Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Истерия, или Верните мне моё тело! - Глава 5. Первый день в школе

Глава 5. Первый день в школе

Утром (Джаспер) смотрел на отражение Элис в зеркале и думал: «Элис всегда была такой прикольной со своим ежиком, а сейчас волосы висят как-то непонятно. Может, попросить Розали, пусть сделает мне ежик и чуть-чуть накрасит? Может, я даже лифон надену… Хм, какая теперь разница, раз уж я в этом теле. Зато Элис будет приятно, и она не будет выглядеть хуже, чем обычно».

(Джаспер) всегда считал Элис самой красивой девочкой в школе, но, несмотря на это, (он) не мог позволить себе относиться к ней больше, чем к другу. Во-первых, потому что боялся, если замутит с ней что-то, если переспит с ней, то потом получится как с остальными – потеряет к ней интерес, а поступать так с сестрой друга нельзя. А во-вторых, Элис сама, как на парня, не обращала на него внимания, для нее он всегда был просто другом. И теперь (он) не мог допустить, чтобы самая красивая девчонка выглядела плохо из-за того, что (ему) противно краситься и надевать женскую одежду.

В комнату без стука вбежала (Розали).

 – Тебя стучаться не учили?! – возмущенно спросил (Джаспер).
 – Да ладно, – махнула рукой (сестра), – я не раз видела Элис голой, и ничего нового там не увижу. Где? Где в этом доме мне найти расческу? – глаза Эдварда бегали по комнате в поисках расчески, его волосы были влажными после душа и торчали в разные стороны.
 – Ты что собираешься расчесаться? – засмеялся (Джаспер).
 – Да, – Эдвард радостно схватил расческу, лежавшую на подоконнике, и принялся расчесываться, – я не буду ходить с этим шухером на голове, словно меня шибануло двести двадцать.
 – Наверное, Эдварду это не понравится, – улыбаясь, предположил (Джаспер).
 – А мне пофиг, теперь это моя прическа, у него теперь длинные волосы Беллы, вот и пусть из них делает себе гнездо для аиста.
 – Слушай, Роуз, ты мне можешь сделать такой ежик, как Элис обычно носит?
 – Могу, – улыбнулся Эдвард, – что еще?
 – Ну-у, – неуверенно протянул (Джаспер), – может, накрасить… только чуть-чуть! – сразу добавил (он), увидев, как лицо Эдварда растянулось в довольной улыбке.

(Джаспер) знал, что для (Розали) внешний вид и красота – это главное в жизни. И она может часами сидеть у зеркала, приводя себя в порядок.

 – Джа-аспе-ер, – промолвила (Розали), – какой ты у меня классный! Вот Элис обрадуется. Хм, интересно, (Эмметт) будет готов пойти на такие же жертвы, чтобы я нормально выглядела?

Вопрос прозвучал риторически, и (Джаспер) не стал на него отвечать. (Он) хорошо знал (Эмметта), (он) знал, что (МакКартни) на такие жертвы точно не пойдет, но расстраивать (сестру) прежде времени не стал.

Родители Калленов ожидали детей на кухне за завтраком. Наконец-то дети спустились. Элис выглядела, как обычно, только макияжа было чуть поменьше. Одета она была в бриджи, маечку и босоножки на небольшой платформе, передвигалась медленно и аккуратно. Эдвард был одет, как обычно, но на голове была новая прическа: волосы аккуратно причесаны, на лбу была челка, разделенная на тонкие пряди с помощью геля, и ни одна волосинка никуда не торчала. Увидев прическу Эдварда, родители молча переглянулись. После обмена обычными любезностями: «доброе утро», «приятного аппетита», все принялись за завтрак.

 – Пока вы едите, я буду говорить, – начал Карлайл, обращаясь к детям. – Значит, целую неделю у вас будет жесткий домашний режим, я вас отвожу в школу, водитель привозит домой. Никаких телевизоров и компьютеров, и друзей, разумеется. Что касается твоей машины, Эдвард, ты сам ее сможешь починить, но за свои деньги, я не дам ни цента. А до того, как починишь, после окончания этой недели, будете ходить в школу пешком.

«Пешком?! Несколько километров?! – мысленно возмутилась (Розали). – Да вы ж живете на таком отшибе! Пиздец!»

«И это все?» – удивился (Джаспер). После родного отца мистер Каллен казался ему просто душкой.

 – Вопросы есть? – строго спросил Карлайл. Дети отрицательно покачали головами. На кухню забежал котенок, подбежал к Элис и, мурча, начал тереться об ее ногу.
 – Снова ты? – возмутилась Элис. – Брысь отсюда! – и пнула котенка ногой. У Эсми округлились глаза от удивления, она не могла понять, что с дочерью.

Элис в течение месяца слезно умоляла купить ей котенка. Когда купили, дочь была на седьмом небе от счастья, она носилась с ним днем и спала ночью, она боялась дышать на него и готова была придушить каждого, кто посмеет что-то не так сказать в адрес любимого питомца. А теперь Элис просто пнула своего любимого Боника за то, что он к ней подошел?

«Что же с Элис? – думала Эсми. – Может, так сильно расстроилась из-за наказания? Но нет, вряд ли, мы их много раз наказывали. А может, вчерашние события и та ужасная авария так на нее повлияли? Да, нужно будет понаблюдать за девочкой и, возможно, обратиться за помощью к психологам».

Карлайл уже позавтракал и ждал детей на улице. Дети, попрощавшись с матерью, пошли к выходу, первым на улицу вышел Эдвард и, увидев перед собой огромного черного ротвейлера, с ужасом на лице запрыгнул обратно в дом, чуть не сбив с ног Элис. Он резко захлопнул дверь и прижался к ней спиной.

Ротвейлера звали Багстер, это был домашний пес Калленов. Так как семья жила на окраине города, почти в лесу, они решили завести собаку, которая предупреждала бы их о появлении нежданных гостей. Багстер жил на улице, в будке и на цепи. На ночь его спускали с цепи, и он бегал около дома. Будка у него была такой огромной, что туда могли поместиться Эдвард, Эмметт, Джаспер и Багстер все вместе (они проверяли). (Розали) всегда безумно боялась этого пса. Когда друзья приходила к Калленам днем, Багстер был на цепи. Когда они с Джаспером пробирались к Эдварду и Элис ночью, их всегда встречал Эдвард, который держал собаку, чтобы Розали не боялась. Пес знал всех друзей хозяев и не собирался на них бросаться, но блондинка ничего не могла поделать со своим страхом.

Находясь в теле Эдварда и прижимаясь в страхе к двери, (Розали) понимала, что это конкретное палево, ведь все знали, что Эдвард не может бояться Багстера.
Однажды ночью Эдвард пришел домой, еле держась на ногах, он не смог открыть дом ключом от почтового ящика. Решил, что родители сменили замок, желая его проучить за поздние и пьяные возвращения домой, обиделся и пошел ночевать в будку к Багстеру. Так его утром и обнаружили спящего в будке в обнимку с псом.

 – Что с тобой, Эдвард? – обеспокоено спросила Эсми.
 – Та… там… это… – бормотал Эдвард.
 – Что тебя так напугало? – мама направилась к сыну, желая увидеть, чего испугался Эдвард.

«Розали-и! Не пали контору! – думал (Джаспер), догадавшись, в чем дело. – Да не съест тебя этот Багстер!»

 – Мам, – произнесла вдруг Элис, преграждая дорогу Эсми, – Эдвард сегодня ночью ко мне приходил, ему было страшно, ему снились кошмары, будто наш Багстер на него бросается и хочет перегрызть горло.
 – Да, – кивнул бледный Эдвард, – точно. Всю ночь не мог уснуть.
Эсми тяжело вздохнула, подумав: «Бедные, бедные мои дети, эта авария так на них повлияла. Нужно будет и Эдварда показать психологам».
 – Не волнуйся, сынок, – ласково сказала она вслух, – сейчас папа его привяжет. Ты же знаешь, Багстер тебя любит и никогда не причинит тебе вреда.
 – Сейчас я его привяжу, – сказала Элис и вышла из дома.

*** *** ***

Дом Хейлов.

(Белла) уже приняла душ, оделась и была готова спускаться вниз. Но, боясь идти одной на встречу к мистеру Хейлу, (она) решила дождаться (Эмметта) и спуститься вниз вместе. К ней в комнату вошла Розали, в широких спортивных штанах и кедах, сверху блондинка завернулась в покрывало, ее волосы были завязаны в узел, а на лице ни грамма косметики.

 – Белла, блин, – тихо промолвила недовольная Розали, – дай мне какую-то футболку Джаспера, у Розали все футболки и кофты в облипку, блядь, задохнуться можно.

(Белла) удивленно уставилась на блондинку.

 – Эмметт, ты вот так собираешься пойти в школу?!
 – А что? По-моему, нормально, свободно и комфортно.
 – Розали тебя точно прикончит, когда увидит.
 – Не прикончит, – буркнул (Эмметт) и, сбросив с себя покрывало, подошел к шкафу Джаспера.

Мистер и миссис Хейл ждали детей внизу в гостиной. Наконец-то дети начали спускаться. Джаспер выглядел, как обычно. При виде Розали в кедах, штанах, свободной серой футболке Джаспера и волосами, завязанными в узел, у миссис Хейл округлились глаза: «Это что за…?» – она так и не смогла подобрать подходящего слова.

Миссис Хейл была владелицей салона красоты в Форксе. Она всегда была ухоженной, холеной и в свои тридцать восемь лет выглядела на тридцать два – тридцать три. «Красота спасет мир» – это был ее девиз. Женщина всегда гордилась своей дочерью-красавицей, всегда ухоженной, гламурной, шикарной. И то, что она увидела сейчас, просто не поддавалось никакому объяснению.

«Может, головой ударилась во время падения? – обеспокоенно думала миссис Хейл. – Нужно будет показать ее Карлайлу».

Джордж Хейл не обратил внимания на внешний вид своих детей, ему не терпелось объявить о своем наказании.

 – Побыстрее спускайтесь, бездельники, – строго сказал он. Розали и Джаспер спустились.
 – Для начала быстро сдали мне свои мобильники, – начал Джордж.
 – Мы не можем сдать, – спокойно ответила Розали, – мы их оставили вчера у Эмметта заряжаться, там и забыли.
 – Не выводи меня, Розали, – гневно прошипел мистер Хейл.
 – Да честно, – девушка подняла вверх руки, – можешь нас обыскать.

«(Эмметт), блин, не нарывайся!» – испуганно думала (Белла).

 – Дженнифер, – мистер Хейл обратился к жене, – сейчас же звони МакКартни.

Миссис Хейл пошла к телефону, а мистер Хейл продолжил:

 – Месяц! Строгий! Домашний! Арест! Стив (водитель семьи Хейл) вас привозит в школу, ждет до окончания занятий и привозит обратно. Понятно?! И месяц никаких друзей!

Дженнифер звонила в дом МакКартни.

 – Алло? – произнесла она. (Эмметт) и (Белла) обратились в слух, кто и что говорил на том конце провода, они не слышали.
 – Доброе утро, Эмметт, это мама Джаспера… Скажи мне, пожалуйста, у тебя телефоны Розали и Джаспера?... Хорошо, ты их захвати, пожалуйста, в школу… Да, спасибо, ну давай, пока. Родителям привет, – миссис Хейл положила трубку.
 – Телефоны отдадите после школы, – сказал мистер Хейл. – Все, я на работу, – обратился он к жене, – дома буду, как обычно. Стив ждет на улице, – с этими словами Джордж ушел.
 – Розали, ты так пойдешь в школу? – спросила Дженнифер.
 – Да, пойду, решила отдохнуть немного от косметики и каблуков.

«С этим точно нужно что-то делать», – подумала миссис Хейл, а вслух сказала:

 – Идемте завтракать.

*** *** ***

(Эдвард) ехал в школу на старом пикапе Беллы. В тот момент (он) был рад, что Белла не послушалась когда-то его совета и не сдала машину на металлолом.

«Это лучше, чем ничего» – думал теперь (Эдвард). (Он) не впервые сидел за рулем пикапа, когда-то они с Белой устроили гонки, он на пикапе, а Белла на его вольво. Свон победила. Да, пикап – это допотопное чудище. Но этот факт не мог сейчас омрачить радость (Эдварда) от того, что Чарли, все-таки, депортацию в Джексонвилл заменил на недельный домашний арест. Вторым облегчением для (Эдварда) было то, что (он) попал именно в тело Беллы, у которой преобладал спортивный стиль. Она редко надевала юбки, обувь на каблуках, и красилась только в особых случаях. Поэтому для (Эдварда) оказалось не сложно подобрать себе одежду: любимые кеды Беллы и джинсы, но под обтягивающую футболку все-таки пришлось надеть лифчик. Волосы (он) связал в хвост, чтоб не болтались и не мешали.

*** *** ***

Детей Хейлов на черной «Ауди» вез в школу водитель Стив, мужчина лет сорока. Розали уселась на переднем пассажирском сидении, Джаспер сел сзади. Стив уже около пяти лет работал у Хейлов, и (Белла) с (Эмметтом) хорошо его знали.

(Беллу) устраивало то, что в школу их будет возить Стив, потому что до наказания Джаспер с Розали приезжали на большом черном мотоцикле Джаспера. Для (Беллы) это был ужасный железный зверь, и (ей) трудно было представить, как теперь (она), находясь в теле Джаспера, будет ездить на этом мотоцикле.

Да, год назад Джасперу и Розали родители подарили на семнадцатый день рождения по машине, Джасперу черную «Хонду Ледженд», а Розали ярко красную БМВ (такую же захотел себе и Эмметт, получил и сразу утопил в реке). Недолго дети Хейлы радовались машинам. Вначале Розали устроила гонки с полицией, будучи в нетрезвом состоянии, за что отец забрал у нее БМВ и продал. А месяц спустя Джаспер, катаясь на своей машине с Эдвардом и Эмметтом по Порт-Анжелесу, украл с чужой свадьбы невесту и привезли ее в Форкс. Тогда получился огромный скандал, и родителям Хейлов, Калленам и МакКартни пришлось скинуться и оплатить все расходы по свадьбе, включая романтическое путешествие молодым, лишь бы родственники забрали заявление из полиции, и ребят выпустили из-под ареста. Вот тогда, в наказание, лишился своей Хонды и Джаспер. А через несколько месяцев, он за свои накопленные деньги купил себе б/у мотоцикл.

(Эмметта) такое месячное наказание совсем не устраивало, и (он) еще планировал поторговаться с мистером Хейлом по поводу сроков наказания.

 – Стив, не найдется сигаретки? – Розали обратилась к водителю. Стив молча достал и протянул пачку сигарет. Девушка закурила.
 – Слышь, Стив, – продолжила она, – ты что, в натуре будешь торчать весь день под школой и караулить нас?

Стив равнодушно пожал плечами.

 – Буду. Распоряжение мистера Хейла.
 – Ну, может, как-то договоримся? – с наглой ухмылкой спросила Розали.
 – Вряд ли, – спокойно, но уверенно произнес водитель.

«Ну, ты и сука, Стиви», – подумал (Эмметт).

*** *** ***

Школа Форкса представляла собой огромное трехэтажное здание.

В холле на втором этаже на диване сидела Белла, которая прибыла первой из своих друзей. По утрам они всегда собирались в этом холле. За Беллой, втихаря, из класса подглядывали Анжела и Майк. Вот в коридоре появились Каллены. Белла, махнув им рукой, пристально наблюдала за тем, как они приближались. Впереди шла Элис.

«Ниче себе Джаспер! – удивился (Эдвард). – В босоножках?! С косметикой?!» – лицо Беллы расползлось в улыбке, ненадолго…

Когда (Эдвард) увидел свое тело, с походкой, словно у гомосексуалиста, и с аккуратной прической, уложенной гелем, (его) улыбка сразу исчезла. (Он) резко вскочил с дивана и бросился к (Розали).

 – Ты че сделала с моими волосами? – прошипел (Эдвард), хватая (Розали) за волосы и пытаясь испортить прическу.
 – Отстань, – шепнула (Розали), пытаясь оттолкнуть (Эдварда), – я всего лишь расчесалась.

Прежде чем (ей) удалось оттолкнуть (Эдварда), (он) успел взлохматить (ее) волосы.

 – Не будь придурком, – негромко возмутилась (Розали), приглаживая волосы обратно, – я сделала тебе крутую прическу, и наконец-то, твои волосы познакомились с расческой.

(Джаспер) наблюдал за ними, тихонько посмеиваясь.

 – А ты что тащишься? – обратился к (нему) (Эдвард). – Че это ты вырядился так?
 – А что, – парировал (Джаспер), – если уж я в этом теле, так мне что теперь – ходить, как лохушке?
 – Да-а, Джаспер, – поморщился (Эдвард), – далеко пойдешь.
 – А мне пофиг, – усмехнулся (Джаспер).

*** *** ***

Анжела и Майк не слышали, о чем они говорят, но видели, как Белла набросилась на Эдварда и испортила его новую прическу.

 – По ходу, Свон не понравился новый причесон Каллена, – тихо прокомментировал Майк.
 – Все равно, зачем же так бросаться на человека? – удивленно промолвила Анжела.

*** *** ***

 – Ну как там предки? – успокоившись, спросил (Эдвард).
 – Неделя домашнего ареста, – усмехнулся (Джаспер).
 – Понятно, – вздохнул (Эдвард), – как всегда. Я так и думал. Кстати, а меня чуть в Джексонвилл не сослали.
 – Да ладно! – не поверила (Розали).
 – Отвечаю! – подтвердил (Каллен). – Но я долго извинялся и, слава Богу, пронесло. Но недельный арест у меня теперь тоже.

В коридоре появились близнецы Хейлы. Их заметили друзья. Джаспер, как Джаспер, а Розали…

(Розали) перекосило от гнева, когда она увидела свое тело.

 – Ах ты, чертов ублюдок, – злостно процедила (Розали) и бросилась к своему телу.
 – Привет, ребята, – весело начал (Эмметт), и в эту же секунду (Розали) грубо схватила (его) за шиворот и прижала спиной к стене.
 – Ты чего, блядь, вырядился, как долбанное чувырло? – тихо, чтоб не слышали посторонние, прошипела (Розали). – Эмметт, твою мать, я не позволю тебе делать из себя последнюю чмошницу.
 – Остынь, подруга, – насмехаясь, (Эмметт) попыталась оттолкнуть (ее), но (Розали) в теле Эдварда оказалась сильнее (Эмметта) в теле блондинки.

Эдвард продолжал трясти Розали об стену, друзья, прикрыв рты руками, тряслись от смеха.

В коридоре появился преподаватель, заметив его, Розали громко крикнула:

 – Наси-илуют!

Эдвард резко ее отпустил, шепнув при этом:

 – Дебил.

Преподаватель прошел мимо, покосившись на оторванную компанию, которая, мило улыбаясь, с ним поздоровалась. В коридоре появился Эмметт…

У (Элис) было отличное настроение. Во-первых, родители МакКартни ни о чем не знали. Во-вторых, в (ее) распоряжении была машина – темно синий форд. (Элис) всегда казалось несправедливым, что у Эдварда была машина, а у нее нет, а ведь Эдвард не старше ее, наоборот, она появилась на свет на две минуты раньше, чем он. Брату подарили машину с условием, что он будет возить Элис везде, куда ей нужно, в основном, так и было, когда они тусовались вместе. Но иногда Эдвард с парнями куда-то «сваливал», и Элис приходилось ютиться в пикапе Беллы.

Всегда (ей) приходилось кому-то «падать на хвост», но теперь (она) сама могла кого угодно подвезти. (Элис) было трудно скрыть свою радость, и многие ученики с удивленным интересом наблюдали за тем, как веселый Эмметт МакКартни вприпрыжку несется по школе, словно солнечный зайчик, словно воздушный шарик, словно мыльный пузырек…

«Может, заболел?», «Может, сошел с ума от горя, у него вроде бабушка умерла?» – гадали окружающие.

Увидев эту картину, друзья с улыбками покосились на Розали, им была интересна реакция (Эмметта) на такое зрелище. Естественно, блондинка не улыбалась, ее лицо перекосилось от гнева, схватив Эмметта за руку, она тихо прошипела:

 – Ты че творишь, Элис? Ты б еще венок из ромашек сплела и натащила на голову.
 – Ты чего? – искренне удивилась (Элис).
 – Перестань из меня делать блаженного дауна! – (Эмметт) повысил голос, при этом встряхнув свое тело.
 – Да отвали ты! – возмущенно воскликнула (Элис), и, не рассчитав немного с силой, оттолкнула от себя (Эмметта), который, находясь в теле Розали, отлетел в сторону, наткнувшись на (Джаспера) в теле Элис.
 – Да хватит вам, – сказал (Джаспер).
 – Ну, Элис… – с угрозой промолвил (Эмметт).

Раздался звонок на урок.

 – Короче, – сказал (Эдвард), – на большой перемене все встречаемся в столовой.
Элис, Эдвард и Белла пошли в свой класс, Розали, Джаспер и Эмметт отправились на третий этаж. Белла с Элис, как всегда, сели вместе, Эдвард сел на свое место рядом с симпатичной блондинкой Люси.

Увидев Каллена, Люси засияла:

 – Привет, Эдвард, – нежно пропела она.

Взглянув на нее, Эдвард тяжело вздохнул и, буркнув «привет», уселся на свое место.
Во время урока Белла с Элис тихонько болтали. (Джаспер) рассказывал (Эдварду), как они провели ночь и утро с родителями Калленами, и как (Розали) испугалась Багстера. (Эдвард) рассказал, как ему не сладко пришлось с шерифом.

(Розали) не слушала учителя, (она) погрузилась в свои раздумья.

«Пипец, я уже десятый класс проходила и что? Опять? А Эмметт, долбанный дегенерат, такой чумой меня выставил! Сука! Вон Джаспер постарался ради Элис. Я перестала бедрами вилять, чтоб Эдвард не был похож на педика. Белла и Джаспер нормально выглядят. А Эмметт, козел, мало того, что выглядит, как жертва насилия, так еще и походка, как у гориллы. Короче, я не буду ждать большой перемены и поговорю с ним сразу же после этого урока». Люси постоянно пыталась отвлекать (Розали) от (ее) раздумий, (Розали) это начало раздражать.

 – Эдвард, – в очередной раз тихо позвала Люси.
 – Да иди ты в жопу, – чуть громче, чем надо, грубо ответил Эдвард, на которого весь класс с учителем обратили внимание.

«Бля, Розали, – подумал (Эдвард), – не обижай Люси, она же так классно, прям в машине, может сделать… некоторые приятные вещи». (Он) взглянул на Люси и тяжело вздохнул: «Да уж, обиделась, да и машины-то теперь у меня нет».

 – Мистер Каллен, – обратился учитель, – у вас какие-то проблемы?
 – Никаких проблем, – поднявшись, ответила (Розали). Учитель продолжил урок.

Как только прозвенел звонок, Эдвард сорвался с места и побежал на третий этаж, в одиннадцатый класс. В коридоре он наткнулся на Розали, и, взяв ее за руку, отвел чуть дальше от класса. За ними незаметно наблюдали Лорен и Эрик.

 – Послушай, Эмметт, – тихо заговорил Эдвард, – я понимаю, ты не умеешь краситься и ходить на каблуках, но… блядь, даже (Эдвард) с (Джаспером) надели лифчики.

Розали, скривившись, убрала руку Эдварда.

 – Слушай, отстань, – тихо промолвила она, – я не буду краситься, я не буду одеваться, как трансвестит, я не буду…

Эдвард резко схватил Розали за горло и прижал к стене.

(Эмметт) понимал, что физически (он) слабее в теле Розали, чем (Розали) в теле Эдварда, но еще (он) был уверен, что сила (Розали) (ей) не поможет против (его) приемов, реакции и навыков.

 – Убери свои руки, – тихо прошипел (Эмметт), – а не то сделаю очень больно.

(Розали) на секунду задумалась и резко убрала руки.

 – Значит, ты так и будешь ходить, как лахудра? – спросила (она). На что (Эмметт) нахально улыбнулся.
 – Ладно, МакКартни, – Эдвард угрожающе ухмыльнулся, развернулся и побежал в одиннадцатый класс.

«Хм, – самодовольно подумал (Эмметт), – побежала подружкам жаловаться».

Эдвард влетел в класс и подбежал к Эмметту.

 – Ты чего? – тихо спросила (Элис).
 – Элис… – так же тихо начала (Розали), изобразив взволнованное лицо, – Элис… я… я… не хотела тебе говорить об этом утром, при всех…
 – Что случилось? – забеспокоилась (Элис) не на шутку. – Что-то дома?
 – Да, Элис… просто…. просто ты с утра выглядела такой счастливой… что я…
 – Боже, Розали, ну говори же, что? Что-то с мамой? – в голосе Эмметта звучала паника.
 – Нет, не с мамой, – удрученно покачал головой Эдвард, – с Боником…
 – С Боником? – голос Эмметта задрожал. – Что с ним?
 – Сегодня утром… твой отец… его случайно… задавил машиной…
 – Нет! – в ужасе крикнул Эмметт, в его глазах заблестели слезы. (Розали) решила довести дело до конца и добавила:
 – Мистер Каллен его просто не заметил… и кишки Боника намотались на заднее колесо.
 – Нет! Нет! Нет! – Эмметт, качая головой, не выдержал и громко зарыдал.

Одноклассники с отвисшими челюстями не спускали с него глаз. МакКартни в истерике выскочил из класса и побежал по коридору. По привычке (Элис) забежала в женский туалет, села в углу комнаты с раковинами и зеркалами, и, закрыв лицо руками, продолжала плакать, сквозь слезы проговаривая:

 – Боник… бедный мой Боник…

Девушки, находившиеся в туалете, с опаской замерли, смотря на Эмметта. Они знали, что от МакКартни можно ожидать всего. Он может просто прикалываться, а через минуту вскочить и заржать им прямо в лицо. Чтоб не испытывать судьбу, девушки поспешили покинуть туалет.

(Эмметт) в шоке смотрел на то, как из класса выбежало (его) тело в слезах и соплях.

«Ну, Элис – дура, – в гневе думал (он), – нужно будет ее закрыть в подвале моего дома, чтоб не позорила меня на всю школу».

В тот же момент (Эмметт) заметил Эдварда, который с довольной ухмылкой вышел из класса и, скрестив на груди руки, смотрел (ему) прямо в глаза.

«Розали! – догадался (Эмметт). – Ах ты ж сука!» – С этими мыслями (МакКартни) бросился к Эдварду.

Ученики удивленно наблюдали за тем, как Розали Хейл бросилась на Эдварда Каллена, хватая его за плечи.

 – Что ты ей наплела? – злостно прошипел (Эмметт).
 – Теперь каждый сам за себя, не так ли, МакКартни? – усмехнулась (Розали), отталкивая от себя (Эмметта).

(Эмметт) резко схватил (Розали) за руку и вывернул так, что (блондинка) ощутила резкую боль в лопатке. Вторым движением (Эмметт) прижал (Розали) лицом к стене и прошептал (ей) на ухо:

 – Не доставай меня, Розали…
 – А то что? – не сдавалась (девушка).
 – А то… – (Эмметт) на мгновенье задумался и промолвил: – а то я клянусь, что разденусь догола и сяду срать на площади, перед окнами мэрии, пусть твой папаша полюбуется на свою доченьку. – С этими словами (Эмметт) отпустил (Розали) и с насмешкой посмотрел (ей) в глаза. (Розали) сердито смотрела на свое тело. «Он запросто может это сделать» – в отчаянии думала (она) об (Эмметте).
 – Ну ты и сука, Эмметт, – громче, чем надо, сказал Эдвард Розали и пошел прочь.

На большой перемене друзья собрались в столовой за своим столом. (Элис) уже знала, что (ее) Боник жив и здоров, но на (Розали) обиделась и с (ней) не разговаривала. (Элис) рассказала о звонке родителей Эмметта, о том, что они ничего еще не знают, и друзья решили и дальше придерживаться версии об умершей бабушке. Еще они рассказали друг другу, как провели время дома, и как кого наказали.

 – Нет, я хренею, – возмущался (Эмметт), – ну и папаша нам достался! Всем неделя наказания, а нам месяц. Я так не согласен. Белла, будем протестовать!
 – Ты что?! – воскликнула (Белла). – Я не собираюсь заедаться с мистером Хейлом, я не хочу, чтоб моя задница испытала на себе его ремень.
 – Да-а, он это может, – кивнул (Джаспер).
 – Ну и ссыкуха ты, Белла, – скривился (Эмметт). – Ладно, я сам этим займусь. Элис, где наши телефоны?

(Элис) достала с рюкзака шесть телефонов. Ребята разобрали каждый свой и включили.

 – Надо меняться, – вздохнул (Эдвард), – если шериф Свон захочет позвонить своей дочке, он должен услышать голос Беллы, а не голос Джаспера.

Все понимали, что (Эдвард) прав. Каждый повытирал в своем мобильном все личные смс и некоторые номера, и они поменялись телефонами так, чтобы на каждый номер отвечал нужный голос.

 – Так, – промолвил (Эмметт), – наши мобилы мистер Хейл, скорее всего, конфискует, так что, Элис, поищи у меня в комнате, где-то в ящиках должна быть лишняя труба. А если не найдешь, придется развести какого-нибудь лоха.
 – Кстати, Эмм, а кто такой мистер Джордан? – спросила (Элис).
 – Бля-я, – скривился (Эмметт), – это долбанная собака наших соседей-идиотов. Они свалили на две неделе и попросили за ней присмотреть.
 – Собака?! – изумленно промолвила (Элис). – Пипец, как можно назвать собаку мистером Джорданом?!
 – Да я ж говорю тебе, соседи идиоты! Полные придурки. Нормальные давно бы уже съехали после всего, что я им творил, а эти блин…

Все с интересом наблюдали за (Эмметтом) и (Элис), ожидая подробностей по поводу мистера Джордана. (Элис) дословно пересказала свой разговор с миссис МакКартни, и друзья расхохотались на всю столовую.

 – А-а-а, – хохотал (Эмметт), – сказал «поел в кафе»… ну ты отмочила! Ха-ха-ха… Короче, Элис, по поводу собаки не парься, я своим предкам сразу сказал, что за собакой смотреть не буду, что оторву ей уши и хвост, но они не поверили…

(Элис), (Белла) и (Розали) резко перестали смеяться, уставившись на (Эмметта).

 – Ты идиот? – прошипела (Элис). – Что ты сделал с собакой?
 – Да ничего, расслабься, – усмехнулся (Эмметт), – поищешь у меня в подвале.
 – Эмметт, блин, за все дни, что мы лазили по кладбищу, ты ее ни разу не покормил? – возмущению (Элис) не было границ.
 – Да я забыл о ней, – оправдывался (парень). (Эмметт) вдруг понял, что пока его тело находится во власти (Элис), с (ней) лучше не ссориться.
 – Живодер, – буркнула на (него) (Розали).
 – Мы на тебя в Гринпис пожалуемся, – шутя, добавила (Белла).

*** *** ***

После уроков друзья вместе вышли в школьный двор. На стоянке Хейлов и Калленов ждали машины с водителями. Белла должна была вовремя вернуться домой из-за домашнего ареста. Один Эмметт был свободен, как птица. Поэтому (Элис) решила проехаться по магазинам.



Источник: http://robsten.ru/forum/67-1913-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: -marusa122- (12.04.2015) | Автор: Mad Fan
Просмотров: 255 | Комментарии: 6 | Рейтинг: 5.0/13
Всего комментариев: 6
avatar
0
6
Спасибо lovi06032 good girl_wacko
avatar
0
5
Да,все ничего,но Эммету совсем не интересно придерживаться правил!
Думаю Элис очень понравится свобода действий,только бы на драку не наскочить!
Спасибо!
avatar
0
4
Веселая у них жизнь началась  fund02002
Спасибо за главу  cvetok01
avatar
0
3
Спасибо за главу good lovi06032
avatar
0
2
fund02002 fund02002 fund02002 good good
avatar
1
1
bj bj bj bj bj bj bj bj bj спасибо
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]