Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Любовь и сомнения Изабеллы Свон. Глава 66. У тебя есть ты

                 

            Глава 66. У тебя есть ты

 

Эдвард думал о своём сыне, которого он ещё не видел. В голову лезли разные мысли. Эдвард размышлял о том, что не чувствует себя отцом и не чувствует ничего, кроме любопытства, по отношению к маленькому созданию. Ему было интересно, увидит ли он на маленьком личике свои черты, и что произойдёт потом. Но вначале он хотел дождаться пробуждения Беллы. Сидя на стуле у её кровати, он задремал, утомлённый перелётом и обрушившейся на него лавиной событий. Через некоторое время в палату заглянул доктор Дефо и разбудил его. Скользнув взглядом по неподвижным фигурам Изабеллы и Эдварда, попросил позвать его, как только мисс Свон проснётся. Эдвард встряхнулся, немедленно встал и вышел вслед за врачом, и задал вопрос, стараясь заглянуть тому в глаза:
- Что скажете о её здоровье, док?
- Я имею право обсуждать состояние больной только с определённым доверенным лицом, Эдвард. И это точно не ты. Правила тебе хорошо известны.
- Мисс Свон — моя девушка и мать моего сына, док, - произнёс Каллен, выставив вперёд подбородок.
Доктор вздохнул:
- Тебя давно не было здесь, Эдвард! Откуда ты приехал? - Дефо перешёл на менее официальный тон.
- Прямо сейчас из Джакарты, Индонезия, - ответил Эдвард.
- Господи! Да тебя и на порог отделения нельзя было пускать без карантина! - всплеснул руками врач. - Сколько дней ты там пробыл?
- Всего пять. Работал на выставке и спал в отеле, с местными не общался. Я в порядке, док! - укоризненно проговорил Эдвард.
Дефо вздохнул и устало произнёс:
- Так! Что сделано, то сделано, - сказал он, - но ты быстро пойдёшь в лабораторию и сдашь анализ крови. Прямо сейчас, - распорядился врач и добавил:
- К ребёнку допущу только через три дня. Минимум. Если анализы в порядке.
- Ладно, - поднял руки Эдвард, и они направились в лабораторию.
Быстро управившись со сдачей крови улыбающимся до ушей сёстрам, Эдвард вернулся в палату к Белле. Заходя, он зацепился халатом за дверную скобу, и дверь закрылась со стуком. Изабелла пошевелилась.
- Привет! - тихо сказал Эдвард, глядя в подёрнутые пеленой карие глаза с желтоватыми белками.
Белла застыла, затем моргнула, как бы проверяя, не исчезнет ли картинка, и попыталась улыбнуться в маске.
- Как ты? - тихо спросил Эдвард и легонько прикоснулся к её руке.
Белла вяло и медленно показала на планшет, и Эдвард положил устройство ей на живот. Затем он придвинул свой стул вплотную к кровати.
«Думаю о тебе, - написала Белла. - У нас есть сын».
- Я знаю, милая! Это так здорово! - мягко улыбнулся Эдвард. - Ты придумала имя?
«Дуглас Чарльз Свон», - появилось на экране.
- Нет, я не согласен, - по-прежнему тихо сказал Эдвард. - Дуглас Чарльз Каллен.
Белла взглянула на него.
- Я знаю, Беллз, - настаивал Эдвард, - мы уже обсуждали это, но ситуация изменилась. Я ведь здесь, в больнице, и уже сказал всем, что я отец ребёнка. Без толку скрывать.
Изабелла вздохнула и попыталась улыбнуться, как показалось Эдварду, немного радостнее. Маска сковывала движения. Щёки Беллы залились нездоровым румянцем, коричневатым из-за жёлтизны кожи, а глаза заволокло дымкой.
- Болит? - спросил Эдвард.
В ответ Изабелла слабо качнула головой и показала глазами на капельницу. Сил не хватало, и она расфокусировано напечатала: «Ты здесь. Люблю тебя», - и тяжело задышала.
Монитор противно пискнул.
- Тсс, тише, я знаю, и тоже люблю тебя. Не волнуйся, иначе меня выставят. Надо позвать доктора, - и Эдвард позвонил на пост.
Он вышел в коридор, чтобы не мешать врачу делать его работу, и ждал окончания осмотра. Он хотел задать вопросы.
- Вы не сказали о её состоянии, доктор, - снова приступил Эдвард, когда врач вышел из палаты.
- Она поправляется. Восстановление идёт в штатном режиме, - ответил Дефо. - Но сейчас я имею ввиду только реабилитацию после двух полостных операций, которые перенесла Изабелла. У неё была тяжёлая беременность, которая, я полагаю, могла бы и не состояться. Мы сможем вернуться к диагностике нарушения обменных процессов в организме Изабеллы только спустя некоторое время, когда наладится гормональный фон после родов. В идеале, это будет месяцев через шесть.
- Вы хотите сказать, что Белла чем-то больна? Что все проблемы не из-за беременности? - удивился Эдвард.
- Пока ещё трудно судить, - ответил доктор. - Беременность — это ведь не болезнь. Но совершенно очевидно, что существуют серьёзные нарушения в эндокринной системе и лимфо-системе, спровоцированные беременностью. После родов проблемы могут увеличиться: организм пережил большие нагрузки.
Доктор остановился, видя, как сник Эдвард, и продолжил:
- Но не стоит пугаться. Зачатие произошло, беременность состоялась, ребёнок жизнеспособен и развивается, а значит — не всё так плохо. Здесь мы должны доверять природе. Результат, определённо, лучше, чем мог бы быть. Изабелла — боец. Во многом, благодаря её твёрдости, она стала матерью. Ты, может, знаешь, что она нарушала режим наблюдения за ходом беременности, отказывалась от госпитализации бесчисленное количество раз. Её гинеколог была просто в ужасе, она уже отчаялась. Мы думали, что всё будет гораздо хуже. Так что, всё хорошо, Эдвард!
- Умеете вы утешить, доктор! - выдохнул Каллен.
- Да, и поздравляю с рождением сына, - добавил Дефо, и собрался уже уходить.
- Подождите, доктор! - остановил его Эдвард. - У Изабеллы достаточная страховка?
- Да, пока всё покрывается. Но, Эдвард, в дальнейшем, особенно для ребёнка, может понадобиться не только достаточное, но лучшее медицинское обеспечение.
- Я понял. Последний вопрос, док! Какое обезболивающее получает Изабелла? У неё может быть спутанное сознание? - Эдвард пытался выяснить причину так взволновавших его СМС.
- У мисс Свон самые лучшие, натуральные препараты опиумной группы. Мы используем их в подобных случаях, когда матери ещё предстоит кормить младенца, чтобы не загрязнять организм лишний раз. Она получает морфины и находится под действием наркотика, и все связанные с этим реакции могут наблюдаться в течение короткого времени. Наркотическая зависимость исключена, если ты об этом — всё выгорает болью. К тому же, это не продлиться долго. Швы уже начали подживать. Терпение, и ещё раз терпение, Эдвард.
После разговора с доктором Каллен почувствовал, как усталость наваливается на него тяжёлым грузом. Суточный перелёт давал о себе знать. Точно такой же тяжестью на него обрушилось осознание нескольких вещей: Изабелла не здорова. Она и ребёнок нуждаются в заботе и дальнейшей реабилитации. Что бы не говорила Изабелла, она слаба и нуждается в помощи. Возможно, она скрывала от него реальное положение вещей, а он довольствовался её успокаивающими объяснениями. Изабелле было очень трудно всё это время, пока его не было рядом. Изабелла не хотела просить его о помощи и не хотела вовлекать в проблемы. Осознание этого сбивало с ног. Эдвард ещё раз вспомнил о том, что Белла писала ему. Он знал, что она любит его. Теперь он понял, насколько. Сильно и отчаянно. До смерти.
Постояв немного перед дверью, Эдвард вошёл в палату. Если он не потерял окончательно счёт дням, послезавтра был День рождения Беллы, и Эдвард подумал, что просто завалит всё здесь цветами. За сына, за День рождения, из благодарности и из чувства вины.
Последующие две недели Эдард почти полностью провёл в больнице. Он взял академический отпуск в университете и отпуск на работе, дожидаясь выписки Беллы и ребёнка. Каждый день он бывал в больнице. Позже, когда доктор допустил его в детское отделение, он навещал ещё и сына, по-прежнему остающегося в карантине. Затем, разделив заботы с Рене и Филом, ездил по хозяйственным делам. В несколько заходов Эдвард забрал из магазина кроватку, принадлежности, игрушки, посуду, бельё и одежду для малыша. Какая-то часть детского приданого была уже подобрана и оплачена Беллой заранее. Кое-что выбирал сам. Для Эдварда это были странные хлопоты. Рене занималась подготовкой дома к приезду младенца.
Накануне отъезда Эдварда в Массачусетс они с Беллой навестили малыша вместе. Белла всё ещё передвигалась на коляске. Предприняв все меры предосторожности и претерпев санитарную обработку, они оказались за стеклянными стенами. Мальчик выглядел совсем неплохо на взгляд теперь уже родителей. Кожа младенца была слегка красноватой, глаза карие. Впрочем, Эдвард ещё надеялся: он знал, что глаза новорожденных могут изменять цвет. Малыш двигал в воздухе маленькими ручками, и Эдвард инстинктивно протянул свою ладонь, чтобы пересечься с этими движениями. Крошечный кулачок столкнулся с его рукой, разжался, и схватил палец Эдварда. Это мягкое, невесомое рукопожатие было самым чудесным в его жизни.
Тем не менее, время Эдварда истекало. Белла ещё оставалась в больнице, но уже готовилась к выписке. Малыш должен был остаться под присмотром педиатров ещё как минимум на пару недель.
Перед отъездом Эдвард вручил Белле конверт, в котором лежали документы об открытии счёта на крупную сумму и банковская карта. Средства были переданы в полное распоряжение Беллы, все отчёты о списаниях должны были предоставляться только ей. Белла без лишних разговоров приняла карту. Если бы она была одна, она бы сопротивлялась. Но теперь в её душе жило беспокойство за здоровье малыша и неуверенность в том, что она сможет полностью контролировать ситуацию. Изабелла познала новое для себя чувство материнского долга: она должна во что бы то ни стало обеспечить благополучие ребёнка. К тому же она понимала, что Эдварду так будет спокойнее.
Проводив Рене и Фила, которые оставались в Форксе ещё некоторое время после выписки малыша, чему Эдвард был очень рад, Белла с головой погрузилась в заботы молодой мамы. Она не могла позволить себе послеродовую депрессию, или что-то в этом роде, но спустя несколько одиноких недель, почувствовала себя полностью опустошённой, усталой и лишённой всяких эмоций. Поздно вечером, успокоив ребёнка, преодолев все дневные заботы, она сидела на диване, держа в руке банковскую карту, которая так и пролежала на столике с тех пор, как Эдвард был здесь. Слёзы капали на чёрный кусок пластика. Всё же она была всего лишь слабая, маленькая женщина.


 

Автор: Иринет

 

 



Источник: http://robsten.ru/forum/67-1631-33
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: Иринет (08.11.2014) | Автор: Иринет
Просмотров: 920 | Комментарии: 27 | Рейтинг: 5.0/43
Всего комментариев: 271 2 3 »
avatar
0
27
Хотелось бы верить, что у этой пары все будет хорошо, но......... ведь Эдвард еще так молод а в жизни столько соблазнов.......   cray Огромное спасибо, автор! Ждем продолжение. Замечательное произведение good
avatar
0
26
спасибо за главу! вроде все неплохо, но как-то и не хорошо((
avatar
0
25
И опять она одна...судьба,что сказать... cray cray
Спасибо за главу!! good good
avatar
0
24
Спасибо за главу. Грустно... Этого и следовало ожидать.У Эдварда - учеба и работа, а у Беллы - ребенок.Но Эдвард поступает достойно, во всяком случае, пока...жду продолжения. cray
avatar
0
23
Спасибо, надо перебираться к Эду, делать нечего
avatar
2
20
благодарю cvetok01 cvetok01 cvetok01 cvetok01 cvetok01
avatar
2
19
тяжеловато ей ! Белле нехватает даже простых объятий и нежность любимого - именно сейчас !
сама три недели как стала мамой во второй раз и ООчень понимаю её! хочеться тепла от любимого, а не кусок пластика!
и дети рождаться с темным цветом глаз, а потом могут меняться!! (у старшей поменялись на голубо-серый, а у младшего пока карие)
спасибо за главу!!
avatar
1
21
Я очень это ценю, что с твоими заботами успеваешь заглянуть ко мне. Консультировать будешь.
avatar
1
18
Спасибо! lovi06032
avatar
1
17
спасибо
avatar
1
16
Ох спасибо за  главу. Надеюсь они оба поймут что Белле с ребенком нужно переехать  к Эдварду good
1-10 11-20 21-24
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]