Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Золотой убегает песок... Глава двадцать четвёртая. Сердце

Я сижу в тёмно-зелёном кресле в комнате ожидания. Ламинат на полу, стены салатного оттенка, несколько картин, телевизор, включённый на музыкальном канале. Нужно уже, наконец, встать, сдвинуться с места, но я не могу. Всё думаю о том, как так могло получиться. Хотя у меня есть лишь подозрения, и не более того. Но сейчас они реальнее, чем тогда. Я будто бы уже чувствую истину. Отголоски нового состояния организма. Ребёнка в своём животе. Хотя физически это невозможно. Даже если всё так, как мне кажется, мой малыш ещё слишком мал, чтобы я могла действительно ощутить его. Нет, не мой… Наш. Наш с Эдвардом.

- Белла?

- Здравствуй, Сью.

- Здравствуй. Ты давно тут сидишь?

- Довольно-таки, - я перевожу взгляд в сторону тёти Леа и Сета. И снова убеждаюсь, что этот город, и правда, мал. Я даже не помнила, что она единственный специалист, который сможет или подтвердить, или развеять мои догадки, пока не переступила порог медицинского офиса.  

- У тебя что-то случилось?

- Нет. Или да. Я не знаю. Смотря, как посмотреть. У меня задержка. Чуть больше недели.

Сью вздыхает. То ли понимает, что я в раздрае, то ли просто хочет, чтобы я побыстрее ушла. Каково ей видеть меня живой, здоровой, а теперь ещё, возможно, и беременной? Убеждаться, что жизнь у других людей продолжается, не останавливаясь ни на минуту? Что они создают семьи и рожают детей, когда у её племянницы этого никогда не будет? Женщина опускается в кресло, соседнее с моим. Выбирает то, что по правую руку от меня.

- Сидя здесь бесконечно долго, ты ничего не узнаешь, Белла. Если тебя беспокоит, что я это я, то никто мне на смену тут также не появится. Ни сегодня, ни в любой другой день. Я не испытываю проблем с тем, с чем ты сюда пришла. Пойдём в кабинет. Посмотрим, не видно ли что-то на ультразвуке.

Я вглядываюсь в потолок прежде, чем чувствую датчик, прохладный гель и то, как он распределяется по нижней части моего живота. Стандартная процедура. Я не первая и не последняя, кто через неё проходит. Но для меня она значит столь много, что просто не описать словами. Потому что если внутри что-то есть, то именно это всё и изменит. Окончательно покажет мне, что моя жизнь во многом только начинается. Ни брак, который мы с Эдвардом пока ещё даже не обсуждали, ни переезд, ни поиск дома, а именно ребёнок. В голове сам собой возникает разговор о красивом парке, о прогулках вдвоём, а потом и с коляской. Сейчас не время. Я понимаю. И наверняка оно настанет ещё очень и очень нескоро. Как же я скажу об этом?

- А в прошлом месяце менструация ещё была?

- Да, была, - я всё-таки поворачиваю голову направо и сосредотачиваюсь на чёрно-белом изображении. Но оно зернистое, кажется размытым и нечётким и абсолютно ни о чём мне не говорит. Все пиксели выглядят ничем не отличающимися друг от друга. Видимо, чтобы что-то понять, нужно обязательно быть специалистом. Но для меня всё… сложно. И в итоге, неспособная больше ждать, я просто задаю вопрос. Тихий и звучащий спокойно, хотя внутри меня просто один сплошной надрыв. - Что-нибудь видно?

- Да, видно. Бьющееся сердце. Вот здесь, - Сью показывает мне, куда смотреть, и благодаря этому я обнаруживаю, что разница между пикселями всё-таки есть. Что несколько из них олицетворяют колебания и то, что я стану мамой. Или уже ею стала. - Семь-восемь недель, Белла.

- Он ведь здоров? - мой голос почти дрожит, когда я спрашиваю об этом. Становится очевидно, что я в состоянии справиться с неизвестностью относительно реакции Эдварда, но уже заочно не могу вынести вероятности того, что с ребёнком может оказаться что-то не так. Вниз по моему позвоночнику стекает странный холод. В голове к этому времени становится ещё больше мыслей, чем было несколько минут назад, когда всё, чего они касались, крутилось лишь вокруг незнания, как сказать Эдварду. Конечно, я пока не успела найти ответ, но теперь к этому прибавилось и много других вещей. Осознание того, что я была беременна, когда употребляла алкоголь на рождественских и новогодних праздниках. Когда рисковала с Джеймсом. Когда ездила в тюрьму несколько дней назад. Из всего этого последний пункт наименее безобиден, но всё остальное…

- Из того, что я вижу на данный момент, да, он или она безусловно в порядке. Развитие соответствует норме. Но всё, что я смогу, это осматривать тебя. Ты не сможешь родить здесь, Белла. Все уже давно ездят в другие города.

- Мы всё равно скоро уезжаем, - автоматически говорю я, также не совсем осознанно принимая салфетки из рук Сью, чтобы вытереть остатки геля. Неужели где-то в начале декабря я забыла выпить таблетку? Ничто не даёт стопроцентных гарантий, кроме воздержания от интимных отношений, но я никогда не думала, что всё может так получиться. Я потому и выписала себе рецепт много месяцев назад, чтобы, если что, не проходить через уже имевшую место быть ситуацию повторно. Не подозревать в себе беременность незапланированным ребёнком при отсутствии полноценной уверенности в желании быть с его отцом. Но только эта мысль сформировывается в моей голове, как я вспоминаю то, о чём будто бы забыла. Что теперь всё иначе. Что меня любят, и я люблю в ответ. Мы счастливы, и мы справимся. Часть меня, и часть Эдварда, маленький тёплый человечек сблизит нас только больше. Нашу любовь, что приведёт его в этот мир, станет возможно потрогать. Разве это не самое важное в жизни? Оставить кого-то после себя? Да, это именно оно.

- Ты в порядке, Белла? Это неожиданно для тебя, ведь так? - в женском голосе вроде бы искреннее беспокойство. Сью слегка дотрагивается до моего левого плеча. Но почти тут же убирает руку обратно. Туда, где она и была несколькими мгновениями ранее. Ко второй ладони, чтобы вновь переплести пальцы между собой.

- Да, неожиданно…

- Но ты, судя по всему, выходишь замуж. Прости, конечно, если я лезу не в своё дело…

- По-моему, мы уже давно залезли в жизни друг друга гораздо глубже, чем в данный момент. Не извиняйся, - я качаю головой, в то время как мой взгляд невольно обращается к кольцу на безымянном пальце левой руки. Удивительно, как быстро оно перестало ощущаться в некотором роде посторонней и чужеродной вещью. Моя посуду или занимаясь уборкой, иногда я даже забываю его снимать. Потому что оно словно всегда было там, где находится сейчас.

- Я видела вас с Эдвардом не так давно. Наверное, мне стоило подойти и поздороваться. Но вы оба словно пребывали не здесь. Он поправлял на тебе капюшон. Даже со стороны было понятно, что ты делаешь его счастливым. Ты ведь не переживаешь о том, как поделиться новостями?

- Немного.

- Не стоит, Белла. К тому же теперь тебе нежелательно волноваться. Я распечатаю снимок.

- А это возможно?

- Конечно. Минута, и всё будет готово.

После получения различных брошюр с краткой информацией о рационе питания и слов звонить при малейшей необходимости я возвращаюсь домой словно другим человеком. И иду по улице медленнее обычного. То ли потому, что всё смотрю и смотрю на изображение, уже напоминающее человечка, то ли потому, что организм будто говорит быть осторожной. Никуда отныне не спешить. Беречь себя и ребёнка, чьё благополучие, здоровье и жизнь неразрывно зависят от меня и моей ответственности. Новая разновидность любви, которую я никогда и ни к кому не испытывала, расцветает в сердце подобно распускающемуся цветку. От неё мне в некотором роде хочется плакать, настолько она заполняет и переполняет. Я решаю рассказать Эдварду сразу же, как он придёт из участка. Точнее чуть позже. За ужином. Или пока мы будем его готовить. Но возможно, начинаю пересматривать свой план, как только вхожу в холл и обнаруживаю мужские ботинки на коврике. Я разуваюсь и обнаруживаю будущего мужа сидящим за ноутбуком на кухне. Спиной к двери. Сосредоточенность буквально очевидна. Мне даже кажется, что меня не слышно, но ещё до моего прикосновения слова и вопрос опровергают мои предположения.

- А я уже почти собирался тебе звонить. Ходила гулять?

- Да, что-то в этом роде, - отвечаю я, останавливаясь слева от Эдварда и обхватывая рукой спинку стула. Пересмотр плана всё ещё в силе, однако здесь однозначно нужно больше одной секунды. - Ты сегодня рано.

- Звонил риэлтор. Спрашивала, не определились ли мы случайно с домом. У неё есть желающие на него взглянуть, и кто знает, как там всё сложится, - мужская рука скользит мне на спину, чуть сжимая свитер, а потом перемещается к боку и останавливается там с поглаживающим ткань движением. Вверх-вниз. Вниз-вверх. Это успокаивает, хотя я уже и так почти не нервничаю. - Я сказал, что свяжусь с ней где-то примерно через час. Встречи она пока что не назначала, так что… Может быть, просмотрим фотографии ещё раз? Знаю, это не то же самое, что увидеть всё лично, но она согласилась подождать пару недель, если мы действительно заинтересованы.

- Я не против, - я сажусь к Эдварду на колени. Прижимаюсь к нему, когда, используя компьютерную мышь, он перелистывает фотографии дома снаружи и внутри, взятые нами с сайта по продаже недвижимости.

Тихий район, уютная и просторная передняя веранда, паркетные полы, большие окна, кухня-столовая открытой планировки, вытекающая из гостиной, три спальни, столько же ванных комнат, новая бытовая техника, а ещё свежий ремонт. Всего несколько улиц до центра города и меньше квартала до парка с отличными пешеходными дорожками. Во многом всё так, как и хотел Эдвард. И мне в первый раз тоже всё понравилось. Но теперь я невольно смотрю на обстановку под новым углом. Думаю о том, какую из двух второстепенных комнат предпочтительно переделать в детскую. И в итоге прошу вернуться к фотографии с той из них, где стены на данный момент выкрашены в нежно-зелёный оттенок. Кроватке будет лучше слева или справа от окна?

- О чём задумалась? Всё ведь в порядке?

- Да… Просто я… счастлива.  

- Я тоже счастлив, - Эдвард обнимает меня крепче, и оставшийся на мне пуховик словно надувается вокруг моего тела. Во внешнем правом кармане лежит снимок с ультразвука. Мысль достать его и просто положить на стол поглощает мой разум. При этом рассудок расслаблен. Нет ни напряжения, ни тревожности. Лишь покой. Лёгкость. Внутренняя тишина.

- Ты можешь представить себе ребёнка именно в этом доме?

- То, как он или она, например, бегает повсюду?

- Или себя с малышом на руках в одной из комнат.

- Скорее всего, да, могу. Это будет замечательно. Видеть то, как он растёт внутри тебя. Чувствовать его толчки. Впервые взять на руки, - слова преисполнены нежностью и заочной любовью. Я и не думала, что её существование возможно. Но слышу особенную эмоциональность в мужском голосе, и она лишь усиливает всё, что чувствую сейчас я сама. - С тобой я близок к тому, чтобы обрести такую же семью, в которой выросли мы с сестрой. Но я не тороплю, Белла. Это ведь огромный шаг.

Я немедля отворачиваюсь от светящегося экрана ноутбука. Наши с Эдвардом взгляды встречаются, и последняя робость отступает сама собой. Моя правая рука извлекает снимок и кладёт его поверх клавиатуры.

- Ты и не сможешь поторопить, - просто говорю я, - я… я беременна, Эдвард. Моя прогулка была не совсем прогулкой.  

Он смотрит на меня так, будто не понимает, что я сказала. Или не уверен, что расслышал всё верно. Мне ещё никогда не доводилось видеть в его глазах одновременно уязвимость и радостный свет. Я не знаю, возможно ли описать соответствующее выражение во взгляде как-то иначе. Наконец, отец моего ребёнка прикасается к изображению. Не берёт его в свободную от прикосновений ко мне ладонь, но с явным трепетом дотрагивается до нижнего контура чёрно-белой карточки. Время слово останавливается. Звуки пропадают. И остаёмся только мы. Мы втроём. Я, Эдвард и рыбка. Здесь и сейчас у меня возникают ассоциации именно с ней. Странно, глупо, нелепо, но всё же.

- Я думал, ты на таблетках. Хотя забудь. Неважно, как так вышло. Я рад. Я так тебя люблю, Белла. Это всё ведь взаправду? Я стану папой?

- Определённо станешь.

- Иди сюда, мамочка.

Человек, которого я стала любить будто бы сильнее, прикасается к моему ещё плоскому животу левой рукой. Но это ни на что не влияет. Эдвард выглядит так, будто уже может чувствовать жизнь и толчки под своей широкой ладонью. Трепет, благодарность, счастье. Всё это так очевидно на его лице, что я просто почти теряюсь. Но потом он обнимает меня, говоря, как сильно любит нас обоих, и это вроде как возвращает меня обратно. Я вспоминаю, что вышла на свет из темноты уже давным-давно. Что его основной источник держит моё тело в своих объятиях и не собирается никуда отпускать. И так я понимаю одну простую и, пожалуй, очевидную вещь. В этой жизни мне больше никогда не дадут потеряться.



Источник: http://robsten.ru/forum/67-3279-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: vsthem (21.03.2022) | Автор: vsthem
Просмотров: 364 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 3
0
3   [Материал]
  Шикарная история . Огромное спасибо .

0
2   [Материал]
  Эдвард будет замечательным отцом good

0
1   [Материал]
  Почему-то я решила, что история закончена предыдущей главой girl_wacko
Свежие открытия и осознания Беллы дают завершённость и открывают новые страницы уже для расширяющейся семьи Калленов, только вперёд! Предвкушая, созидая, нянчась giri05003

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]