Фанфики
Главная » Статьи » Авторские мини-фанфики

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


История Ромео и Джульетты. От ненависти до любви (окончание)

<<< НАЧАЛО

***

Бал. Дом Капулетти

Стемнело, сумерки пришли, накрыв весь этот знатный город. Огни зажглись в домах Вероны. Но ярче, красочнее было лишь у Капулетти. Почти весь город собрался у них. Сегодня бал устроил граф в честь юной дочери своей – красавицы Джульетты. Пестрели платьями придворные красавицы Вероны, здесь так же были знатные чины. И благородные красивые юнцы пришли сюда, чтоб отыскать себе невесту. Но также и желая увидеть тот прелестнейший цветок, что так взрастил и оберегал граф Капулетти.

– Добро пожаловать! И пусть те дамы и красавицы их дочки, чьи ножки не страдают от мозолей, попляшут с вами. Да начнется бал! Привет мой вам. Играйте, музыканты, – поприветствовал граф своих гостей, зайдя в бальный зал, полный народа, вместе со своей супругой.

И заиграла музыка тотчас, вовлекая народ в беззаботные танцы.

– Ну что, оценим представленье. У нас ведь псов оголодавших. Ваф! – усмехнулся Меркуцио, обнимая Ромео за плечи. И, взяв бокал с вином, парень двинулся в сторону танцующих красоток. Эдвард и Бенволио, лишь посмеявшись над другом, последовали вслед за ним. Схватив за руку белокурую красотку, красавец поприветствовал ее.

– Меня зовут Ромео. Кто ты, ангел? – прошептал парень на ухо девушке, которая звонко засмеялась в ответ.

– Зовут меня все Розалина, – все же ответила девушка.

– О, как же ты прекрасная, милая богиня. С тобой готов отправиться куда угодно. Лишь видеть там тебя одну, – осыпал Эдвард красавицу комплиментами, увлекая ее в танец.

Но тут его внимание что-то, а точнее кто-то привлек, заставив парня остановиться. Среди пестрой и яркой толпы появился ангел. Самый настоящий ангел. Эдвард моргнул, пытаясь прогнать наважденье, не мог он поверить в такое виденье. Темно-русая и кареглазая красавица, облаченная в красивое, пышное белоснежное бальное платье, которое как раз и делало ее похожей на ангела, удивленно смотрела на него. Он сразу утонул в этих глазах, которые с интересном наблюдали за парнем. Улыбка коснулась губ их обоих.

– Синьора Джульетта, – неожиданно раздался рядом с девушкой незнакомый ей голос. Переведя взгляд, Изабелла взглянула на молодого статного человека, который поклонился ей. Как только она увидела его лицо, ее тело тут же покрылось тысячами мурашек, заставив девушку испуганно поежиться и сделать шаг назад.

«Джеймс тоже тут. Ведь этого не может быть. Все это неправда. Не мог же он сюда попасть со мною вместе. Иль все же мог? Тогда пора бы мне бежать или держаться от него подальше».

– Я граф Парис, – представился он.

– Граф, что вам нужно от меня? – испуганно пролепетала девушка. Она, конечно, не хотела грубить ему, но прошлые воспоминания не давали ей покоя. И то, что граф Парис внешне так был похож на Джеймса, вводило ее в состояние ужаса.

– Могу ль просить, чтоб соизволили вы танцем мне вечер скрасить и улыбку подарить, – вежливо спросил Изабеллу парень, беря в свои горячие ладони ее прохладные, слегка дрожащие руки.

– Мужлану лучше танцевать в хлеву. Такая девушка тебе не пара, – злобно зарычал Эдвард, наблюдая, как молодой человек увлек красавицу в танец, не замечая, как Розалина уже некоторое время теребила рукав его рубашки.

– Прости меня, красавица моя, но мне уйти давно пора. Прости, возникли неотложные дела, – оставив легкий поцелуй на запястье, парень направился в толпу, где танцевала пара.

– Кто эта девушка, что красотой своей сияет словно солнце? Танцует вместе с этим кавалером, – поинтересовался Эдвард, подойдя к Бенволио, который мило беседовал с какой-то милой прелестницей.

– Ее не знаю я. Быть может Элис… - ответил друг, но тут же был прерван.

– Она затмила факелов огни, сияет красота ее в ночи. Редчайший дар, для мира слишком ценный. Как белый лебедь в стае воронья среди других красавица моя, – говорил Эдвард, направившись в сторону танцующих пар.

– Постой, но как же та красавица Татьяна. Любил ли ты ее, ночами пропадая? – поинтересовался у него Бенволио.

– Любил ли прежде? Отрекитесь, очи, я красоты не знал до этой ночи, – проговорил Эдвард и уверенным шагом направился в сторону танцующих. При очередном перестроении в танце он неожиданно встал напротив удивленной девушки.

– Синьор, я протестую, – возмутился Парис, хватая и оттягивая парня за руку куда-то в сторону.

– Я был первым, – усмехнулся юноша и, вырвав из захвата свою руку, направился к девушке. Нежно прикоснулся к ее ладошке и повел в танце. Неожиданно парень почувствовал, как по телу пробежал электрический ток. Как в тот раз в библиотеке.

– Первый в чем? – удивленно спросила Изабелла, слегка вздрогнув от прикосновения. Посмотрев в его изумрудного цвета глаза, она почему-то вспомнила, что видела их в прошлой своей жизни. Эти глаза казались ей такими знакомыми, невольно даже она сравнила их с глазами парня, который спас ее тогда в библиотеке.

– В любви света, которой не слыхал, – раздался бархатный голос ее партнера. Приобняв девушку за талию, он вывел ее в центр зала и, подхватив на руки, закружил вокруг себя. Задорный звонкий смех Изабеллы разнесся по помещению, обращая на себя внимание всех гостей, присутствующих здесь. Совершив еще один оборот, парень аккуратно поставил девушку на пол и, взяв за руку, снова повел в танце.

– Ведь на чужом балу веселья не искал. Но тебя увидал, смолк шумный бал, и мы одни средь зала, – продолжил Эдвард.

– Одни среди толпы, остались только мы. Где слова не нужны, только ты, о ком мечтала, – пропела девушка, весело кружась в танце.

– Двое нас, лишь я и ты. Наша встреча послана судьбою, – прошептал парень, наклонившись так близко к девушке, что едва не коснулся ее губ.

– Двое нас, лишь я и ты. Мы не расстанемся с тобою, – прошептала она в ответ, вторя ему.

Эти двое влюбленных, не обращая ни на кого внимания, продолжали находиться в своем мирке, огороженном от всех и вся. И лишь за столом словно зоркий орел, выслеживающий свою жертву, за ними наблюдал двоюродный брат прелестницы Джульетты.

– О нет, клянусь я честью предков, убить его я не сочту за грех, – вспылил Тибальт, вскакивая со своего места, но тут же был остановлен твердой рукой графа Капулетти, который сидел рядом с ним.

– Ну что, племянник. Чего шумишь ты так? – шепотом спросил он молодого человека.

– Джульетта говорит сейчас с Монтекки, – злобно прорычал парень.

Резко повернув голову в сторону танцующих, граф проследил за взглядом Тибальта, обращенного на парочку, которая очень мило ворковала друг с другом.

– Ромео юный, – проговорил граф, узнав парня в маске. Наконец-то мелодия закончилась и, поклонившись, парень снова схватил руку девушки и, поднеся ее к своим губам, оставил легкий поцелуй.

– Да, подлец Ромео, – злобно прошипел парень, кинувшись в сторону, но тут же снова был остановлен дядюшкой.

– Оставь его ты, милый мой, в покое. Ты слышал герцога на поединке. Случится что с Монтекки в этом доме, и нам с тобою не сносить голов. Чтоб в городе унять кровопролитья, под это крышей ты его не тронешь, – злобно прошипел граф Капулетти.

– Я не стерплю его, – снова дернулся из захвата дяди парень.

– Еще как стерпишь, слушай ты, мальчишка. Кто главный здесь – я или ты. Среди гостей моих устроить бунт хотите. На место сядь пока, наглец, – злобно прошептал граф, толкая племянника на стул обратно.

– Супруг мой милый, что вы горячитесь, – ласково прошептала графиня Капулетти, подойдя к мужу.

– Я знаю танец, что Ромео нужен, – петлю на шее затянуть потуже, – все еще продолжал кипеть Тибальт.

– Что вы, кузен, скорей идите в пляс. Развеет он печаль в тот час, –посоветовала ему леди Капулетти.

– Кружись, племянник мой, ты в быстром танце. Вперед, иди, не будь таким упрямцем, – так же дал ему совет дядюшка.

– Я повинуюсь, но предупреждаю. Вторжение в наш дом хоть с виду сладко, но горькой желчью вновь обернется, – сквозь стиснутые зубы прорычал парень и, надев маску, растворился среди веселящейся толпы.

Эдвард все никак не мог оторвать взгляда от прекрасной девушки, что стояла перед ним. Ее глаза, курносый носик, пухленькие губки и стройный стан напоминали образ той, что он искал недавно. Но вновь найдя, он снова потерял ее навек. Не смея дальше медлить и скрываться, парень схватил за ленты и развязал, снимая маску. Удивлено взглянув на юношу, стоящего перед ней, Изабелла, схватив его за руку, повела его прочь из бального зала. Оказавшись в огромном коридоре, она, глубоко вздохнув, вдруг заговорила.

– Не молчите. Для деревенских плясок очень вы серьезны.

Эдвард дотронулся до маски девушки и, потянув края ленты, снял ее. Внимательно рассматривая лицо невинной красавицы, он, не сдержав свои желания, протянул руку и нежно провел по ее щечке, которая покрылась розовым румянцем.

– Когда рукою недостойно грубо, я осквернил святой алтарь. Прости! Как два смиренных пилигрима, даря друг другу поцелуй. Помогут мне следы греха стереть незримый, – тихо прошептал Эдвард, очерчивая скулы и губы ангела, стоящего перед ним.

– Мой милый пилигрим, к своей руке не надо придираться. Я благочестием сочла поступок твой, – улыбнулась девушка, прижимаясь к теплой ладони.

– Нет губ у пилигрима и святой, – прошептал юноша, смотря на пухленькие губки, которые тронула легкая улыбка.

– Есть пилигрим, но только для молитвы, – ответила Белла.

– Пусть губы тоже сделают что руки, молитвой мы лишь веру укрепим, – прошептал Эдвард, приближаясь к ангелу. Но девушка слегла отклонилась в сторону, не дав парню сделать задуманного.

– Святые недвижно внемлют молитве, – прошептала она около его губ.

– Не двигайся, пока молитвы не услышишь.

Притянув рукой лицо красавицы к себе, Эдвард был не в силах сдерживать свое желание. Коснуться губ ее, попробовать на вкус. И вот теперь ласкает в поцелуе ее прекрасные уста. Словно он нектар слизает с прекрасных лепестков цветка.

– Вот с губ моих весь грех теперь и снят, – тихо выдохнул он около губ Изабеллы, как только они отстранились друг от друга.

– Зато мои впервые им покрылись, – едва слышно выдохнула красавица.

– Грех губ моих? Нет зла милей и краше. Верни мой грех, – проговорил юноша, снова прильнув к устам со страстным поцелуем.

– Где целоваться вы учились? – поинтересовалась юница, когда услышала неловкое покашливание за спиной. Обернувшись, Белла увидела няню.

– Синьора. Матушка зовет вас на два слова, – строго произнесла кормилица, приглашающим жестом показывая пройти ей в зал. Улыбнувшись парню, Белла побежала в зал.

– Кто матушка ее? – спросил Эдвард у женщины, оставшись наедине.

– Хозяйка дома этого ей мать, – строго проговорила няня, пристально смотря и изучая молодого человека.

– Дочь Капулетти? – удивленно спросил Эдвард, понимая, что как бы он ни старался менять сюжет истории, судьба закручивает виток по новой.

– И вот скажу я вам, кто завладеет юною Джульеттой – оттяпает кусок, – сказала женщина, продолжая изучать парня.

– О боже мой. Я жизнь врагу отдал, – грустно вздохнул парень, надевая маску. Эдвард понимал, чем обернется эта роковая встреча для него. Зайдя вслед за кормилицей в бальный зал, он, быстро отыскав своих друзей, направился на выход.

Изабелла, заметив, как парень со своими друзьями покинул праздник, тут же подбежала к няне.

– Кормилица, кто этот, что выходит из дверей? – поинтересовалась она у нее.

– Его зовут Ромео. Он Монтекки. Сын вашего заклятого врага, – пояснила женщина. Белла удивленно смотрела вслед уходящим ребятам. Ну вот, события истории идут своим чередом. И девушка понимала, чем все это закончится для нее, если она не предпримет то, что сможет изменить ее судьбу.

– Из ненависти выросла любовь. Знать раньше весть, я б опоздала, – грустно прошептала девушка.

– Что? Что? Что ты сказала? – переспросила ее кормилица.

– Так, пустое, – отмахнулась Белла. Развернувшись, девушка спешно стала покидать зал, но почти у выхода ее остановил Тибальт.

«Джейкоб?» – едва не воскликнула девушка, но тут же прикусила язык, заставив себя молчать.

– Ты что-то помрачнела после бала? – грубо спросил он.

– Быть молодой не значит быть веселой, – так же грубо ответила она.

– Злодей покоя не успел нарушить? – злобно спросил парень.

– Что за злодей? О ком ты? – непонимающе спросила Изабелла.

– Имя его мы, Капулетти, не произносим. Люблю тебя я, – признался Тибальт, смотря девушке в глаза.

– Да, Тибальт, я знаю, – испуганно произнесла она, как только почувствовала касание его руки к своей щеке.

– И честью дорожу твоей премного, – прошептал парень, наклонившись так близко, что его губы едва касались губ сестры.

– Я поняла тебя. Позволь уйти, – сделав шаг назад, девушка обогнула брата, направившись в свои покои.

Лишь завернув за угол, скрывшись из виду, красавица в бега далась. И лишь когда, захлопнув двери за собою, спокойно отдышаться удалось ей. Немного успокоившись, она решила выйти на балкончик.

Тем временем, в тени ночной скрываясь, бредя вдоль изгородей высоких, не мог покинуть это место наш влюбленный.

– Могу ль уйти, когда все сердце здесь? – задавшись вопросом, парень, схватившись за выступ в стене, ловко забрался и, перепрыгнув через нее, скрылся от своих друзей.

– Ромео!

– Где же ты, Ромео? – раздавался пьяный ор в ночной тиши.

– Он разумен. Ей богу, он ушел и лег в постель, – проговорил Меркуцио, делая глоток из бутылки.

– Он побежал сюда. Здесь стену перелез. Зови-ка ты, Меркуцио, – попросил его Бенволио.

– Ромео. Шут. Безумец, – раздался голос словно эхо.

Услышав голос друга, Эдвард лишь усмехнулся и, накинув на голову капюшон плаща, начал пробираться в сад врага.

– Над раной шутит тот, кто не был ранен, – его бархатный голос едва можно было различить. Выйдя из кустов, парень увидел красивый дом где на балу, танцуя в маске, он познакомился со своей любовью.

– Ну, что там? Свет мелькает за окном. То золотой восток. Джульетта - солнце. Луна от зависти бледна, больна, что ты, ее служанка, стала краше, – шептал юноша, смотря на силуэт хрупкой фигуры, что появился в загоревшимся окошке.

– Вот, госпожа моя. Любовь моя. О, знал б, кто она. Как ясный день собой свечу затмит, так звезд сильнее свет ее ланит. И птицы, ночь приняв за день, запели, когда ее глаза в ночи горели. Щекой склонилась на руку она. О, как бы мне хотелось прикоснуться, – продолжал шептать Эдвард, когда заметил вышедшую на балкон девушку. Укутавшись в свой плащ, он спрятался в тени деревьев.

– Вы мне… – раздался звонкий голосок красавицы. Его перелив так напоминал звон колокольчиков.

– Говорит. О, светлый ангел, говори, – услышав ее голос, Эдвард вышел из своего укрытия, поближе подбираясь к балкону.

– Ромео. Ромео. Почему же ты, Ромео? От имени и дома отрекись, а если не захочешь, поклянись в любви. И я не буду Капулетти, – нежно шептала она.

– Послушать ли еще или ответить?

– Не ты, а имя лишь твое мне враг. Ты сам собой. Ты вовсе не Монтекки. Что имя? Роза бы иначе пахла, когда б ее ромашкой называли? Так и Ромео. Сбрось же это имя, взамен его меня возьми ты всю.

– Ловлю тебя на слове. Назови меня любовью. Вновь меня окрестишь, с тех самых пор не буду больше я Ромео, – громко проговорил Эдвард, выйдя из своего укрытия.

– Кто ты? Что под покровом ночи сумел мою ты тайну так проведать, – испуганно пролепетала Изабелла, смотря на незнакомца в плаще.

– Не знаю, как себя по имени назвать. Мне это имя, о моя святыня, так стало ненавистно, ведь оно давно твой враг, – подойдя ближе, юноша спустил с головы капюшон.

– Не услыхала я и сотню слов. По звуку голос я узнала твой. Ведь ты Ромео, ты Монтекки, да? – удивленно пролепетала Белла, узнав парня, которого увидела на балу.

– Ни тот, ни этот. Имена запретны, – не соврал ей парень и кинулся к изгороди, которая, обвитая красивой лианой, располагалась по всей стене здания, как раз проходя около балкона. Быстро поднявшись по ней, парень ловко перепрыгнул через перила, оказавшись рядом со своей возлюбленной.

– Как ты попал...? – едва пролепетала Изабелла, когда Эдвард оказался рядом с ней.

– Любовь на крыльях принесла меня сюда. Ведь для любви и камень не преграда. На все любовь сумеет посягнуть. Зато твое услышал я признанье, – прошептал он, делая шаг.

– Меня ты любишь? Знаю, скажешь «да». Но ты не торопись, ведь ты обманешь. Над любовной клятвою смеются Боги. Я ветрена, подумать можешь ты. Коль не подслушал, ты бы не узнал. Поверь, надежной буду и верней, чем те, что скромничают по расчету, – призналась девушка, едва дыша.

– Клянусь благословенной я Луной, что серебрит деревья этой ночью.

– Нет, не клянись изменчивой Луною. Той, что меняет лик свой каждый месяц, чтобы любовь изменчивой не стала.

– Но чем же клясться мне? – спросил Эдвард, еще ближе подходя к возлюбленной своей.

– Да не клянись. Наш сговор слишком скор, внезапен, не обдуман, – робко пролепетала девушка, делая нерешительный шаг назад.

– Нет! Дыханье лета, наш росток любви в цветок прекрасный превратит на завтра, – нежно прошептал он, касаясь ладонью ее щеки, а другой легко касаясь ее талии.

– Я обещаю, – выдохнул он и, наклонившись, так хотел поцеловать ее.

– Джульетта, – где-то в глубине комнаты послышался приглушенный голос няни.

– Доброй тебе ночи. Блаженный отдых и покой найти, какой уже царит в моей груди, – быстро пролепетала Изабелла и, выбравшись из объятий юноши, поспешила удалиться.

– Не одарив меня, прогонишь прочь? – своими словами он смог остановить ее у самой двери.

– Какой же дар ты хочешь в эту ночь? – поинтересовалась Белла, повернувшись к нему лицом.

– Любовной клятвы за мою в обмен.

– Ведь я дала и раньше, чем просил ты, – удивленно ответила красавица, делая шаг в его сторону.

– Сударыня. Сеньора, – где-то звала ее Кормилица.

– Да-да уже иду, – громко ответила девушка.

– Милый мой, будь верен. Постой минутку, я сейчас вернусь, – прошептав, девушка быстро направилась в комнату.

– Боюсь, не сон ли это. Слишком гладок, чтоб правдой быть, – прошептал Эдвард, облокотившись спиной на стену, он поднял голову, смотря на звезды.

Услышав его признание, девушка замерла в проходе.

– Коль любишь ты и думаешь о браке… – снова вернулась она к нему.

– Да, любимая, – тут же ответил юноша, своей рукой касаясь ее лица.

– На утро я кого-нибудь пришлю. Узнать, когда и где венчаться хочешь. И я свою судьбу к ногам твоим сложу. И за тобой пойду на край Вселенной

– Джульетта. Госпожа, – голос няни раздавался все громче, оповещая влюбленных о том, что она была близка.

– Желаю доброй ночи сотни раз, – быстро лепетала красавица.

– Ночь не добра без света милых глаз, – вторил ей парень, ближе притягивая ее к своему телу.

– Ромео…

– Любимая…

Едва вздохнув, Изабелла почувствовала, как ее губ коснулись его, затягивая в свой прекрасный, страстный танец.

– В каком часу послать к тебе с утра? – прошептала девушка, переводя дыхание после всепоглощающего поцелуя.

– Пришли в девятом, – так же тяжело дышав, хрипло ответил Эдвард.

– Пришлю. Ждать восемнадцать лет этой минуты. Забыла я, зачем тебя звала.

– Позволь стоять, пока не вспомнишь ты.

– Не вспомню я, чтоб ты стоял здесь дольше. Я помню только, как хорошо нам вместе, – шептала Белла, смотря в его изумрудного цвета глаза.

И снова губ ее коснулись губы. О, как они хотели, чтоб это длилось вечно, но им пришло время расстаться. Нехотя парень оторвался от таких сладких, нежных губ возлюбленный. Оставив напоследок свой поцелуй на ее румяной щечке, он ловко перепрыгнул за перила обратно.

– Прощай, прощай, мой милый. Разойтись уж нету мочи. Так и твердить, спокойной ночи, – прошептав, Белла оставила легкий поцелуй на губах возлюбленного, а затем быстро скрылась в комнате.

– Спокойный сон очам твоим, мир сердцу. Ах, если б я был сном тем и покоем, – грустно выдохнул Эдвард, спускаясь вниз по изгороди, а после скрываясь в ночи.

***

Раннее утро. Келья брата Лоренцо

– Земля. Природа мать ее ж могила. Вот так и в этом маленьком цветочке яд и лекарство в нежной оболочке. Нюхнешь его и будешь здоровее двух, – наставлял своего приемника старец, держа в руке цветок лютика.

– А если проглочу? – поинтересовался у него юнец.

– То в миг испустишь дух, – ответил наставник.

– Отец мой, добрый день, – поздоровался вошедший в оранжерею молодой парень.

– Ромео юный, не уж-то встал ты с самого рассвета. Для юноши так не привычно это. Мы, старики, спать от забот не можем. Но молодым расстаться сложно с ложем. Иль ты в беде и можно угадать, что вовсе не ложился ты в кровать? – поинтересовался у него служитель.

– Ложился, только не до сна все было, – хитро улыбнулся Эдвард в ответ, подогревая догадки старика.

Удивленно посмотрев на парня, служитель, быстро взмахнув рукой, отправил юного прислужника по делам.

– Не уж-то снова был ты с Таней? – тихо спросил его брат Лоренцо, на что юноша громко рассмеялся.

– Гневили Бога ласками своими.

– Нет, имя Тани я забыл навеки.

– Хвалю, мой сын. Но где ж ты ночью был? – облегченно выдохнул старец.

– Скажу, хоть этого я не забыл. Я буду ясен. Сердцу дорога дочь Капулетти – нашего врага. Мы с ней друг другу отдались всецело. Теперь все решено, лишь за тобою дело. И я тебя прошу, святой отец. Сегодня ж возложи на нас венец, – попросил Эдвард.

– О, Святой Франциск. Какое превращенье. Сменен предмет любви и восхищенья. Но не могу забыть я той картины, как ты рыдал здесь из-за той красотки, – попрекнул его святой отец.

Эдвард удивленно смотрел на старца, не веря его словам.

«Да, насколько мужественным казался он героем, Ромео все же был романтиком-изгоем».

– Не ты ли сам его… Меня за то бранил, – быстренько исправился Эдвард.

– Не за любовь, за непомерный пыл. Не верил я, что ты нашел любовь, – продолжал напутствовать его святой отец, даже не заметив оплошности парня.

– Теперь поверь. Бог указал мне путь к любви и у нее лицо Джульетты.

– Ты сам сказал. Она же Капулетти.

– Не интересны мне обиды эти. Давно на них поставить крест, – твердо произнес парень, настаивая на своем решении.

– Так, так. А в этой мысли что-то есть. Возможно, так закончим мы раздор. Ведь если брак вам счастье принесет, быльем вражда былая зарастет, – задумчиво произнес брат, одобряя идею.

– Ну что ж, изменник, следуй-ка за мной. Да будет так, наказ исполню твой.

Оговорив все детали предстоящего венчанья, парень искренне поблагодарил служителя. И, покинув келье брата Лоренцо, Эдвард поспешил вернуться домой, где ему еще предстояло объясниться со своими друзьями.

***

Дом Монтекки

– Куда к чертям Ромео провалился? Он дома ночевал? – спросил у друга Меркуцио, садясь за накрытый стол.

– Не ночевал, слуга проговорился. Меркуцио, есть новость. Тибальт прислал ему посланье нынче в дом, – ответил Бенволио.

– Да это вызов, я уверен.

– И он его принять его намерен?

– Увы, Ромео, бедный, он уже мертвец, – грустно усмехнулся Меркуцио.

– Но почему? И чем же знаменит наш враг? – заинтересованно просил его белокурый парень.

– О, тот король, любящий кошек, фехтует словно ноты вырезает. Раз, два и три, и вы уже готовы. Не просто дуэлянт, но джентльмен – в живых он никого не оставляет, – объяснил здоровяк.

– А, господа. Спасибо, что вчера прикрыли спину, – поблагодарил друзей вошедший в помещение Эдвард.

– Куда же ты вчера пропал? Тебе не стыдно, что от нас сбежал? – поинтересовался Меркуцио.

– Прости, мой друг. Я занят очень был. В таких делах теряется учтивость. – вздохнул парень, подойдя к столу, где сидели его друзья, и, взяв с подноса с фруктами красное яблоко, отошел к окну.

– Ну все, Ромео. Для тебя пришло письмо. Боюсь, что это вызов от Тибальта. С ответом тут никак нельзя, возможно, тебе, может быть, удастся… – наконец-то подал голос Бенволио, но ему так и не удалось поговорить с другом, так как, извинившись, парень бросился прочь из комнаты. Друзья, поднявшись, последовали за ним.

Выбежав на улицу, парень направился к воротам, где в сопровождении ее слуги его ждала Кормилица Джульетты.

– Синьор, поговорить мне с вами надо, – произнесла женщина.

– Что нужно этой старой сводне? А это кто в плаще, он ненавистный Капулетти, – пробасил Меркуцио, злобно взглянув на незваных гостей.

– Идите вы, я с ней пройдусь, – отправил друзей юноша и, выйдя за дверь, увел своих гостей.

– Домой придешь на ужин? – следом в спину прилетел ему вопрос.

– Конечно буду.

– Что за наглец? Язык он распустил и над старухою поиздевался, – возмущенно спросила няня.

– Он в звук своего голоса влюблен, – оправдался Эдвард.

– А вы стояли рядом и смотрели, как он тут надо мной надругаться, – продолжала возмущаться Кормилица.

– Когда бы он решился надругаться, тотчас бы мигом я вас спас, Сеньора, – весело засмеялся парень.

– Но, видит Бог, я так оскорблена, что все во мне трясется. Ладно, к делу. Юная госпожа Джульетта… – тяжело вздохнула женщина, начав свой рассказ.

– Что она? – тут же перебил ее юноша.

– Велела отыскать и передать вам… Но прежде, если вы ее обманете, я с вами разберусь, – строго пригрозила она.

– Скажи ей, чтобы под вечер она на исповедь из дома отпросилась. И мой отец духовный, брат Лоренцо, нас исповедует и обвенчает, – проговорил Эдвард, отведя женщину в сторону.

– Сегодня под венец? – удивленно воскликнула женщина.

– Прощай. Привет мой госпоже твоей.

– Есть кое-что еще

– Да, что такое? – поинтересовался парень.

– Тут дворянин один, по имени Парис. Намерен на Джульетте он женится, – проговорила женщина, смотря на юного и влюбленно парня.

– И он ей нравится?

– Нисколько, она скорее б с жабою легла. Она о вас лишь говорит, о чем ее ни спросишь. Но знать должны вы, – предупредила она его.

– Теперь я знаю. Передавай привет сеньоре, – заверил ее юноша.

– Ну да, сто тысяч раз, – улыбнувшись, женщина вернулась к слуге, и, попрощавшись, они удалились.

***

Вечером в келье

– Да будет сей обряд угоден небу. Чтоб нас потом не наказало горем, – произнес молитву старец, подходя к алтарю, за которым стоял юноша.

– Аминь, – тихо прошептал Эдвард, но тут же продолжил:

– Пускай приходит горе, оно не сможет радости лишить. Ведь радость – каждая минута с нею, соедини с молитвой наши руки. И пусть хоть смерть придет, любви убийца, довольно что ее своей назвал я.

– Таких страстей конец бывает страшен. Соединенья пороха с огнем, взаимно истребляющая вспышка. Люби умеренно! Прочнее та любовь, лишь в чувстве меры истинное благо, – давал наставления святой отец.

По маленькому помещению кельи эхом раздался быстрый топот, привлекая к себе внимание разговаривающих. Эдвард не мог оторвать своего взгляда от красавицы, которая, одетая в красивое белоснежное платье, робко переступила порог. Ее длинные слегка вьющиеся волосы качались из стороны в сторону, вторя каждому шагу хозяйки. Девушка робко улыбнулась, остановившись в нескольких шагах от них. На минуту Эдварду показалась, что перед ним стоит хрупкая красавица Белла, о которой он так давно мечтал.

– Белла, – неожиданно выдохнул парень, делая шаг навстречу девушке.

– Эдвард? – одними губами произнесла она, удивлено смотря в такие знакомые ей глаза.

«Да нет, не может это быть все правдой. Сюда она попала вместе с ним. Но если эта так, тогда жестокую игру ведет судьба-злодейка»

– Ну все, довольно, не теряйте время. Вдвоем вас не оставлю все равно, пока не свяжет церковь вас в одно, – и, взяв за руки, брат Лоренцо повел двух влюбленных в помещение, где должна была состояться их церемония.

Стоя на коленях у алтаря перед святым отцом, который нараспев читал молитвы, Эдвард неотрывно смотрел на свою возлюбленную, не веря в то, что происходит с ним сейчас. Его невеста, что стояла рядом, дрожащею рукой держа его, с улыбкой смотрела на него.

– Берешь ли в жены ты Джульетту? – спросил его священник.

Парень так отвлекся, рассматривая девушку, что едва не пропустил важный вопрос.

– Да, беру, – незамедлительно ответил он.

– А ты берешь в мужья Ромео? – спросил отец уже у девушки.

– Конечно, – был робкий голосок ее.

– Прошу, оденьте кольца, – произнес старик, протягивая молодым блюдце, на котором находились два золотых колечка.

Послушав наставление отца, они обменялись кольцами.

– Ну все, теперь обряд закончен. Позвольте старцу вас поздравить, ведь перед Богом вы теперь семья, – произнес брат Лоренцо.

Улыбнувшись, счастливые влюбленные слились в страстном поцелуе.

***

Находясь вдали от всех, новобрачные все никак не могли насытиться друг другом, целуясь каждую свободную минуту, но вдруг раздался голос им знакомый.

– Джульетта, госпожа Джульетта. Как только вы направились сюда, слуга пришел от вашего папаши. Тибальт, кузен твой, яростью пылает. Беды не миновать. Отец вернуться просит, – тяжело дыша, проговорила прибежавшая няня.

– Иду, – не раздумывая, согласилась Изабелла.

– И ты иди с ней, доведи до дома, – обратился Эдвард к Кормилице.

– До вечера, что словно через год, – прошептала Белла, повернувшись к парню.

– Всего лишь год. Меня не любишь ты? – усмехнувшись, спросил Эдвард, на что в ответ получил страстный поцелуй. Ему с трудом удалось разорвать их поцелуй, но, попрощавшись с возлюбленной, он, сев на коня, умчался прочь.

Парень знал, куда ему надо успеть прибыть. Для того, чтобы снова попытаться изменить ход истории и изменить не только судьбу Ромео и Джульетты, но и их с Беллой тоже.

***

Верона. Где-то в центре города

– Прошу тебя, Меркуцио! Уйдем! Повсюду ходят Капулетти, – испуганно попросил его Бенволио. Услышав свист, ребята в сопровождении еще нескольких своих друзей, резко остановились, развернувшись на звук.

– А мне то что, – усмехнулся здоровяк, когда заметил, как в их сторону направлялся Тибальт вместе со своею свитой.

– Привет вам, господа, мне на два слова, – поприветствовал своих врагов загорелый мускулистый парень.

– На каждого по одному словечку. А если что прибавить к слову, то удар, – усмехнувшись, Меркуцио пытался своими шуточками раззадорить парня.

– Всегда готов за честь я постоять. Лишь повод дать ты мне попробуй, – усмехнувшись, Тибальт приближался к врагам.

– А ты что, не найдешь? Ведь, может, очки тебе достать? – громко расхохотался здоровяк, двигаясь в сторону оппонента.

– Я посылал вчера письмо Ромео. А вы с ним парочка, – сквозь сильно стиснутые зубы прорычал Тибальт, останавливаясь в нескольких шагах от этого шута.

– Мы парочка? Вы думаете мы поем дуэтом. Но если так, тогда сыграю песню. Смычок мой вас заставит поплясать, – закипая от злости, спросил Меркуцио, практически вплотную подходя к Тибальту.

– Меркуцио, Тибальт, при всем народе! Давайте отойдем или вовсе разойдемся. Все глазеют, – подошел Бенволио и, схватив друга за руку, попытался его увести.

– Пусть глазеют, коли есть глаза. Я никуда не сделаю ни шагу, – злобно прорычал парень, сбрасывая с себя руку друга.

Вдали раздался топот копыт мчащейся лошади, привлекая к себе внимание.

– Ступайте, сударь. Вот мой человек, – злобно усмехнулся Тибальт, увидев, как, спрыгнув с седла, в их сторону направлялся Ромео.

– Ваш? Но он не носит вашего герба. Не смейте называть Монтекки вашим, – злобно прошипел Меркуцио, толкая в грудь парня, стоящего перед ним.

– Бенволио, что тут произошло? – спросил Эдвард друга, приближаясь к зачинщикам.

– Ромео, ты-то мне и нужен. Вся ненависть моя велит тебе сказать открыто, что ты мерзавец, – злобно выплюнул Тибальт, останавливаясь напротив своего заклятого врага. Внутри души его горел пожар. Ох, как же он хотел сейчас обнять Джульетту. Но ревность, поглотив всего, прозрачной пеленою мести глаза его покрыла.

– Тибальт, поверь, есть веская причина мне тебя любить. И брань твою сейчас простить. Я не мерзавец, а теперь прощай, ведь ты меня совсем не знаешь, – схватив за руку разъяренного и тяжело дышавшего Меркуцио, Эдвард повел его в противоположную сторону.

– Это не извиненья в тех обидах, что ты нанес мне. Защищайся же, мальчишка, – злобно бросил он вызов удаляющемуся парню.

– Прости, но никаких обид не наносил я. Ведь ты еще не знаешь тех причин, что послужили поводом любить тебя, мой добрый Капулетти. Ты, чье имя мне мило, как и мое. Будь же доволен, – подойдя к Тибальту, Эдвард положил свою руку ему на плечо.

– О, подлая, бесчестная покорность. Тибальт. Эй, крысолов. Готовы вы? – злобно шипел Меркуцио и, оттолкнув Ромео в сторону, из ножен вытащил свое оружье.

– Чего ты хочешь от меня? – зарычал в ответ Капулетти.

– Одну из жизни девяти, король кошачий. Про остальные восемь узнаем после мы. Угодно ль, сударь, шпагу вам достать. Быстрей! Не то я уши вам отрежу, – провоцировал его здоровяк, крутя в руках свою шпагу.

– Готов я, – ответил кошачий король, доставая свою шпагу.

– Меркуцио, прошу я, шпагу спрячь, – Эдвард кинулся к другу, пытаясь того успокоить.

– Ну, сударь. Вы готовы, так начнем, – оттолкнув с дороги парня, Меркуцио ринулся бой. На площади раздался звон клинков.

– Меркуцио, постой. Бенволио, вперед, остановим их, – скомандовал Эдвард, доставая свою шпагу.

– Меркуцио, Тибальт! – отчаянно кричал парень, направляясь в сторону дерущихся. И снова началась вражда, отдававшаяся в ушах звоном клиньев.

– Стыд, господа. Остановитесь. Вы знаете, что герцог запретил на улицах Вероны столкновенья, – пытался Эдвард как-то вразумить дерущихся, но его никто не слушал.

– Меркуцио, Тибальт! Стойте, пусть наступит мир! – прокричал парень и, кинувшись к дерущимся ребятам, встал между ними, заслонив собой Тибальта. Взмах шпаги, свист. И вот врага она пронзила точно. Все смолкло вдруг, заставив замереть вокруг людей, которые друг другу шпагой удары наносили. Но вдруг на площади пронзительный раздался чей-то крик.

– О нет, Ромео, милый мой, не уходи, – отчаянно закричала девушка, бросившись в сторону сцепившихся парней. Сквозь слезы, которые застилали ее глаза, она видела, как Меркуцио вынул острый клинок из тела ее возлюбленного. Схватившись за рану на животе, парень едва стоял на ногах.

– Ромео, друг, постой, не умирай, – запричитал Меркуцио, подхватывая оседающего парня. Взяв под руки, он оттянул парня к ближайшему зданию и помог ему облокотиться на стену. Тибальт, находясь в шоковом состоянии, не верил в то, что парень, встав между ними, принял весь удар на себя, и безмолвно наблюдал за развернувшийся картиной.

– Любимый мой, услышь меня, молю. Открой свои глаза, прошу, – горько заплакала Белла, схватив в свои дрожащие ладошки лицо парня, она осыпала его губы, носик, глазки, щеки быстрыми поцелуями.

– Белла, радость моя, – едва слышно прохрипел парень, открыв глаза, он посмотрел на любимую.

– Я рядом, милый. Подожди немного. Сейчас Лоренцо к нам уже спешит прибыть, чтоб вылечить тебя, ему сообщила я, – сквозь слезы шептала девушка.

Откашлявшись, парень выплюнул сгусток крови, образовавшийся во рту.

– Послушай ты меня, прошу тебя, моя любовь, – прохрипел парень, корчась от боли, которая пронзила его тело.

– Жена, пришла пора расстаться здесь с тобою. Запомни ты, что сильно я любил тебя с тех пор, как встретил в тот же день в библиотеке. Ты помнишь это? – хрипя спросил парень.

– Конечно. Помню, только потерпи немного. Не покидай меня, прошу. Иначе не смогу прожить я без тебя, – глотая горькие слезы, шептала Белла.

– Нет, милая. Прошу, меня послушай. Должна ты жизнь прожить, теперь уж без меня, поверь. Люби, будь счастлива с другим, прошу тебя. И, может быть, когда-нибудь мы свидимся с тобою, – тяжело прохрипел Эдвард, снова закашлявшись. Закрыв глаза, он уткнулся своим лбом в ее. Его дыхание становилось все тише и медленнее.

– Прощай, моя любовь, – прошептала Белла, оставив на его устах последний поцелуй.

Выпустив из своих ладошек безжизненное лицо любимого, девушка побежала прочь от этого места. Не разбирая дороги, она не обращала внимание на то, как отчаянно звал ее Тибальт, Меркуцио и Бенволио, пытаясь догнать и остановить ее. Она все для себя уже решила. Белла хотела быть с Эдвардом, ведь все, что им было нужно – это только любовь.

Выбежав за пределы города, она наконец-то оказалась посередине большой цветочной поляны, на которой росли маленькие желтенькие лютики. Девушка знала, что необходимо сделать, сорвав несколько цветков такого безобидного растения.


Скорбит сегодня солнце вместе с нами, закрыло лик густыми облаками. Ведь нет печальней повести на свете, чем повесть о Ромео и Джульетте…

***

Скорбит сегодня солнце вместе с нами, закрыло лик густыми облаками. Ведь нет печальней повести на свете, чем повесть о Ромео и Джульетте, – нежный звонкий голосок девушки раздался в оглушительной тишине аудитории. Закончив фразу, она глубоко вздохнула, чтобы наконец-то закончить свой доклад.

– Такими финальными словами закончил свое произведение величайший английский поэт и драматург Уильям Шекспир. А теперь давайте подведем итог: двадцать пять лет назад Капулетти был на свадьбе у Люченцо Монтекки (возможно, они были друзьями), и в момент оргии, которую называли «танцами в масках», будущий отец Джульетты согрешил с невестой Монтекки, у которой после родился сын. Вспыхнувший на этой почве конфликт определил вражду двух семей, которая длится уже двадцать пять лет. Из полученных данных произведения можно сделать вывод, что, вероятно, Ромео и Джульетта были сводными братом и сестрой по отцу, – закончила девушка.

В полной тишине аудитории раздались тихие разговоры, а также удивленные возгласы сидящих слушателей. Звон удара металлической ложки о стакан, раздавшийся на все помещение, призвал к порядку и вниманию.

– Благодарю, – вежливо улыбнулась докладчица. – Но все же я хочу высказать свое мнение по этому поводу. Как бы грустно не заканчивалось произведение и какие бы ни были предположения и суждения об отношении родства или любви Ромео и Джульетты, я хочу сказать лишь одно. Истинная, единственная и чистая любовь – это то чувство, которое дает людям надежду, веру и силу. И тот, кто однажды испытает ее, станет самым счастливым человеком в мире. И, честно признаюсь, мне удалось испытать это чувство. Спасибо за внимание, – яркая улыбка озарила ее бледное лицо и, поклонившись, девушка под оглушающие аплодисменты направилась к выходу из конференц-зала, где ее уже ожидали.

Большой букет белых роз скрывал лицо молодого человека, и лишь когда красавица направилась в его сторону, он спешно опустил его, чтобы уже в который взглянуть на свою прекрасную возлюбленную. Увидев озорной огонек, который зажегся в его изумрудного цвета глазах, девушка чуть ли не бегом бросилась к нему. Ласково глядя на приближающую хрупкую темноволосую красавицу, парень не мог поверить тому счастью, что она была жива, что она была его. Каждый раз вспоминая тот самый ужасный для него день, когда она увидел изнасилованную и испуганную маленькую девушку, его пробирала крупная дрожь. Лишь только чудо и хорошая реакция парня помогла спасти этот прекрасный, хрупкий цветок из-под колес проезжающей машины.

Иногда среди ночи он просыпался в холодном поту, вскакивая, озирался вокруг, пока не находил рядом лежащую и мирно сопящую возлюбленную, лишь только потом забывался спокойным сном, покрепче обняв и прижав ее к себе. Ему еще долго снились сны о том, что он не успел спасти ее, о том, как они оказались персонажами шекспировской трагедии и о том, как на большой скорости на них мчался автомобиль, за рулем которого находился Джеймс. Сейчас уже все это было позади. Получив небольшое сотрясение и провалявшись несколько дней в больнице, Эдвард понимал и ценил свою жизнь и жизнь своей любимой Беллы. Джеймс также уже не представлял для них никакой угрозы. За совершенное изнасилование и покушение на убийство он теперь отбывает срок в тюрьме строгого заключения. А они… Теперь они были вместе.

– Поздравляю, родная. Это был замечательный доклад, – прошептал Эдвард после того как, заключив Беллу в объятия, страстно поцеловал ее в губы. Девушка звонко засмеялась, когда он быстро закружил ее.

– Эдвард, пожалуйста, прекрати. Мне и так тошно, а тут еще и ты со своей каруселью, - возмутилась она. Аккуратно опустив девушку на пол, парень ласково взглянул на нее и, нагнувшись, поцеловал еще не округлившийся животик девушки.

– Как же я люблю тебя, моя Джульетта, – улыбнулся Эдвард и, заключив в плен своих рук ее лицо, начал осыпать его нежными, едва ощутимыми поцелуями.

– И я тебя очень люблю, мой Ромео, – звонко смеялась Белла, с радостью отвечая на его поцелуи.

 



Источник: http://robsten.ru/forum/78-3155-1
Категория: Авторские мини-фанфики | Добавил: freedom_91 (04.10.2019)
Просмотров: 355 | Комментарии: 9 | Рейтинг: 5.0/9
Всего комментариев: 9
0
9  
  Классика всегда современна! Средневековые ассоциации и переплетения подновили сюжетную интригу  obozhau 
Большое спасибо  good

1
8  
  Так и не поняла, в какой момент Эдвард и Белла стали персонажами трагедии. Ну и ладно) История динамичная, трагичная и романтичная, всё как я люблю. Хорошо, что бедняге Белле, вляпавшейся в отношения с насильником, было куда сбежать. А её судьба в лице Эдварда уже искала её в это время. Спасибо за историю)

0
7  
  Интересная история. Спасибо

0
6  
  Ох, хорошо что хоть не как у Ромео и Джульеты все подошло к концу.
Хорошая история, спасибо) lovi06032

1
5  
  Красивая история! Спасибо! good  lovi06032

1
4  
  Очаровательно. Спасибо lovi06032

1
3  
  О, к моей радости Джеймс заслуженно сидит в тюрьме) good  А Эдвард вернул Белле радость в жизни) lovi06032

1
2  
  facepalm02  s_knigoi  Спасибо.

1
1  
  good good good good good good good

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]