Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Под небом Шотландии. Глава 10.3 Позволь, я помогу тебе...

Лорд Каллен глубоко вздохнул, собираясь напомнить Эммету, что его предположения, по крайней мере, неуместны, но прокрутив в голове его слова еще раз, озадачено уставился в пустоту перед собой.

Неужели…

Но ведь Виктория не стала бы этого скрывать? Хотя, учитывая, насколько запутанными и сложными стали их отношения в последнее время… И ведь это вполне объясняет, почему она отказывается от конных прогулок с ним, и почему так нервно себя ведет…

- Я глупец, - спустя несколько минут молчания, констатировал Эдвард, и сказал это так, будто сделал какое-то чудесное открытие.

- Бывает, - усмехнулся Эммет.

- Полнейший, - покачал головой Эдвард, понукая лошадь.

Вслед за неясной радостью, на него стремительно навалилось чувство вины. Да, Виктория стала вспыльчивой, да, она бросала в него совершенно нелепые обвинения и злилась, выплескивая на него свой гнев… Но если все дело в ребенке, которого она носит под сердцем, то как же она может быть виновата?

- Я должен ехать, - проговорил он, пришпоривая коня.

- Конечно, милорд, - улыбнулся Эммет, глядя в спину виконта, что на всех порах мчался домой. Давно он уже так не спешил.

- Прости, друг, - проговорил виконт, признательно хлопнув пару раз по загривку усталого Ворона, и передал поводья слуге.

Он взбежал по лестнице и направился прямиком в их с Викторией спальню. Чем быстрее Эдвард приближался к Ниберфорду, тем все больше крепла в нем уверенность, что беременность не надуманное предположение, а вполне закономерное событие, которого, на самом деле, он ждал с замиранием сердца всю сознательную жизнь.

Быть отцом, увидеть продолжение себя и любимой женщины в новой жизни… Разве может что-то быть более волнительным?

Подбежав к спальне, он распахнул двери и резко остановился: Вики сидела на кресле, поджав под себя ноги. Она уткнулась носом в колени, обтянутые материей тонкой сорочки, а ее длинные волосы мокрыми четкими спиральками лежали на гибкой спине, распространяя влагу по одежде.

Она не заметила прихода Эдварда, бездумно глядя перед собой, и лишь сильнее задрожала, когда он окликнул ее.

- Вики. - Лорд Каллен осторожно подошел к жене, нежно прикоснувшись к ее холодной коже. – О, Боже, да ты вся продрогла. Разве можно мыться в таком холоде?

Он подхватил ее на руки, и маленькие ладони тут же с силой сжали ворот его камзола. Придерживая жену одной рукой, Эдвард сдернул одеяло с кровати и бережно закутал ее, ощущая, как тепло растекается у него в груди. Так редко ему удавалось позаботиться о своей вспыльчивой, своенравной жене.

- Я прикажу затопить камин, - проговорил он, опуская Викторию на постель.

- Нет, - наконец произнесла она, утыкаясь носом в его шею. – Не уходи. Не уходи.

- Тшш… Я здесь, - обеспокоенно отозвался лорд Каллен, укладываясь рядом с женой. – Виктория, - шумно выдохнул он, – прости меня, я был настолько слеп.

Она не отозвалась, а лишь теснее прижалась к нему, все так же дрожа.

- Я должен был понять раньше, а вместо этого только… - Эдвард зажмурился, приникая щекой к мокрым волосам Вики. – Но почему ты поступила так? Почему не сказала мне?

Виктория медленно поднялась: ее лицо в сумеречном свете казалось еще бледнее обычного, а в глазах плескался не страх – отчаяние.

- О чем ты говоришь? – пролепетала она, словно из последних сил.

- О нашем… ребенке, - уже не чувствуя былой уверенности, ответил Эдвард. – То есть, я подумал… Ты беременна?

Тонкие брови Виктории взметнулись вверх, стали подрагивать плечи, и только после этого она начала смеяться. Смеяться страшно, зло, будто одержимая.

- Виктория… Вики, что с тобой? – окружив ее лицо ладонями, Эдвард вглядывался в блестящие от выступивших слез глаза. Он не знал, что делать, только повторяя имя жены, пытаясь дозваться ее, что оказалось бесполезно.

Ему даже стало легче, не так страшно, когда истерический смех перешел в глухие рыдания, и Виктория обмякла на его руках, самозабвенно предаваясь слезам.

- Ребенок… Боже мой, - изредка всхлипывала она, говоря с каждым разом все тише.

- Я пошлю за врачом, - уложив притихшую Вики, он с тревогой вглядывался в ее тонкие черты, не решаясь отойти от кровати даже на дюйм.

Она лежала с сомкнутыми веками, все так же дрожа, и когда показалось, что она уснула, ее глаза приоткрылись, и тихим голосом она прошептала:

- Ребенок… Ведь ты бы его любил?

- Конечно, Вики, - погладив жену по щеке, отозвался Эдвард. – Любил бы больше жизни.

- Больше жизни, - повторила девушка, и из-под пушистых ресниц, снова потекли горячие тихие слезы.

Вскоре она уснула, и виконт смог выйти из их спальни, совершенно опустошенный. Он долгое время стоял возле двери своей спальни не шевелясь, прежде чем смог заставить себя двигаться. Прежде чем заставить себя мыслить.

***

- Обычный нервный срыв, - пожал плечами доктор МакЛафен и поправил пенсне, то и дело норовившее слезть с переносицы. – Такое бывает, особенно с женщинами, знаете ли, - монотонным голосом сказал он, складывая свой саквояж.

- Обычный нервный срыв, - повторил Эдвард, не глядя на врача. Что могло быть в таком припадке обычного, ему понять было не суждено. – Но от чего? Никогда прежде с нею такого не случалось.

- Да от чего угодно. Дамы, знаете ли, создания более… тонкой душевной организации, - развел руками доктор МакЛафен. – Женщины умеют впадать в нервические состояния и без очевидных на то причин. Беременность многое объяснила бы, но… сожалею. Ваша супруга не беременна.

Виконт только кивнул в ответ – это он понял еще до прихода врача.

- Хотя ваше предположение весьма обосновано, милорд. Я прописал леди Каллен успокоительные травы, но если хотите, мы можем прибегнуть к более серьезным препаратам…

- Нет, - резко прервал доктора Эдвард, хмуро взглянув на него через плечо. – Я не позволю травить свою жену.

- Прекрасно, - удовлетворенно кивнул доктор. – Знаете… В таких случаях обычно помогают путешествия. Да, определенно. Отвезите леди Каллен куда-нибудь на отдых. Это благотворно влияет на нервы.

Доктор МакЛафен удалился, и Эдвард тотчас вернулся к Виктории. Она не спала, бездумно теребя кружева рукавов, и казалась не столько спокойной, сколько истощенной.

- Вики, - ласково позвал виконт, присаживаясь рядом с нею. В первое мгновение она замерла, а затем, не поднимая взгляда, подобралась ближе, укладывая голову ему на колени. – Иди ко мне, - с горечью прошептал Эдвард, и не без усилия перетащил жену к себе на руки – она будто не могла смотреть на него. – Виктория, - тихо позвал он.

Эдвард не знал, что сказать, он надеялся, что она даст ему хоть какую-то подсказку. Взрослый, сильный мужчина… Он чувствовал себя беспомощным рядом с этой маленькой женщиной. Он не понимал ее, и это было мучительно.

- Прошу, поговори со мной, - тихо прошептал он, утыкаясь носом в ее спутанные волосы. Он вдохнул ее запах, и болезненное тепло потекло по его венам. Его наркотик, его сладкий яд…

Виктория ничего не сказала в тот вечер. Она подняла лицо с крепкого плеча Эдварда только затем, чтобы прильнуть к его губам в каком-то сумасшедшем, безысходном, как ее рыдания, поцелуе.

Виконт пытался отстранить ее, пытался вразумить, но снова проиграл, поддаваясь ее власти над ним.

- Люблю тебя, - горько выдохнул он, погружаясь в нее, но Виктория накрыла его рот ладонью, которую вскоре заменили ее губы, так и не позволившие повторить это признание вновь.

***

Проснулся Эдвард на рассвете, кожей ощущая тяжелый взгляд. Он открыл глаза, и в утренних сумерках без труда различил фигуру Виктории, замотанную в шелковую простынь. Она лежала рядом, пристально глядя на него.

- Что такое? – хриплым ото сна голосом спросил виконт, протягивая руку к жене. – Почему ты не спишь?

Он не стал ждать, когда она подвинется к нему, и с легкостью притянул Викторию сам. Она прильнула к его телу, и все так же молча начала поглаживать пальчиками волоски на широкой груди. Такой тихой он ее не видел.

- Послезавтра в Эдинбург привезут отличных лошадей, - негромко начал Эдвард, проводя ладонью по оголенному плечу жены. – Я выкуплю лучших, и мы сможем отправиться в Англию. Я же знаю, что ты терпеть не можешь почтовых карет, - мягко усмехнулся он, чуть прижав к себе Вики. – Эммет сказал, что у него на примете хороший конюх, так что проблем с лошадьми больше возникнуть не должно.

Лорд Каллен говорил осторожно, словно боясь ее спугнуть, и ее долгое молчание снова начало скручивать тревожный узел у него в груди.

- Ты хочешь в Англию? – наконец, тихо спросила она.

- Я хочу, чтобы ты отдохнула, Виктория. А поездка поможет тебе развеяться.

- Но… ты же говорил, что ты был рад уехать в Шотландию. Что в Англии тебе многое претит, - сглотнув, пробормотала Вики.

- Это все неважно, - вздохнул Эдвард, поднимая лицо жены за подбородок.

Она посмотрела на него долгим, пронизывающим взглядом, а между ее бровями пролегла складочка, точно она обдумывала что-то важное.

- Нет. Я не хочу в Англию, - покачав головой, сказала она.

- Мы можем поехать в Италию. Хочешь в Рим? – пожал плечами Эдвард, проведя пальцами по белой нежной щеке.

- Не хочу, - покачала головой Виктория. – Здесь… Ниберфорд - наш дом. Я хочу быть здесь.

- Но ты же… Виктория, мне начало казаться, что ты терпеть не можешь это место, - усмехнулся виконт.

- Неправда, - как-то решительно сказала она. – Здесь все так, как я когда-либо хотела. Ты сделал все прекрасно, - добавила Вики дрогнувшим голосом и обняла Эдварда удивительно крепко. – Ты знаешь, как я люблю Шотландию.

- Я тоже… Но, ты действительно этого хочешь? – с сомнением спросил он, отвечая на объятие.

- Да.

Они замолчали, и какое-то время лежали в тишине, пропитываясь теплом друг друга. Эдвард вздохнул, поддаваясь несмелой надежде, которая эфемерно коснулась его: кто знает, может быть, если они оба будут стараться, то смогут все исправить…

Виконт прижался губами к макушке Виктории, обещая про себя сделать все, что было в его силах. Возможно, это и была точка их нового отсчета.

- Вики? Скажи мне… Что тебя так расстроило? – осторожно спросил Эдвард, понимая, что не никогда не сможет отпустить то, что произошло с Викторией просто так, не получив ответов.

Она напряглась в его руках, замерла, и только спустя долгую минуту заговорила:

- Я просто… Я просто, - она судорожно вздохнула, и лорд Каллен мягко заставил ее посмотреть на него.

- Что? – ласково спросил он, наблюдая, как нижняя припухшая губа его жены начала непроизвольно подрагивать. Виктория казалась потерянной – она не могла подобрать слов, а взгляд стал рассеянным. – Устала? – выдохнул Эдвард.

- Устала, - беззвучно согласилась она. – Почти умерла.

- Не говори так, - резко сказал виконт, крепко сжав округлые женские плечи. – Никогда, слышишь?

Вики неуверенно кивнула и снова опустилась на грудь мужа, прижимаясь к ней щекой. Так они встретили новый день: в тишине и предчувствии перемен.

***

Эдвард сидел не шевелясь: его пальцы крепко вжались в бок Изабеллы, чего он, погрузившись в собственные воспоминания, не заметил, а она просто-напросто не обратила внимания.

- Что же было дальше? – тихо спросила она, накручивая на палец нитку, выбившуюся из шва запачканной сорочки мужа.

- А потом… Потом между нами наступило затишье, - ровным голосом проговорил виконт. – Не мир, а именно затишье. Я никогда не видел Викторию такой тихой, смирной. Я не узнавал ее, и радости ее смирение мне не приносило никакого, потому что она сама будто потухла. Хотя я знал, что так не может долго продолжаться, - усмехнулся Эдвард. – Это было не свойственно ей: слушаться, поступать в угоду кому бы то ни было. Даже мне.

Я старался не отходить от нее ни на шаг, боясь повторения припадка. Пытался радовать ее: драгоценности, деликатесы, лучшие наряды… Все, что она любила. И ждал, ждал, когда она вернется ко мне такой, какой я ее всегда знал. Какой я ее полюбил… Но ничего не повторяется, как было однажды… С каждым днем она становилась все дальше от меня.

В один вечер, когда мы сидели возле камина, я вдруг поймал ее взгляд – тяжелый, колючий. Она была какой-то другой, почти незнакомой, но мне казалось, что я заранее знал, какие слова слетят с ее губ…

***

- Кто она?

- О чем ты? – нахмурившись, медленно произнес виконт. Он понял, о чем она спрашивает, но то, насколько возмутителен был ее вопрос, мешало сразу признать это.

- Не строй из себя невинность, - усмехнулась Виктория снова дерзко и открыто, как бывало раньше, но на этот раз ее уверенность была наигранной. Тонкие пальцы с силой сжимали бокал, стекло которого грозилось вот-вот треснуть от испытываемого давления. – Кто это? Лили? Беатриса? Или ты выбрал кого-то из замужних дамочек? Это ведь нетрудно было, не так ли? Они все так смотрели на тебя. Всегда. Я наскучила тебе слишком быстро, любимый. Ведь так? Ты уже жалеешь, что покинул свой Лондон? Своих холеных английских любовниц? Ты…

Виктория говорила все быстрее, а мрачное молчание Эдварда, в котором он слушал этот унизительный монолог, казалось, только нервировало ее еще больше.

- Я так и знала! – отбросив бокал в сторону, вскрикнула она. Ее голос слился со звоном битого стекла. – Я так и думала! Все это внимание, все эти подарки! Замаливаешь грехи, милый? Скажи, она лучше, чем я? Больше умеет? Или ты нашел какую-нибудь невинную овечку, м? Они ведь так сладко испуганно вздрагивают, не так ли? Не то, что я – развратная, распущенная…

- Замолчи! – не вытерпел виконт. Одним движением он приблизился к Виктории, накрывая ее рот ладонью. – Вот, как ты обо мне думаешь? – зашипел он, жадно вглядываясь в ее глаза. Их зрачки плясали какой-то лихорадочный танец, что попадал в такт мерцающего в камине огня. – Ты действительно полагаешь, что вышла замуж за такого низкого, бесчувственного мерзавца? – бросил он и опустил руку, когда Виктория с силой вцепилась ногтями в его ладонь.

- Ты даже не хочешь, не думаешь оправдываться, - жарко, почти возмущенно пробормотала она, обвиняя.

- Мне не в чем оправдываться, - покачал головой Эдвард, и на место вспыхнувшей злости начала наступать тупая боль разочарованного непонимания. – Боже, Вики, - горько прошептал он, притягивая жену к себе. – Как же ты не видишь, что для меня ничего не существует, кроме тебя? Что ты – единственная.

Он прильнул к ее губам в поцелуе, тотчас ощутив, как по коже потекли горячие слезы – то ли ее, то ли его собственные. Руки Виктории отталкивали Эдварда, в то время как губы льнули к его рту. Он никогда не смог бы ее понять…

- Скажи еще раз… Нет, не говори, - едва слышно пробормотала она, опуская глаза. Мука исказила ее прекрасное лицо.

Лорд Каллен обхватил его ладонями, поднимая к себе.

- Ты единственная, Вики. Ты единственная, которую я хочу видеть матерью своих детей, - искренне произнес он, но замер, когда вмиг что-то холодное появилось в ее выражении.

- Вот как. Сначала хочешь обезобразить меня, а потом обложить младенцами, чтобы было оправдание твоим изменам? Ведь я уже не буду такой желанной, не так ли? – презрительно бросила она.

Эдвард отпрянул от Виктории, точно она обожгла его.

- Ты не в себе, - покачал он головой. – Ты не можешь так думать.

Она потянулась к нему, обвивая шею тонкой рукой.

- Я не хочу, Эдвард. Как же так? Ты обещал, что всегда будешь любить меня, - зашептала она.

- Я не лгал. Но ведь дети, это и есть любовь…

- Нет! Ты только мой! Как ты…

- Боже, Виктория! Я не комнатная собачка! - Эдвард вскочил на ноги, отцепив от себя изящные, но хваткие руки. Он посмотрел сверху вниз на прекрасную, сводящую его с ума женщину, не желая верить своим ушам. – Это просто приступ, - проговорил он скорее себе, чем Вики. – Это не ты. Я позову врача.

- Мне не нужен врач! И ты! Ты тоже мне не нужен! Ты просто лжец! – закричала Виктория. Она поднялась, не сводя горящего взгляда с лорда Каллена. – Лжец. Это ты во всем виноват! Ты!

Она горько расплакалась, прикрывая руками лицо, и виконт не смог устоять на месте: не смотря ни на что, все его существо стремилось к ней, желая прижать к себе, успокоить. Но она не позволила, оттолкнув от себя, и не глядя на Эдварда, выбежала из комнаты, оставляя его еще более потерянным. Еще более одиноким.

***

- Эдвард, но я не могу принимать такие решения сам. Что, если…

- Эммет, я полностью доверяю тебе, - серьезно проговорил виконт, разбирая документы, к которым не притрагивался вот уже которую неделю. – Я не могу сейчас отлучиться.

МакКарти глубоко вздохнул, но спорить не решился.

Последние две недели виконт если и выезжал, то только на верховые прогулки: Ворон успокаивал его хотя бы немного. Все остальное время он проводил с Викторией.

В тот же вечер после того, как она убежала, Вики вернулась к ним в спальню и стала ластиться, как кошка. Она впервые пробормотала «прости» между поцелуями, она шептала, что не знает, почему так ведет себя, но Эдвард понимал – это ложь. Как и его собственные слова о том, что она не в себе… Но он принял ее, окружая собой, своим теплом, не говоря ни слова.

Лорд Каллен осознал окончательно, что Виктория была такой и никакой иначе. Она была более в своем уме, чем он сам, а ее истерики – всего лишь часть характера: взрывного, огненного, как она сама. Это должно было произойти – рано или поздно. А теперь… Теперь он просто не знал, как себя вести, ведь он любил эту женщину. И все, что оставалось ему, это надеяться. Верить.

Раздался стук, и дверь отворилась, впуская в кабинет Вики. На ней было не по сезону легкое платье ярко-зеленого цвета. Буйство красок и улыбка, не касающаяся глаз.

- Что-то случилось? – спросила она, взглянув на Эммета.

- Ничего. Обычные текущие дела, - улыбнулся Эдвард, протягивая к Виктории руку. Она медленно подошла к нему, переплетая их пальцы.

- Мистер МакКарти хочет похитить тебя, не так ли? – спросила она, изогнув тонкую бровь.

- Не совсем так, леди Каллен, - ухмыльнулся Эммет, глядя на нее со странной смесью снисхождения и осторожности.

- Я никуда не еду, - проговорил Эдвард, поднося руку Вики к губам.

- Отчего же? Совершенно зря, - пожала она плечами.

- Что? – опешил Эдвард.

- Я говорю, что тебе стоит поехать. Тем более, раз это важно, - отстранившись, сказала Виктория. Она одарила мужа улыбкой, пока он старательно пытался разгадать ее настроение. – Ты скоро зачахнешь здесь. Смотри, какая чудесная погода. Нет, ты просто обязан поехать.

Эдвард с Эмметом переглянулись, и МакКарти одобряюще улыбнулся. Кажется, он считал это хорошим знаком. Виконт же только надеялся на это.

- Ты поедешь со мной? Мы остановимся в Эдинбурге, а затем вместе можем поехать в соседнее…

- Нет, - отмахнулась Виктория. – Не стоит. Ты же знаешь, я терпеть не могу эти твои деловые поездки, - с легким смешком сказала она. – Лучше я дождусь тебя дома. Только не долго – во вторник нас пригласили к Макгрори.

- Я могу не ехать вовсе, - с сомнением произнес Эдвард. – Эта поездка займет два дня.

- Брось. – Виктория подошла поближе, нежно прикоснувшись к руке виконта. – Мы же не можем вечно сидеть взаперти. Ведь так?

- Не можем, - с неуверенной улыбкой подтвердил он. – Ты права.

Он с любовью посмотрел на нее, накрывая холодную ладошку своей, и тихонько сжал. Уезжать ему не хотелось, но если это был их первый шаг, чтобы продвинуться хоть куда-нибудь, то он готов был сделать его.

Они с Эмметом выехали из поместья спустя час, и Эдварда переполняло удивительное, зыбкое чувство радости. Он не предчувствовал ничего дурного.

***

- Все в порядке? – спросил Эммет, глядя на нахмуренное лицо лорда Каллена.

- Мне не по душе, что пришлось задержаться, - беспокойно проговорил Эдвард.

- Всего лишь ночь, милорд. Уверен, вашу записку доставили. Никто не мог знать, что у Ворона испортится подкова. Хорошо, что попался толковый кузнец.

- Да, хорошо, - пробормотал виконт, все же ускоряясь.

Они выехали на рассвете и должны были прибыть в Ниберфорд уже довольно скоро, однако Эдвард не мог не торопиться. С самого первого момента, как только он открыл глаза, он чувствовал, что должен быть дома. Прямо сейчас.

Прибыв в Ниберфорд, лорд Каллен вбежал в парадную дверь и прямиком направился к лестнице, не обращая внимания на двух застывших у дверей служанок.

- Милорд, - севшим голосом позвала его миссис Кэмпбел, спускавшаяся вниз навстречу виконту.

- Что? – выдохнул он, глядя на побледневшее лицо экономки.

- Леди Каллен. Она заперлась вчера после прогулки, и не разрешала войти. А сегодня… Не отзывается. Дверь заперта, и… - голос миссис Кэмпбелл дрогнул, но она взяла себя в руки, продолжив. – И мне кажется, что я слышала стон.

- Эммет! – крикнул лорд Каллен. Он обернулся и увидел, что МакКарти уже взбегал по лестнице. – МакЛафен...

- Я быстро, - кивнул Эммет, не задавая больше вопросов, и в несколько шагов сбежал обратно.

Эдвард скользнул мимо миссис Кэмпбелл, действуя на удивление осмысленно: забежав в кабинет, он схватил кочергу, что висела возле камина рядом с остальными инструментами, и четким шагом направился к их с Викторией спальне. Дверь он вскрывал молча, видя перед собой только одну цель – оказаться рядом со своей женой. Но когда замок поддался, а кочерга с глухим звоном упала на пол, страх стремительно ворвался в его грудь вместе с дыханием.

- Вики? – позвал виконт. Он стремительно подошел к кровати, на которой под грудой одеял калачиком свернулась Виктория. Она не отозвалась, не пошевелилась. – Милая…

Он с ужасом выдохнул, отводя огненные волосы от ее лица, когда увидел какого землистого цвета стала ее кожа.

Виктория вся взмокла, губы ее были серыми, а глаза, которые слабо открылись, стоило Эдварду повернуть ее голову к себе, казалось, тоже померкли.

- Эдвард… - прошептала она.

- Тише, тише, - забормотал он, дрожащей рукой проводя по ее холодной щеке. Он сморгнул навернувшиеся слезы. – Врач скоро будет. Потерпи немного. Боже, что же это?

- Я не могла… Не могла допустить… - едва выговаривая слова, прошептала Виктория.

- Ты вся мокрая, – проговорил он, погладив жену по влажным волосам – единственному яркому всполоху, что остался. – Сейчас. Я переодену тебя.

Не замечая, как его собственные слезы капают вниз, Эдвард откинул одеяло и перестал дышать. Простыни, одеяло, тонкая сорочка – все было в крови. Так много крови.

Железистый запах ударил лорда Каллена, как тяжелый кулак в солнечное сплетение. Он резко поднял липкий подол, проводя руками по окровавленным ногам Виктории, по ее животу, и не найдя никаких ранений, только тогда догадался, откуда взялось кровотечение.

- О Боже, Вики, - поддаваясь отчаянию, он привлек ее к себе. Если бы была рана, он бы знал, что делать… Сейчас же он оказался совершенно бессилен. – Держись, прошу тебя. Держись. Скоро… Скоро будет врач.

- Я не могла, - снова пробормотала она, и на этот раз виконт прислушался к ее словам. – Я не могла, чтобы… Чтобы он родился…

- Что? – замер Эдвард. Он провел ладонью по лицу, смешивая свои слезы с ее кровью. Ему, должно быть, послышалось.

- Не могла… Слишком… Слишком люблю…

- Я… не понимаю, - севшим голосом пробормотал Эдвард, мягко отстраняя от себя Викторию. Он снова уложил ее на подушки, чувствуя, как у него в груди начинает холодеть. Будто холод ее кожи просачивался в его тело.

- Не должен был… родиться, - из последних сил выдохнула Виктория.

Почти не слыша своих слов, не желая их слышать, виконт прошептал:

- Ты… Ты избавилась от… Нашего ребенка?

Виктория не ответила ничего, а только покачала головой, и горячие слезы потекли по ее бледным щекам.

Эдвард будто онемел. Онемел весь: и телом, и душой. Даже дрожь отпустила его, а окружающие звуки стихли. Как в могиле.

Виктория, его любимая жена… Только что вырвала у него последнее, что оставалось… Так легко. Он не мог осознать, что происходит, не мог осмыслить, лишь чувствуя оглушающую потерю.

Вся нежность, вся любовь - настолько сильная, что походила на одержимость - так тесно сплелась с безысходностью в душе Эдварда, что он и сам не заметил, в какой момент это стало слишком тяжелым грузом для него одного.

И только надежда, только мысль о том, что эта удивительная, вихревая женщина любит его, что он не один в своем запутанном лабиринте, помогала, держала на тонкой ниточке то, что зародилось в его сердце, когда он впервые увидел Викторию.

Надежда… Надежда, что они справятся, что все переменится, и они сумеют быть счастливыми. Это единственное, что оставалось у гордого лорда Каллена, единственное, за что он так упорно цеплялся. А Виктория просто смяла ее и бросила ему в лицо, как насмешку, как плевок, что теперь кровавым пятном расплывался по ее рубашке.

Она посмеялась над его наивностью и упорной верой, убив их ребенка – маленькое сплетение их судеб и сердец. Символ их любви, которой никогда и не было. Она не любила его, играла с ним, как с безмозглым юнцом. Хотела владеть, но не отдавать, пленила, а он и не заметил…

Вот только не пал окончательно к ее ногам, оттого и злость, от того и слезы.

- Как ты… Как ты…

Эдвард убрал от Виктории окровавленные руки, почти реально ощущая, как лопнуло последняя связь, и сердце его ухнуло в такую бездну, куда невозможно было обратить взор без сковывающего сердце страха. Страха человека, который только что потерял то, ради чего старался жить.

Вики потянулась слабой рукой к виконту, но он с ужасом отшатнулся от нее.

- Эдвард… - беззвучно пробормотали бледные губы.

- Не смей, - едва слышно выдохнул он, расширившимися глазами глядя в лицо Виктории – бледное, все еще живое, но уже с несмываемой печатью смерти. – Не смей, слышишь! – вскричал он, не понимая своих чувств. Уже ничего не понимая.

Он должен был принять ее руку, но не мог. Он хотел заглянуть ей в глаза в мольбе, и боролся с желанием с силой сжать эту тонкую белую шею, которую столько раз покрывал благоговейными поцелуями…

- Предательница, - потерянно прошептал он, и их взгляды встретились.

Ее длинные изогнутые ресницы дрогнули, точно она собиралась что-то сказать, но сил больше не осталось…

Эдвард не заметил, когда она перестала дышать, но он видел, как жизнь ушла из ее глаз, и его сердце замерло.

Он смутно помнил, сколько сидел подле нее, не двигаясь с места, прежде чем в комнату вбежали Эммет с доктором МакЛафеном. Он смутно помнил, как МакКарти оттаскивал его от ее окровавленной кровати.

Кажется, он не сопротивлялся.

***

У Беллы побелели костяшки пальцев, от того, как сильно она обнимала Эдварда. Он словно окаменел, и когда она посмотрела на его лицо, то там не было ненависти, о которой он твердил. Только страдание. Только боль.

- Ты любил ее, - тихо прошептала она.

- Иногда мне кажется, что не было никакой любви. Только…

- Но ты любил, - удивительно твердо произнесла Изабелла. – И должен был ее оплакать, Эдвард.

- Оплакать? – фыркнул виконт, не замечая, как по его щекам потекли слезы. – Ее. Эту…

- Женщину, которая была в твоем сердце. Какой бы она ни была, ее уже нет, и твой гнев… Он только губит тебя. Неужели ты не чувствуешь?

Эдвард нахмурился, обдумывая ее слова, а Изабелла замерла, вглядываясь в ярко-зеленые глаза. Она только теперь поняла тот груз, который тянул ее мужа в противную от нее сторону, который не позволял ему приблизиться к ней, дышать одним воздухом. Разве мог он начать жить с другой женщиной, когда боль, нанесенная Викторией, все еще терзала его сердце? Когда он до сих пор не мог простить ее за содеянное? Не мог простить себя. Разве только…

- Ты все еще любишь ее? – почти неслышно прошелестела леди Каллен.

- Что? – вздрогнул лорд Каллен, выныривая из своих спутанных мыслей, но тотчас покачал головой: - Нет! Нет, Белла. Я…

Он обхватил ее за плечи, однако сразу же опустил руки, когда Изабелла вскрикнула от боли.

- Прости, - прошептал Эдвард, осторожно обхватывая ладонями лицо своей жены. – Прости меня, - повторил он, и Белле уже не было понятно, за что именно он просит прощения, а от его голоса, от близости с ним, которой она не испытывала прежде, ее сердце гулко забилось в груди.

Едва заметный кивок и облегченный вздох обоих, слившийся в нежном поцелуе.

- Прошу тебя. Постарайся простить, - соприкоснувшись с виконтом лбами, пробормотала Изабелла.

Он ответил ей так же, как она минутой ранее - медленным кивком. Но в этом жесте не было неуверенности, потому что Эдвард как никогда готов был пообещать Белле, что бы она ни попросила, и заплатить любую цену, чтобы это обещание выполнить. Даже такое тяжелое, почти невозможное… Но на которое, кажется, у него появились силы.


Ждем ваши комментарии здесь и на форуме!



Источник: http://robsten.ru/forum/67-3166-11
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: tcv (15.01.2020) | Автор: Минипута
Просмотров: 222 | Комментарии: 7 | Рейтинг: 5.0/6
Всего комментариев: 7
0
7  
  Спасибо за продолжение  girl_wacko

0
6  
  Да уж, сдвиг в голове у ней был. Помешательство.
Спасибо за продолжение.

0
5  
  Спасибо за главу!  good  lovi06015

0
4  
  Мне кажется, у Виктории определённо был сдвиг по фазе. Какое-то нервное расстройство. Иначе я не могу понять, как человек на пустом месте будет закатывать такие дебильные истерики без повода.
Жаль Эдварда.

0
3  
  Спасибо за главу lovi06032 так и знала-неудачный аборт.эгоистка,она не любила никого кроме себя(

0
2  
  У Виктории явно шарики за ролики в мозгу уехали, и она была нестабильна. И очень много недосказанности...

2
1  
  Благодарю за главу!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]