Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Женщины его Превосходительства. Глава 37.

 

«Шард» - небоскреб в центре Лондона. Бетон и стекло. Стекло и бетон.  Прекрасен в своем уродстве. Шпиль города. И его же гордость.  Я только догадываюсь сколько стоят здесь видовые квартиры. Впрочем, и не видовые тоже. За квадратный метр – целое состояние. Да что там, даже за сантиметр.

Зато, когда стоишь на пятьдесят пятом этаже и смотришь вниз через полностью застекленную стену…

Захватывает дыхание.

Захватывает мысли.

Замирает. Все. Вокруг. И ты замираешь. На месте. Во времени. С широко открытыми глазами.

Под ногами, твоими ногами, кажется, улегся весь мир. В сонных сверкающих лучах утреннего солнца. Томная Темза, угрюмый Тауэр. И синее-синее небо. До горизонта. С перистым следом от самолета.

«О, Боже» -  вот первое, что приходит на ум.

А потом:

«Вот, блядь. Почему я раньше этого не видела?».

Сказочного хрустального волшебства. Настоящей магии. Как на ладони. В шаговой доступности.

Почему десятки раз проходила, проезжала. Мимо. Не задерживая взгляда. И без всякого желания остановиться, задержаться, оглядеться.

И сама тут же нахожу ответ: не нужно было. Не до этого было. Не до красот. Не до пейзажей. Не до Тауэра и Темзы. И, тем более, синего неба. Не до сумасшедших элитных квартир на самой вершине осколка льда.

Потому что от тихого восторга до тихого отчаяния всего один шаг. Один человек.

И этот человек стоит чуть позади меня. От его присутствия все меняется. Как в гребанной сказке. Начинает искриться, светиться, играть. От одного только присутствия.

Он говорит, что все это принадлежит мне.

«Что именно? – Всё». И его ладони ложатся на мои плечи.

«Пусть каждое твое утро будет таким. - Не будет. Без тебя не будет». Губы касаются кожи легкими поцелуями. В районе шеи. Ниже. До лопаток. По позвоночнику.

Вздрагиваю и прикрываю глаза. Сквозь влажные ресницы свет из окна играет всеми цветами радуги. Воздух сверкает как бриллиант. Зажмуриваюсь.

«Когда-нибудь. Терпи. И не плачь».

Его слова путаются в моих волосах. Ластятся, шепчут, успокаивают. Тихие, покорные. Но такие неизбежные. Такие, блядь, правдивые.

«Когда-нибудь? – усмехаюсь, перевираю, передергиваю. Его спокойный тон голоса. -Ты никогда не сможешь».

«Было бы желание».

Пуговица за пуговицей на тонкой блузке. Медленно. Осторожно. Не торопясь. Рисунки на обнаженной коже. Замысловатые, мистические.  Кончиками пальцев. По ажурному краю нижнего белья. Так трепетно, так благоговейно. Что не смею шевелиться. Замираю. Только подаюсь чуть назад. Чтобы соприкоснуться. Чтобы почувствовать тепло его тела. Его дыхание. Еще ближе.

Молния на юбке, и его ладони на бедрах. По внутренней стороне. Изучают линии. Исследуют предел. Моего терпения. Моего желания.  До короткого вздоха. До закусанной нижней губы. До боли.

Он обхватывает меня одной рукой за плечи и прижимает к себе. Не дает повернуться. И увернуться тоже не дает. От настойчивых движений пальцев внутри меня. Все глубже. Так, что не удержаться от глухого стона, случайно сорвавшегося с языка. И злого шепота. По буквам:

«Хватит. Прекрати. Хочу. Не так».

А за окном лучи солнца играют в отражениях. Шевелятся улицы. Мигают светофоры. За окном панорама, от красоты которой хочется визжать. За окном так высоко, что не верится. И его голос на самых низких нотах. Здесь. Совсем рядом.

«Будешь терпеть. Будешь ждать. Будешь приезжать, куда скажу. Будешь встречать. Будешь провожать. Так ведь?»

Отвечаю сквозь зубы, сквозь плотно стиснутые зубы:

«Да пошел ты», - без пауз, на одном быстром сдавленном выдохе. Больше из чувства противоречия.

Он мог бы и не спрашивать. Мне можно было бы и не отвечать. Все равно любая фраза носила бы в себе один и тот же смысл. Одно и тоже согласие. Какие буквы к нему не придумывай. Хоть китайские иероглифы.

Вместе с нижним бельем на пол сползает гордость и самолюбие. С тихим шорохом. С тихим покорным шорохом. Ткань и прочие жизнеутверждающие черты характера скользят вниз. Каллен сопровождает поцелуем каждый сантиметр их пути. Словно в награду за послушание.

Путь до спальни. Не размыкая объятий. Не отпуская рук. Не отрываясь друг от друга. Холодные гладкие простыни. Горячие поцелуи. Крик в подушку. И крепко сжатый между зубами скользкий шелк. А еще, кажется, слезы. Мои. Соленые. На ресницах. Искусанные в кровь губы, и его исцарапанные плечи. Разведенные колени и быстрые движения. Внутрь.

И только потом рваный сон. Усталый и поверхностный.

Даже во сне он так сильно прижимает меня к себе, что становится трудно дышать.

Почти невозможно.

 

Просыпаюсь далеко не с первого раза. Сначала следует одна попытка за другой. Сон смешивается с реальностью в каких-то невообразимых пропорциях. И никаких полезных мыслей на одну удельную единицу времени.

Попытка номер раз. Его руки на внутренней стороне бедер. Медленно скользят по коже. Так неторопливо, так осторожно. До тех пор, пока дыхание не сбивается с ритма. Когда уже невозможно скрывать свою непричастность и делать вид, что ничего происходит. Все случается медленно вперемешку с обрывками сна. На грани бессознательного, когда больше чувствуешь, чем понимаешь.  Дыхание у шеи, такое же учащенное. Заводит. Невидимые механизмы. Тело отзывается и тянется. За продолжением. 

Одно движение навстречу. Всего одно. До полной потери контроля над ситуацией.

До тугого шипения с губ. До глубокого проникновения. До того, как мир вокруг прекратит свое существование.

Попытка номер два. Переворачиваюсь на живот и сажусь сверху него. Языком по линиям гладких мышц. По теплой коже. Прикусывая. Так что остаются ровные черточки зубов. Как отпечатки. Пока его губы не изгибаются в улыбке. Самой обыкновенной, простой и понятной. В ней нет скрытого смысла, нет язвительной усмешки, нет холодной самоуверенности.  Нет ничего, кроме пробуждения от сна. Неспешного и приятного.

Я никогда не видела, чтобы он так улыбался.

Я никогда его так не будила.

Встречаемся взглядами в темноте. Он ловит меня за запястья и крепко сжимает. Так сильно, что появляются алые кровоподтеки. 

Наклоняюсь ближе и слизываю его улыбку кончиком языка. По контуру губ. Медленно и осторожно. А потом очень тихо произношу его имя. Как заклинание. Как мольбу. Как просьбу. Как обещание. Впервые вслух. Впервые, когда он во мне.

И, наконец, третья попытка. Последняя и самая удачная. В сознании уже полностью сформировалась неизбежность данного действия.  Теперь осталось только включить телефон, чтобы точно узнать, кто-что обо мне думает. И в каких именно выражениях. Невозможно просто так взять и проебать целый день. Обязательно будут какие-нибудь последствия.

Но для последствий нужно собраться духом. 

Открываю глаза и медленно обвожу взглядом огромное пространство квартиры. Пустой квартиры. Я внимательно разглядываю каждый предмет помещения. Каждый, до которого способен дотянуться взгляд. Мне же надо на что-то отвлечься, так почему бы не заняться созерцанием. Я пока не впускаю в голову ни одной мысли. Ни хорошей, ни плохой. Я просто смотрю. На темную мебель красного дерева, мягкий бежевый палас, икебану на журнальном столике, сюрреалистичную картину на стене. Все выдержанно и сдержанно полностью в духе Каллена. Никаких стен, перегородок и других приспособлений, созданных захламлять пространство. Минимум из возможного. Минимум из необходимого. Функционально и строго. Мне думается, он никогда бы не обошелся первым попавшимся вариантом. Первым подвернувшимся. Все любовно подогнано под его требования и желания. Во всем чувствуется его присутствие. Вот только его самого здесь нет.

Прикидываю, что мне делать дальше. Заодно пытаюсь понять, который час. То ли поздний день, то ли ранний вечер. Впрочем, вполне могло случиться и так, что предрассветное утро. Из окна льется густой розовый свет. Отливает золотом. Рассветным или закатным. Никогда не угадаешь, как ни старайся.

Скидываю гладкую прохладную простынь и, стараясь издавать, как можно меньше звуков, медленно поднимаюсь с кровати. В огромном, во всю стену зеркале вижу свое отражение.  Спутанные волосы, темные, почти черные глаза, до неестественного алые губы. Зацелованные. Искусанные. На плечах и шее красные полосы. Горят. Кожа помнит. Бесчисленные прикосновения. Ласковые, грубые, осторожные, упрямые. Кожа хранит запах. Знакомый, терпкий. 

А где-то внутри, под ребрами тихий голос. Шепчет. Слова. Эхом.

Ушел. Опять. Пока ты спала.

Приглаживаю непослушные пряди, стягиваю волосы на затылке узлом. Стираю кончиком пальца растекшуюся под глазами тушь. И неуверенно сама себе улыбаюсь.

Такси. Надо вызвать такси.

В воздухе витает аромат свежеприготовленного кофе. И сигарет. А еще пряный привкус секса и самого Каллена. Элегантный, острый, такой от которого учащается пульс. Непроизвольно. Бесконтрольно. Болезненно.

 Растеряно оглядываюсь. И только тогда замечаю на столе чашку. С вязким до черноты напитком. Еще горячим.

Раз глоток. Щелчок зажигалки. Тонкая струйка дыма. С губ в потолок.  Все-таки вечер. Стремительно, по нарастающей темнеет. Углубляются тени, зажигаются фонари. Тишина.

Такси. Надо вызвать такси, чтобы уехать. Все закончилось. Пора. А я сижу пью горький кофе и медленно вдыхаю густой воздух.  Впитываю его всем телом. Каждой клеточкой. Каждой клеточкой уставшего расслабленного тела.

Еще глоток. И новая затяжка. Неторопливая, со вкусом. Пальцы рук обжигает, пересыхают губы. Оранжевый свет из окна падает к ногам, рассыпается на полу витиеватым узором. На ломанные линии.

Надо вызвать такси. Но сначала найти и включить телефон.

Подбираю с полу свою одежду, достаю из сумки сотовый. И когда экранная заставка почти загрузилась, дверь открывается, и появляется он.

В одной руке у меня телефон, который визжит от постоянно поступающих смс-оповещений, в другой скомканное платье и нижнее белье. Каллен замирает на пороге и щелкает выключателями. В глаза бьет резкий свет потолочных ламп, зажмуриваюсь на мгновение, а потом быстро провожу пальцем по экрану.

 «Я не знаю, что с тобой сделаю, если ты не появишься».

Джаспер. И тут же следующая:

«Изабелла, твою мать!»

Эгоцентричная, эксцентричная, самовлюбленная, безответственная истеричка – вот, что я услышу о себе. Это был ужин. И новый контракт. Это были официальные переговоры с агентом крупной компании в зале гостиницы «Эмпайр». Это обязано было случится сегодня. А я не просто проспала. Я напрочь обо всем забыла.

Перевожу взгляд с телефона на Каллена. И обратно. В растерянности.

Кажется, он сразу понимает, что происходит, но ничего не говорит. Никак не комментирует. Прислоняется плечом к стене и складывает руки на груди. Ждет, пока я первая приступлю к объяснениям.

И, черт возьми, он шикарно смотрится в этой позе сдержанной расслабленности и холодного безразличия. В наспех застегнутой рубашке навыпуск и черных брюках. Так что первым моим желанием становится подойти к нему и, расстегнув зубами каждую пуговицу, языком добраться до ремня. А потом, уже после отключить телефон и вернуться в спальню.

Две секунды для принятия решения.

Я говорю:

- Мне пора.

Я не воспроизвожу ни одной ноты сожаления в своем голосе. Допиваю кофе и начинаю собираться. По возможности, быстро. Часы показывают, что я еще могу успеть. Если очень постараюсь.

- У меня встреча, а мне еще надо заехать к себе, - последние штрихи. Молния, застежки, пуговицы. Быстрое движение ладоней по волосам. Туфли, сумка, куртка. Тишина. Молчание. Всего лишь одно слово. В спину. Вгрызается между лопаток.

- Отмени.

Я набираю номер такси и пока идут гудки поднимаю на него взгляд.

- Нет, - одними губами. И уже в трубку. – На ближайшее время. Шард. Центральный вход. Спасибо.

Отбой. Сотовый в карман. И последние шаги. За дверь. Мимо него. Подхожу ближе и натянуто улыбаюсь. Осторожно дотрагиваюсь до ворота его рубашки и аккуратно поправляю ткань. Пальцы скользят по горячей коже шеи, поднимаются выше. По линии скул.

Пальцы дрожат.

- Запри, привяжи, пристигни, запрети. Хоть что-нибудь. Сможешь? Я не против. Только не отпускай.

Он притягивает к себе, целует в висок.  Контрольный в голову. Посмертный.

- Когда-нибудь по каждому пункту, Изабелла, - тихим шепотом. С такой знакомой язвительной интонацией. С многообещающими уверенными нотками. По венам. Вдоль и поперек. – Не сегодня.

В ладонь ложится визитка. В безмолвие стен ложатся фразы:

- Если что-нибудь понадобится, звони.

Не глядя, сминаю в кулаке кусок картона.

- Хорошо. Я, правда, сильно опаздываю, - и он отступает.

Шаг назад. Трудный, через силу. Через себя. Чтобы преодолеть свое сопротивление. И его притяжение. Чтобы отделиться и остаться в безвоздушном пространстве бесцветного мира.  До следующего раза. Или до следующей попытки научиться дышать без кислорода. Без него. Это возможно. Я знаю.

Вообще, в этой жизни нет ничего невозможного. 

Проверено.

Когда я ухожу и не могу уже ничего услышать, он достает свой телефон. Быстрый набор, всего одна кнопка. Удобно и всегда под рукой. Она отвечает почти сразу же. И это не смотря на разницу в часовых поясах. Как будто никогда не спит.

Он говорит, как всегда пропустив приветствие:

- Ты не сняла бронь с билетов? Нет, завтра утром уже не надо. Я улечу этой ночью. Без изменений, как и планировал.  До встречи, Виктория.

 

Прежде, чем сесть в машину, разрываю на мелкие кусочки его визитку. Стараюсь делать это так, чтобы взгляд случайно не упал на цифры. Чтобы вдруг моя хреновая память не подвела меня и неожиданно не запомнила их очередность. Я исключаю любую, самую мизерную такую возможность.  Просто не смотрю.

Потом достаю из кармана флешку. Сначала, ломая ногти, вскрываю пластиковую коробочку и вынимаю чип. Чиркаю зажигалкой и долго держу его над пламенем. До тех пор, пока микросхема полностью не оплавляется. Обжигая кончики пальцев, сгибаю ее пополам и отправляю в мусорное ведро вслед за визиткой.

Никаких звонков. Никаких действий. Ничего.

Водитель сигналит. Я оглядываюсь через плечо на небоскреб, глубоко вдыхаю. Взгляд задерживается на самых последних этажах. Теряется. Рассыпается. Где-то там. Под куполом неба. Где бьется сердце. А потом спешно сажусь на заднее сиденье автомобиля и называю адрес.

Вечер только начался, и впереди еще много дел. 



Источник: http://robsten.ru/forum/29-1149-236
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: МеломанкА (26.08.2014)
Просмотров: 2222 | Комментарии: 74 | Рейтинг: 4.9/60
Всего комментариев: 741 2 3 ... 6 7 »
avatar
1
74
А счастье было так возможно! Превосходно, как всегда!
avatar
0
73
Спасибо за главу!
avatar
0
72
Вот ведь как! Теперь поменялись местами... Он остался,а она сбежала...Спасибо!
avatar
0
71
Огромное спасибо!
avatar
0
70
Боже как же больно.... cray cray cray
avatar
0
69
Спасибо.
avatar
0
68
Спасибо  fund02016 hang1
avatar
0
67
Похоже, нет уже смысла продолжать - всё сожжено и разорвано... Грустно. Мистер Когда-Нибудь не изменится, это очевидно. Тогда зачем?..
Спасибо за главу.
avatar
0
66
"...- Запри, привяжи, пристигни,запрети. Хоть что-нибудь.Сможешь?"
"...- Когда-нибудь по каждому пункту, Изабелла "

ВАУ ! хотелось бы дождаться такого представления fund02002   girl_wacko
avatar
0
65
Спасибо за главу!Ничего себе,Бэлла научилась ему опираться good
1-10 11-20 21-30 ... 51-60 61-66
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]