Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики. Из жизни актеров

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


ИНЬ, ЯНЬ, ПЬЯНЬ! Глава 44. Жизнь бьет ключом. И снова гаечным. И снова по голове…
Три дня пролетели незаметно. Новые актеры настолько хорошо влились в коллектив, что уже как-то забывалось, что они новые. Целыми днями они пропадали на съемках, стараясь уложиться во все мыслимые и немыслимые сроки «икс». Но это отнюдь не мешало им развлекаться, систематически навлекая на свои многострадальные головы и пятые точки неприятности.
Джекс, Джейми и Майкл умудрились попасть под заключение, когда почти мирно прогуливались по городской ярмарке. На самом деле не так мирно, так как причиной их похода стало объявления о дегустации коллекционного коньяка, и они хотели пополнить свой золотой запас, с дальнейшей целью споить коллектив. Но как бы там ни было, ребята очень удивились, когда им надели наручники и предъявили обвинения в распространении проституции по заявлению анонимного источника.
Шин особенно прифигел от такого обвинения и начал буянить, отправляя доблестных служителей порядка на дыбу, в ссылку и просто в жопу. J&J, очнувшись от ступора, тоже оказали сопротивление. За это троица попала в изолированную камеру, и им дали всего один звонок на троих. Джейми хотел позвонить Рид, но подумав о ее реакции, сморщился и набрал новый номер Роба. Через полчаса им объявили, что внесли за них залог и, выйдя, арестанты увидели своих освободителей в лице Роба, Кристен и Лео, у последнего уже имелся опыт вызволения из обезьянника. Бауэр широко улыбнулся им, но его улыбка быстро угасла, сменившись ужасом при виде сидящей в углу Никки, многозначительно постукивающей ноготком по столу.
Не заезжая в отель, они сразу поехали на съемочную площадку, где в красках описали остальным членам группы несправедливые обвинения. К их компании подошел биг босс и с довольным видом сообщил, что анонимным источником был он, после чего поспешил убраться, помня о численном перевесе противника. У народа от такой наглости попадали челюсти, и они решили пустить в ход тяжелую артиллерию в виде Леонарда. На оставшийся день коварный фюрер был обезврежен, спасаясь стратегическим бегством от страстных проявлений чувств влюбленного Лео.
Биг босс в последнее время совсем разошелся, делая веселые подлянки своим подопечным на каждом шагу. Видимо он решил отыграться за все прошлые разы или просто сказывалось пребывание на родине таких выдающихся личностей как Макиавелли и Муссолини (Дуче - так вообще был идейным братом Гитлера). Ребята удивленно наблюдали за своим злобно хихикающим режиссером, с тоской задумываясь о его душевном состоянии, и старались не отставать, строя ему подставы в ответ.
Среди этой диверсионной войны Джейми не забывал настойчиво бегать за Рид, добиваясь ее всеми существующими способами, также у него появилась новая забава – дразнить Кадмора из-за его роста. Спасало только то, что громила обладал добродушным флегматичным характером. Стоило Дэну только войти в комнату, как Джейми вцеплялся в ближайшего соседа (почти всегда Ник) и с ужасом орал: «Ой, мамочки, великан!!! Спасайся, кто может, он нас всех убьет!». Это была самая безобидная шутка, но фантазии Бауэра не было предела.
Семейка Паттинсонов наслаждалась вновь восстановленной идиллией, в которую систематически вклинивался со своими выкрутасами Далайчик, которого теперь приходилось брать с собой на площадку, иначе их пообещали выселить из отеля. Также их идиллия нарушалась из-за все возрастающего напряжения, которое в последнее время ощущалось все сильней. Они уже почти месяц были вместе, но дальше объятий-поцелуев дело не заходило. Крис сама недоумевала, почему так получилось, но чувствовала, что еще немного и однажды она просто сгорит.
Зачастую Роб в своем желании защитить и оберечь ее от всего на свете заходил слишком далеко, доходя до паранойи. В тот самый памятный вечер, когда они бегали от фотографов под дождем и впервые признались в чувствах, Крис, поняв, что они идут к ней в номер, запаниковала и выпалила, что не готова и ей нужно время. Видимо он понял все слишком буквально… Иногда Стюарт казалось, что Роб оденет свое коронное серое пальто из первой части и начнет как Эдвард трагически заламывать руки и говорить, что боится ее тронуть, чтобы не причинить ей вред.
Действительно, временами его отношение было излишне трепетным, нет, конечно, она не жалуется, о таком можно только мечтать, но ей по-прежнему сносит голову от одного только его поцелуя и иногда кажется, что кости расплавятся от распространяющегося по телу жара. Его прикосновения были слишком осторожными, бережными, возможно это было из-за ее хрупкого телосложения и тотальной неуклюжести.
Бывало он забывался. Но по закону подлости именно в эти немногочисленные моменты их прерывали. Крис чувствовала, что если ничего не изменится, то однажды она просто набросится на Паттинсона и тогда ей уже будет абсолютно наплевать на окружающих. Но пока не дошло до такого, девушка решила поговорить с Эшли и Никки, может они что-то посоветуют, у них однозначно больше опыта в этих вопросах. Поговорить об этом с самим Робом у нее даже в мыслях не было, слишком смущающе, еще подумает, что она маньяк какой-то.
Очередную проблему чуть было не создал Тейлор, который объявил, что расстался с Кристал, поняв, что искал в ней сходство с Крис. Роберт неуловимо напрягся, ожидая, что оборотень снова будет ходить по пятам за его девушкой и ребята уже было приготовили попкорн, чтобы снова смотреть увлекательный бразильский сериал с этой троицей в главных ролях, однако Лотнер всех удивил.
Как-то вечером он подошел к Крис и заявил, что больше не собирается ее доставать, мол, насильно мил не будешь. Стю осторожно поинтересовалась, останутся ли они друзьями? Тэй, удивившись, сказал, что естественно да.
Кристен про себя надеялась устроить его счастье при помощи Дакоты, с которой по ее мнению они могли бы составить неплохую парочку. Оба ее хорошие друзья, готовы продать душу за печеньки с белым шоколадом и, в конце концов, подходят по возрасту – что еще для счастья надо?
Но между ними сложились странные отношения. Дакота изображала из себя рафинированную особу, этакую принцессу с комплексом «хорошей девочки». Она временами вырывалась из этого образа, выстреливая едкими точными шуточками, после чего снова хлопала огромными голубыми глазами и перекидывала за плечо светлые пряди волос. Тейлор же, обычно такой прямой и открытый, в ее обществе терялся, не зная как себя вести, из-за этого часто молчал или вел себя грубо, стараясь казаться старше и мужественней. Фаннинг замечала это и с невинным видом подкалывала его по-полной, маскируясь безобидной блондинистой шевелюрой.
Джейми был от нее в восторге, это ж надо так уметь хамить людям в лицо, строя из себя ангела, и ведь не придерешься! Этакий стиль вежливой наглости. Симпатия оказалась взаимной и Дакота хвостиком ходила за J&J, желая участвовать во всех их затеях, к тому же высокий и симпатичный Джексон явно ей понравился.
Келл отлично спелся с Дэном и эти «фанаты анаболиков», как называл их Роб, намертво оккупировали тренажерный зал отеля, занимаясь там по известным только им двоим схемам. Чарли, чуть не схлопотав по носу от ревнивого Паттинсона, все-таки понял, что некоторые девушки уже заняты, и сосредоточил все свое внимание на пока еще свободной Ризер. От такого счастья бедная Лиз не знала куда бежать и начала напоминать Вайца, вздрагивая от любых шагов, опасаясь приближения своего поклонника. Чарли составил достойную конкуренцию Леонарду в борьбе за звание «сталкер года».
Но в отличие от Бьюли, Лео приносил огромную пользу их маленькому обществу, являясь единственным спасением от не в меру расшалившегося режиссера. Когда того надо было нейтрализовать, ребята звонили своему «светло-синему» товарищу и слезно просили спасти их от тоталитарного режима. Тот, будучи отзывчивым по природе, с радостью соглашался приехать и отвлечь своего «симпампусика» от его коварных планов, обещая ему, что захватывать мир они будут по средам, а не сегодня. Вайц по-прежнему чурался своего поклонника, правда, уже больше по привычке.
Таким образом, прошла уже половина отведенного им времени в Италии, и Джейми обеспокоенно оглядывался на календарь, тревожась, что крепость под названием «Рид» так долго держит осаду. Как спрашивается, он увезет ее в Англию, если до конца съемок она откажется официально принять статус его девушки? Даже его мама надоела звонить по сто раз в день и спрашивать об этом.
Сейчас он уже в своем кошмарном гриме и чудаковатом прикиде сидел на краю фонтана и думал какие еще методы не были использованы. Внутренний голос увлеченно подсказывал свои варианты, от некоторых из которых, он откровенно валялся. Через 10 минут его мозг по ощущениям свернулся в замысловатый крендель от чрезмерных усилий и Джейми свел глаза в кучу.
Эх, нельзя ему столько думать, да еще и в одиночку. Хотя какая одиночка? У него имелось как минимум два оппонента для диалога: шизанутый внутренний голос и статуя богини из фонтана, которую собственно говоря он и пришел попилить из-за того, что она недобросовестно выполняет договор.
- Я тебе сколько телефонов принес в жертву?! А ты… Как не стыдно? В прошлый же раз сработало, что еще тебе надо? Стоп! А может, тебе не телефоны понравились, а Рэтбоун? Ты, конечно, извини, но боюсь, он будет против добровольно пойти тебе в жертвы, хотя фиг знает, ему вроде понравилось быть дельфином…
Как говорится: «вспомнишь дельфина, вот и оно». К нему бочком подобрался Джексон и заинтересовано спросил, с кем тот ведет столь задушевную беседу? Джейми очень ему обрадовался, он боялся, что от такого усиленного напряжения его мозг может взорваться, а так можно переложить часть забот на плечи друга. Бауэр попросил совета и уставился на него, ожидая, что он сейчас найдет моментальную панацею.
- Лучше не проси у меня совета! Мое чувство юмора превалирует над состраданием и жалостью к людям. И вообще нашел у кого спрашивать, как будто у меня самого с этим делом малина, спроси лучше у наших женатиков – Паттинсона, Келла, ну или уж совсем накрайняк у Фасинелли.
Джейми решил не откладывать в долгий ящик, и они направили стопы к костюмерному трейлеру, именно там последний раз промелькнула лохматая макушка Роба.
- Привет! Мы тебя нашли.
- Привет Джекс, привет неведомое чудовище, - не глядя на них, поздоровался Паттинсон, недовольно разглядывая на вытянутых руках нечто, похожее на бордовый халат. – Зачем искали?
- Слушай, хватит уже издеваться над моим гримом, у самого не лучше, - потребовал Джейми, которого уже достали шуточками про его внешний вид.
Роб извинился и повторно задал свой вопрос. Милостиво простив его, Бауэр объяснил суть проблемы, надеясь, что хотя бы Роберт поможет разрулить это дело. Паттинсон решил подойти к делу серьезно и надолго задумался, Бауэр через каждые десять секунд спрашивал: «Придумал? Придумал? А теперь? А уже?», чем очень мешал мыслительному процессу. Джексон, чтобы не стоять без дела поставил руки на пояс и начал тихонько пританцовывать, пытаясь изобразить национальный шотландский или ирландский танец – там уж как выйдет. Когда ребята поинтересовались, что он делает, Рэтбоун лишь отмахнулся, бросив, что каждый вносит посильную лепту в процесс. Парни не особо поняли, как это поможет решению проблемы, но решили отстать от него. После сто первого «придумал?», Паттинсона осенило, он взволновано поднял палец вверх, требуя внимания. Это было излишне – Джейми был одним сплошным комком внимания, он даже волосы заправил за уши, чтобы они не мешали слышать.
- Песня! – изрек Паттинсон и выжидающе взглянул на друга, ожидая оваций.
- Эээ… Всмысле спеть серенаду? Отличная идея, спасибо, друг! Такого я еще не делал.
- О, отлично. Тогда я на подтанцовку, - не отрываясь от процесса заплетания ног, заявил Джекс.
Роб едва не перекрестился, вспомнив вдохновенные рулады Бауэра, и поспешил отговорить его от этой гениальной задумки.
- Нет, Джей, ты меня не так понял. Ты же вроде в группе играешь, я правильно помню? Так вот, напиши для нее песню, поверь, она оценит.
На самом деле Роб воспользовался личным опытом, он помнил, что на Стюарт это произвело неизгладимое впечатление. И хоть он и не собирался ни с кем делиться этим, но Джейми надо было срочно спасать, пока он не стал социально опасным. Оставалось надеяться, что этот метод сработает и Никки растает и сдастся окончательно.
Джейми одобрил идею, снова поблагодарив друга, и тут же принялся за дело, пытаясь привлечь их к творческому процессу. Паттинсон в отличие от Джексона отказался, так как считал, что это должно быть что-то личное, он оправдался тем, что скоро его сцены, а он сценария еще в глаза не видел и поспешил покинуть компанию Джеев.
Однако выяснилось, что его никто не ждет на основной площадке, биг босс, весь взмыленный, носился между операторами, пытаясь правильно расставить камеры, дабы получить лучшие ракурсы, а из их компании там были только Эшли, Дакота и Майкл, которые наблюдали за судорожными перемещениями режиссера и неторопливо потягивали сок через трубочку. Роб пошел к ним, чтобы спросить, не знают ли они, где Крис. Не успел он открыть рот, как вклинилась Дакота, хитро прищурившись, быстро произнесла:
- Где Крис?
- Эмм.. Вообще-то именно это я хотел спросить у вас, как ты угадала? – удивился Паттинсон.
- Я пророк, - серьезно глядя на него, покивала головой девушка. – Тем более это был такой неожиданный вопрос.
Шин сбоку от них прыснул, не сдержавшись, но когда он перевел на него взгляд, тот уже снова был серьезным и подтвердил ее слова.
Так, они что, над ним прикалываются? Типо он ходячий примитив и может думать только об одном?
- Прикалываетесь, да?
- Нет, что ты! И в мыслях не было, - искренне произнесла Фаннинг, округлив и без того огромные глаза.
Эта девушка, хоть и была подругой Крис, откровенно его смущала, сложно было разобраться, когда она шутит, а когда нет. Возможно, сказывалась ее актерская карьера, начавшаяся с нежного возраста. Но как бы там ни было, Роб решил по добру, по здорову убраться подальше и не ломать себе голову. Лиз, увидев промелькнувшего на горизонте Чарли, поспешила присоединиться к нему, надежно прячась за его спиной.
- Ну вот, теперь я – живое прикрытие, - проворчал Паттинсон.
Отойдя на безопасное расстояние, Ризер покинула его, отправившись в теплую компанию Джеев, а он продолжил поиски внезапно пропавшей Стюарт.
Прошло двадцать минут, поиски не принесли успеха. Кристен как сквозь землю провалилась! Он уже обошел все возможные места, но безрезультатно. Отчаявшись, Роберт решил вернуться к трейлеру. Еще не дойдя, стало ясно, что процесс идет очень весело – гогот был слышен за километр. Завернув за угол, он увидел, что столпившиеся вокруг стола Джексон, Джейми, Келлан и Питер просто умирают от смеха.
- Блин, это конечно не совсем подходит под тему, но зато это определенно правда! – выкрикнул Латс, тыкая пальцем в Джея.
Бауэр хотел что-то ответить, но не смог, хрюкая от смеха под столом, рядом как настоящий друг катался Джексон, держась за ребра и подвывая что-то типа «ой, мамочки, ой не могу».
Почему-то у Роба появилось предчувствие, что этот шедевр песенного искусства не поможет Джейми в достижении его цели.
- Джейми, ты уверен, что хорошо понял поставленную задачу? – наклонился Роб под стол. – Никки должна расчувствоваться от песни, а не лопнуть от смеха.
- Салют, Роберто, ты только это почитай! – сунул ему мятый листок Латс.
- Спасибо, Латсито, и нечего коверкать мое имя.
Келл отмахнулся от этих слов и настойчиво указал на совместно созданный ими шедевр. Паттинсону ничего не оставалось, как подчиниться, опустив глаза, он прочитал:
«Я не эмо, я не гот,
Я не ангел и не черт,
Я люблю плясать как веник –
Ведь я псих и шизофреник».
- Да уж ничего не скажешь, романтично, - скептически произнес Роб. – Ну действительно, хоть правду сказал.
- Это еще не все, там еще есть, - с энтузиазмом перевернул листок Келлан.
- Еще?! – в ужасе переспросил Паттинсон.
«Никки я тебя люблю,
Все что хочешь, подарю.
Сердце, почки и мозги
Только ты их наскреби».
Паттинсон не знал что ему делать – отправиться к подстольным жителям или сделать массовую поставку санитарам в дурдом. Немного подумав, он махнул рукой, и аккуратно стряхнув сценические штаны, отправился на «нижний этаж», воспроизводя по отрывкам «шедевр». Их истерика продолжалась еще некоторое время, первым успокоился Питер, усевшись за стол и переводя дыхание. Потом вылез покрасневший, от прилитой в голову крови, Джей, а уж за ним и все остальные. После непродолжительной тишины, был вынесен вердикт, что затея с песней провалилась. Джейми, затосковав, обратился к Питеру, желая вытрясти из него ценные советы, как ни как вампирский папочка уже вполне успешно состоявшийся семьянин и просто обязан знать толк в этом. Фасинелли развел руками и предложил приготовить романтический ужин или сделать подарок.
- Спасибо, капитан очевидность! А ничего НОВОГО ты предложить не можешь? – с сарказмом спросил Бауэр.
Питер беспомощно развел руками и улыбнулся, а Роб про себя подумал, что это очень типично для блондинов: когда чего-то не знаешь – улыбайся! И как можно шире и лучезарней, авось прокатит. А он еще отпирался, что он не блондин и красится только для роли Карлайла, но правда всегда всплывает. Джейми тем временем перевел взгляд на Келлана, с надеждой уставившись на него.
- А ты мистер Грин ничего умного не посоветуешь?
- Я с психами и шизофрениками не разговариваю, - отрезал незаслуженно обиженный Келлан.
- Кого ты имеешь в виду, - искренне удивился Бауэр. – Да ладно, Келл, я пошутил, серьезно – как у тебя с Эшли получилось?
- Ну вы же сами видели – мне просто повезло, я высказал все в лоб и по какому-то чудесному совпадению, мои чувства оказались взаимны. Но у тебя это не прокатит, ты же вроде уже признавался Рид. Хотя стой… - У Келла был вид, будто ему в голову что-то пришло (копье?), парни уставились на него с надеждой. – Знаешь что… Эш поняла, что любит меня, когда я упал с дерева и потерял сознание, мы еще тогда Сумерки снимали.
- Ты предлагаешь залезть мне на дерево и скинуться головой вниз?
- Да нет же! Просто когда появляется угроза потерять или опасность, все начинают думать. Мол «имея - не храним, потерявши – плачем». Может, придумаем тебе какую-нибудь травму или инсценируем несчастный случай, и сердце Никки дрогнет? (определенно копье=))
Джейми пришел в восторг от этой идеи, тут же начав придумывать страшные травмы. Ребята вносили встречные предложения, и спор завязался нешуточный.
- А может, скажем, что Кадмор-чудовище откусил мне ногу?
- ЧТООО?!?! – ошеломленно переспросил Дэн, который как раз только подошел к ним. – Что значит, Кадмор-чудовище откусил кому-то ногу?! Вы что, охренели?
- О, Дэн, салют! Как ты не вовремя, - заюлил Джейми, но потом снова скатился на свои дурацкие приколы про рост Дэниэла. – Эй, а как там вообще погода? Вам там наверху видней.
Кадмор оторвал сложенные рупором руки Джейми от его лица и попросил не орать его так громко.
- Я просто боюсь, что ты меня не услышишь, - не снижая тона, прокричал он.
- Слушай, ты не поверишь, но я всю жизнь был таким высоким, и не ты первый такой остряк. Думаешь, сможешь всех переплюнуть и выдать нечто в высшей степени оригинальное?
- Нет, но попыток не брошу.
- Ну и флаг тебе в ж.. в руки!
Дэн присел к ним за стол, и они кратко ввели его в курс дела, ему тоже очень понравилась их попытка написать совместно песню. Он даже согласился подтвердить байку про ногу, желая помочь Джейми, не смотря на его подшучивание. Бауэр растрогался и сказал, что даже обнял бы его, да боится не дотянуться.
- Джейми, ты опять!
Спустя полчаса Роб с сомнением смотрел на бледно-зеленого Бауэра, лежащего на скамейке с кроваво-кетчуповым пятном на белой футболке. Рана выглядела не очень правдоподобно, но так как у кое-кого были серьезные проблемы с чувством меры, и этот кое-кто принципиально настаивал, что ранение должно обязательно приходиться в сердце, пришлось оставить как есть.
Теперь же Роб и Джексон должны выполнить свою часть работы, найдя Рид и изобразить смертельный испуг, сообщив ей о страшной новости. На самом деле Паттинсону не очень хотелось это делать, потому что идея не казалась такой уж блестящей, скорее всего они просто как всегда огребут по ушам, но делать нечего…
***
- Вот вы где! Никки, ты только не беспокойся! – запыхавшись, произнес Джексон, всем своим видом показывая, что беспокоиться надо начинать прямо сейчас и, причем очень сильно.
Они все-таки нашли Рид, Стюарт и Грин, которые о чем-то шушукались в самом отдаленном трейлере. Сейчас все три девушки обеспокоенно смотрели на них, а Роб старательно отводил глаза от Крис, чтобы она все не поняла, сорвав их спектакль.
- Джекс, обычно, когда так говорят, надо наоборот срочно беспокоиться. Что случилось?
- Все хорошо, ты только не беспокойся, все будет хорошо. Он поправиться.
- Что? Кто поправиться? В чем дело, это Джейми? – Ник взволновано вцепилась ему в рукав, а Роберт, глядя на них, окончательно понял, что эта их идея была определенно неудачной.
Рид даже побледнела, всматриваясь в Рэтбоуна и желая вытрясти из него хоть что-то.
- Ну не молчи же, скажи что с Джейми? Что он опять натворил?
- А ты за него волнуешься? Ой, ладно-ладно, я понял, он немного не здоров сейчас… Сама посмотри, они сейчас около костюмерной.
Это все что требовалось, девушка рванула со скоростью света к двери, а они чуть медленней, но за ней. Крис на бегу пыталась заглянуть Роберту в глаза, чтобы определить, насколько все плохо, но тот старательно избегал этого. Они прибежали на полминуты позднее Рид, которая уже наклонилась над мнимым страдальцем, обхватив ладонями его лицо.
- Я умираю, Ник, меня ранили прямо в сердце… - произнес Джейми слабеющим голосом.
Рид замерла, а затем неожиданно с размаху залепила ему раскрытой ладонью по грудной клетке.
- ИДИОТ, СЕРДЦЕ СЛЕВА!!! – заорала девушка, стряхивая кетчуп с пальцев.
- Ой-ой-ой, как больно, - схватился Бауэр за солнечное сплетение. – Зачем так жестоко?
- Может, тогда у тебя появятся хоть немного мозгов! Думаешь это смешно?
- Ну и логика… Как мозги могут появиться от того, что меня дубасят? – задумался Джейми, но в следующую секунду ему пришлось срочно спасаться от повторной порции мозгоправа. – Ладно, признаю, я облажался, но это не я рисовал пятно, это все Рэтбоун, он не знает с какой стороны сердце.
Эти слова еще больше разозлили Рид, и практически зарычав, она кинулась за парнем, желая своими же руками задушить его. Действо перенеслось на открытую местность, остальные решили не отставать и посмотреть чем это все кончится, поэтому ринулись за ними следом. Долго им бежать не пришлось – добежав до съемочной площадки, эта сумасшедшая парочка принялась нарезать круги по местности, а они перевели дух.
В процессе передвижения Бауэр пытался извиниться, оправдаться и даже попытался к крайнему изумлению Вайца, спрятаться за ним, но ничего не помогало, Никки была твердо настроена получить его скальп.
Сегодняшние съемки проходили в красивом старинном городке, который играл роль Вольтерры, и вокруг было много красивых зданий. По ступенькам одного из них и взбежал Джейми, потом, поднявшись на два пролета, шутя, запрыгнул на высокие перила и пригрозил оттуда спрыгнуть, если она не простит его. Не восприняв его всерьез, Ник даже не подумала остановиться. Увидев это, Бауэр попытался быстренько перевернуться и спрыгнуть обратно на пол, для дальнейшего бегства, но мраморные перила оказались слишком скользкими, парень закачался, неустойчиво балансируя с вытянутыми руками. В этот раз Ник испугалась по-настоящему и даже остановилась, с ужасом смотря на Джейми и пространство за его спиной, казавшееся ей сейчас пропастью.
Бауэр сумел нащупать равновесие и ослепительно ей улыбнулся, строя из себя гимнаста слегка взмахнул руками, а после его лицо изменилось. Дальнейшие события Ник помнила как в тумане. Джейми наступив на свою же штанину, не удержался, и нелепо взмахнув руками начал заваливаться назад, прямо в пустоту. От неожиданности он пытался ухватиться за что-нибудь, но под пальцами был только за воздух. А для нее это все было как в дурацких фильмах, словно замедленная съемка. Вот его лицо медленно меняется, переходя от улыбки к удивлению, он даже не успел испугаться, только зацепил ее взглядом, уже окончательно поняв, что не удержится. А затем она с замиранием и ужасом смотрит, как в полете он сначала задевает ногой выступ на внешней стороне стены, меняет направление и летит вниз на асфальт прямо лицом. Все неровности на асфальте сейчас казались особенно острыми, выступающими и твердо опасными. От глухого звука соприкосновения тела с землей из живота поднялась тошнота.
Никки сама не помня как, перегнулась через перила, смотря вниз на асфальт, надеясь, что Джейми как обычно сейчас встанет и скажет, что это все шутка, а потом снова будет бегать и бесконечно извиняться перед ней, давая тонну пустых обещаний больше никогда так не делать. А она обязательно не простит его, и будет задирать нос все выше и выше, втайне веселясь над его потугами и наслаждаясь его вниманием. Только вот он не встает, а продолжает неподвижно лежать лицом вниз, зарождая внутри животный страх, мешающий здраво мыслить.
Ник очень хотела побежать, проверить как он там, но ноги сделались ватными, не в силах сдвинуться хотя бы на миллиметр. Чей-то крик на заднем фоне, словно пробудил ее, пара секунд, и она бежит, а затем с разбегу приземляется на асфальт рядом с ним, стесывая коленки. Трогать его неподвижную фигуру страшно, толи от внутренних кошмаров, заполоняющих голову, толи от опасений повредить ему еще больше. Очень медленно она просовывает пальцы ему под плечи и с усилием переворачивает его.
От увиденного из глаз безостановочно начинаю скатываться крупные горячие слезы, туманя обзор и пряча ярко красную картину. От раны на лбу идет слишком много крови, создавая впечатление, что от всего его лица места живого не осталось. Никки давясь своими всхлипами и рыданиями, не слышала, что происходит вокруг, сузив зрительные рецепторы на небольшой площади, которая умещала только родное лицо с закрытыми глазами и ее руки, судорожно вцепившиеся в него.
Ник всегда не любила кровь, нет, конечно, не боялась и не хлопалась картинно в обмороки при виде нее, но ее тяжелый запах стойко вызывал ассоциации с ржавчиной, ненавистным томатным соком и смертью. Сейчас она с непониманием рассматривала свои перепачканные красным ладони, потом перевела взгляд ниже и увидела, что кровь не только на лице Бауэра – на футболке помимо кетчупа тоже были багряные разводы. Что это? Это она испачкала или там тоже раны? Потом, похолодев, она вспомнила, как однажды видела открытый перелом. «Только не это, Боже, это же Джейми, он не может это серьезно».
Тут она почувствовала, как словно через слой ваты ее кто-то трясет за плечо, звон в ушах снизился до уровня, когда можно уже было выхватывать звуки, и она услышала, что кто-то настойчиво зовет ее по имени. Непонимающе подняла глаза и увидела перед собой Кристен с белым, как простыня лицом, которая настойчиво тянула ее наверх.
От Рид ускользал смысл того, что от нее хотят, сейчас это было неважно, неужели Крис не понимает? Джексон и Питер отдирают ее одеревеневшие пальцы от Джейми, и как бы она не сопротивлялась, его забирают. С удивившей ее самой силой и изворотливостью, Ник выворачивается из рук и видит Вайца, который хлопочет над Бауэром, крича что-то про докторов. Способность мыслить возвращается, и она пытается пробраться через непонятно откуда взявшихся многочисленных людей к телу Джейми. Налетев на нее, Стюарт крепко сжала ее в объятиях и начала бормотать, что все будет хорошо. Рид удивленно отклонила голову, чтобы посмотреть на более низкую подругу. Разве могут быть варианты?
- Его нельзя трогать сейчас, Ник, у него могут быть переломы. А ты не соображаешь, ты можешь причинить ему вред.
Сосредоточившись, Никки вытирает слезы и почти спокойно как ей кажется, говорит, что в порядке и просто хочет подойти ближе. Роб вглядевшись в нее, тянет Кристен на себя, давая ей свободу действий.
Со второго раза картина кажется еще страшней, она нерешительно берет ладонь Бауэра в свою и без всяких мыслей смотрит в его лицо.
Скорая впервые за всю историю оправдывает свое название появившись буквально через три минуты, они грузят пострадавшего на носилки, закрепляя фиксирующими ремнями, а Рид, не отпуская руку, идет рядом. Вайц попытался ее остановить, но взглянув в глаза, отступил, махнув рукой, и пошел договариваться с врачами, чтобы те разрешили ей ехать с ним.
Потом была очень долгая поездка в машине, раздражающе резкие лампы дневного света и приемный покой больницы, где ей пришлось сидеть со всеми, так как в операционную ее не пустили. Все это время она безостановочно и напряженно думала. Защитный психологический барьер онемения прошел и теперь мыслительный процесс наоборот обострился.
У нее была особенность – просчитывать все заранее. Из всех возможных вариантов она всегда выбирала самый худший и мысленно примеривала его, чтобы потом быть готовой ко всему, чтобы никто и ничто не смогло уже застать ее врасплох. Но вот сейчас, это не работало, все внутри протестовало, отказываясь даже думать о худшем варианте. Никки села отдельно от остальных ребят и все по очереди пытались подойти к ней и успокоить, обещая, что все обойдется. Но никто из них не мог дать гарантий, а от этого слова обесценивались. Наконец, дверь негромко щелкнула, впуская добродушного доктора, похожего на колобка с ножками, Рид в мгновение ока оказалась на ногах. Он, потирая руки, добродушно заявил, что все нормально, а пациент обошелся трещиной в кости ноги и сотрясением мозга, скорее всего легким. Также врач пообещал, что через месяц, парень сможет танцевать чечетку, а затем ему пришлось спасаться от благодарных объятий толпы. Никки тем временем, воспользовавшись переполохом, незаметно скользнула туда, откуда появился доктор, и увидела снимающую перчатки медсестру. Все еще онемевшими непослушными губами, она спросила, в какой палате находится поступивший пациент. Женщина посмотрела на нее скептически, но все же сказала номер. Перед самой дверью нужной палаты девушка остановилась и глубоко вздохнула, потом толкнула дверь.
Джейми выглядел совсем как обычно, этому даже не мешал бинт, обмотанный вокруг его головы, казалось, что он просто напялил шутки ради нелепую чалму. Лицо было привычного цвета и без малейших следов крови. Выдохнув всей грудью, Ник подтащила больничное кресло и облегченно рухнула в него. Она физически чувствовала, как крошится лед, облепивший от страха и волнения весь ее позвоночник. Если бы у нее были бы хоть какие-то силы, она бы расплакалась от облегчения или запрыгала бы на месте. Теперь, увидев его, все стало ясно, ей хватило одного взгляда, чтобы понять: он в порядке, о худшем варианте можно позабыть как о страшном сне.
Поджав под себя ноги, девушка устроилась подбородком на его кровати, которая по высоте больше напоминала стол. Пальцы перебирали волосы, не спрятанные под бинтом, и ощупывали черты лица, которые уже начали меняться, вздуваясь местами припухлостями и синяками. Да уж, через денек, другой, он будет ходячим натюрмортом.
Ник негромко усмехнулась, наслаждаясь вновь обретенным спокойствием. Конечно трещина и сотрясение это тоже не мелочи, но слетев с такой высоты, чудо, что он так легко отделался.
Из всего этого кошмара, она умудрилась найти что-то хорошее. Теперь, стоит Джейми открыть глаза, он получит то, чего так упорно добивался, больше никаких заморочек. Они любят друг друга, остальное неважно. Вся эта ее показушная игра тоже была не просто так, она поняла, что не только он прикрывался шутками. Ей тоже легче было участвовать в этом нелепом противостоянии, чем признаться себе, что она боится ему доверить. Сейчас собственные действия казались очень глупыми – надо же, строила из себя мисс недоступность, желая, чтобы он добивался ее, доказал, что это у него всерьез и что он не передумает. Теперь все будет по-другому, стоит Джейми только очнуться, она сразу же зацелует его до смерти и признается во всем. Только бы поскорей…
Девушка с отчаянием взглянула на часы, даже не подозревая, что Бауэр в аналогичной ситуации на смерть разобрал их менее удачливого собрата, также маясь в ожидании ее прихода.
Долго маяться Рид не позволили: сначала пришел какой-то сварливый доктор, который безуспешно попытался вытурить ее из палаты, говоря какую-то чушь про часы посещения, а когда он ушел, начался аттракцион «челноки». В палату опасливо озираясь как вор-домушник по очереди заходил кто-то из их «семейки» и задавал стандартный набор вопросов: как ее пустили, если им приходится пробираться сюда втихаря. Как он? Просыпался ли? А скоро его выпишут? Самый оригинальный вопрос задал Джексон, вызвав у Рид скептическое поднятие бровей. Этот гений выдал: А что он делает? «Пляшет, блин!» - хотелось рявкнуть Ник, но она сдержалась, не получив ответа, юный гений немного смутился и поспешил исправить положение, спросив: Он спит?
Девушка решила списать внезапно обнаружившийся даунизм Рэтбоуна на беспокойство о друге и без слов вытолкала беднягу за дверь, чтобы он больше не ошеломлял ее своим интеллектом. После того как каждый из них просочился проведать Джейми, Крис зашла второй раз. Боже, они же не начали повторный круг? Ей вполне хватило «челноки: в круге первом». Ник доброжелательно поблагодарила Стюарт за беспокойство, оттесняя ее к двери, и попросила передать другим, что ждет их завтра, а если кто еще сунется, то получит судном по голове. Кристен испуганно метнулась за дверь и целый час никто не появлялся. Никки почти уснула, пристроившись лицом на подушке рядом с Джейми, когда услышала, как кто-то тихонько нажимает на ручку двери. Дернувшись, она подхватила судно из-под кровати и картинно замахнулась. Дальнейшее непонятно кого больше шокировало.
В появившуюся щель аккуратно втиснулась голова Вайца и огляделась, увидев Рид, в боевой готовности, а главное ее орудие, бедный дядечка вытаращил глаза. Рид проделала аналогичные действия – кого-кого, а биг босса она точно не ожидала здесь увидеть. После продолжительного молчания, Кристофер, смутившись, пробормотал:
- Эээ.. Ну как он тут?
Все еще таращась на него как на 8 чудо света, Рид проблеяла в ответ.
- Да вот нормально… Спит… Все обошлось: трещина и легкое сотрясение, скоро будет в строю.
Девушка еле удержалась, чтобы не прибавить «мой фюрер», но грех издеваться над биг боссом, если он всерьез переживал за Бауэра и даже по-тихому решил на него взглянуть. Ник даже не подозревала, что засранец Вайц успел к ним по-своему привязаться, а потом задумалась, что возможно это в некотором роде взаимно. В очень «некотором», но все же…
Не зная что еще сказать, Крис буркнул что-то о распоряжении Саммита проведать пострадавшего, ответственности за всех них и как ему это все надоело, после этого его темная шевелюра исчезла обратно. А Никки, пребывая в задумчивости, вернулась в свое удобное положение, в упор разглядывая лицо Джейми. Мысли от Вайца плавно перетекли на него, а затем вообще смешались, отправляя ее в страну сновидений…
___________________________________________________________________________________________________________
ФОРУМ

Источник: http://robsten.ru/forum/18-114-1
Категория: Фанфики. Из жизни актеров | Добавил: Anyutik (26.12.2010)
Просмотров: 706 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
1   [Материал]
  Бедненький Джейми... cray

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]