Фанфики
Главная » Статьи » Авторские мини-фанфики

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Королевство за любовь (начало)


Жанр: исторический роман
Пейринг: Энтони/Изабелла
Рейтинг: 18+
Саммари: Я знаю, что любовь мою осудят,
Я знаю, не поймут ни Бог, ни люди
Того, что на большой такой планете
Любовь другую не сумел я встретить.
Но это тайна, что в душе живет.
Кто не любил, страданий не поймет.
Нет, я не жалуюсь, доволен я судьбой,
Спасибо ей, что встретился с тобой!
Примечание автора: действие происходит в Англии в начале ХХ века.
Предупреждение: фанфик не имеет ничего общего с реальными историческими личностями и фактами.



1 часть
Океанский бриз трепал непослушные бронзовые волосы Энтони. Они немного отросли за время его путешествия в Америку, что было непозволительно для монаршей особы. Принц Уэльский запустил пятерню в пышную шевелюру и вдохнул сладкий запах свободы.
Свобода...
Она многие годы была чужда малышу, мальчику, взрослеющему юноше, мужчине – тому, кто был рожден стать королем.
Эдвард Альфред Кристиан Альберт Александр Энтони с самого рождения привык, что к нему все обязаны были проявлять почтение, и как наследник престола он всегда получал все самое лучшее.
Сейчас, любуясь непрерывной нитью золотых песчаных пляжей Сан–Диего, тянувшихся от самой мексиканской границы дальше на север, восхищаясь голубизной тихих волн океана, молодой тридцатилетний мужчина окунулся в воспоминания.
***
Рожденный еще в Викторианскую эпоху (в конце девятнадцатого века), маленький Тони получил классическое для того времени воспитание. Это был стеснительный, немного нервный, скромный, любопытный мальчик, воспитанный в строгости, где нежностям и сантиментам не было места. В королевской семье не поощрялись детские шалости, жизнь была подчинена многим формальностям и тонкостям, во всем соблюдался этикет. В доме всегда было много людей и прислуги, что никак не способствовало созданию домашнего уюта или тихим семейным вечерам, за чтением книг и разговорам по душам.
Энтони с младенчества готовили в преемники правящей королевы, его любимейшей прабабушки, на что было дано благословение его дяди и крестного отца – царя Российской империи. Наследник престола рос, думая, что ему принадлежал чуть ли не весь мир – политику диктовала его собственная семья, а время можно было проводить в резиденциях монарших особ Европы.
Общение родителей с сыном было строго регламентировано – не более получаса в день, а потому младенческие годы Энтони проходили исключительно под надзором его нянечек. Малыша ежедневно приводили к родителям во время традиционного чаепития, после чего вновь уводили.
Карл V относился к сыну со всей серьезностью и ответственностью, видя в нем будущего короля великой страны.
«Тони, вас должно быть видно, но не слышно!»
Сын был обязан во всем следовать отцовским наставлениям, хотя порой внутри у него все бурлило от этих самых наставлений.
Особенно наследника раздражало, когда отец придумывал для него с братом математические задачи, решить которые было под силу лишь ученым, а корпеть над ними приходилось им.
Энтони сложно было назвать смиренным и покорным. Юный принц отличался независимостью и подвергал сомнению многие традиции. Если Тони что-то не устраивало, он мог прямо заявить об этом, в отличие от своего младшего заикающегося брата Эмми.
Мать сорванцов Эсмеральда всячески оберегала их, утаивая плохие новости от строгого мужа, смягчая подростковые стычки между братьями, и дарила им столь желанные ласку и нежность.
Энтони получил образование в королевском Военно-морском колледже в городе Осборн. Карл считал, что наследнику было необходимо именно военное образование, впрочем, это отвечало желаниям и самого Энтони.
После смерти прабабушки, а затем и деда Энтони, короля Британии Эдварда VII, трон туманного королевства занял его отец Карл V. С этого момента юный Тони стал официально принцем Уэльским. Ему было всего семнадцать лет, когда он получил графство Корнуолл, приносившее ежегодный доход в размере ста тысяч фунтов стерлингов.
На будущий год Энтони принёс в Виндзоре клятву наследования престола, но это его мало волновало. Намного больше принца радовало, что вместе с его совершеннолетием заканчивался отцовский запрет на курение. Энтони устал прятаться с сигаретами по углам, опасаясь вездесущей прислуги. Радость принца была безмерной, когда ему наконец-таки было разрешено курить даже в людных местах. Это сильно поднимало его авторитет в глазах братьев и единственной сестры Мари Элис, которые, восхищенно открыв рты, смотрели на Тони и дымящуюся сигарету в его руках.
Но самой большой страстью наследника были путешествия, новые открытия, приключения – он грезил этим наяву и во снах. К двадцати годам у Энтони родилась идея организовать «турне» по Британской империи вместе с братом Кеммригом. Они перемещались по континенту и островам под королевским флагом, общались с населением, продвигали торговлю, выстраивая при этом новые отношения. Это было знакомство будущего короля Соединенного Королевства со своим народом.
В то время, как тщеславный принц Уэльский в этом путешествии завоевывал себе авторитет, обещая людям невозможное, тихий, робкий, но более упорный принц Кеммриг действительно занимался делом и поднимал промышленность страны. Энтони это устраивало, он чувствовал себя знаменитостью, звездой, повелителем мира, а тихоня Эмми был дисциплинированным исполнителем и трудягой.
«С этим надо что-то делать, Кеммриг!»
И брат делал.
Однако была и другая сторона длительного путешествия Энтони и Кеммрига, о которой общественность не знала, – долгожданная потеря невинности и приобретение довольно обширного сексуального опыта. Молодых, интересующихся, страстных мужчин тянуло на подвиги и эксперименты. Методом проб и ошибок они решили, что связи с замужними женщинами самые безопасные, так как те тоже были заинтересованы в секретности встреч и неразглашении деталей.
Подобные связи Энтони с женщинами не соответствовали должному поведению наследника, а потому никогда не поддерживались его семьей. Даже личный помощник и лучший друг принца сэр Уитлок зачастую не одобрял его некоторые поступки, так как ему часто приходилось прикрывать похождения наследника.
***
– Эх, были времена, – выдохнул Энтони, поправляя форму морского офицера Британского королевства, в то время как военное судно «Нью-Мексико» бросило якорь в солнечной гавани Сан-Диего.

2 часть
9 месяцев спустя
Наследный принц ехал по вечернему Лондону, задумчиво глядя в окно своего «роллс-ройса». Тихие улицы, украшенные белыми пилястрами кирпичные здания, парадные лестницы респектабельных домов – все это наводило тоску. Самое холодное время года в Великобритании – январь. В это время в Англии стояла особенно неприятная погода – было очень сыро, промозгло и туманно. Принц вернулся накануне из краткосрочной поездки по Южной Африке, где вместе со своим младшим братом Кеммригом занимался одним из любимых дел – охотой. Наследник, конечно, любил свою родину, но пробирающий до костей холод не способствовал радостному настроению. Энтони надеялся, что встреча с Оливией поможет скрасить этот вечер.
Его королевское высочество и Оливия Лейтон познакомились пару лет назад на балу, который проходил в Лондонберри Хаус. В тот день Энтони пригласил Оливию пообедать с ним, и с тех пор их свидания стали регулярными. Дело дошло до того, что Оливия открыто сопровождала принца в его поездке по Африке. Она стала его постоянной «компаньонкой» по выходным. Для наследника британского трона такое поведение было неприемлемым, однако мало кто мог ограничить прихоти и страсти Энтони, привыкшего с детства быть эгоистом.
Имение корабельного магната Эрнеста Лейтона «Барроу Корт» светилось яркими огнями. Количество автомобилей на подъездной дорожке, по пять в ряд, свидетельствовало о грандиозной вечеринке. Энтони не боялся опоздать – он всегда был главным гостем среди приглашенных, центральной фигурой вечера.
Бар работал вовсю, а по залу сновали официанты с подносами коктейлей и шампанского, повсюду слышались звонкий смех и болтовня. Последние сплетни были прерваны на полуслове, оркестр заиграл «Наш славный парень», а затем в огромном бальном зале наступила тишина. Все взоры тут же обратились ко входу, где появился его высочество в сопровождении своей свиты. По толпе пробежал уже пущенный кем-то шепот «принц здесь», и все жаждали поприветствовать монаршую особу.
Леди Оливия, не скрывая своей заинтересованности, бросилась навстречу принцу. Энтони галантно поцеловал свою пассию в щеку. Мужчина чуть наклонил голову, оценивая ее черный облегающий наряд, украшенный рядами блестящих страз, и представляя, как позже все это великолепие с легкостью окажется на полу.
– Мой принц, – прошептала хозяйка бала, получая в ответ легкую полуулыбку.
– Рад видеть Вас, миссис Лейтон, Вы, как всегда, очаровательны.
Оливия, жеманно хихикнув, взяла Энтони под руку, увлекая в толпу.
Он знакомился, вел беседы с новыми людьми, прекрасно проводя время. Оливия знала об интересе принца к американской культуре, поэтому на «десерт» оставила свою американскую подругу с супругом – мистера и миссис Блэк.
Судостроитель Джейкоб Блэк и его супруга Изабелла переехали из Сан-Диего в Лондон чуть больше полугода назад, остановившись в небольшом доме рядом с Гайд-Парком. Именно там они познакомились с Оливией Лейтон, и женщины быстро сдружились. Пока их мужья занимались делами, подруги проводили много времени вместе, обсуждая последние новости, посещая популярные театральные постановки и с легкостью тратя деньги мужей.
– Мистер Джейкоб Блэк с супругой, – с улыбкой произнесла Оливия.
Джейк был восхищен знакомством со столь высокородным гостем, поразившись силе его рукопожатия и властным манерам. Принц же остался равнодушен к новому знакомому. Но когда Энтони посмотрел на его супругу, он встретился взглядом с самыми прекрасными глазами цвета молочного шоколада, какие когда-либо видел. Принц едва заметно пропустил вздох.
– Ваше королевское высочество…
Энтони услышал мягкий мелодичный голос, а его обладательница присела в легком реверансе.
– Здравствуйте, – завороженно произнес наследник, пытаясь понять, где он уже видел эти глаза.
Вспышкой принеслось озарение. Память нарисовала картинки Тихого океана и этих глаз в отражении солнечных лучей.
– Мы ведь с Вами встречались? – чуть прищурившись, небрежно произнес принц.
– Да, Ваше королевское высочество. В бухте Ла-Хойа, в Сан-Диего, в прошлом апреле, – и, вздернув подбородок, миссис Блэк продолжила: – Вы не представляете, как мне жаль это слышать…
– Изабелла! – почти задыхаясь, пропищала Оливия, удивляясь наглости подруги.
– Простите? – недоумение отразилось на лице Энтони.
Ничуть не смутившись, миссис Блэк продолжила.
– Я поспорила с мужем на пять фунтов, что Вы нас не вспомните, – ничуть не смутившись, продолжила миссис Блэк, – значит, плакали мои денежки на булавки в этом месяце, – немного кокетничая, закончила она.
На лице принца появилась яркая улыбка обольстителя.
– Простите, миссис Блэк. Простите меня. Будьте любезны.
С облегчением компания рассмеялась, и уже мало кто стал вслушиваться в разговор принца и американки.
– В этот раз, может, и прощу, – с искренней улыбкой и с вызовом в глазах заявила Изабелла.
– Хорошо. Позвольте пригласить Вас на танец, чтобы хоть немного загладить свою вину?
– Буду рада присоединиться к Вам, Ваше королевское высочество.
Во время вечера взгляд Энтони все время возвращался к новой знакомой. Миссис Блэк очень шел вечерний туалет из кремового шелка, подчеркивающий достоинства ее идеальной фигуры. Было в ней что-то гипнотическое, особенно чувственные губы, подчеркнутые красной помадой.
Когда подошло время обещанного танца, оркестр заиграл легкую мелодию, словно прошитую золотыми нитями, спокойную и ненавязчивую. Зная, что Изабелла приехала из места с довольно мягким климатом, Энтони предположил, что она, скорее всего, чувствует себя не слишком комфортно на их промерзшем Альбионе, поэтому разговор с дамой решил начать именно с обсуждения погоды. А о чем еще можно было говорить с незнакомкой? Ведь охотой она не интересовалась, наверняка, не умела ездить на лошадях, а значит, и лошадьми также не увлекалась – оставалась погода. Но каково было изумление принца, когда миссис Блэк открыто заявила ему, что она страшно разочарована им.
– Что? – Энтони даже слегка растерялся от такой наглости новой знакомой. – Чем же я Вас так раздосадовал?
– Каждой американке, которая приезжает в Англию, первым делом непременно задают один и тот же вопрос о погоде. Я ждала чего-то более оригинального от принца Уэльского!
Эта абсолютно непокорная женщина с легкостью бросала ему вызовы. И это одновременно шокировало, удивляло и забавляло Энтони. Он понял, что вновь рассмеялся в компании этой очаровательной брюнетки.
– Я иногда очень завидую вам, американцам…
– Да?
– Вы все такие беззаботные, всегда веселитесь.
– О, а Вам, скорее всего, нечасто удается повеселиться. Вы всегда на людях, и это так утомительно.
– Утомительно, когда все постоянно кланяются… почти все…– говоря «почти», наследник имел в виду эту изящную женщину, с которой грациозно и легко вальсировал по залу.
Оставшийся вечер Энтони провел, общаясь с прочими гостями, но фраза: «Я ждала чего-то более оригинального от принца Уэльского!» не переставала проноситься эхом в его голове.
Это было началом знакомства Энтони и Изабеллы, ставшим впоследствии для обоих роковым.

3 часть
Следующие несколько месяцев Энтони и Изабелла случайно пересекались в компаниях общих знакомых, на званых ужинах и балах высшего общества в Лондоне, а также на развлекательных мероприятиях, которые традиционно проводили в выходные.
Миссис Блэк всегда отмечала поведение наследного принца и окружающую его положительную ауру. Этот шикарный мужчина, в венах которого текла голубая кровь, никогда не вел себя высокомерно или заносчиво. Его высочество всегда был само очарование, у него были отличные манеры, он общался со всеми, уделяя при этом внимание каждому, он был внимательным к людям, и люди любили его.
«Он будет великолепным королем для своей страны», – искренне думала Белла.
Она ловила себя на мысли, что все больше и больше интересовалась этим учтивым молодым человеком. Изабелла следила за его жизнью из прессы и не упускала того, что рассказывала Оливия или кто-то еще в компании.
Их беседы с принцем были интересными и искренними, без фальши и напыщенности. Она уже знала, что он любит керн-терьеров, фильмы с Фредом Астером, гольф, лошадей и скачки, путешествия и охоту, любит работать руками и любит работу в саду, а еще у него есть загородный дом, где он сажает все сам.
Однажды принц в числе многих пригласил чету Блэк к себе на старинную виллу в Форт Бельведер на выходные. Они весело проводили время, гуляли, играли в настольный теннис, карты. И если Джейкоб находил все это невероятно привлекательным, то Изабелла чувствовала себя не в своей тарелке, хотя и держалась уверенно, участвуя во всех разговорах и общих затеях. Когда компания решила расписать очередную партию в карты, Изабелла, извинившись, удалилась скоротать время с бокалом вина у камина.
Каким было ее удивление, когда рядом с ней на тахту опустился наследник. Улыбнувшись своей заразительной улыбкой, Энтони, следуя ее примеру, сосредоточился на танцующих языках пламени.
– Мы прекрасно отдохнули в эти выходные. Спасибо, что приглашаете нас, хотя, думаю, Вы должны приглашать людей, руководящих страной.
– Мне очень приятно видеть Вас здесь… очень, – Энтони сделал глоток виски, – жаль, что всё хорошее так быстро заканчивается.
– У Вас впереди трудная неделя?
– Сегодня трудный вечер, предстоит встреча с родственниками, – Изабелла почувствовала, что тема неприятна принцу. Мужчина запустил руку в волосы, немного оттягивая пряди, – по поводу моего будущего брака. Черт его возьми! У них целый список претенденток на моё сердце, как бы нелепо это ни звучало.
– Правда? И кто же в нем?
– Похоже, что все девственницы-аристократки Европы.
Они немного нервно рассмеялись, смотря друг на друга, осознав, что тема неожиданно стала интимной.
– В чем-то Ваши родственники правы, Вам надо жениться, – Изабелла повернулась, взглянув принцу прямо в глаза, – кто-то должен о Вас заботиться, тот, кто сможет понять, когда Вам хорошо, а когда плохо, тот, с кем Вам будет весело и легко.
– У Вас с Джейком так? – на этот раз вызов бросил Энтони.
– Наверное… – уклончиво ответила Изабелла, отводя взгляд.
– А любовь?
– Любовь… тяжело дать правильное определение этому слову. А еще тяжелее найти свою половинку в нашем мире. Вступив в брак с Джейком, я сделала правильный выбор. – Сама не понимая почему, миссис Блэк хотела быть откровенной со своим собеседником, она чувствовала, что могла ему доверять.
Немного погрузившись в собственные мысли, она почувствовала, как теплая, большая, мягкая рука Энтони накрыла ее ручку в нежном и почти невесомом прикосновении. От этого контакта перехватило дыхание, а по телу будто прошел разряд. Вино в крови прибавило смелости, и, повернувшись к Энтони лицом, Белла спросила:
– Что у Вас с Оливией?
– С Оливией? Господи, ничего. Между нами все кончено. Совсем. И то, что ее нет здесь, говорит о том, что и общаться с ней дальше я не горю желанием.
Энтони поднес руку Изабеллы к своим губам и поцеловал костяшки пальцев, не отрывая интенсивного взгляда от красивейших глаз цвета шоколада.
***
На неделе Оливия Лейтон приехала к своей подруге на «five-o’clock». Подруги пили традиционный ароматный чай с молоком и сливками. Изабелла подала к столу массу сладостей, а также шарлотку с яблоками и английские кексы с цукатами и орехами.
– Боже, милая, это так вкусно, просто пальчики оближешь. В какой кондитерской ты это покупаешь?
– Ох, Ливи, благодарю, – немного смутилась Изабелла, – но я приготовила это сама.
– Сама? – шок отразился на лице подруги.
– Да, я увлекаюсь кулинарией. Очень люблю готовить и экспериментировать. Джейк всегда страдает, когда долго находится в командировках, ведь он не ест моей стряпни, – засмеялась американка.
– Белла, Боже помилуй, да ты дьяволица – такая хорошенькая, еще и готовишь вкусно.
Подруги смеялись и весело болтали о последних сплетнях Лондона. Оливия рассказала, что собралась в США проведать свою сестру Глорию. Ливи поделилась семейными проблемами с мужем и неудачами в личной жизни, которые мужа не касались. Белла слушала и поддерживала подругу. Поняв переживания Оливии, она спросила:
– Вас с принцем давно не видно вместе. Что-то случилось?
– Ох, я не думаю. Тони просто захотел немного свободы, и я предоставила её ему. Мой мальчик успеет соскучиться к тому моменту, как я вернусь из Америки. И я приму его с распростертыми объятьями.
Миссис Лейтон не была наивной и доверчивой, скорее, она была ослеплена собственным эго. Она верила в свою безграничную власть над принцем, будучи глубоко убежденной, что могла оказывать на него сильнейшее влияние на любом расстоянии, даже несмотря на то, что некоторое время они уже не были вместе.
– Ах, Ливи, твой мальчик будет таким одиноким без тебя.
На что та, без какого-либо подвоха, ответила:
– Тогда, дорогая, присмотри за ним, пока я буду в отъезде. И следи, чтобы он не попал ни в какую историю… и чтобы не подцепил какую-нибудь дамочку.
Оливия и не подозревала, что Изабелла, сама того не осознавая, уже стала той самой дамочкой, и что пройдет не так много времени, когда все перевернется с ног на голову.

4 часть
В августе в Букингемском дворце традиционно состоялся бал по окончанию сезона. Среди длинной вереницы пар, которые выстроились для официального представления королю и королеве, были мистер и миссис Блэк. Энтони стоял за своими родителями вместе с другими членами королевской семьи и наблюдал за прибывающими гостями. Когда очередь дошла до Джейкоба и Изабеллы, американка грациозно присела в реверансе сначала перед королем, а затем и перед королевой, и это свело принца с ума. Энтони был потрясен пластикой ее движений, манерами и тем, как она сумела себя преподнести. Каждое ее движение было столь изысканно и естественно, что принц не мог не отметить, как аристократично, как по-королевски это смотрелось.
Большая очередь из вельмож собралась поговорить с наследником, каждый хотел получить минуту в неформальной обстановке, чтобы засвидетельствовать свое почтение и задать интересующие вопросы. Энтони же выискивал глазами миссис Блэк, чтобы пригласить ее на танец. Он общался с архиепископом, когда очередной кавалер оттанцевал с Изабеллой.
– Прошу меня извинить, – только успел сказать принц и буквально ринулся к обворожительной американке.
Он не сводил с нее глаз, пока пробирался сквозь толпу. На брюнетке было чудесное платье цвета бургунди, которое выгодно подчеркивало ее молочную кожу, а вырез лодочкой соблазнительно открывал хрупкие плечи. Вся она будто светилась изнутри, и для наследника Изабелла была магнитом, который притягивал, несмотря на все нормы и правила приличия.
Подойдя и изящно поклонившись, Энтони сделал приглашение в самой вежливой и деликатной форме:
– Позвольте мне иметь удовольствие пригласить Вас на танец, миссис Блэк?
– Конечно, Ваше высочество.
Он нежно взял её под локоть, ведя в центр бальной залы.
– Боже, как же я соскучился по Вам, Изабелла, – первое, что сказал Энтони, когда звуки вальса подхватили их в танце.
– О чем вы думали, Ваше высочество? – шокировано спросила миссис Блэк, немного нервно озираясь по сторонам. – Вы даже не поздоровались с Джейком.
– Господи, правда? Примите мои извинения, – лукаво улыбаясь, ответил принц.
– На нас все смотрят… Я. конечно, потанцую с Вами. Но Вы ведете себя, как наглый мальчишка, а не как воспитанный взрослый человек, – пожурила его Изабелла, но в глазах женщины играло пламя.
– Наглый мальчишка, говорите? Что, мне даже нельзя щипаться?
– Нет, Ваше высочество.
Пока пара, не замечая ничего вокруг, кружила в вальсе, флиртуя и смеясь, за ними пристально следили король, королева и Кеммриг.
– Вы посмотрите на нее, увешана драгоценностями, – заметила королева. – Должно быть, муж тратит на нее тысячи. Изумруды, рубины и бриллианты. Как это вульгарно.
– Таковы американцы, – заметил Эмми.
– Надеюсь, это не серьезно, – вздохнула королева.
***
Изабелла не сводила взгляд с изумрудных глаз Энтони, она была очарована им, в военном мундире, и тем, с какой выправкой он смело вел её в танце.
– После этого танца Вы пойдете и хоть пять минут побеседуете с Джейком.
– Вы мне приказываете? – шутливо спросил принц.
Изабелла лишь улыбнулась в ответ.
– Хорошо, – соглашаясь, кивнул он, – а потом я перетанцую с сорока иностранными принцессами, большинство из которых похожи на китайских болванчиков.
– Вы слишком придирчивы, Ваше высочество.
– Отчего же? – усмешка украсила лицо молодого принца. – Ведь каждая из них будет говорить лишь две фразы.
Изабелла приподняла бровь в немом вопросе.
– «Да, Ваше королевское высочество», «С удовольствием, Ваше королевство высочество», – будто раскрывая тайну, прошептал он.
Изабелла едва слышно рассмеялась, покачивая головой.
– Поэтому после моих танцев, а также содержательных бесед с потенциальными невестами мне будет необходим хотя бы один глоток свежего воздуха, – продолжил Энтони. – Могу я пригласить Вас выпить бокал вина со мной в саду?
– Это большая честь для мистера Блэка и меня, – кокетливо ответила Изабелла, прекрасно понимая, что приглашение касалось только её.
Тем временем обеспокоенные родители наследника все не унимались.
– Что толку, что здесь собралось такое количество молодых принцесс и герцогинь, если наш старший сын позорит нас всех? – возмущался король. – Посмотрите, как он ведет себя с этой женщиной. Я боюсь, что, когда меня не станет, не пройдет и года, как этот мальчишка уничтожит и себя, и монархию. Попомните мои слова.
***
Было уже глубоко за полночь, когда наследный принц и американка встретились в саду. Мистер Блэк увлеченно играл в карты, и Изабелле ничего не стоило незаметно ускользнуть из шумного дворца.
Ночь была тихой и теплой, на улице звучала музыка, доносившаяся из открытых окон. И снова они танцевали, только уже ближе дозволенного принц держал даму, глаза их горели ярче, а дыхание сбивалось чаще. Танцевали они в саду и остановились у кромки красивейшего фонтана, который был освещен лишь лунным светом. Мужчина и женщина были одни в этой одурманивающей темноте, а комфортную тишину нарушали только приглушенные звуки вальса «Голубой Дунай». Его высочество наклонился, чтобы сорвать Изабелле розу, и коснулся её обнаженного плеча. Не понятно отчего, но миссис Блэк покраснела, а её кожа покрылась сотнями мурашек. Он заметил это и тут же любезно извинился, а после, робко улыбнувшись, протянул ей сорванную алую розу.
– Ох, Изабелла, ни один цветок в мире не сравнится с Вашей поистине божественной красотой! Все они померкнут рядом с Вами! – вырвалось у принца, чуть более страстно, нежели он хотел сказать.
– Что Вы такое говорите, Ваше высочество? – зардевшись, леди опустила глаза, скрывая от него свое прекрасное лицо.
И прежде чем принц смог себя остановить, он подошел вплотную к миссис Блэк, нежно коснулся её подбородка и поднял лицо так, чтобы они смотрели друг другу в глаза.
– Энтони… зовите меня Энтони, Изабелла, – горячо прошептал он. – Умоляю. Я… я так устал от всех этих формальностей. Сейчас больше всего на свете я хочу услышать, как моё имя слетит с твоих чувственных губ.
– Тогда и Вы называйте меня Белла, я прошу Вас, Ваше… прошу Вас, Энтони…
Мысли принца в секунду рассеялись, стоило Изабелле произнести его имя. Руки его обвились вокруг нее уверенно и крепко, как будто он заявлял на американку свои права. А для Беллы вдруг все вокруг предстало в абсолютно других очертаниях, дышать стало тяжелее, тело словно налилось свинцом, она почувствовала себя безвольной и беспомощной, но это не пугало, а, скорее, дезориентировало. Энтони ласково убрал выбившийся локон с её шокированного лица, запрокинул её голову и, прижав к своей груди, поцеловал... сначала нежно, потом со стремительно нарастающей страстью, заставившей ее прижаться к нему, как к своему единственному спасению. Изабелла отдалась во власть греховного искушения, когда его язык смело и бесцеремонно проник в её рот, а по телу пробежал ток, разбудив в ней ощущения, которых она раньше не знала да и не думала, что способна была познать. И прежде чем она смогла остановить их или опомниться, она поняла, что тоже целует его, страстно, чувственно, без памяти.
– Перестаньте… пожалуйста… я сейчас лишусь чувств от нехватки кислорода, – прошептала Белла, делая слабую попытку увернуться от принца.
Его широко раскрытые глаза лихорадочно блестели, руки, крепко державшие её, дрожали, у него был ликующий вид зверя, настигшего свою добычу. Это одновременно пугало и восхищало Изабеллу. Принц, страстно смотря ей в глаза, проговорил:
– Вы упадете в обморок только от избытка чувств, Белла. Я хочу довести Вас до такого состояния, чтобы Вы видели лишь звезды вокруг. Я заставлю Вас почувствовать это. Я заставлю Вас почувствовать то, что Вам никогда не доводилось испытывать с Блэком. Разве он целовал Вас так, как я?
– Прошу Вас.… Пожалуйста.
– Поверьте мне, Изабелла, молю. И клянусь, Вы не пожалеете об этом!
Не дожидаясь ответа, принц снова приник к распухшим жаждущим губам в горячем неистовом поцелуе.
Они самозабвенно целовались, не замечая времени, убегающего, как песок сквозь пальцы, не замечая вдруг появившегося ветра, который сулил скорое изменение погоды, не замечая шороха шагов по узкой аллее…
Мужчина, притаившийся в саду, не мог отвести взгляд от разбивающей его сердце картины. Было темно, но он видел все отчетливо. И то, как наследник сжимал хрупкую брюнетку в объятьях так, что казалось, будто он может переломать ей все кости, и то, как она прогибалась в спине назад от страсти этих поцелуев так, что казалось, будто рухнет в фонтан, прямо на свое отражение. Энтони целовал Изабеллу так, будто ничто в жизни не могло оторвать его от ее губ.
Вдруг она отошла на шаг и что-то сказала. Мужчина не услышал, что именно. Принц ни слова не ответил, только взял ее руку и поцеловал… и так долго держал у губ, не отрывая взор от её глаз, что Джейку стало плохо от осознания того, что он никогда не видел, чтобы его жена смотрела на него с такой любовью, как смотрела сейчас на принца Уэльского.

5 часть
– Дорогие, спасибо Вам за гостеприимство, – щебетала приехавшая погостить к Изабелле сестра, Джессика Стенли.
Она вышла замуж за торговца, занимающегося перевозками, и уже несколько лет жила во французских Каннах.
– О чем ты говоришь, милая? Мы рады, что ты приехала к нам, – обнимала сестру миссис Блэк.
– Белла, ты, наверное, предвкушаешь свой отдых? Обещаешь писать каждый день?
– Если честно, Джесс, очень сильно раздражает категорический отказ мужа сопровождать меня, так что остается только изменить планы и отказать в приглашении наследному принцу. Тем более есть уважительная причина. Ты приехала погостить, а мы давно не виделись, поэтому поездка не состоится, – грустно вздохнула Изабелла, отворачиваясь к окну.
– Дорогая, – Джейк приблизился к ней и обнял за плечи, – мне нужно много работать, чтобы быть платёжеспособным.
– Я не хочу быть там единственной, кто будет в одиночестве, Джей. Это как минимум неприлично. А ехать с компаньонкой, словно незрелая школьница, я тоже не хочу, – не скрывая своего раздражения, ответила Белла мужу.
– А зачем тебе, компаньонка, Иза, если ты можешь взять с собой Джесс? Вы отдохнете вместе, пообщаетесь. В конце концов, не так часто выпадает возможность провести отпуск вместе с монаршими особами.
Изабелла задумалась – она даже не рассматривала такой вариант. Да и Джейк вел себя как-то странно после августовского бала. У нее складывалось ощущение, что он старался избегать принца. Джейкоб все больше работал, чаще уезжал в командировки, будто нарочно давал возможность побыть Белле и Энтони наедине. Порой она ловила себя на мысли, а не догадывался ли муж о её связи с наследником, но быстро отметала это, ведь Джейк не стал бы молчать о подозрениях.
После той роковой ночи принц стал частым гостем в доме миссис Блэк, а она пропадала в Форте Бельведер, когда супруга не было в городе. Эта связь становилась все прочнее с каждым днём. Они оба понимали, что это неправильно, но не могли пойти наперекор своим чувствам.
– Белла?
– Да?
– Ты не ответила на мое предложение. Что ты думаешь об этом? Я говорю, что и мне будет спокойнее, если Джессика присмотрит за тобой. Ты должна поехать, тебе там будет очень хорошо.
– Почему бы и нет… по-моему, отличная идея. Что скажешь, Джесс?
– Отпуск с принцем Уэльским? Ты, должно быть, шутишь? Какая дура откажется?
– Значит, решено, – хлопнула в ладоши Белла, – собираем чемоданы!
***
Изабелла и Джессика с большой компанией друзей наследного принца отдыхали на императорском курорте Бад Гастайн в Австрии. Это был элитный оздоровительный курорт с термальными источниками, минеральной водой и вошедшими в моду горными лыжами. Миссис Блэк искренне не понимала этот опасный вид спорта, но смелым мужчинам он очень нравился.
Город Бад Гастайн очаровал отдыхающих с первых минут. Он был крошечным – всего несколько улиц, раскинувшихся террасами на склонах гор. Однако здесь были казино, рестораны, кафе и кабаре. Неспешные прогулки к питьевым фонтанам утром сменялись бурлящей ночной жизнью. Днем, пока мужчины были на склонах, женщины принимали термальные ванны.
Однажды во время вечернего разговора за ужином и бокалом вина Джессика упомянула, что никогда не была в Венгрии.
– Джаспер, – вдруг обратился принц к своему другу и помощнику.
– Да?
– Знаешь, мне в голову пришла одна идея... Будапешт, – наследник хлопнул в ладоши. – Я сто лет там не был. Необычайно атмосферный город… и эти потрясающие цыгане. Миссис Стенли они понравятся. Что скажете, Джессика? Следующая остановка – Будапешт?
– О, Боже мой, – взвизгнула Джессика, – я бы не отказалась, Ваше высочество.
– Тогда решено. Устройте нам это завтра, сэр Уитлок.
Все за столом восторженно зашумели, ведь их ожидала Венгрия.
***
На следующий день на прогулке Джессика завела с Изабеллой разговор.
– Белла, я знаю, тебе неприятно об этом говорить, но, мне кажется, принц увлечен тобой.
– Возможно, – уклончиво ответила та. – Он славится своими романами, Джесс. Обычно они недолгие, и, когда мы вернемся в Лондон, он обо всем забудет. Тем более, что все совершенно невинно.
– А как же твой милый мистер Блэк? – не унималась Джессика.
– Его эта дружба чрезвычайно забавляет и радует. Наверняка, он сейчас хвастается перед кем-то своим знакомством с принцем Уэльским. Вчера он прислал мне телеграмму, что у него все хорошо.
– И он хотел, чтобы я присматривала за тобой…
– Ой, Джесс, ну и что? Если жизнь преподнесла такой подарок, как можно было от него отказаться? Я даже представить себе не могла, что бывает такое. Он сказал «Будапешт», и мы вдруг едем в Будапешт. Это… словно волшебство, а он будто сошел со страниц сказки.
– Но из-за этих чудес, когда ты вернешься, твоя прошлая жизнь покажется скучной и пресной, – с болью за родную душу в голосе посочувствовала миссис Стенли.
– Не волнуйся, дорогая. Я не маленькая девочка, и знаю, что ничто не вечно. Я готова вернуться с небес на землю, когда придет время. А пока никто мне не сможет запретить наслаждаться…
Тем вечером, когда вся компания отправилась на представление в кабаре, принц пригласил миссис Блэк на свидание, не сказав, куда именно они отправятся. Изабелла выбрала для него темно-синее шелковое платье, облегавшее ее фигуру и открывавшее плечи. Она знала, что Энтони испытывал особый трепет при виде ее тонкой шеи. Накинув шубу, она выбежала из номера навстречу его высочеству.
Выйдя из отеля, миссис Блэк не смогла сдержать восторженного вздоха. На подъездной дорожке стояли нарядные, богато украшенные, резные золоченые сани. Запряженные красивыми гнедыми лошадьми, они доверху были наполнены меховыми покрывалами. Рядом со всем этим великолепием, с широченной улыбкой на лице, стоял Энтони. И в этот самый момент Изабелла поняла – куда бы он её ни отвез, она уже не хотела возвращаться.

6 часть
– Прошу Вас, миледи, – Энтони галантно поклонился, протягивая Изабелле руку.
Она приняла помощь, грациозно запрыгнув в сани. Принц тщательно укутал её шкурами, а поверх шубы накинул меховую накидку с капюшоном, чтобы ей было тепло и комфортно. Сам присел рядом, заботливо обняв спутницу за плечи.
– Трогай, – скомандовал принц кучеру, и сани плавно начали свой ход.
– Вы умеете удивлять, – подвинувшись ближе, прошептала ему на ухо миссис Блэк.
– Я надеялся на это, Белла, – Энтони с трепетом и огромной нежностью провел большим пальцем левой руки по её покрасневшей щеке.
Этот высокий, светловолосый, зеленоглазый, элегантный и чрезвычайно современный мужчина сводил её с ума.
Они ехали по лесу, когда на землю спустились сумерки. Путь им освещали лишь керосиновые фонари, висевшие с двух сторон от кучера. Загадочная атмосфера еще больше распаляла любопытство и предвкушение женщины.
– Вам хорошо? Не холодно?
– Нет, всё превосходно. Куда мы едем?
– В одно местечко. Там все очень просто. Никакой роскоши. Зато восхитительная атмосфера, которая Вам понравится. Наберитесь терпения, дорогая.
Вдруг сквозь деревья замелькали огоньки, которые постепенно сформировались в ровные ряды факелов, очерчивающих подъездную дорожку к великолепному шале. Кучер остановил сани у узкой тропинки, протоптанной к дому.
– Вы уверены, что это здесь? – с сомнением озираясь по сторонам, спросила Изабелла.
– Да, все в порядке, доверьтесь мне.
Когда Энтони проводил Изабеллу в дом, у нее в буквальном смысле перехватило дыхание. Все поверхности внутри были заставлены горящими свечами, и выглядело это настолько волшебно, что не могло присниться даже во сне. Накрытый на две персоны стол, остывающее в ведерке шампанское, потрескивающие в камине дрова – это был рай на земле.
– Ваше высочество! Неужели это реально?
– Белла, забудь про «Ваше высочество», мы одни, здесь никого нет, – принц помог ей снять шубу. – Боже, все это время ты скрывала от меня это великолепное платье?
Он легко провел руками по ее талии, спустившись ниже, притянув за бедра к себе и прижав спиной к своей груди.
– Это шёлк? – шепнул он ей на ухо, нежно поцеловав.
– Гм, – кивнула Белла, запрокинув голову и открыв лучший доступ мягким прикосновениям наследника.
Нежные поцелуи осыпали шею, ключицы и плечи брюнетки, тихий стон сорвался с ее приоткрытых губ. Принц развернул Изабеллу к себе лицом.
– Я давно хотел Вам кое-что сказать…
– Что?
– Вы прекрасно знаете, что…– он впился в её губы страстным поцелуем.
После того как они оторвались друг от друга, Энтони любезно предложил своей даме выпить.
– Шампанского?
– Пожалуй.
Принц отошёл к столу, попутно заводя граммофон, и комнату тут же наполнила приятная джазовая мелодия. Его волосы отливали золотом в отблесках свечей, когда он наливал в бокалы шампанское. Услышав легкие шаги, мужчина обернулся к своей спутнице, изучая её долгим пристальным изголодавшимся взглядом. Наследник откровенно любовался ею, без стеснения и ужимок.
– Тебе говорили, что ты потрясающая женщина?
– Перестань, Энтони, ты заставляешь меня краснеть.
Легко и играючи Белла ударила его в плечо. Принц протянул к ней руки, мягко скользя по ее плечам, отодвигая волосы назад, открывая наиболее удобный доступ к шее и целуя её. Затем он поднял глаза и, отстранившись, протянул бокал шампанского.
– Привыкай, милая, сегодня я заставлю тебя покраснеть не один раз, – подмигнув, ухмыльнулся он.
Белла почувствовала, как от этого наглого обещания волоски на руках встали дыбом, мурашки разбежались по спине и ногам, а от предвкушения все нутро будто сжалось в комок. Стоило их губам и языкам вновь встретиться, как остатки здравого смысла потерялись в пространстве. Все было так неправильно и столь естественно в одно и то же время, что сомневаться больше не приходилось. От внезапного наваждения внутри вдруг стало горячо. Они были не только окружены огнем, они горели изнутри.
– Тони… – прохрипела Изабелла внезапно осипшим голосом и окончательно растерялась.
События развивались слишком стремительно. Она поставила бокал обратно на стол, даже не пригубив, и это было последнее, что она успела сделать.
Вновь ее накрыли теплые мягкие губы – нежно, аккуратно, но настойчиво. Язык ласково поглаживал, словно дразня. Поцелуй не торопился переходить в страстный, оставаясь томительно медленным, упоительно долгим и напрочь убивающим способность трезво мыслить. Пальцы Энтони ловко справлялись со шнуровкой на спине, освобождая Изабеллу от пут платья. Она чувствовала себя кусочком масла под пылающим солнцем, тающим стремительно и неумолимо; по её телу разливалось тепло, отзываясь в кончиках пальцев приятным покалыванием. Белла потянулась навстречу, обвилась вокруг шеи принца, запустила руки в его спутанные и такие сексуальные волосы и даже не заметила, как платье легкой лужицей спустилось к их ногам.
Энтони немного отстранился, чтобы посмотреть на то великолепие, что предстало его взору. Теперь пришла его очередь задыхаться от открывшейся красоты. Изабелла была богиней, в бюстгальтере, поясе, трусиках и чулках в цвет. За свою жизнь принц успел увидеть немало женщин, но ни одна не была настолько идеальна для него. Белла с легкостью выпрыгнула из платья, освобождая мягкие локоны из витиеватой прически. Принц смотрел на неё, как на ангела, сошедшего с небес. Она вытаскивала шпильки из прически и пританцовывала под музыку. Каблучки её ботинок глухо стучали в такт мелодии. Белла знала, какой эффект производила она на наследника – эффект сердечного приступа. Когда маленькое шоу было закончено и она с вызовом посмотрела на Энтони, тот в буквальном смысле зарычал и ринулся к ней. Он прижал хрупкое тело Изабеллы к себе, так что жесткая ткань пиджака задела чувствительную кожу сосков сквозь шелковый бюстгальтер, и от этого неожиданного ощущения ей захотелось приникнуть к нему всем телом, закрыть глаза и унестись прочь на волнах незнакомого прежде чувства.
– Ты похожа на нимфу в этом свете.
Всхлипнув, Белла удивленно уставилась в резко потемневшие до цвета ночного неба глаза, дыша, как загнанный зверь, Энтони возвышался над ней, подчиняя одним только своим видом. Её коленки дрожали, мысли никак не собирались, а разгулявшиеся эмоции требовали продолжения. Она полностью отдалась необыкновенной слепящей эйфории, чувствуя, как её тянет… тянет к нему.
– Я хочу тебя, Тони… пожалуйста! – Изабелла готова была умолять его.
– Я твой, милая, весь твой!
Мягко подхватив ее под колени, Энтони отнёс свой бесценный трофей к кровати королевских размеров, уже зная, что не отдаст ее никому и никогда.
«Она моя! Моя Белла», – все, что крутилось в его голове.
Плавно опустив Изабеллу в центр кровати, Энтони быстро скинул пиджак, рубашку и ботинки. Она залюбовалась им, его подтянутым телом, в то время как он, словно хищник, подбирался к своей желанной добыче.
– Знаешь, я весь отпуск мечтал о том, как приведу тебя сюда, – снова прозвучал шепот, от которого сердце Беллы забилось быстрее, породив волны мурашек.
Она, как зачарованная, смотрела на пальцы наследника, медленно тянущие за ленточки на её ботинках.
– А если… если бы я оказалась…здесь с Джейком?.. – хрипло выдохнула Изабелла, когда Энтони закончил с ботинками и усердно занялся чулками.
– Я старался об этом не думать, – честно признался он и аккуратно распустил шнуровку на поясе. – И очень рад, что все так получилось, что ты отправилась в поездку в компании Джессики, а не мужа…
На коже миссис Блэк после каждого прикосновения принца словно появлялась огненная искорка. Определенно, Белла тоже была рада, что все так сложилось, но признаваться не собиралась.
– Как долго Вы вынашивали план, Энтони?
Вместо ответа ей заткнули рот самым действенным способом. Губы коснулись губ, а ладони принца скользнули за спину, к застежке бюстгальтера. Изабелла отвлеклась на поцелуй и на время позабыла обо всем на свете. Она растворялась в удовольствии, мимолетно отметив, что бельё с тихим шорохом опустилась на пол, а на ней не осталось ничего.
Пальцы Беллы с вожделением изучали тело принца, его обнаженную грудь, спину, рельефные мышцы, волосы… Она гладила, царапала, впивалась в него. Потом, не выдержав, ухватилась за его внушительное достоинство, спрятанное в брюках.
– Я хочу тебя, Тони, – это была не просьба, а мольба.
Наследник, чуть прищурившись, отстранился, встал и нарочито медленно начал расстегивать брюки.
– Прости, Иза, – глубоким хрипловатым голосом изрек Энтони, представая перед ней полностью обнаженным, – но сегодня, милая, главный – я. Иди ко мне…
От его хриплого шепота нервы Изабеллы напряглись и задрожали, а сердце подскочило куда-то ближе к горлу, мешая дышать. Мурашки бежали вдоль её спины, и это было невероятно приятно.
А дальше.… Исчез лес, исчезли звуки, время остановилось. Остались только мужчина, женщина и наслаждение, пронзительно-яркое, долгожданное, бесконечное. Оно скручивалось в тугую огненную спираль, сыпавшую искрами и грозившую распрямиться в любой момент, но Энтони умело растягивал ожидание, заставляя Изабеллу замирать на самой грани. Её стоны разносились далеко от шале…
– Пож-жалуйста… – выдохнула Белла, зажмурившись, когда пальцы наследника легко кружили на заветном бугорке, а он сам вбивался в нее с завидной скоростью и мощью. Энтони помог ей освободиться, прикусив за острый сосок. Пожар взорвался фонтаном искр, мышцы свело сладкой судорогой, и полустон-полукрик вырвался из самого сердца Изабеллы. Принц следом за ней утонул в наслаждении и восторге.
Энтони окутал Беллу теплом, словно одеялом, обнимая, целуя, прижимая к себе… Его губы у самого уха шептали:
– Моя… Моя навсегда.
И ей совершенно не хотелось с ним спорить…

7 часть
Время шло, и Энтони не смог устоять перед Изабеллой. Он понимал, что это была запретная любовь, что его сердце, так же как и вся его жизнь, должны были оставаться в рамках конституционной допустимости, но любовь к этой женщине брала верх над разумом и долгом. Он уже не представлял себя без нее и хотел связать всю свою жизнь лишь с ней одной. Однако в реальности это было невозможно. Существовал парламентский акт о королевских браках, согласно которому принцы королевской крови находились под полным контролем монарха и парламента. Таким образом, вето на выбор Энтони было в руках его отца – короля Карла V, который уж точно никогда не допустил бы брака сына с замужней американкой.
Зимой в загородном поместье монаршей семьи состоялся праздник, устроенный королём для премьер-министра. Самые высокие круги общества, среди которых находились представители высшей судебной власти и правительства, собрались отдохнуть и поохотиться. К удивлению присутствующих, на мероприятии, куда обычно могли попасть лишь избранные, присутствовали супруги Блэк. И все потому, что Энтони использовал любую возможность, чтобы проводить время с Изабеллой.
Миссис Блэк, сославшись на неважное самочувствие, раньше времени покинула приём, устав от косых взглядов и перешёптываний. Пусть они с принцем и не афишировали свои отношения, весь свет знал, что у наследника появилась новая фаворитка, и догадывался, что это была именно она. Джейк вел себя отстраненно и спокойно, что одновременно успокаивало и тревожило Беллу.
Американка уже разделась до сорочки в предоставленных для четы Блэк покоях, она расчесала волосы и смыла с себя тяжесть сегодняшнего вечера. Всматриваясь в свое отражение, она размышляла о том, как судьба могла так жестоко обойтись с ней и принцем Уэльским, почему именно на их долю выпало испытание любовью. Белла снимала с себя подаренные наследником украшения, когда дверь в комнату отворилась и на пороге появился Энтони. Закрыв за собой дверь на ключ, он приблизился к своей возлюбленной.
– О, Боже, я уж думал, этот день никогда не закончится, – устало вздохнул он, – меня утомляют некоторые люди.
– Это же твои друзья… Ты ушел неприлично рано.
– Но завтра утром охота, это – отличная отговорка.
Принц откинул волосы Изабеллы на левое плечо, прижимаясь в нежном поцелуе к шее.
– Джейк в соседней комнате играет в покер, – она неохотно отодвинулась от наследника.
– Мне все равно, пусть заходит, – Энтони с еще большей страстью набросился на нее, – я вызову его на дуэль!
Мужчина прекрасно знал, где у Беллы самые чувствительные места, и словно задался целью довести её до полубессознательного состояния быстрыми влажными поцелуями.
– Дорогой, тебе лучше уйти, – простонала она.
– Нет!
– А если он вдруг придет?
– Мне это надоело! – взорвался наследник. Оторвавшись от Беллы, Энтони начал измерять комнату шагами. – Надоело красться среди ночи, это – ханжество, я не хочу тобой делиться!
– Дорогой, что ты? Это – единственный выход!
– Нет!
– О чем ты?
– Разведись с ним!
– Что?
– Ты его не любишь! Ты любишь меня!
Белла подбежала к Энтони, закрывая ему рот рукой, и прошипела словно змея:
– Говори тише!
Жесткий поцелуй.
– Это же правда! Разведись с ним!
Горячий поцелуй.
– Все непросто! Подожди, когда он уедет, и тогда…
Жаркий поцелуй.
– Нет! Мне этого мало! Я и думать не могу, что ты будешь с ним! Что он касается тебя, целует тебя…– страстный поцелуй. – Я хочу быть с тобой всегда!
– Пожалуйста, Тони!
– Днём и ночью, милая! – принц взял лицо Беллы в ладони, глядя ей прямо в глаза – Ты его не любишь. Ты любишь меня.
– Я люблю тебя, Энтони, черт тебя побери, люблю! А теперь уходи, не нужно компрометировать меня больше, чем уже есть!
– Я люблю тебя, моя Белла! Ты будешь только моя! Я не отступлю…
Принц оставил легкий поцелуй на её губах и удалился.
Наследник тихо закрыл за собой дверь, столкнувшись с супругом миссис Блэк, весь вид которого свидетельствовал о том, что обманутый муж стоял здесь не одну минуту. Принц Уэльский расправил плечи, демонстрируя авторитет и власть, ощущая свою силу, предвкушая победу.
– Вы действительно собираетесь жениться на Изабелле? Если так, то она должна сначала выбрать одного из нас.
– Пришло время поговорить, мистер Блэк.
***
На следующий день во время охоты на фазанов принцу Уэльскому доставили срочное сообщение. Шокированный, он тут же вернулся во дворец.
Вся семья находилась у постели умирающего короля. Когда доктор объявил о его кончине, королева поцеловала лоб Карла V, а затем поклонилась своему сыну Энтони и поцеловала его руку, уже в качестве нового короля. Остальные сделали то же самое.
Энтони был безутешен – он впал в истерику и разразился громкими рыданиями на плече своей матери. Ему было несвойственно такое поведение. Кто знает, что поспособствовало этому в большей степени – потеря отца или осознание, что мальчишеские безмятежные годы закончились и пришло время тяжелого бремени короля.
Так началось его правление – Энтони стал Эдвардом VIII.
«Король умер! – Да здравствует король!»

8 часть
Энтони окончательно принял решение жениться на супруге мистера Блэка. Джейк все время был третьим лицом в отношениях Беллы с наследником, но тягаться с человеком королевских кровей он бы не смог, поэтому с легкостью был отодвинут на задний план.
Бракоразводный процесс в Великобритании был очень сложным и занимал по времени около года. Они должны были успеть до коронации, тогда все сложилось бы хорошо. Как только поутихли страсти после похорон Карла V, а на молодого короля были возложены все управленческие обязанности, Эдвард VIII явился к своей возлюбленной.
– Изабелла, милая, нам нужно поговорить, – сходу начал он, снимая пальто и шляпу.
Присев рядом с ней на диван, король взял её за руки и, поцеловав каждый пальчик, начал говорить:
– Белла, ты невероятно потрясающа и обольстительна. Я восхищаюсь тобой. Ты полностью перевернула мою жизнь. Ты идеальна для меня во всём – как ты рассказываешь интересные истории, как отстаиваешь своё мнение, насколько ты любознательна и обо всем осведомлена, какое у тебя прекрасное чувство стиля и как восхитительно ты готовишь. Да-да, есть поговорка, что путь к сердцу мужчины лежит через его желудок, так вот, я не исключение. Только посмотри вокруг, с каким изумительным вкусом обставлен твой дом, как здесь приятно находиться. Ты и твоя аура как магнит для жизнелюбивых и интересных людей.
Мужчина выдохнул, казалось, он проговорил весь этот монолог на одном дыхании. Затем Энтони прижал ладони возлюбленной к своей груди, туда, где билось сердце, и продолжил:
– Но больше всего я благодарен за то, что ты всегда интересовалась моими обязанностями как принца Уэльского, поддерживала меня и сопереживала мне. Спасибо за то, что тебе был интересен буквально каждый мой шаг. Спасибо за веру в меня и за придание сил. Ты стала моим миром и вселенной. Я очень люблю тебя. Но наша ситуация не самая простая, ты и сама это понимаешь.
Изабелла кивнула. Слезы собрались в уголках её глаз, а сердце пропускало удары.
– Милая, после того, как ты разведешься с Блэком, между нами возможен будет только морганатический брак, при котором ты не сможешь стать правящей королевой, а лишь принцессой-консортом. Я понимаю, что это несколько унизительно, но это – единственный шанс для нас быть вместе. Да и это возможно только с согласия премьер-министра, правительства и доминионов. С этим вопросом я завтра же обращусь к парламенту.
Пожалуй, Изабелла впервые начала осознавать, что она делала. Она слушала любимого и была в ужасе. Её буквально затрясло, она выдернула руки из нежной «колыбели» Энтони и вскочила с дивана.
– Боже, Тони, о чем ты говоришь? Послушай себя! Да, у нас было много незабываемых моментов, мы провели вместе чудесное время, но будет лучше, если я вернусь к мужу. Ты не свободен, ты связан огромной ответственностью и обязательствами перед страной. Ты должен погрузиться в свои прямые обязанности и стать хорошим королем… а не думать обо мне. Это все неправильно. Твоя семья меня ненавидит и никогда не примет как равную тебе. Все это изначально было обречено, вопрос был только во времени, и вот оно пришло.
Последние слова потерялись во всхлипах Беллы, боль отразилась на её лице, она сползла по стене и отдалась рыданиям. Энтони был повержен.
– Как ты можешь такое говорить? Ведь я так люблю тебя! Больше всех на свете люблю! Если мы будем вместе, то сможем все преодолеть, и ничто не сможет нас сломить.
– Я тоже люблю тебя, но в нашей ситуации это не поможет! Общество прожует нас и выплюнет. А тебе еще управлять этой страной!
Король очень аккуратно подошел к своей возлюбленной. Сейчас она выглядела, как затравленное животное, такая хрупкая и ранимая. Энтони понимал, насколько тяжела была ситуация, но только он сам мог переубедить Изабеллу не принимать опрометчивых решений.
– Любимая, – король стирал слезы с её лица, – я уверен, что после нашего воссоединения и брака в стране обязательно и незамедлительно грянет кризис, но мы приготовимся к нему, мы будем вместе, мы справимся. Без тебя, без твоей поддержки, без твоей любви я не смогу управлять страной. Ты нужна мне, как никто другой. Ты выйдешь за меня замуж?
Аргументы короля показались Белле куда более весомыми, чем ее собственные. Она очень любила Энтони, он был для нее буквально всем. Изабелла не хотела портить возлюбленному жизнь и судьбу, но и без него она не могла, поэтому, собравшись с силами, она кратко кивнула.
– Посмотри на меня, – неожиданно попросил Эдвард VIII.
Она приподняла голову и встретилась с задумчивым и озабоченным взглядом бархатно-зеленых глаз.
– Ты действительно согласна? – негромко уточнил он.
Изабелла сглотнула, растеряв мысли, сердце ускорилось вместе с дыханием.
– А… ты действительно хочешь этого? – в свою очередь задала она вопрос.
– Думаешь, я сказал это под влиянием момента?
Энтони усмехнулся, заставив мурашки Беллы нервно вытанцовывать на спине. От его слов и разговора в целом в ее голове воцарился совершеннейший сумбур.
– Н-нет?..
Он протянул ладонь и ласково коснулся щеки, убрав выбившийся локон.
– Я хотел спросить тебя еще после разговора с Джейком. Так как, Иза, ты согласна?
Вдруг король приподнялся, ухватил её за подбородок и закрыл рот долгим, бесконечно нежным поцелуем. Сомнения сдали позиции, испуг как-то очень быстро прошел, и стремительность событий уже не казалась такой уж страшной.
– Ну, так как? – шепнул Энтони, отпустив Беллу, и его пальцы накрыли ладонь, лежавшую на коленке.
– Да… – послушно ответила она, не в силах оторваться от него.
Улыбка мужчины стала лукавой.
– Что да? – переспросил он, встав на одно колено и спрятав руку за спиной. – Белла, я хочу услышать, – настойчиво повторил король и погладил её дрогнувшие пальцы. – Ну же, доставь мне это маленькое удовольствие, любовь моя.
Отчего-то Изабелла смутилась, испытав прямо-таки приступ стеснительности. Набрав в грудь побольше воздуха, как перед прыжком в воду, она зажмурилась и выпалила на одном дыхании:
– Я согласна стать твоей женой!
– Умница моя…
В следующий момент в спрятанной руке оказалось шикарное кольцо с четырьмя темно-синими сапфирами в линию и огромным бриллиантом посередине. Миссис Блэк, как зачарованная, уставилась на кольцо, пока еще не понимая, как относиться к нему и какое цунами событий последует после принятия этого решения.
– Я не могу надеть его, Тони, люди заметят.
– Почему не можешь? Всем давно пора понять, что я действительно хочу сделать тебя своей королевой.

ОКОНЧАНИЕ >>>



Источник: http://robsten.ru/forum/99-3132-1
Категория: Авторские мини-фанфики | Добавил: Мурлыська (18.03.2019)
Просмотров: 692 | Комментарии: 2 | Теги: Исторический Romantic, Конкурс, Сумерки, Фанфик | Рейтинг: 5.0/13
Всего комментариев: 2
0
1  
  очень высокие сферы... girl_wacko

0
2  
  Ха, это точно giri05003

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]