Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Успокой мое сердце. Глава 21
Место, которое мне снится, просто безупречно. Словно только что с холста известнейшего живописца. Светло-голубое небо, темно-зеленые кромки густых тенистых деревьев, невысокая весенняя травка, пробивающаяся сквозь бурую землю, и цветы. Море цветов самых разных расцветок. Наверное, в спектре столько и нет.
Любуюсь всем этим великолепием, впитывая каждую секунду времяпровождения здесь.
Вижу птиц. Десять или пятнадцать странных пернатых, летящих сгрудившейся стайкой только в им одним известном направлении.
Отсюда, с земли, кажется, что они розовые. Длинные крылья расправлены, гордые шеи вытянуты вперед, клювы сомкнуты, а глаза широко раскрыты.
Заслоняю солнце рукой, провожая птиц взглядом, как вдруг одна из них резко меняет траекторию полета, снижаясь к земле.
Бежевые лапы касаются травы в метре от меня.
Смешно склоняя голову на бок, странное существо что-то во мне разглядывает.
- Alzare(Вставай,) - раздается совсем рядом.
Оглядываюсь, ища обладателя приятного голоса. Но поблизости лишь бесконечная цветочная долина.
- Alzare, – повторно повисает в воздухе.
Не до конца веря предположению, перевожу взгляд на птицу. В ней что-то изменилось. Что-то… глаза!
Маленькие черные бусинки превратились в зияющую глубину малахитов…


Моргаю, и цветы с небом исчезают. Вместо них материализуется серебристый деревянный балдахин кровати, бесконечные белые покрывала, и Эдвард, чье лицо замерло над моим всего в каких-то тридцати сантиметрах.
- Поднимайся, - негромко приказывает он уже на чистом английском. Испугаться попросту не успеваю. Лишь ощущаю некоторое недоумение от чересчур живого сна.
Сажусь, подминая под себя часть простыней.
Каллен подпирает дверь. Его рубашка идеально подходит к глазам. Она почти такого же цвета. И лишь черные брюки неизменны.
Замечая комод с миллионом ящичков, вспоминаю, где нахожусь. Детская.
Автоматически поворачиваюсь в сторону окна. К другой половине кровати.
Джером здесь. Его тельце хорошо просматривается под толстым одеялом. Светленькая головка устроилась на подушках.
Малыш лежит ко мне спиной, и от этого желание прикоснуться к нему становится сильнее, разгорается алым пламенем.
Протягиваю руку, но слова Каллена опережают дальнейшие действия.
- Нет.
Короткое, простое, ядовитое. Слово, которое я запомнила лучше собственного имени.
«Нет».
«No»…
Убираю руку, тоскливо поглядывая на ребенка. Надеюсь, его теперешний сон такой же добрый, как мой. Рядом с Джеромом мне не снятся болезненные и страшные вещи. А ему?..
- Изабелла, - мой похититель напоминает о своем присутствии, говоря немного громче и строже.
Встаю, быстрым шагом преодолевая разделяющие нас метры.
- Доброе утро, мистер Каллен, - нерешительно шепчу, оказываясь совсем рядом.
Эдвард удивленно смотрит на меня, но свои слова произносит.
- Доброе, Белла.
А затем разворачивается и выходит за дверь. Без лишних слов ясно, что мне тоже следует покинуть комнату.
В коридоре мужчина шествует впереди, но недалеко. Нет той огромной пропасти, что простиралась между нашими телами раньше.
Иду, умудряясь ни о чем не думать. Мысли как будто стерли ластиком. Воспоминания, опасения, глупые теории – все пропало. Это воздействие сна?
Каллен сворачивает к лестнице. Делаю то же, даже не вглядываясь в стены, на которых развешаны на равном друг от друга расстоянии блестящие светильники. Их маленькие лампочки не горят.
- Заходи, - тяжелые двустворчатые двери, на деревянной поверхности которых вырисованы большие квадраты, по нескольку раз обведенные разными оттенками коричневого, распахиваются перед самым носом.
Оказываюсь в темном помещении без окон. Люстра над бильярдным столом зажигается одновременно с хлопком дверей. По всему периметру стен расставлены тяжелые кожаные кресла. Я их знаю…
Да это же та самая комната, которую я первой посетила в особняке мужчины! Джаспер привел меня сюда!
Вон то кресло, самое крайнее, в темном углу, откуда виден лишь край стола – туда меня швыряли.
Правильно.
Это точно здесь.
Эдвард обходит меня, приближаясь к зеленой поверхности стола. Его рука касается её, избегая сгрудившихся в тесном треугольнике шаров.
За спиной мужчины видны два шкафа с двумя открытыми полками. На одной из них расставлены толстые книги в потрепавшихся переплетах, а на другой хрустальные бокалы. Остальные углубления шкафа скрыты дверцами с зигзагообразными ручками.
- Садись, - тихо велит Каллен. Его взгляд кажется мне отрешенным.
Послушно опускаюсь на ближайшее кресло. Какие бы с ним не были связаны воспоминания, а кожа все-таки безумно удобная.
Рассматриваю комнату из нового ракурса, подмечая ещё кое-что интересное.
Пустая стена из темного дерева располагается на некотором отдалении от бильярдного стола, но все же непосредственно напротив него.
На этой стене три надписи, вырисованные золотыми красками.
«Supprime», «Fais grâce», «Pense» - не без труда рассматриваю дизайнерский подчерк. Судя по последнему слову, язык французский. В наше последнее совместное времяпровождения, после предложения остаться на его вилле, Маркус сказал мне «pense». Он повторил его и перевел на итальянский.
«Pensare, Boginiya di Roz» (Подумай, богиня роз).
А остальные слова? Это какая-то древняя мудрость? Каллен поклонник античных поговорок?..
- Детская принадлежит Джерому, - прерывая череду мыслей, говорит Эдвард. В его позе ничего не изменилось, но зато глаза теперь направлены на меня, - твоя спальня – тебе.
Изумленно смотрю на него, не замечая связи между этими двумя предложениями.
- …сегодняшняя ночь – исключение.
Очень вовремя вспоминаются слова Марлены о том, что «ночи» принадлежат «ему».
«Мистер Каллен будет очень недоволен, если узнает, что вы спали у ребенка».
Черт. Точно.
- Джером был напуган, - неловко теребя прядку волос, отвечаю я. – Ему приснился плохой сон, и он пришел ко мне…
- Я знаю, к кому и когда он пришел, Белла, - рычит мужчина. – И повторяю: сегодняшняя ночь – исключение. Спать с ним в одной кровати тебе запрещено.
Последнее слово выделяется по буквам. Ничем хорошим это не пахнет.
- Конечно, - вздыхаю, опуская голову. Так мы обойдемся меньшей кровью.
- Теперь о другом, - Каллен отходит от стола, садясь в одно из кресел, расположившееся максимально близко к нему, - через два часа я покидаю особняк. Вернусь через неделю. Сделай все, чтобы это не произошло раньше.
Вот это уже полезная информация. Неужели мужчина решил предупредить меня? С какой целью? В прошлый раз ему это не понадобилось.
- Во время моего отсутствия ты должна исполнять свои обязанности с максимальной четкостью. Я оставил тебя здесь и не желаю пожалеть о своем выборе.
- Вы не пожалеете, - говорю с максимальной серьезностью. Дело уже не только в Джеймсе. Не только в холодной улице и страшной мучительной смерти…
Дело в Джероме. Я ни под каким предлогом, ни на секунду не хочу покидать его. Не хочу лишиться возможности находиться рядом с существом, по-настоящему во мне нуждающемся.
- Spero (надеюсь), - обращая взгляд к словам на темной стене, отзывается мой похититель. Его ладонь подпирает подбородок, представляя на обозрение точеный профиль. Побледневшая кожа и слегка впавшие щеки при таком угле тоже хорошо просматриваются.
Это наталкивает на другие мысли. Тоже связанные с поздним временем суток.
- Вам не говорили, что наркотики убивают? – припоминая его сегодняшний ответ на мой вопрос о том, что внутри шприца, интересуюсь я.
Каллен горько усмехается:
- Наркотики – самая малая губительная сила, изобретенная человеком. И это не совсем та наркота, о которой ты думаешь.
Малахиты возвращаются ко мне. Едва заметное сожаление проскальзывает в них.
Не та, о которой думаю? А какая же?..
- Сегодня ночью… - шепчу я.
- Сегодня ночью ничего особенного не случилось, - прерывает мужчина, рассуждая на удивление спокойным, почти безразличным голосом.
- Вы каждый день это принимаете? – хмурюсь, не в силах подобрать причину зарождающемуся внутри непониманию.
Эдвард медленно качает головой. Его губы подрагивают. Если он что-то и говорит, то я не слышу.
Смотрю на этого человека и не могу понять, какой он. Не могу дать точную характеристику. Сумасшедший или нет, умный или нет, жестокий или…
Стоящая перед глазами картинка, где он нежно обнимает сына, рушит все прежние убеждения. Не жестокий. Нет. Ничто уже не кажется настолько весомым подтверждением, как этот поступок.
Взгляд Эдварда опущен на собственные руки, сложенные на коленях. Он кажется мне потерянным, хотя наверняка это называется задумчивостью...
- Ирина, - произносит Каллен, привлекая мое внимание.
Ирина - это имя? Такого слова ни в английском, ни в итальянском вроде бы нет…
Да, имя. Женское имя.
- Ирина? – осторожно переспрашиваю я.
- Ирина, - Эдвард прикрывает глаза, делая глубокий вдох. – Её звали Ирина.
Мой похититель будто в трансе. Притом в довольно глубоком.
Он даже не оборачивается, когда я покидаю свое место, приближаясь к нему. Не двигается даже тогда, когда приседаю около кожаного подлокотникаего кресла.
Такое поведение для меня ново, но ничего поделать не могу. В последнее время над своими желаниями Белла не властна.
- Кого звали? – тихо спрашиваю, внимательно всматриваясь в его лицо.
Только теперь, кажется, догадавшись что я уже не там, где была раньше, малахиты оставляют в покое пол.
От непроглядной усталости, скопившейся в них и обращенной на меня, не знаю куда деваться. Новое, ни с чем несравнимое чувство затапливает с головой. Впервые хочу докопаться до сущности кого-то, кроме своей собственной.
Сейчас взгляд Эдварда напоминает вчерашнего Джерома. Маленького, беззащитного, одинокого. В них тоже желание, что и у малыша – получить свою порцию сострадания. Ощутить хоть чуть-чуть сочувствия и участия.
Даже не знаю, что и думать. Видеть такое во взрослом, временами даже чересчур, человеке – мягко говоря, необычно.
- Мать Джерома, - Каллен отворачивается, прежде чем я успеваю хоть что-то сделать.
- Она умерла, - прикусываю губу, припоминая слова Марлены. - Так ведь?
- Умерла?! – Эдвард громко, почти истерически смеется, но ко мне все ещё не поворачивается. Его взгляд прикован к стене. Стене с непонятными французскими словами.
- Если бы... – спустя пару секунд отвечает он, – если бы умерла, было намного проще.
В эту же минуту черты его лица заостряются. Смешливость пропадает. Истерика останавливается.
- Эдвард… - бормочу, решительно не понимая ни единого слова, сказанного сейчас. «Если бы умерла»? Разве она уже не в сырой земле? Разве есть какие-то шансы на её возвращение?
А как же слова домоправительницы?
- Хватит. Вставай, - мужчина поднимается с кресла, двигаясь к двустворчатым дверям, - у нас мало времени.
Делаю что велено, хотя особой тяги к чему-либо уже не испытываю. Мне нужен ответ!
- Быстрее, - Эдвард такой же, как и всегда. Вернулось все, включая приказной тон и грозный взгляд.
- Раз уж ты здесь на длительное время, будет справедливо показать тебе дом, - выпуская меня из комнаты, сообщает Каллен.
- Конечно.
- Не вижу радости, - Эдвард скрещивает руки на груди, становясь прямо передо мной. Его парфюм заполняет легкие. Странно, но сейчас противным он вовсе не кажется… - Тебе совсем неинтересно?
- Интересно, - поспешно отметаю его сомнения, стараясь выкинуть случившееся из головы. Ничего не было. Тебе показалось, Белла.
Если бы…
Мужчина смеряет меня недоверчивым взглядом, но потом, видимо заметив что-то ещё, поспешно отворачивается, приступая к делу.
- Начнем с библиотеки.
Мое настроение дергается в направлении верхней планки, отвлекая от неразгаданной тайны. Книги!
- Здесь есть библиотека?
Эдвард кивает, не удосуживаясь обернуться.
- Иди за мной.
Библиотека – несомненный плюс. Чтение помогает забыться, окунуться в мир чужой фантазии и испытать то, что в реальной жизни может никогда и не случиться.
Мне это подходит.
- Вы любите читать? – смотрю на Эдварда, когда спрашиваю это.
- Тебя это волнует?
- Мне интересно, - пожимаю плечами, тушуясь от такой резкой перемены в Каллене, – вот и все.
Эдвард молчит. Я уже думаю, что он не ответит, как у самой двери, видимо, ведущей в нужную комнату, все же кое-что слышу:
- Люблю.
Прямоугольное помещение с сиреневыми стенами и мягким зеленоватым ковролином полностью - вдоль и поперек - уставлено книжными шкафами. Они настолько высокие, что даже Эдвард без лестницы (при его-то росте) не сможет достать необходимое издание с самой верхней полки.
- Здесь есть книги на любую тематику, - Каллен говорит с легким оттенком гордости. По нему видно, что находиться здесь приятно даже для этого человека, - тебе достаточно выбрать правильный шкаф.
Окидываю взглядом на деревянную мечту детства и улыбаюсь. Не могу сдержаться.
- Книгоманка? – Эдвард удивленно изгибает бровь, замечая мое восхищение.
- Да, можно и так сказать, - робко пожимаю плечами.
- Можешь читать что угодно.
- Спасибо.
Мужчина дает мне минуту, чтобы рассмотреть все как следует. По истечению этого времени выводит наружу.
- Продолжим осмотр, - произносит он, двигаясь по коридору вперед.
Вперед и только вперед – таков и сам Эдвард Каллен…

Спустя неимоверное количество поворотов, заворотов и одинаковых на первый взгляд дверей, за которыми кроются самые разные комнаты, окончательно устав от беспрерывной экскурсии, прислоняюсь спиной к очередной стенке.
Пол несколько секунд прыгает перед глазами как детский мячик.
- Это твой предел? – Эдвард заинтересовано рассматривает меня, настойчиво пытая взглядом. – Осмотр закончен?
- У вас очень большой дом…
- И ты говоришь мне это после вилл Маркуса?
- Она меньше, - хмурюсь, припоминая Черного Ворона. Кого-кого, а его в моей жизни уже точно не будет. Хотя Каллен не устает о нем напоминать…
- Ты была только на одной?
- Да.
В глазах мужчины заинтересованность, но не такая, чтобы о чем-то меня расспрашивать.
- Ты права, она меньше.
Каллен отходит к противоположной стене коридора. Его лицо суровеет, пробивается серьезность.
- До моего возвращения я запрещаю Джерому покидать детскую. Надеюсь теперь это ясно?
- Да, - вспоминаю сосну и схожусь с Калленом во мнении. Впервые. Временное заточение не навредит малышу. Оно пойдет ему на пользу. Страх уляжется, воспоминания утратят свою значимость…
- Хорошо, - Эдвард задумчиво всматривается в ровную бетонную поверхность. Он будто бы решает что-то. Взвешивает все «за» и «против»…
- И ещё, - наконец говорит он, останавливая взгляд на мне. – Максимальное количество времени ты должна проводить с ребенком. Если что-то случится, в твоих силах защитить его. Эммет всегда на посту.
Хмурюсь, но больше никаких эмоций не показываю.
Марлена говорила, что Каллен не стерпит, если я буду спать с Джеромом. Он и сам так сказал.
А сейчас этот человек заявляет, что я должна быть с мальчиком всегда…он думает, я, как терминатор, могу и вовсе не смыкать глаз?..
- Максимальное время это и…ночью? – нерешительно интересуюсь я.
- Нет, - Эдвард четко проговаривает такое простое слово. Испепеляющее выражение его глаз подкрепляет впечатление. – Ночью. Ты. Спишь. В своей. Спальне.
Почему это так принципиально? Я не понимаю вас, мистер Каллен.
- Ясно.
- Повтори! – рявкает мой похититель.
- Ночью я сплю в своей спальне, - спокойствию в моем голосе можно позавидовать. - Не волнуйтесь.
- Конечно, - мужчина повторяет мое запатентованное слово, фальшиво улыбаясь. - А теперь возвращайся к себе.
Прикусываю губу, оглядываясь вокруг. Возвращаться…куда? В этом доме слишком легко заблудиться.
- Вы… - мнусь несколько бесконечно долгих секунд. Эдвард терпеливо ждет, изогнув бровь. - Вы не поможете мне?
Эти слова вызывают его искреннюю усмешку.
- Налево в конце коридора и к лестнице. Оттуда, надеюсь, дорогу помнишь?
- Да.
Поворачиваюсь в нужном направлении. Перед первым шагом оборачиваюсь назад к Каллену.
- До встречи, Белла, - сухо замечает он. Но восковая маска лица не в силах скрыть полыхающих малахитов.
- До встречи, Эдвард, - не дрогнув, произношу его имя. Наверняка мои глаза горят тем же пламенем. Почти физически это ощущаю…

__________________
С нетерпением жду ваших комментариев относительно прочитанного :)


Источник: http://robsten.ru/forum/29-1649-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: AlshBetta (31.05.2014) | Автор: AlshBetta
Просмотров: 1092 | Комментарии: 38 | Рейтинг: 5.0/49
Всего комментариев: 381 2 3 4 »
avatar
0
38
Хоть понемногу проясняется ситуация. Выходит, что мать Джерома жива, только вот почему Каллен держит ее на расстоянии от сына. Что же она такого натворила, что теперь Джером не говорит? 12
avatar
0
37
Ещё много тайн у Эдварда, судя по всему. Спасибо за главу!  lovi06032
avatar
35
Странно все это girl_wacko
avatar
34
Ох уж эта Ирина...спасибо за главу! good
avatar
33
Каллен все время темнит... Как Белле себя вести, если Джером опять испугается ночью? girl_wacko Засунуть испуганного ребенка одного в детскую, а самой идти к себе спать? 12 Уж раз доверил Белле жизнь сына на целую неделю, мог бы и поблажку с ночевками сделать.... А так она опять окажется между молотом и наковальней... 4
Спасибо за новую главу!  lovi06015
avatar
32
Спасибо за главу! lovi06032
avatar
31
Пламенем чего? Страсти? Желания? Спасибо за новую главу!!!Надеюсь в продолжении найти ответы!!! lovi06032 lovi06032 lovi06032
avatar
30
Спасибо ! Великолепное продолжение!  good Ждем дальнейших событий.
avatar
29
Эдвард теплеет к Белле и присматривается и познаёт,а Белла нашла смысл существования   в ребёнке. Сколько же должно пройти времени, чтоб они начали доверять и не сомневаться в друг друге? И всё же Эдвард "хочет" Беллу , смотря горящими малахитами глаз.
Спасибо.
avatar
28
Спасибо за главу!
1-10 11-20 21-30 31-37
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]