жестко пройдясь по его груди вверх, по-хозяйски пробрались за ворот рубашки за таким необходимым контактом с его кожей.
Наши стоны, его язык, врывающийся в мой рот, возносящий меня до небес, его ладони, крепко прижавшие мои бедра к его внушающей восторг эрекции, - потрясающее начало нашей сказки, откладывать которое смерти подобно.
- Белла! - или мне послышалось, или это, и правда, голос Элис. Но откуда бы ей здесь взяться?
Рот Эдварда, в этот момент завладевший моей нижней губой, убедил меня не сосредотачиваться ни на чем, идущем из внешнего мира.
- К-хм, - раздалось громкое покашливание позади наших тесно прижатых друг к другу тел.
Задыхающиеся, растерянные, плохо соображающие, мы обернулись.
- Приветик, - Элис Брендон собственной незваной персоной махнула нам рукой без тени улыбки на лице.
Я и Эдвард молчали. Что касается меня, я не могла так быстро собраться с мыслями, к тому же вспомнила о причине, по которой подруга нашла меня. А у Эдварда, похоже, также были трудности с восстановлением словарного запаса.
Да, после такого поцелуя границы реальности не скоро вернутся к нам обоим.
- Эдвард Каллен, какой сюрприз! – взгляд подруги пробежался по нашим так и не отлепившимся друг от друга телам сверху вниз, вновь вернулся к лицам.
Без сомнений, Элис не была дурой, она все поняла, ее глаза вспыхнули обещающими бесконечный допрос огоньками. Эдвард тоже их заметил, медленно убрал руки с моих ягодиц, переместив их на талию для нейтральных объятий. Впрочем, «нейтральных» в кавычках, потому что животом я по-прежнему чувствовала: кое-что, слава богу, нейтралитет сохранить не способно.
- Привет, Элис, - еле слышно отозвался он.
Элис мягко улыбнулась, но глаза выдавали: она готова вцепиться в него мертвой бульдожьей хваткой, чтобы вытрясти душу.
- Слушай, Эл, я.., - заговорив, я остановилась, чтобы сглотнуть и выгадать паузу.
Является ли падение, а потом сеанс жарких обжиманий на полу с неожиданно обретенным властителем твоих грез и любовью всей твоей жизни достаточным оправданием тому, что ты не явилась на собственный День рождения?
Для Элис очень может быть, что нет.
- Да, Белла, мы тебя не то чтобы заждались, мы уже хотели звонить в полицию. Во всяком случае, Розали настаивала, а я решила, что будет проще и быстрее произвести самостоятельное расследование.
- Это я задержал ее, - объявил Каллен и, заглянув мне в лицо, аккуратно убрал пряди волос с моей щеки, задев ее пальцами. Я улыбнулась, совершенно очарованная его взглядом и мимолетной лаской.
- Это платье и туфли… Я должен был догадаться, что у тебя какие-то планы.
Элис громко фыркнула, явно выражая негодование. Я отрицательно покачала головой:
- Теперь у меня уже другие планы. Они совпадают с твоими.
Я старалась говорить тихо, но Элис услышала, суперслух ей не отказал, к несчастью.
- Тоже уверена, что совпадают, - язвительно резюмировала она, притопнув ножкой. – Поехали!
Сделав два быстрых шага, Брендон уцепилась за рукав моей рубашки, пытаясь оторвать от Эдварда. Бесполезно: и он, и я остались непоколебимы, как скала. Элис нахмурилась:
- Ты же понимаешь, что не отмажешься, Свон?
- Элис, может быть, вы в другой вечер… Белла сегодня.., - Эдвард дипломатично попытался стряхнуть пальцы подруги с моего рукава.
- Ни в коем случае! – отрезала та, и вцепилась в меня уже двумя руками.
Я тяжело вздохнула и в поражении опустила голову.
- Она права, я не отмажусь.
- Да, Каллен, поздравь нашу именинницу, хотя я вижу, что свой подарок ты ей уже преподнес, - Элис подавила сухой смешок.
- Что? – Эдвард потрясенно смотрел на меня.
Я закусила губу, справляясь с очередным горестным вздохом. Мечты сбываются, да? Не все и не сразу.

***


Под натиском наших крепко сцепленных друг с другом тел дверь с треском и ударом распахнулась. Мы не разрывали отчаянного страстного поцелуя, будто это была для нас единственная возможность дышать.
Кажется, этот поцелуй начался еще в клубе, как только Элис освободила меня, заставив сделать макияж и подправив одежду, и продолжался в течение всего вечера, то становясь долгим и глубоким, то превращаясь в легкие, сладкие касания.
Я знала, что у подруг уже просто судороги от любопытства, однако требуемых горячих подробностей ни Элис, ни Розали так и не получили. «Я упала, Эдвард помог мне, и мы все выяснили». Я была жестоко краткой по одной простой причине: свыше моих сил быть внимательной к чему-то, не касающемуся моего обожаемого парня. Я улыбалась как идиотка, а мысли крутились лишь вокруг ощущения его ладоней на своей спине, талии, бедрах. Ощущения его губ на своей коже, ощущения его … всего…
Адски тяжелые часы! Мы томились и изнывали, как два сексуально неудовлетворенных подростка, неожиданно застуканных и отчитанных родителями, но при этом они не в силах прекратить пожирать друг друга глазами и думать о том, когда же можно будет безопасно продолжить то, на чем они издевательски были прерваны.
Элис, к нашему бескрайнему раздражению, ходила за нами по пятам, вынуждая отрываться друг от друга. Хотя ее успех не был впечатляющим: мы прекращали целоваться и вытаскивали руки, пробравшиеся под преграду одежды, но не разрывали объятий, а «воздержания» хватало только минуты на две до следующего его выдоха в мою шею или до моего прикосновения к его бедру. Брендон старалась быть вежливой, но было видно, что внутренне кипела, глядя, до какой деградации мы оба опустились: откровенно ласкать друг друга в общественном месте. Мы оба безмолвно умоляли о прощении и понимании…
«Эдвард, ты поздравил Беллу?», «Вы не хотите уделить капельку внимания друзьям?», «Белла, что ты думаешь о том, чтобы только мы, девочки, отправились сейчас на танцпол?» - назойливость и изощренность Элис не знали пределов.
Да, Элис, поздравил! Уже раз десять, сказав, что любит и исполнит любое мое желание (кстати, у меня их не так много, и все касаются его). Кажется, в этом клубе не осталось ни одной стены, которая бы не стала свидетелем его поздравления.
Нет, Элис, мы не можем уделить своим друзьям ни капли внимания! Оказалось, они такие бездушные сволочи - все время отвлекают нас друг от друга.
Нет, Элис, сегодня я жертва несчастного случая. Кроме того, я хочу танцевать только с Эдвардом. Я вообще его хочу, а он хочет меня. Очень сильно. Это чувствуется сквозь все слои разделяющей нас одежды.
Даже когда мы распрощались и уходили, Брендон не смогла удержаться от дружеского совета: «Свон, лучше притормози, обычно бурное начало предвещает скоропостижный конец».
Не в случае двух терзаемых фантазиями и долго пытающихся закрываться от собственных чувств людей.
Хотя… Каллен может уйти. Но не раньше, чем искупит свою вину, каждую унцию сарказма и злую шутку, а также претворит в жизнь все мои мечты. На это уйдет не меньше двух жизней!
- Наконец-то мы одни, - прошептал Эдвард в мои губы. Они сладостно покалывали и ныли, прося пощады. В виде нового поцелуя, который немедленно последовал.
Развернувшись, он подтолкнул меня к стене, но мой зад наткнулся на полку стоящей в том месте этажерки. Через секунду поверхность была освобождена моей рукой, на пол полетели самолетики счетов, две ручки, коробочка с губкой для полировки обуви, а я заняла их место, потянув Эдварда на себя.
Новая позиция была максимально удобной и настолько приятной, что мы оба хрипло застонали. Мои ноги заключили бедра Каллена в надежный плен, и пока его рот пировал на моей шее, будоража чувствительную кожу щетиной, я расстегивала его рубашку, чтобы побыстрее добраться до своего десерта.
Спринтеровская скорость его раздевания неожиданно упала до нуля, тиски объятий и ожоги поцелуев исчезли, когда парень отодвинулся.
- К-куда? – запротестовала я, с трудом произнося звуки, хватаясь за полы его почти до конца расстегнутой рубахи.
Перед моим жадным взглядом предстал рельеф его торса, отточенный, идеальный, дорожка волосков, спускающаяся от груди к поясу джинсов, была для меня прямым указателем, куда двигаться и что делать с этим воплотившимся на грешной земле небесным совершенством.
Эдвард усмехнулся и, наклонившись, чмокнул меня в нос.
- Мы не закрыли дверь. Или ты никак не можешь обойтись сегодня без свидетелей?
Он отвернулся, а я воспользовалась предоставленным тайм-аутом: вдохнула, выдохнула, пригладила растрепанные волосы и даже сумела подумать. Неожиданно.
Наверное, я произвожу впечатление окончательно съехавшей с рельсов нимфоманки. Но тут нет моей вины. Я серьезно. Кое-кто непростительно великолепен во всем: взглядах, ласках, поцелуях, тихом шепоте романтических шалостей, вроде «с ума схожу от твоей попки» или «не смотри на меня так, я не овладею тобой тут, на глазах у десятков людей», или (от чего я едва не выпрыгнула из своей одежды) «ты моя, безумно люблю тебя».
Я покусывала ноготь большого пальца, наблюдая за Эдвардом, сражающимся с моим дверным замком. Причем идея подсказать ему, как справиться с механизмом, даже не имела шанса зародиться в моей голове. Я ласкала и поглощала глазами его фигуру и каждое движение.
Он настоял на том, чтобы мы поехали ко мне, хотя это было дальше от клуба, чем его квартира. Говорил, что надо позаботиться о моем ушибе и что он знает как, потому что его отец врач. Даже не знала об этом, хотя… Хотя мы едва знаем друг друга. Ну, кроме того, разумеется, что он острый на язык засранец, а я косноязычная скромница (внешне, как оказалось). Так было до этого вечера. Сегодня мы сделали гигантский шаг, и я узнала кое-какие дополнительные черты его характера, если за черты характера принимать то, что он на грани от возбуждения, когда мягко и невесомо целуешь его шею прямо над ключицей. А он узнал, что у меня перехватывает дыхание и останавливается сердце от его поцелуев взасос.
В общем, нам надо поговорить. Имею в виду, словами, а не губами, языком и поиском точек на теле друг друга, от прикосновения к которым мы доходим до экстаза. Нужно пообщаться, по меньшей мере, минут десять, перед тем как дойти до спальни, где нам будет не до разговоров.
- О чем задумалась? – вернувшись, Эдвард нежно вытащил мой палец изо рта и, поцеловав его, погрузил нос в мои волосы, тревожа их дыханием.
- Хочешь.., - я сглотнула слово «меня», - чего-нибудь: сока, кофе.., э-э-э… чая?
Он выпрямился и странно посмотрел на меня.
Должна же я хотя бы предпринять попытку и сделать вид, что еще не совсем потеряла признаки мозговой активности и что меня не допекает желание опрокинуть его на спину, содрать одежду и устроиться сверху.
Тяжело вздохнув, Эдвард подхватил меня на руки:
- Где у тебя кухня?
- Вообще-то я могу идти сама, - тихо и неубедительно заявила я.
Было так замечательно находиться в его руках. Но, стоило полагать, что еще замечательнее было бы находиться в его руках на постели: прохладный хлопок простыней под спиной и его горячее обнаженное тело, укутывающее меня сверху, прижимающееся к моему…
Оказавшись на кухне, Эдвард развернул меня к выключателю, затем усадил на стул у окна.
Или мне кажется, или что-то в нашем чудесном вечере пошло не так.
Похоже, мой парень был в замешательстве. Запустив руки в волосы, он прятал от меня глаза и хмурил свой идеальный лоб. Время растворялось в молчании, а у меня тоскливо засосало под ложечкой от нехорошего предчувствия.
- Белла, - Эдвард остановился передо мной и заглянул мне в лицо со страдальческим выражением в своих красивых глазах.
Я придушу его, если сейчас он от меня откажется! Или себя, если все-таки выяснится, что я видела очередной сон.
- Я подумал, что… Что ты права, - он выдержал поистине кровоостанавливающую паузу. – Что я снова думал только о себе. И что ты имеешь полное право презирать меня за то, что я набросился на тебя со своими желаниями, даже не разобравшись, а вдруг ты сломала что-то или у тебя сотрясение мозга. Не говорю уже о том, что мог сделать тебе еще больнее, - Каллен покачал головой, покаянно опустив взгляд.
Очень… драматично. И вопрос: кто на кого набросился первым? Насколько помнится, именно я сделала решающее движение, вцепившись в его затылок и притянув его губы к своим.
И что же его так терзает? О чем он сейчас жалеет? Это выше моего понимания. Да, нам требуется поговорить, но не о прошлом, а о нас.
- Я в порядке, - тихо высказалась я и собралась продолжить, но он опередил меня:
- Нет, не в порядке. Не нормально, что все так круто изменилось между нами за один вечер.
Эдвард криво усмехнулся, ненадолго успокоив меня своей улыбкой, в следующий миг глаза его погрустнели, когда он сказал:
- Давай я помогу тебе раздеться, позабочусь о твоем ушибе и поеду к себе.
Что за…? Он не останется? Он не будет часами ублажать меня и не позволит мне сделать с ним то же самое?
- Поедешь к себе? – шокировано переспросила я, надеясь на слуховые галлюцинации, связанные с оттоком крови из мозга в низ живота.
Лицо парня вытянулось и помрачнело, он быстро кивнул, прошелестев:
- Да. Так будет лучше.
Вот оно! Он отказывается от меня!
Ведь это же Эдвард Каллен – ходячее воплощение женской сексуальной озабоченности, самый горячий парень на свете, который только может привидеться вам в грезах. Я не достаточно хороша для него, он понял это за один вечер. Говорил «люблю», говорил «хочу». Наверное, стандартный набор фраз для развесившей уши девушки, счастливо виснущей на нем.
До боли закусив губу и усилием воли останавливая слезы, я согласно кивнула:
- Конечно. Хорошо. Не переживай, с ногой у меня уже лучше. Я доберусь сама сначала до душа, потом до постели. Поезжай. Уже поздно.
Он то ли судорожно выдохнул, то ли замаскировал стон. Потом наклонился, накрыл ладонями мои плечи и коротко поцеловал в висок. Все вполне невинно, но мне и этого хватило, чтобы по клеточкам тела пробежались искры страсти. Только один человек может сделать со мной такое единственным прикосновением. И он уходит.
- Спокойной ночи. Увидимся завтра.
А я готова была уже обильно залиться слезами. Поведя плечами, стряхнув его руки, я храбро попросила:
- Просто захлопни дверь, замок автоматический. Ну, чтоб мне не пришлось ходить лишний раз.
Я гордая девушка, рыдать при нем не стану.
Он на секунду задержался рядом. Наверное, разглядывал мою опущенную голову. Что там у меня? Я вдруг поседела? Во всяком случае, чувствовала я себя именно так: внезапно состарившейся и готовящейся сойти в могилу.
Я не подняла головы до тех пор, пока не услышала, как захлопнулась дверь за Калленом.
Вот и поговорили.

============================================================


От автора: Не торопимся вдаваться в панику)) Все еще может хорошо закончиться)) Спасибо огромное всем моим читателям, радующим меня комментариями и отзывами) И такое же огромное спасибо Нине amberit за помощь в редактировании главы)

Источник: http://robsten.ru/forum/71-1760-4
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: Awelina (05.09.2014) | Автор: Елена Савенкова
Просмотров: 882 | Комментарии: 17 | Рейтинг: 4.9/26
Всего комментариев: 171 2 »
avatar
0
17
А так всегда , сначала все чего хотят , а потом вспоминают , что не поговорили . Может хоть один из них сообразит действовать ? Спасибо большое .  boast boast boast
avatar
1
16
Спасибо за главу  lovi06032
avatar
1
15
Большое спасибо ! girl_wacko
avatar
1
14
Выводы Беллы режут без ножа...
avatar
1
13
Белла - дура :) А Эдвард - идиот:)
Элис правильно сказала. Нельзя торопиться:) И Эдвард это понял, а Белла ударилась в панику:)
Спасибо за главу! :) *
avatar
1
12
Спасибо за главу  good
avatar
1
11
Спасибо большое.
avatar
1
10
эх, эдвард.. побоялся ты зря.... надеюсь еще исправится..
avatar
2
9
передержка....слишком долго ждали....и начался идиотизм....в голову ударило от перевозбуждения girl_wacko
avatar
1
8
Ну вроде как это не фантазия? Тогда бедная Белла-это чего ето Эдвард удумал? Почему убежал то? Вроде их обоих накрыло страстью, а он бабах и смылся? Спасибо-очень весело читать good
1-10 11-17
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]